• Плужников Сергей Владимирович
  • Смагина С.М. Ростов-на-Дону 2014 Оглавление
  • Актуальность темы
  • Объектом
  • Хронологические рамки
  • Терминологический аппарат
  • Историография.
  • Цель предпринятого исследования



  • страница1/18
    Дата10.11.2018
    Размер3.44 Mb.

    Плужников Сергей Владимирович журнал


      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

    ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

    На правах рукописи


    Плужников Сергей Владимирович

    ЖУРНАЛ «НОВЫЙ МИР» И ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАСТРОЕНИЯ В СССР

    В 50-НАЧ.70-Х ГОДОВ ХХ ВЕКА.
    07.00.02 – отечественная история
    Диссертационная работа

    на соискание ученой степени

    кандидата исторических наук

    Научный руководитель:

    к.и.н., профессор Смагина С.М.


    Ростов-на-Дону

    2014
    Оглавление
    Введение стр.3-51

    Глава 1. Журнал «Новый Мир» и общественная атмосфера в СССР в 50-60-е годы ХХ века. стр.52-165

    § 1. У истоков «Нового Мира». стр.52-75

    §2. Влияние журнала «Новый Мир» на общественные настроения в 50-60-е годы ХХ века. стр.76-165

    Глава 2. Журнал «Новый Мир» в середине 60 - нач.70-х годов ХХ века.

    стр.166-241

    §1. «Новый Мир» и общественные дискуссии второй половины 60-х годов ХХ века стр.166-189

    §2. «Новый Мир» в конце 60-нач.70-х годов ХХ века: утрата позиций.

    cтр.190-241

    Заключение. стр.242-248

    Список использованных источников и литературы. стр.249-287

    Введение.

    Журнал «Новый Мир» являлся одним из первых «толстых» советских журналов, который продолжил традиции русской журналистики ХIХ века. Одной из его отличительных черт был достаточно высокий уровень художественных публикаций. В годы хрущевской «оттепели» произошли серьёзные перемены в отношении периодической печати. В рамках тех ограниченных свобод, что были предоставлены работникам художественной и интеллектуальной культуры, начали формироваться некие идейные, философские, эстетические течения, приведшие к определенной ценностной дифференциации отечественных журналов, начавших отстаивать соответствующие приоритеты.

    Самым популярным журналом в 50-70-е годы ХХ века, получившим широкую известность не только в СССР, но и за рубежом, стал «Новый Мир». Его коллектив, прежде всего в лице редакторов А.Т. Твардовского (1950-1954 гг., 1958-1970 гг.) и К.М. Симонова (1954-1958 гг.), пытался озвучить новые умонастроения в обществе и тем самым играть определенную роль в формировании общественной атмосферы. «Новый Мир» был одним из периодических изданий, которому удалось уловить дух начавшихся перемен. Печатавшиеся в журнале произведения В. Померанцева, В. Дудинцева, А. Солженицына, В. Кардина и других находили широкий отклик у читательской аудитории разного возраста и социального статуса. Об этом свидетельствовали многочисленные письма, поступавшие в редакцию «Нового мира» из всех уголков СССР. В них читатели выражали своё мнение не только по вопросам литературного творчества, но, зачастую, пытались дать соответствующую оценку общественно-политическим процессам, происходившим в стране.



    Актуальность темы исследования определяется двумя составляющими: научно-теоретической и социально-политической. Научная актуальность во многом обусловлена недостаточной разработанностью процесса формирования общественных настроений как неотъемлемой части социально–политических изменений. Данное исследование является в своём роде попыткой комплексного анализа роли и места журнала «Новый мир» в процессе формирования общественных настроений в СССР в 1950- начале 1970-х гг. на основе использования (вовлечения в научный оборот) разнообразного источникового материала: писем читателей, стенограмм писательских собраний и съездов, воспоминаний современников.

    Социально-политическая актуальность, в определённой степени связана с тем, что произведения, публиковавшиеся в журнале, оказались в центре публичной политики тех лет, способствуя конструированию определённых общественных настроений, что и подтверждали письма читателей, поступавшие в редакцию журнала со всей страны. Они, с одной стороны, свидетельствовали о большом общественном резонансе, который вызывали журнальные публикации, в том числе ряда писателей и публицистов, претендовавших на духовное лидерство в обществе и обладавших необходимым для этого интеллектуальным потенциалом и возможностями, а с другой - об актуальности и адекватности конкретной исторической конъюнктуры проблем, поднимавшихся в них.

    Исследование носит междисциплинарный характер, так как его предмет является одной из точек соприкосновения различных отраслей научного знания: истории, социологии, политологии, культурологии и пр. Использование разных методов и подходов к изучению проблемы влияния журнала «Новый Мир» на общественные настроения способствовало формированию более целостной картины исследования.

    Объектом исследования является журнал «Новый Мир», его роль и место в эволюции общественных настроений в СССР в 50-х – начале 70-х гг. ХХ века.

    Предметом исследования выступает процесс формирования общественных настроений под влиянием публикаций журнала «Новый Мир» изучаемого периода, а также выявление характера их направленности, уровня актуальности.

    Хронологические рамки исследования охватывают период 1950-х – начала 1970 годов. Выбор нижней границы во многом обусловлен смертью в 1953 году И.В. Сталина, ставшей одним из переломных моментов в политической истории России. Это событие оказало большое влияние на судьбы многих людей, на их мировоззрение и мировосприятие, на изменение партийного курса. Начавшиеся перемены первыми почувствовали писатели, которые попытались отразить эволюцию общественных настроений. Журнал «Новый Мир» был одним из немногих периодических изданий, на страницах которого были опубликованы актуальные по тем временам, острые полемические произведения. В свою очередь, назначение Л.И. Брежнева на пост первого (а позднее - с 1965 года генерального) секретаря ЦК КПСС и его политика, направленная на восстановление положительного образа И.В. Сталина, не находили поддержки у части творческой интеллигенции. Одним из ярых противников таких перемен был журнал «Новый Мир», публикации которого вызывали недовольство у Союза писателей СССР и партийного руководства. Недоверие к редакторской политике А.Т. Твардовского проявилось в прямом вмешательстве во внутренние дела редколлегии «Нового Мира», одним из последствий которого стала отставка А.Т. Твардовского в феврале 1970 года.

    В историографии даются разные трактовки таких понятий, как «оттепель» (время руководства страной Н.С. Хрущевым), эпоха «застоя», «ресталинизация», «золотой век номенклатуры» (обозначение периода руководства страной Л.И. Брежневым). Эти термины, закрепившиеся в сознании масс, нельзя называть историческими, так как они отразили условные временные рамки руководства страной разными политическими фигурами.

