страница2/6
Дата22.01.2019
Размер1.65 Mb.
ТипИсследование

Понимание феноменов стыда и вины


1   2   3   4   5   6

ГЛАВА 1. Феномены стыда и вины в психологии

1.1. Стыд и вина в философии и психологии


В рамках древней философии стыд и вина рассматривались в связи со страхом перед общественным мнением, которое может быть осуждающим в случае несоответствия поведения принятым нормам. Г.Г. Матюшин в своей книге «Стыд и совесть как формы моральной самооценки» ссылается на Платона и Аристотеля, которые раскрывали сущность стыда и вины в страхе общественного мнения о себе самом и в «некотором страхе бесчестья». Аристотель также рассматривал вину и стыд с позиции нравственности и подчеркивал их социальную природу. Демокрит выделял два вида стыда: перед другими людьми и перед самим собой, где в первом случае постыдный поступок человека известен другим, а во втором – об этом поступке знает только тот, кто его совершил. Матюшин делает предположение о связи стыда перед самим собой и современным понятием вины [15].

С.В. Горнаева в своей статье «Вина и стыд в контексте психологической регуляции социального поведения личности» ссылается на философов 20 века. Так, Кьеркегор рассматривает стыд как реакцию на чувство отчаяния, когда человек не может представиться миру таким, каким ему бы хотелось выглядеть в глазах общества. Эта неспособность быть самим собой и опасение, что кто-то обнаружит эту неспособность, порождают стыд. Сартр переживание стыда описывает как ситуацию «мне стыдно за себя перед лицом других людей» и выделяет в ней три взаимосвязи: каким я чувствую себя, как я чувствую другого человека, и как меня видит другой. Для того чтобы испытывать стыд, с точки зрения Сартра, человек должен осознавать свои чувства согласно этим трем коррелятам. Стыд возникает, когда человек осознает, что он не может избежать ситуации, где он беззащитен и наблюдаем. Можно сказать, что ученые философы в основном рассматривали стыд и вину как реакцию на мнение и взгляд о себе со стороны общества и самого себя, а также анализировали переживание этих эмоций в категориях добра и зла, «хорошо-плохо» [8].

Многие авторы связывают переживание вины и стыда с морально-нравственным поведением и развитием индивида. Г.М. Бреслав в своей книге «Психология эмоций» ссылается на Т. Шибутани, Д.А. Ханна, К. Фишер, А. Модильяни и др. Стыд и вина рассматриваются как эмоции, возникающие при совершении поступков, которые вступают в противоречие с моральными и этическим нормами. Они сигнализируют о рассогласовании между эталоном нравственного самоконтроля и фактическим поступком, формируют чувство личной ответственности и потребность в соблюдении норм общества. Такие авторы как Р. Мэй, Э. Фромм, И. Ялом, О. Ранк связывают переживание стыда и вины не только с поступком по отношению к другим, но и который был совершен по отношению к себе [7].