    Период руководства страной Н.С. Хрущевым по-разному оценивается учеными. С разной долей условности их отношение к данному периоду истории СССР можно характеризовать через триаду: одобрение проводимой политики, отрицание ее позитивного потенциала и некая нейтральность, базирующаяся на тезисе о противоречивости фигуры Н.С. Хрущева.

    Первая группа исследователей оценивает данный период как время первых попыток демократического реформирования страны, называя его самым светлым периодом советской истории. Так, например, по мнению автора монографии «ХХ съезд и его исторические реальности» В.В. Журавлева, после смерти И.В. Сталина начался процесс некоей демократизации советского общества, что положительно отразилось на взаимоотношении власти и творческой интеллигенции1. Автор энциклопедии «Кто есть кто в мире» Г.П. Шалаева, полагает, что «в этот период начались процессы либерализации во внутренней и внешней политике»2.

    Вторая группа исследователей придерживается противоположного мнения, согласно которому Н.С. Хрущев не испытывал к творческой интеллигенции доверия, что проявилось в непоследовательности и алогичности в сфере управления культурой. Его категоричные оценки, резкие выпады по отношению к представителям творческой интеллигенции рассматривались как факты, нанесшие большой вред духовной жизни советского общества. Однако, по мнению А.В. Филиппова, в отсутствии свободы слова публицистика оказалась в центре общественного внимания, что приводило к многочисленным дискуссиям3. Читательские обсуждения достоинств и недостатков произведений способствовали свободному творческому поиску со стороны творческой интеллигенции, студенческой молодежи, что привело к формированию альтернативных точек зрения, позднее проявившихся в инакомыслии.

    Третья группа исследователей характеризует «оттепель» как период двойственный, полный противоречий, связывая его с непоследовательным поведением Н.С. Хрущева. Иммигрировавшие на Запад историки М. Геллер и А. Некрич считали, что назначение на пост первого секретаря Л.И. Брежнева в 1964 году было концом «славного десятилетия», границей времени между эпохой террора и диктатурой советского конформизма1. По их мнению, Н.С. Хрущев попытался перепрыгнуть пропасть, но это у него не получилось, что и отразилось в незавершенности реформирования СССР. Свое внимание исследователи заострили на психологических особенностях первого секретаря ЦК КПСС, в частности, на его политическом чутье, которое лишь однажды дало осечку, когда он одобрил публикацию повести А.И. Солженицына в журнале «Новый Мир». Б.В. Леванов также подчеркивает двойственность политики Н.С. Хрущева, отмечая, что процесс десталинизации получил дальнейшую инерцию, которую нельзя было остановить2. По мнению поэта Е.А. Евтушенко, Н.С. Хрущев, несмотря на свою несдержанность, эмоциональность, грубость и невежество, не допустил новых процессов над инакомыслящими3.

    Исследователи по-разному определяют хронологические рамки «оттепели». Р.А. Медведев связывает ее с 50-ми годами, ассоциируя во многом с ХХ съездом партии, критикой культа личности И.В. Сталина, процессом реабилитации4. Такие исследователи, как Ю.Аксютин, А.В. Пыжиков, Д.А. Ванюков связывают период «оттепели» со смертью И.В. Сталина в 1953 году, который длился до отставки Н.С. Хрущева в 1964 году1.

    По-разному в исторической литературе оценивается и время руководства страной Л.И. Брежневым (1964-1982гг). Термин «эпоха застоя» был введен в общественный обиход М.С. Горбачевым на пленуме ЦК КПСС 27 января 1987 года. В своей речи он говорил об «идеологии и психологии застоя», который необходимо преодолеть2.

    Большинство современных исследователей считают, что именно с приходом Л.И. Брежнева к руководству страной произошел консервативный поворот в правительственном курсе. Например, К.Б. Соколов полагает, что наступил «золотой век» номенклатуры, характеризующий «эпоху застоя» - время, когда съезды партии КПСС собирались один раз в пять лет и были хорошо срежиссированы: не было борьбы различных мнений3.

    Зарубежные исследователи Р. Такер, Д. Боффа сводили приход к власти Л.И. Брежнева чуть ли не к консервативному и реакционному повороту в политике, проводимой руководством страны4. Авторы учебного пособия «История России» А.С. Орлов, Т.В. Сивохина также полагают, что «с отставкой Н.С. Хрущева завершился процесс либерализации общественно-политической жизни к умеренно-консервативному курсу в политике и идеологии»5.

    По мнению Н.В. Старикова, с назначением Л.И. Брежнева на пост первого (с 1965 г. - генерального) секретаря ЦК КПСС «начался «золотой век» аппарата, бюрократии»1. Автор полагает, что процесс «тихой реставрации» многих элементов сталинизма проявился в постепенной реабилитации И.В. Сталина. Именно поэтому «неосталинизм» стал символом данной эпохи2. Другой исследователь Ф. Бурлацкий считает, что с назначением на пост первого секретаря ЦК КПСС Л.И. Брежнева в стране «все серело и приходило в упадок»3. По мнению В.А. Козлова, период 1964-1982 гг. характеризовался идеологическим кризисом советского коммунизма4. Исследователь предполагает, что прекращение критики И.В. Сталина, демонстративный «антихрущевизм» со стороны Л.И. Брежнева были вызваны прежде всего некими уступками «народному сталинизму»5.

    Терминологический аппарат. Базовым понятием исследования является понятие «общественные настроения». До сих пор не существует единого определения термина «общественные настроения». Представители разных наук – социологии, философии, психологии, истории - трактуют это понятие по-разному. Под «общественными настроениями» понимается сложный комплекс чувств, эмоций, суждений, отражающих отношение людей к происходившим в стране событиям. Согласно положению, утвердившемуся в современной историографии (в частности, в монографии Е.Ю. Зубковой), общественные настроения, выраженные в форме оценочных суждений, выступают как общественное мнение1. Необходимо отметить, что термин «общественные настроения» включает в себя понятия «общественное мнение» и «общественное сознание». Употребляя предложенный понятийный аппарат, диссертант исходит из того, что использование триады «настроения – мнение – сознание» подчеркивает сложность и неоднозначность данного явления. Под общественным мнением понимается одна из составляющих массового сознания, которая выражает субъективное отношение людей к происходившим событиям2. По мнению таких исследователей, как Ю. Левада, А. Гулыга, общественное сознание - это отображение общественного бытия в науке, в языке, идеологии3.

    На современном этапе ученые выделяют историческое, политическое, религиозное, правовое, обыденное, индивидуальное, групповое сознание и др. Исследователи полагают, что «общественное сознание» - это продукт отражения общественного мнения4. По мнению А.К. Уледова, «общественные настроения» включают в себя мнения отдельных индивидов, социальных групп, которые проявляются в общественном сознании. Таким образом, в науке до сих пор не сформировано единого определения понятия «общественные настроения» и его составляющих.

    Трактовка понятия «оттепель» в исторической науке по-прежнему остается дискуссионной. Под «оттепелью», применительно к специфике исследуемого объекта, понимается, с одной стороны, интеллектуальный поиск новых творческих ориентиров, оценочных суждений советской действительности и роли отдельной личности в историческом процессе; с другой – некоторая трансформация общественно-политической атмосферы, связанная с определенными изменениями в общественной и культурной жизни страны.

    «Проработочные» кампании – это комплексы мероприятий, осуществлявшихся властью по отношению к проявлениям свободомыслия в определенной среде и направленных на доказательство ошибочности ряда суждений и оценок, формировавшихся в отдельных коллективах. Крайней формой проявления «проработочных» кампаний являлись меры административного воздействия1. Интересен подход Е. Ю. Зубковой к исследованию данного явления, которая рассматривала «проработочные» кампании путем анализа общественных настроений в СССР2. Другой исследователь, Ю. Аксютин, использовал метод анкетирования современников эпохи «оттепели» для восстановления полноценной картины событий в Манеже, дела Б. Пастернака, кампании против журнала «Новый Мир» и пр.

    Употребление термина «эпоха застоя» так же требует некоторого пояснения. Данное понятие характеризует период руководства страной ЦК КПСС во главе с Л.И. Брежневым с 1964г. по 1982г., когда в СССР начали проявляться застойные явления не только в экономической, но и общественной жизни страны. Использование термина «эпоха застоя» является не научным, а литературным, метафорическим приемом для обозначения периода, характеризующегося определенными явлениями как положительного, так и отрицательного свойства во всех сферах советского общества, введенным в общественный обиход М.С. Горбачевым в 1987 году, который закрепился в исторической науке1. Современные исследователи (К.Б. Соколов, Ф. Бурлацкий)2 связывают данный период с процессом постепенной реабилитации фигуры И.В. Сталина, некоей экономической стабильностью, ростом численности бюрократического аппарата, снижением возможности творческого самовыражения и пр.

    Историография. В историографии проблемы можно выделить два этапа:


    1. советский – 1950–конец 1980-х. гг.;

    2. современный – конец 80-х – по настоящее время.

    Научное осмысление влияния журнала «Новый Мир» на общественные настроения в СССР прошло несколько этапов, каждый из которых имел свои характерные черты и особенности. На первом этапе его изучения (советский период) данная проблематика рассматривалась в какой-то степени опосредованно: журнал «Новый Мир» не был предметом специального изучения, а его воздействие на общественные настроения в СССР не рассматривалось вообще. По мнению исследователей данного периода, общественные настроения совпадали с общественным мнением, так как формировались под влиянием периодической печати, агитационно-пропагандистского аппарата, выступлений партийных руководителей.

    На современном этапе данная проблема приковывает к себе внимание не только социологов, историков, психологов, но и журналистов, писателей. Общественно-политические изменения, произошедшие в СССР, привели к плюрализму мнений среди исследователей о роли журнала «Новый Мир» в попытке обновления духовной жизни советского общества. Одним из показателей роста научного внимания к изучению проблемы общественных настроений стало увеличение количества исследовательских работ, посвященных этой теме. При этом основополагающей характеристикой современного периода историографии стало рассмотрение прошлого сквозь призму нескольких идеологических систем: социализма, консерватизма, либерализма.

    В связи с тем, что работа носит междисциплинарный характер - находится на стыке таких наук, как социология, психология, история, филология - представляется целесообразным разделение историографического материала, так или иначе затрагивающего исследуемые в диссертации проблемы, на три блока (направления).

    Первый блок – работы, посвящённые теоретическому осмыслению понятия общественные настроения, которое изучалось с позиций социальной психологии. Первыми работами, в которых предметом исследования стали общественные настроения, являлись труды Б.Д. Парыгина.1 Известный советский психолог заложил методологические и теоретические основы современной социологии и психологии. В своем труде он раскрыл основы таких понятий, как общественные настроения, мнения, суждения. Б.Д. Парыгин полагал, что общественные настроения соотносятся с одним из терминов социальной психологии - «умонастроения» - и подразумевают особый вид настроений, обладающих устойчивым характером, направленностью как ясно выраженных мыслей и убеждений, так и аморфных, безотчетных чувств и переживаний2. В работах Б.Ф. Поршнева впервые в рамках социальной истории осуществлялись исследования историко-психологического характера.3 Автор ввел в обиход понятие «социальные настроения». В целом для данного периода был характерен анализ общественного сознания как отдельного предмета изучения, выделения из него таких элементов, как «общественная атмосфера», «общественное мнение». Работы других исследователей (А.К. Уледова, А.И. Вдовина и др.) характеризуются созданием научной аргументации изучения общественных настроений и мнений в стране1.

    Однако лишь в конце 1980–начале 1990-х гг. проблематика общественных настроений стала изучаться в качестве относительно самостоятельного, чётко выделяемого направления (исследователи И.Г. Белявский2, Б.А.Грушин3, Ю.А. Левады4 и др.). Для их работ характерно заострение внимание на механизмах массовой психологии, формирование общественного мнения как одного из элементов общественного сознания. Наиболее знаковыми среди них являются работы социолога и политолога Ю.А. Левады, выполненные на базе института конкретных социальных исследований (ИКСИ АН СССР), а позднее, в конце 80-х годов ХХ века, - Всесоюзного центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Его ранние труды, написанные еще в 60-е-70-е годы, были предельно сжаты, основывались на теоретических положениях. Тогда же исследователь предложил свое определение терминов «сознание», «мнение», «настроения». В целом, в работах вышеперечисленных ученых были выявлены отдельные методологические и теоретические сложности, связанные с использованием терминологического аппарата, применяемого в представленном диссертантом исследовании.

    Изучению общественных настроений посвящена работа Д.В. Ольшанского, который вывел понятие «политические настроения», определив их, как особое психологическое состояние населения1. В своих работах исследователь заострил внимание на человеке в массовом измерении, на механизмах массовой психологии, этапах формирования настроений и их содержании.