В отечественной психологии стыд и вина изучались в связи с понятиями самоотношения и самосознания. В.Н. Мясищев рассматривал стыд и вину как оценочные отношения, которые формируются согласно этическим критериям переживаний и поступков человека. Ориентируясь на эти критерии, человек усваивает общественные нормы и правила [17]. В.В. Столин, изучая самоотношение, связывал переживание вины и стыда с такими специфическими модальностями как внутренняя конфликтность и самообвинение [21]. О.Н. Боголюбова в своей статье «Переживание стыда: качественный анализ нарративов» пишет, что на сегодняшний день большинство исследователей и стыд, и вину относят к эмоциям самосознавания (self-conscious emotions). Помимо стыда и вины к этим эмоциям также относятся смущение, зависть и гордость. Всех их объединяет то, что они имеют связь с процессом самосознавания. Боголюбова ссылается на Джун Тангней, которая уделяет большое внимание отличию вины от стыда. С ее точки зрения вина касается конкретного поведения, а стыд – всей личности в целом. Стыд предполагает внешнее осуждающее окружение, когда переживание вины обостряется внутренними «уколами совести». Вина активизирует личность в том смысле, что вызывает желание исправить ситуацию, а стыд вызывает желание спрятаться и исчезнуть. И соответственно, вина больше связана с эмпатическим переживанием, стыд же, наоборот препятствует ему и способствует деструктивным реакциям на стресс. Тангней говорит о том, что стыд является более болезненной эмоцией, чем вина, т.к. несет за собой отрицательную оценку своего «Я», когда вина «оценивает» лишь поступок [1, 48]. К. Муздыбаев в своей книге «Переживание вины и стыда» также уделяет внимание различию эмоций. Он пишет, что «стыд» и «вина» являются близкими друг к другу понятиями, так как имеют схожие регулятивные функции. Но они отражают абсолютно разные переживания у личности. Если чувство вины возникает у человека, когда он нарушил что-либо, нормы, правила, обещания, не выполнил обязательства, то стыд является более широким понятием и касается всей целостности личности. Он не связан с нарушениями правил. В то время как человек, испытывающий вину, акцентирует свое внимание на действиях и поступках, пристыженный человек сконцентрирован на анализе себя, своего «Я». Стыд появляется по причине неуместности и неадекватности действия или поступка и связан с самоосуждением [16]. Таким образом, действительно, при изучении данных феноменов необходимо уделять особое внимание их дифференциации.


1.2. Понимание стыда в психологической литературе

1.2.1. Понятие стыда


Е.П. Ильин в своей книге «Эмоции и чувства» относит стыд и вину к коммуникативным эмоциям. Стыд он рассматривает как проявление смущения. Он критикует определение К. Изарда, который описывает стыд как «осознание собственной неумелости, непригодности или неадекватности в некой ситуации или при исполнении некоего задания, сопровождаемое негативным переживанием - огорчением, беспокойством или тревогой» [11]. С точки зрения Ильина осознание неумелости – это то, что вызывает стыд, но не сама эмоция. А сопутствующим переживанием является именно смущение, а не беспокойство и огорчение. Таким образом, Ильин дает определение стыду как «сильное смущение от сознания совершения предосудительного поступка или попадания в унизительную ситуацию, в результате чего человек чувствует себя опозоренным, обесчещенным» [12].

К. Муздыбаев, говоря о понятии стыда, ссылается на таких авторов как М.А. Фоссум и М. Дж. Мейсон, которые определяют стыд как внутреннее чувство унижения и неполноценности. Они подчеркивают, что стыд представляет собой самоосуждение Я [16, 29]. Х. Льюис, также говорит о том, что человек в момент переживания стыда ощущает себя униженным и воспринимает себя как объект насмешки и презрения. Она полагает, что эмоция стыда объединяет в себе комплекс чувств, таких как унижение, робость, досада, смущение, стеснение [37]. Переживание стыда очень болезненно и глубоко оскорбляет человека, из-за чего он ощущает, что его выставили напоказ плохим, неадекватным, отверженным и лишили своего достоинства. Муздыбаев выделяет четыре компонента стыда:



  1. Желание скрыться, исчезнуть. Нередко люди говорят о ситуациях стыда «Я бы хотел провалиться сквозь землю» или вовсе впоследствии начинают избегать общения с другими. Это может быть связано со страхом человека непринятия его обществом таким неправильным, дефектным, и со страхом обнажения интимных, уязвимых черт личности [16].

  2. Интенсивность боли и дискомфорта. Как уже упоминалось выше, стыд является болезненно переживаемой эмоцией, и чтобы избавиться от дискомфорта, все свои действия человек направляет на минимизацию контакта с людьми, которые могут осудить  или осуждают его поступок [16, 24].