    Второй блок историографии составили работы, посвященные как феномену российской (советской) интеллигенции в целом, так и взаимоотношениям власти и творческой интеллигенции,2. В этих исследованиях косвенно затрагивалась и проблематика журнала «Новый Мир», его влияния на общественную атмосферу тех лет. Особый интерес у исследователей вызывала политика КПСС по отношению к художественной культуре, методы ее управления, положение дел в Союзе писателей СССР3. Особенностью этих работ являлось то, что они были написаны с позиций коммунистической идеологии, в партийном русле. Проявление зачатков критического свободомыслия в советском обществе объяснялось духовной слабостью отдельных личностей и активным воздействием на их умы западной идеологии. Оценки периода руководства страной Н.С. Хрущевым давались осторожно, несли в себе определенные догматические стереотипы - в утверждении проявления им волюнтаризма и субъективизма1. Для советского периода характерно накопление и введение в научный оборот массива источников и фактологического материала2. Со временем советские исследователи начали заострять свое внимание на процессе формирования творческой интеллигенции, деятельности творческих союзов и пр3. Объективное изучение взаимоотношений власти с представителями интеллигенции было чрезвычайно затрудненно из-за господства в исторической науке марксистско-ленинской идеологии, которая отвергала любой отход от принятой парадигмы, в которой утверждалось, что писатели, художники, поэты являются лишь проводниками официальной идеологии в народные массы4.

    В конце 80-х годов в отечественной историографии начался новый период, одним из основных характеристик которого можно признать методологический плюрализм, подразумевавший использование различных научных парадигм. Одной из главных особенностей данного периода является рассмотрение прошлого посредством различных систем ценностей (консерватизма, либерализма и др.)5.

    Некоторые изменения в СССР, политика М.С. Горбачева, получившие в исторической науке общее название «перестройка», привели к проведению параллелей и сравнению с недавним руководством страной Н.С. Хрущевым. События 50-70-х годов ХХ века вновь стали актуальны. Особое внимание исследователей приковывала к себе личность Н.С. Хрущева, который воспринимался ими как первый романтик в ЦК КПСС1. В частности, Ю. Аксютин выпустил сборник воспоминаний представителей творческой интеллигенции о первом секретаре ЦК КПСС, которые показывают его личность с разных сторон. Исследователь обратил свое внимание на восприятие личности Н.С. Хрущева через призму субъективного мнения активной части общественности. Заметный вклад в изучение биографии Н.С. Хрущева внес исследователь Р.А. Медведев2. В своей работе автор описал все значимые события, произошедшие в жизни первого секретаря ЦК КПСС. Отдельные главы его труда посвящены развитию советской культуры, взаимоотношениям с творческой интеллигенцией (Б. Пастернаком, А.И. Солженицыным), общественным настроениям во время знаковых событий в жизни страны. Можно утверждать, что события, связанные с именем Н.С. Хрущева, приобрели большую популярность в конце 80-х годов ХХ века. Это проявилось в некоем буме в проведении различных научных конференций, посвященных проблеме не только взаимоотношений власти и творческой интеллигенции с акцентированием внимания на фигуре первого секретаря ЦК КПСС, но и общественных настроений в СССР3. В новое прочтение недавнего прошлого первыми включились писатели, публицисты, журналисты, и лишь позднее - профессиональные историки1. В конце 80-х гг. в научный оборот был введен широкий пласт воспоминаний, мемуаров представителей творческой интеллигенции, партийной номенклатуры2. Публикации этих материалов стимулировали развитие научной мысли, приводили к углублению научного поиска по проблеме, связанной с духовной жизнью общества в указанный период3.

    На рубеже 1980-1990-х гг. был опубликован сборник, который включал в себя не только произведения современников эпохи «оттепели»: А.Т. Твардовского, Е.Евтушенко, Н. Заболоцкого, - но и хронологию важнейших событий, произошедших в общественной, политической и культурной сфере в 50-60-е годы ХХ века4. Данная работа отличалась акцентированием внимания на читательских дискуссиях, которые широко развернулись после ряда публикаций на страницах журнала «Новый Мир».

    Одна из отличительных особенностей данного периода состояла в том, что большинство научных исследований были написаны в русле концепции «социалистической модернизации». Ученые представляли «эпоху оттепели» как время первых попыток обновления советского государства. Знаковой работой, написанной в этом ключе, являлась коллективная монография «ХХ съезд КПСС и его исторические реальности», целью которой была попытка проследить изменения в процессе руководства культурной сферой через призму борьбы обновительной и консервативной тенденций1. Авторы работы косвенно затронули тему и общественных настроений, включив оценку представителями интеллигенции наиболее значимых событий в СССР. В последующих работах исследователи уделяли все больше внимания оценке партийной элиты, ее менталитета, психологии2. Особый интерес у авторов вызывали фигуры первых секретарей ЦК КПСС, их ближайшее окружение3. Например, эмигранты М.Геллер и А. Некрич заострили внимание на двойственности и противоречивости Н.С. Хрущева как руководителя, что нашло свое отражение и в культурной политике. От исследователей не ускользнуло и стремление некоторых советских писателей (В. Померанцев, В. Дудинцев) через публицистику переосмыслить определенные события недавнего прошлого СССР. М. Геллер и А. Некрич отмечали общественный резонанс на публикации журнала «Новый Мир», который проявился в надеждах определенной части общества на обновление советской системы и вызвал негативную реакцию со стороны приверженцев политики И.В. Сталина.

    Многие исследователи отмечали роль ХХ съезда партии и закрытого доклада Н.С. Хрущева, посвященного критике культа личности И.В. Сталина, который стал одной из причин подвижек в общественном сознании, особенно среди творческой интеллигенции. Немаловажной характерной особенностью научных работ стало положение о том, что острые полемические произведения приводили к формированию критического осмысления советского прошлого, проявившегося в зарождении диссидентского движения. Некоторые исследователи утверждали, что писатели А. Синявский, Ю. Даниэль являлись «первыми ласточками полного отторжения и непримиримой борьбы с коммунистической властью»1. Такой же точки зрения придерживался В.Н. Дмитриевский, который полагал, что «узники совести» - А.И. Солженицын, А. Синявский, Ю.Даниэль - ускорили развал СССР2.

    Заметное место в историографии заняла проблема сопротивления советскому режиму и, в частности, отдельные эпизоды истории диссидентского движения3. Одной из первых работ, посвященных изучению диссидентского движения, стала «История инакомыслия в СССР: новейший период», написанная одной из основателей Хельсинской группы, правозащитницей Л.М. Алексеевой4. Автор представила свою трактовку понятия диссидентского движения, а также привела типологизацию инакомыслия в СССР. Исследовательница выделила журнал «Новый Мир», который, по ее мнению, был очагом либерализма, а публикации на его страницах привели к необратимым последствиям в общественной жизни страны.

    Третий блок историографии составили работы, в которых внимание исследователей было заострено на проблеме формирования общественных настроений как одной из составных частей «истории повседневности»5. В последнее десятилетие интерес к этой теме со стороны ученых возрос. Одним из значимых исследований является работа Б.М. Фирсова1. Автор использовал значительный архивный материал для реконструкции событий времен «оттепели». Рассматривая общественную атмосферу в СССР, исследователь обратил внимание на роль журнала «Новый Мир» в формировании «разномыслия» в последние годы жизни И.В. Сталина. По мнению Б.М. Фирсова, в советском обществе всегда существовало двоемыслие его граждан – с одной стороны, лояльность к правящему режиму, с другой - собственное мнение на происходившие в стране события. Необходимо отметить, что у современных отечественных исследователей так и не сложилось четкого представления о таких понятиях, как «общественные настроения», «массовые настроения», «коллективная психология», которые использовались в основном как синонимы2.

    Повышенный интерес ученых к формированию общественных настроений привел к обозначению условных хронологических рамок протекания процесса.3. Одним из ведущих историков, который продолжает активно работать над изучением общественной атмосферы периода «оттепели», является Ю.А. Аксютин4. Главная особенность его работ - использование метода блиц-опроса свидетелей событий 50-70-х годов ХХ века. Автор разработал специальные анкеты и провел интервьюирование людей, помнивших «хрущевскую оттепель» и имевших к ней отношение. Метод блиц-опроса не совершенен, так как человеческая память не всегда сохраняет подробности произошедших событий. Несмотря на это данный метод широко применялся автором в выстраивании гипотезы исследования.

    Представляют интерес работы пермской исследовательницы О.Л. Лейбович, посвященные изменениям в общественной атмосфере 50-60-х годов ХХ века в СССР1. В них автор представил повседневные практики разных социальных слоев: партийных чиновников, журналистов и пр. В исследовании выделены социальные коллизии, противоречия в жизни простых людей, отображена повседневная жизнь страны в те годы.

    Значительный интерес вызывает работа В.А. Антипиной «Повседневная жизнь советских писателей. 1930-1950-е годы»2. Для восстановления полной картины прошлого автор использовал широкий пласт источников, хранящихся в фондах Российского государственного архива литературы и искусства (РГАЛИ), источники личного происхождения, нормативно-правовые акты и пр. Одной из главных особенностей ее работы является значительный объем проанализированных писем, доносов, анонимок о жизни творческой интеллигенции, ее проблемах, материальном положении, стимулах и пр. Основным постулатом исследовательницы было утверждение того, что на внутреннюю политику И.В. Сталина оказывали воздействие определенные социальные группы советского общества, в том числе и творческая интеллигенция.

    Важным шагом в изучении общественных настроений в СССР стала публикация монографии Е.Ю. Зубковой, которая рассмотрела процесс трансформации общественного сознания под влиянием победы в Великой Отечественной войне, отобразив реакцию разных общественных групп: фронтовиков, репатриированного и эвакуированного населения, крестьянства, студенчества, а также творческой интеллигенции. Использование автором большого количества писем советских граждан позволило реконструировать ситуацию в стране тех лет глазами современников. Е.Ю. Зубкова выявила некоторые зачатки изменения менталитета в советском обществе. Также исследовательнице принадлежит ряд монографий, в которых рассматриваются отклики общественности и на многие другие важные события в СССР1.

    В дальнейшем исследователи все больше внимания уделяют не столько общественным настроениям, вытекающим из них мнениям, сколько – общественному сознанию.

    Н.Н. Козлова и А.К. Соколов предприняли попытки научного анализа общественного сознания в его разных ипостасях2. Большое научное значение имеет монография Н.Н. Козловой «Советские люди. Сцены из жизни», в которой автор акцентировал свое внимание на воспоминаниях простых людей, которые, по ее мнению, неповторимы, а их восприятие прошлого нельзя свести к единому общему. Как и в своих прежних работах, автор использовал прежде всего «эго-документы»: мемуары, воспоминания и письма - для формирования пестрой мозаики повседневной жизни советских людей. Социальное взаимодействие советских людей она воспринимала сквозь призму «игры», где правила изобретались самими игроками. Н.Н. Козлова полагала, что в советском обществе, как и в других, люди принимали данные законы, адаптировали себя к различным жизненным ситуациям. Исследовательница заострила свое внимание на проблеме формирования мифов в общественном сознании, как они культивировались и поддерживались советской властью.

    На сегодняшний день «история повседневности» зачастую перекликается с изучением общественных настроений в СССР: описанием советских мифов, которые проявлялись в массовом сознании, влияли на поступки и поведение людей.

    Проводится множество как отечественных, так и международных конференций, посвященных данной проблеме. В 2011 году в Рязани прошел международный студенческий симпозиум «Человек в мире культуры: история и культура повседневности»1. Многочисленные конференции свидетельствуют о неподдельном интересе со стороны историков к советским стереотипам, попыткам проследить их формирование и эволюцию2. Исследователи не оспаривают тот факт, что периодическая печать оказывала большое влияние на массовое сознание. Публикации на страницах газет и журналов формировали определенные общественные настроения в стране.

    Некоторые ученые, такие как Н.Л. Пушкарева, И.Б.Орлов, относят понятие «общественные настроения» к предмету изучения «истории повседневности»3. Н.Л. Пушкарева в своих выступлениях на научных конференциях, в опубликованных статьях неоднократно давала определение основным понятиям, положениям и научным подходам «истории повседневности»4. По ее мнению, повседневность включает в себя не только описание быта, культуры и обыденной жизни, но, и самое главное, передает ее эмоциональную составляющую: отношение людей к определенным событиям. Для этого исследователь использует источники разных видов, включая письма, отклики, «эго-документы» и пр.

    Несомненный исследовательский интерес к проблеме изучения общественных настроений вызывают методологические работы А.С. Сенявского, С. Махлиной1 Так как некоторые ученые относят эмоциональную составляющую общественных мнений к «истории повседневности», то одним из главных методологических подходов должен являться метод описания.

    Заметное место в изучении общественный настроений занимает работа С.А. Шинкарук, посвященная изменению общественного мнения в Западной Сибири в 30-е годы в СССР2. Автор с помощью изучения бытовых условий передал картину жизни простых советских граждан. Несмотря на то что хронологические рамки данного исследования охватывают более ранний исторический период, некоторые выводы и заключения помогли сформировать четкую картину общественных настроений тех лет.

    В развитие историографии проблемы формирования общественных настроений существенный вклад внесла исследовательница О.В. Дружба1. В своей работе исследовательница проанализировала мнения, оценки и представления советских людей о событиях Великой Отечественной войны, представив их как комплекс факторов, формирующих общественное мнение в СССР.