  3. Суждение и самоосуждение. Пристыженный человек воспринимается как недостойный, неадекватный. Такое суждение о личности ставит под угрозу ее идентичность и самоуважение и делает человека объектом для насмешек, социального отвержения и презрения [16].

  4. Слияние объекта и субъекта стыда. Если объектом вины является поступок, то объектом стыда человек воспринимает самого себя [16]. Томкинс говорит о том, что при переживании стыда стирается грань между объектом и субъектом стыда, и называет стыд эмоцией наивысшей рефлексии, когда человек погружается в процесс самоосознания [50].

Но Г.М. Бреслав уточняет, что объектом стыда может быть и поступок человека, и сам человек, и даже другой человек или группа, с которыми субъект стыда себя идентифицирует. Причем, под постыдным поступком может иметься в виду не только какое-либо действие, но и пассивное бездействие [6]. Все это демонстрирует широту поля объектов стыда, на основе чего можно сделать вывод, что повод для переживания стыда может быть очень разным в той или иной ситуации и у разных людей.

В статье «Композиционная теория эмоций: к пониманию моральных эмоций и любви» Г.М. Бреслав выделяет немаловажные особенности эмоции стыда. Он ссылается на Т. Фергюсона, который подчеркивает связь стыда с полезависимостью. Он говорит о том, что в случае переживания стыда значение имеет не столько сам поступок, сколько наблюдатель или группа информированных о поступке лиц и непосредственных очевидцев. Т.е. стыд связан с повышенной озабоченностью о том, как другие люди оценивают человека или его поступок [6, 28]. А. Модильяна подтверждает это своим экспериментальным исследованием и связывает стыд с утратой ситуационного самоуважения. Он сравнивал реакции испытуемых на «приватные» и «публичные» неудачи и успехи при выполнении интеллектуальных задач. Самые высокие показатели стыда были у тех респондентов, которые потерпели публичную неудачу, а самые низкие – у тех, кто был успешным при публичном решении задачи. На основе своего исследования А. Модильяна предположил, что «приватная» неудача вызывает не столь интенсивное переживание стыда, и это может быть связано именно с отсутствием наблюдателя [43].



Другой особенностью стыда является то, что он может вызывать отчаяние, гнев и агрессию, которые будут направлены на минимизацию угрозы для самооценки и Я-образа [6, 45, 49]. Также, человек в момент переживания стыда может заплакать, начать заикаться, гримасничать, говорить или делать нелепые вещи. При переживании стыда человек зачастую сталкивается с потерей самоконтроля [27]. Отсюда можно сделать очевидный вывод, что эмоция стыда довольно экспрессивна. Она сопровождается такими проявлениями вегетативной системы как покраснение ушей, шеи и лица, а также опусканием головы, желанием закрыть лицо и глаза, скрыться от свидетелей проступка, прекратить непосредственный контакт с предметом стыда [6]. Е.П. Ильин дает более подробное описание внешних проявлений стыда. Больше всего переживание стыда отражается в глазах. Они могут быть как полностью закрыты, так и быть активными, «бегать из стороны в сторону». Может наблюдаться частое моргание или отвод взгляда в сторону как глазами, так и всей головой. Е.П. Ильин отмечает, что при переживании стыда не всегда может возникнуть покраснение лица. Это связано с преобладанием у человека парасимпатического или симпатического реагирования. Также, это может быть связано с возрастом человека, т.к. по мере взросления человек научается контролировать свое состояние и свои эмоции. Не стоит забывать и о таких проявлениях вегетативной системы как учащение пульса, сбитое дыхание, неприятные ощущения в животе. Они тоже могут сопровождать эмоцию стыда[12].
1.2.2. Детерминанты, причины стыда
Почему возникает стыд и в чем его смысл? Что его вызывает и зачем он нужен? К. Муздыбаев помимо компонентов стыда выделяет его детерминанты. Некоторые авторы считают, что различные препятствия, которые вызывают стыд, предопределяют неудачу в попытке достичь целей и идеалов личности [16, 37, 42]. К. Муздыбаев в свою очередь говорит о том, что все эти препятствия можно объединить в одну или вторую детерминанты стыда: неадекватность и унижение [16].

  1. Под неадекватностью автор понимает неуместность поступка или действий человека в конкретной ситуации. Но представление о неадекватности распространяется не только на действие, но и на всю личность в целом [11]. Стыд как бы демонстрирует личностный изъян. Презрение, насмешка со стороны окружающих людей усиливает переживание стыда. Человек ощущает себя дефективным, низшим существом. Под угрозой становится его самоуважение, идентичность, понижается самооценка, степень принятия себя. Положение пристыженного человека может усугубляться тем, что он может начать избегать помощи извне, т.к. просьба или принятие помощи будет означать для него признание за собой некомпетентности и несостоятельности [16].

  2. Унижение – это другой распространенный источник стыда. Оно может осуществляться, даже если человек знает, что он не сделал ничего такого, чем мог бы «заслужить» унижение [47]. Унижение – довольно жестокий феномен. С помощью него один человек, более сильный, обладающий большей властью, может деформировать личность другого с целью управления ее деятельностью. Т.е. источник унижения зачастую лежит вовне. Человек испытывает чувство унижения, когда его сводят к низшему положению, когда он переживает публичную потерю репутации [42]. Он теряет достоинство, однако не меняется статус его идентичности. Именно она выступает против униженного положения. В следствии этого, человек может испытывать враждебность и гнев. Стыд, который вызван унижением, зачастую порождает конфликты [16].

К.Э. Изард, говоря о причинах стыда, ссылается на Х. Льюис, которая универсальной предпосылкой стыда считает невозможность соответствовать идеальному «Я» [37]. Порог эмоции стыда тесно связан с тем, как и насколько чувствительно человек относится к себе и к мнению других людей. Стыд может возникнуть вследствие презрения человека по отношению к себе или со стороны окружающих. Другой предпосылкой, которую выделяет К.Э. Изард, может быть ощущение, что какая-то сторона личности или вся личность в целом неадекватная, неприличная или неуместная. Представление об одной отдельной черте личности генерализуется, и уже вся личность воспринимается как неадекватная и непристойная [11]. Эта предпосылка похожа на ту детерминанту неадекватности, выделяемую К. Муздыбаевым, которая упоминалась выше. Наиболее очевидной причиной, которая вызывает особо тяжелое переживание стыда, К.Э. Изард выделяет неудачу или поражение, поскольку они открыто демонстрируют несостоятельность [11].

Е.П. Ильин выделяет следующие причины стыда:



  • Критика, насмешка, презрение со стороны себя самого или других людей.

  • Осознание неправильности, неприличности или неуместности высказанного или сделанного в данной ситуации.

  • Чрезмерная или неуместная похвала. Важно, что стыд вызывает та похвала, которую человек воспринимает как незаслуженную.

  • Раскрытый обман.

  • Аморальные мысли.

  • Переживание за близкого человека или за того, с кем субъект стыда себя идентифицирует. Например, родители, которые испытывают стыд за проступок своего ребенка. Здесь причиной стыда у одного человека выступает другой человек или действия другого.

  • Несостоятельность человека в какой-либо ситуации.

  • Невыполнение обещаний и обязательств.

  • Негативное представление о своей особенности, которая привлекает внимание других. В этом случае представление об одной черте может перенестись на оценку всей своей личности как негативной [12].