    Необходимо выделить исследовательские работы, написанные Т.А. Булыгиной, посвященные влиянию идеологии на развитие общественных наук в СССР2. В своих трудах автор проследила изменения в общественной атмосфере страны через призму трансформации отношения властных структур к науке и образованию. Великая Отечественная война, смерть И.В. Сталина, процесс реабилитации, попытки демократизации советского общества привели к переосмыслению недавнего прошлого со стороны представителей общественных наук. Начавшийся процесс духовного раскрепощения советского общества, нашел свое отражение в многочисленных дискуссиях и обсуждениях, на которых ставились под сомнение незыблемые ранее советские догмы. Т.А. Булыгина проследила противоречивость отношений между представителями партийных органов и ученых. Автор отметила роль обществознания, которое было главным идеологическим оружием советской власти.

    Заметное место в исследовательской литературе заняла тема формирования исторического сознания в регионах. В этом ключе выполнена диссертация на соискание звания кандидата исторических наук Р.И. Хандожко, посвященная процессу формирования массового исторического сознания на Дону в 1985- 1991гг3. Автор на основе анализа региональной периодической печати смог проследить процесс трансформации общественного сознания в указанный период. Достоинством работы является выявление содержательно-типологической характеристики исторического сознания тех лет. Исследователь заострил свое внимание на манипулировании общественным сознанием, на процессе складывания новых мифов в умах советских граждан. Р.И. Хандожко предложил свою периодизацию процесса формирования исторического сознания, проследив его эволюцию, выделив характерные черты и особенности. Можно констатировать, что для современных исследований характерно изучение региональной проблематики и попытки реконструировать «историю повседневности» всей страны1.

    Значительный интерес вызывают работы социолога Б.А. Грушина, который представил большой фактологический материал опросов, отражающих реакцию населения на происходившие события2. В своих исследованиях автор обратил внимание не только на жизненные проблемы советских граждан, но и на их культурные предпочтения (любимые произведения, авторы, наиболее запомнившиеся моменты общественной жизни).

    Научные труды, посвященные изучению писем, как наиболее распространённому каналу выражения общественного мнения и общественных настроений, в настоящее время часто встречаются. При этом исследователями особое внимание уделяется событиям первой половины ХХ века1. По мнению многих, письма выступали своего родом «зеркалом» жизни общества, отражали отношение к власти, к определенным общественно-политическим и культурным событиям. Они являлись проявлением «пестрой мозаики повседневности, а также базисных структур национальной психологии и культуры»2. Интересен подход В.В. Кабанова, который дал типологизацию писем к власти. Особо он выделил группу «философских писем», авторы которых размышляли о ситуации в политике, экономике и в духовной сфере3.

    Применительно к специфике рассматриваемых в диссертации проблем письма выступали также формой обратной связи редакции журнала «Новый Мир» и граждан, раскрывали своеобразие диалога, попытки сотрудничества между ними, а порой - и скрытого противостояния. Выявление характера диалога позволяет расширить представления об общественном пространстве того времени и роли журнала в его формировании.

    Заметное место в новейшей историографии заняла тема наличия «мифов» в общественном сознании и их содержание4. Мифологемы – это один из ценностных базисов любой идеологической системы. Использование мифов является одним из классических приемов манипуляций общественным сознанием. Исторический миф стал одним из предметов исторического изучения совсем недавно. Наиболее знаковой исследовательской фигурой является В.П. Булдаков, который рассмотрел природу ряда революционных мифов в советской истории и их судьбу1. Несмотря на спорность и дискуссионность многих положений и выводов, предложенных автором, он был первым, кто попытался изучить события 1917 года с помощью комплексного воссоздания психологии рабочих, крестьянских масс, солдат и пр.

    Интересен сборник докладов научного семинара «Мифы и мифология современной России», авторы которого рассматривали мифологемы современного общества, влияние периодической печати на формирование общественных настроений2.

    Среди историков, занимавшихся изучением мифов, следует выделить Н.И. Шестова, К. Флада, А.Н. Кольева, которые проследили отдельные теоретические аспекты проблемы3. По мнению исследователей, социально-политические мифы передают определенные представления о реальности, создают своеобразный и неповторимый фон мнений среди разных общественных групп.

    Для работ современных работ, затрагивающих взаимоотношения власти и творческой интеллигенции, характерен плюрализм мнений, оценок, введение в научный обиход новых источников. Наиболее значительным исследованием взаимоотношений власти и творческой интеллигенции является монография М.Р. Зезиной. Предметом ее изучения стали не только отношения между партийным руководством и творческой интеллигенцией, но и общественные настроения 50-60-х годов ХХ века1. Автор попытался раскрыть механизмы принятия партийных решений в культурной сфере. Исследовательница показала ключевые моменты в истории «оттепели» и «застоя»: дело Б. Пастернака и В. Гроссмана, публикация А.И. Солженицына, борьба с инакомыслием, «ресталинизация», проводимая Л.И. Брежневым, взаимоотношения журналов «Новый Мир», «Октябрь» с властью и пр.

    Еще одним авторитетным исследователем взаимоотношений власти и творческой интеллигенции является К.Б. Соколов, в работе которого косвенно затрагивается формирование общественных настроений в СССР 2. В своей монографии автор остановился на основных этапах развития общественной и культурной сферы. Исследователь проследил динамику изменения политики партии по отношению к творческой интеллигенции, особо выделив при этом журнал «Новый Мир». На сегодняшний день существует достаточно большое количество работ, в которых опосредованно затрагивается журнал «Новый Мир»3. Для них характерна фрагментарность, описательность наиболее известных и изученных событий времен редколлегии А.Т. Твардовского: публикация рассказа «Один день Ивана Денисовича» А.И. Солженицына, конфискация романа «Жизнь и судьба» В.С. Гроссмана. Для них было характерно признание того, что журнал оказывал существенное воздействие на общественную жизнь страны. Доказательств последнему не приводилось. Следует выделить таких ученых как М.Р. Зезина, К.Б. Соколов, которые прослеживали судьбу журнала А.Т. Твардовского с момента отставки Н.С. Хрущева и до 1970 года. По их мнению, журнал «Новый Мир» в это время оказывал существенное влияние на общественные настроения в стране.

    Другие историки (В.А. Козлов, С.В. Мироненко) акцентировали свое внимание на проблеме инакомыслия во времена «оттепели» и «застоя»1. В 2005 году была опубликована их монография «Крамола. Инакомыслие в СССР при Хрущеве и Брежневе 1953-1982гг.», являющаяся логическим завершением ряда статей, в частности В.А. Козлова2. В данном коллективном труде представлены многочисленные документы и даны комментарии общественной реакции на знаковые события в СССР.

    Особое место в современных исследованиях уделяется взаимоотношениям творческой интеллигенции и цензуры3. На общем фоне выделяются работы Т.М. Горяевой4. Автор уделяет особое внимание эпохам «оттепели» и «застоя». Заметное место в ее работах заняла личность А.Т. Твардовского и его многолетняя борьба за публикацию поэм «Василий Теркин на том свете» и «За далью - даль».

    Исследователи, изучающие взаимоотношения власти и творческой интеллигенции, выделяют и проблему противостояния журнала «Новый Мир» и власти как отдельный предмет исследования. В этом ключе написана работа зарубежного автора Н. Биуль-Зедгенидзе «Литературная критика журнала «Новый Мир» А.Т. Твардовского»1. Исследовательница проследила творческий и жизненный путь как главного редактора журнала А.Т. Твардовского, так и других членов редколлегии – В.Я. Лакшина, Ю.Г. Буртина, А.Д. Синявского, И.И. Виноградова. Но она рассматривала журнал «Новый Мир» исключительно в плане его литературных достоинств и особенностей в контексте общественно–литературного процесса в 1950 – 1970 гг. В своей работе она также затронула и проблему взаимоотношения редколлегии «Нового Мира» со своими читателями.

    Необходимо отметить диссертацию М. Лунд-Аскольдовой «Александр Твардовский. Путь к «Новому Миру»: (Время. Литература. Судьба. Первое редакторство, 1950-1954гг.)»2. В своем исследовании автор не только рассмотрела личность А.Т. Твардовского, дала лингвистический анализ таких его известных поэм, как «Страна Муравия», «Василий Теркин», но и затронула историю назначения поэта на пост главного редактора журнала.

    Другой исследователь, Д.П. Дмитриев также рассмотрел историю «Нового Мира» и его взаимоотношения с властью3. Особенностью его работы было то, что автор проследил литературно-публицистическую эволюцию журнала с 1925 года и до 2000 года.

    Особый интерес у исследователей вызывают фигуры главных редакторов журнала «Новый Мир» А.Т. Твардовского и К.М. Симонова. Их личностные характеристики и профессиональные качества подверглись научному осмыслению еще в советские времена4. Для научного осмысления значимы воспоминания писателей, которые были опубликованы в последнее время.1 Значительное влияние на развитие данной темы оказала книга Р.М. Романовой «Александр Твардовский. Труды и дни», в которой прослеживается жизненный путь главного редактора журнала «Новый Мир». Исследовательница использовала широкий круг источников: личную переписку писателя, архивы РГАЛИ, периодику тех лет, дневниковые записи, фотографии. Одна из особенностей ее работы в том, что история жизни А.Т. Твардовского давалась в хронологическом порядке.

    В последнее десятилетие интерес к редактору «Нового Мира» растет. В 2010 году издательство «Амфора» выпустило серию книг под общим названием «Без глянца», где было опубликовано исследование П.Е. Фокина, посвященное А.Т. Твардовскому2. Автор для воссоздания портрета главного редактора «Нового Мира» использовал большое количество воспоминаний его современников: А. Туркова, Д. Дементьева и пр. Исследователь уделил также внимание и журналу А.Т. Твардовского, и его роли в советском обществе. Личности А.Т. Твардовского посвящено исследование А.М. Туркова, опубликованное издательством «Молодая Гвардия» в серии «Жизнь замечательных людей»3. Автор выделил целую главу, в которой пытался проследить изменения, которые произошли с известным поэтом после закрытого доклада Н.С. Хрущева на ХХ съезде, эволюцию его взглядов.

    Надо отметить, что фигура К.М. Симонова как главного редактора журнала «Новый Мир» не освещалась так подробно, как А.Т. Твардовского. В последние время можно выделить лишь единицы исследований и статей, посвященных ему 1.

    Проблема взаимоотношения советской власти и творческой интеллигенции вызывала значительный интерес со стороны зарубежных исследователей. Прежде всего, за публикациями в журнале «Новый Мир» пристально следила русская эмигрантская пресса2. В мемуарах и воспоминаниях, опубликованных за рубежом, особое место занимал анализ редакционной политики А.Т. Твардовского. Следует выделить воспоминания А.И. Солженицына, который передал свое субъективное мнение о той роли, которую играл журнал «Новый Мир» в общественной жизни страны, выделяя значимость личности главного редактора3.

    В том же ключе написаны воспоминания Ж. Медведева, посвященные истории выдвижения рассказа А.И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича» на соискание Ленинской премии4. В них писатель-эмигрант затронул тему общественного мнения относительно фигур А.Т. Твардовского, А.И. Солженицына. Интересны воспоминания писателя В. Буковского, в которых он реконструировал общественную атмосферу, царившую в те годы5. Автор описал первые подпольные политические объединения Москвы, открытые акции протеста против действий власти, обсуждение знаковых книг, психологию и менталитет советского человека. Некоторые советские эмигранты, такие как А.А. Зиновьев, М.А. Геллер, попытались реконструировать взаимоотношения власти и общества, выявить характерные черты среднестатистического советского гражданина. Так, А.А. Зиновьев, эмигрировавший в ФРГ, ввел в научный оборот иронический термин «гомо советикус», характеризовавший новый тип советского человека с определенным образом поведения, сознания и пр1. Диссидент М.А. Геллер, проживавший в Польше, а позднее - во Франции, в своей работе «Машина и винтики» продемонстрировал процесс формирования советским государством определенного общественного мнения, раскрывая механизмы государственного воздействия на общественные настроения2. Большинство работ, написанных русскими эмигрантами, содержат негативную оценку происходившему в СССР.

    Для зарубежных авторов характерно пристальное внимание к событиям, связанным с процессом десталинизации. Например, такие исследователи, как Дж. Эмбри, Р. Мак Нил, Дж. Бреслауер, изучали влияние ХХ съезда КПСС на общественные настроения в советском обществе3. В своих работах они затронули и проблему влияния журнала «Новый Мир» на общественную жизнь в СССР.

    Однако большинство работ посвящено анализу культурной сферы советского общества. Зарубежные авторы рассматривали советскую литературу не только в контексте идеологических и политических процессов, происходивших в СССР. Общественная значимость литературных произведений периода «оттепели» стала предметом специального изучения в исследованиях Х. Суэйза, Дж. Джибиана, Д. Брауна, Д. Лауэ, Э. Френкеля и др1. Анализ работ зарубежных исследователей позволил расширить палитру оценок и мнений по поводу событий, происходивших в СССР. Ряд авторов акцентировали внимание на особой роли литературы и писателя в советском обществе, хотя и приходили к различным выводам. Если Э. Симмонс во многом повторял официальную схему, согласно которой советская литература должна воспитывать народ в духе партийных парадигм, то В. Данхем рассматривала литературу как один из способов диалога между народом и режимом2. Соответственно, различались и представления о роли писателя и его взаимоотношениях с властью. У Э. Симмонса советский писатель представал как проводник официальной идеологии. В книге В. Данхем писатель оценивался как зависимая, но в то же время и самостоятельная фигура, обладавшая авторитетом и влиянием в обществе.