1.2.3. Функции стыда
С одной стороны, стыд – это очень болезненная эмоция, которая может иметь за собой негативные последствия для личности. Если посмотреть на некоторые причины стыда, приведенные в пример Е.П. Ильиным, то многие из них кажутся не столь весомыми, чтобы после испытывать сильный дискомфорт и негативные переживания. Возникает вопрос, зачем же тогда человеку испытывать стыд? Но, если мы обратим внимание на другие предпосылки стыда, то с другой стороны, можно согласиться с тем, что переживание стыда логично после раскрытого обмана, невыполнения обязательства, несоблюдения правил. М. Пайнз подчеркивает важность стыда и говорит о том, что стыд – это социальный маркер, который помогает найти свое положение в обществе. Стыд защищает идентичность человека и сообщает ему о том, что он переживает вторжение и эксплуатацию, что происходит нарушение самоуважения. Также, стыд при помощи болезненных проб и ошибок учит, как адаптироваться в обществе, к своим социальным ролям, как можно повлиять на других людей. М. Пайнз говорит, что человек, который не испытывает стыд, может быть социально опасен для окружающих, потому что его действия ничем не ограничены, и он не будет уважать и признавать права других людей [19].

К. Муздыбаев выделяет основную функцию стыда – регуляция социального поведения личности. Благодаря способности переживать стыд человек становится более сенситивным к чувствам, оценкам и переживаниям других людей [16]. К.Э. Изард даже говорит о предположении, что стыд действует как сила, которая сближает людей. Человек, способный переживать стыд, становится более восприимчивым к замечаниям, критике других людей. А критика, в свою очередь, имеет свои положительные стороны и в конструктивном виде приносит пользу [11]. Помимо этого, К. Муздыбаев отмечает, что стыд имеет значение в «проигрывании» трудных ситуаций и помогает в осознании определенных аспектов личности [16].



К.Э. Изард выделяет психосоциальные функции стыда [11]:

  • Активация самооценки.

  • Уменьшение уязвимости личности и усиление «Я», которые происходят благодаря осознанию себя, сопутствующему переживанию стыда. Тем не менее, Х. Льюис считает, что стыд разоблачает «Я», и человек, переживающий стыд, становится наоборот более уязвимым [37]. Возможно, выделяя такую функцию, К.Э. Изард имеет в виду, что в силу социального опыта человек со временем научается сохранять свою идентичность несмотря на переживание стыда, и его «Я», таким образом, становится более сильным, устойчивым и зрелым, но при этом человек все же усваивает нормы и правила общества. В поддержку этому предположению автором выделяется следующая функция.

  • Развитие идентичности, личностной автономии и способности к переживанию зрелых чувств, которому способствует успешное преодоление стыда и противостояние стыду.

  • Формирование степени чувствительности в отношении мнений и чувств людей, в особенности тех, к которым человек, переживающий стыд, эмоционально более привязан.

  • Формирование сенситивности по отношению к собственному физическому «Я», к своему телу. Следствиями этой функции будет соблюдение правил личной гигиены, а следовательно, улучшение состояния здоровья. Чувствительность к своему физическому «Я» обращает внимание человека на то, как он одет. Насколько чистоплотен, что в свою очередь, будет способствовать качеству его социальных характеристик.

  • Работа воображения и мышления. Касательно этой функции, К.Э. Изард имеет в виду то, что в ситуации переживания стыда человек активизирует мысли и сосредотачивается на том, исправлении ситуации и устранении источника своего стыда.

  • Возникновение кратковременного ощущения несостоятельности и формирование критицизма в отношении своего «Я». Выделяя эту функцию, К.Э. Изард ссылается на работы С. Дюваля и Р. Викланда. По результатам своего эксперимента они предполагают, что одним из аспектов стыда является объективное самоосознание. Оно вызывает у человека желание уменьшить разницу между реальным «Я» и представлением о правильности, либо заставляет его избегать ситуации, которые порождают стыд. Объективное самоосознание способствует формированию критицизма в отношении своей личности. В свою очередь, формированию объективного самоосознания способствует факт внешнего наблюдателя и сторонней оценки [26].