    Особо выделялось исследование Д. Спешлер, в котором рассматривались взаимоотношения журнала «Новый Мир» с властью в период с 1953 г. до 1964 года.3 Автор описал ключевые моменты в истории деятельности редколлегии А.Т. Твардовского, пытался проследить изменение культурной политики по отношению к журналу. По мнению Д. Спешлер, противостояние журнала «Новый Мир» власти постепенно набирало обороты и вылилось в открытый конфликт после суда над советскими писателями Ю. Даниэлем и А. Синявским.

    Проблема влияния периодической печати на жизнь советского общества, формирование общественных настроений в СССР стала предметом специального изучения в работах зарубежных авторов М. Ленноя, В. Зубок, С.В. Биттер1.

    Особый интерес вызывают труды зарубежной исследовательницы Ш. Фицпатрик, рассмотревшей ментальные черты, сформированные в обществе советской историей, особенно в сталинскую эпоху2. Ее фундаментальный труд базируется на источниках и материалах Гарвардского проекта, созданного в конце 40-х годов в США для политико-социального изучения сложившейся в СССР ситуации. Автор поднимает важные вопросы поддержки режима и его легитимации в сознании и политической культуре народа, рассматривает бытовые аспекты жизни советских граждан, влияние политических реформ на повседневность, советские мифы. Одной из ментальных черт, которую выявила Ш. Фицпатрик, являлась способность со стороны общества к повседневному сопротивлению режиму. Это проявлялось в определенной стратегии поведения индивидов – уверить власть в своей полной беспомощности и аморфности, отсутствии активной жизненной позиции.

    Необходимо выделить так же работы немецких исследователей В. Эггелинга, Д. Кречмара, которые рассмотрели взаимоотношения власти и творческой интеллигенции во времена Н.С. Хрущева и Л.И. Брежнева3. Особое место в зарубежной историографии отводилось личности и творчеству А.И. Солженицына. Так, М. Добсон рассмотрел влияние рассказа «Один день Ивана Денисовича» на общественную атмосферу в СССР1. В своей статье автор анализировал читательские письма, поступившие в редакцию журнала «Новый Мир». Зарубежный исследователь сделал акцент на разрушении в массовом сознании положительного образа И.В. Сталина, благодаря не только рассказу А.И. Солженицына, но, в первую очередь докладу Н.С. Хрущева на ХХ съезде КПСС. Наиболее известным исследователем общественных настроений в СССР является Д. Козлов2. В своей монографии он проследил эволюцию взаимоотношений власти и журнала «Новый Мир». Однако, несмотря на массивный фактологический материал, который предоставил исследователь, автор рассматривал события в основном с точки зрения литературного, философского и лингвистического анализа.

    В настоящее время происходит расширение источниковой базы, касающейся журнала «Новый Мир». На сегодняшний день опубликована серия документальных сборников под общим названием «Культура и власть от Сталина до Горбачева», однотомник «Власть и художественная интеллигенция. Документы ЦК РКП (б) — ВКП (б), ВЧК – ОГПУ - НКВД о культурной политике. 1917-1953», отразившие ключевые моменты взаимоотношений власти с интеллигенцией3. Публикация ранее засекреченных материалов, редакционные статьи к ним привели к дальнейшей стимуляции научного поиска.

    Таким образом, анализ историографии позволяет утверждать, что проблематика места и роли журнала «Новый Мир» в формировании общественных настроений в 1950 – начале 1970-х гг. в целом не была предметом специального научного исследования и, как правило, рассматривалась опосредованно.



    Цель предпринятого исследования состоит в комплексном изучении места и роли журнала «Новый Мир» в формировании и эволюции общественных настроений в 50 – начале 70-х гг. ХХ века.

    Учитывая актуальность темы, уровень ее разработанности и поставленную цель, в работе предполагается решить следующие задачи:



    1. выявить содержание редакционных установок журнала в рассматриваемый период (редакторство А.Т. Твардовского и К.М. Симонова), их соответствие позиции А.Т. Твардовского «писать правду», проследить их эволюцию;

    2. реконструировать и проанализировать общественные дискуссии тех лет, вызванные публикациями в журнале «Новый Мир», выделить их тематику, сконструировать спектр оценочных суждений и мнений граждан по актуальным проблемам советской действительности;

    3. выделить комплекс проблем, поднимавшихся писателями в своих произведениях, публикуемых в журнале «Новый Мир», и характер реакции на них читательской аудитории;

    4. дать социальный портрет наиболее активной части общества на основе анализа характера ее реагирования на публицистику «Нового Мира».

    Гипотеза. 50-е - 70-е годы ХХ века характеризуются изменением общественных настроений в СССР, связанным с осуждением культа личности и его последствий, а со временем и попытками затормозить данный процесс. В этих условиях советское общество настойчиво требовало диалога. И литературная публицистика, в частности, материалы отдельных периодических изданий (а именно таким изданием стал журнал «Новый Мир»), оказалась эффективным способом интеллектуального воздействия на общественные настроения. Журнал «Новый Мир» стал одним из каналов формирования диалога между властью и обществом. Он, с одной стороны, выступал в качестве индикатора данного процесса, а с другой – катализатора подвижек, происходивших в общественных настроениях.

    Многочисленная редакторская почта «Нового Мира», полифония дискуссий и обсуждений опубликованных в нем произведений отразили сложный процесс формирования «обновленческих» тенденций. Анализ писем, реконструкция читательских и писательских диспутов, реакции партийной элиты свидетельствуют о вовлеченности в процесс духовного обновления определенной части советского общества: представителей интеллигенции, студенческой молодежи, военнослужащих, сотрудников силовых ведомств. Таким образом, по мнению диссертанта, журнал «Новый Мир» оказывал существенное влияние на общественные настроения в стране и играл роль некоего социально-общественного института, выражавшего интересы значительной части населения.

    Исходя из предложенной гипотезы и поставленных задач, была предпринята попытка комплексного анализа источников, то есть их изучение в структурных, генетических и трансформационных связях.1 По способу фиксации материала все они могут быть разделены на опубликованные и неопубликованные.

    Согласно критерию функции в социальной практике источники могут быть подразделены по следующим типам1:


      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Плужников Сергей Владимирович журнал