Е.П. Ильин также считает, что стыд выполняет некоторые жизненно важные функции в таких сферах, как межличностные отношения в группе, сексуальные отношения, личностная и мотивационная сферы. Как уже упоминалось выше, стыд способствует восприимчивости человека к эмоциям, критике и оценке других. Немаловажно, что стыд имеет большое значение в развитии конформности в отношении групповых норм. Пользу стыда можно отметить в сфере общения человека с другими людьми, т.к. стыд ограничивает эгоцентризм и эгоизм, поощряя стремление к созданию позитивных отношений с окружающими. Стыд играет важную роль в сфере сексуальных, интимных отношений, т.к. заставляет людей искать уединения, что в свою очередь укрепляет социальный порядок.

Что касается самой личности, то здесь Е.П. Ильин выделяет такую функцию стыда, как усиление самокритики. Фиксация внимания на себе, которая происходит в момент переживания стыда, заставляет человека осознавать свои внутренние противоречия. Благодаря этому у индивида формируется более адекватный образ «Я». Человек имеет возможность посмотреть на себя со стороны, понять, как его видят другие люди.

В сфере мотивации стыд играет важную роль «внутреннего наказания». Мотиватором здесь выступает избегание стыда. Под угрозой оказаться никчемным, опозоренным или униженным человек начинает действовать в том смысле, что начинает развивать свои нравственные качества, физические умения, приобретать знания и овладевать профессией. Другими словами, человек культурно развивается, начинает следить за собой, чтобы не сталкиваться с неприятной эмоцией стыда. Е.П. Ильин приводит и такой пример, когда во времена войны люди были готовы и шли на боль и смерть, чтобы сохранить честь, свое достоинство и избежать позора. Однако, чрезмерные усилия, направленные на избежание стыда, имеют негативные последствия. Не следует часто стыдить ребенка, т.к. это может привести к тому, что у него сформируется недоверие к людям и боязнь их. Впоследствии он станет ограниченным и жестким, а последующие переживания стыда у него будут особо интенсивными и психотравмирующими [12].
1.2.4. Негативные последствия и защитные механизмы стыда
Поскольку стыд болезненно переживаемая эмоция, и в ее основе лежит дистресс, особо острые формы стыда могут иметь негативные последствия для личности, как например, депрессия [16]. Х. Льюис называет депрессию радикальным способом защиты «Я» от стыда. Она считает, что депрессия является прямым следствием непроработанного стыда [37].

При чрезмерном переживании стыда человек может утратить веру в себя. К. Муздыбаев, опираясь на данные исследований, описывает стыд как дезинтегративное чувство [16]. Даже при незначительном смущении пристыженный человек хочет скрыться, изолировать себя от окружающих. В результате этого страдают его социальные связи. В самых крайних случаях, когда от пристыженного человека отворачиваются люди вместо того, чтобы помочь, когда отсутствует социальная интеграция, и человек испытывает чувство отвержения, возникает риск, что переживание стыда приведет к самоубийству [18, 46]. Для того чтобы последствия стыда не доходили до таких крайностей, необходимо поддерживать человека, сообщать о неуместности или неприличии его поступка уважительно и деликатно. Человек не должен чувствовать себя отверженным обществом. Для смягчения последствий сильного переживания стыда необходимо уменьшить чувство «обнаженности» Я, которое приносит болезненный дискомфорт. Важно донести до пристыженного человека, что неудача или проступок не является центральными в его жизни. Субъекту стыда стоит стремиться к тому, чтобы формировать у себя толерантность к своим неудачам [16].

Эмоция стыда часто возникает в ответ на критику по отношению к личностной целостности. Опыт переживания стыда и его успешное преодоление имеют большое значение в развитии и сохранении личностной идентичности и Я-концепции. В конструктивном варианте стыд способствует развитию целого комплекса физических, социальных, интеллектуальных навыков, которые помогают человеку укрепить чувство его собственной компетентности и адекватности [11]. Но, как пишет Х. Льюис, может быть и такой исход, когда ребенок в процессе социализации стыда начинает воспринимать себя как неловкого, несамостоятельного и ни на что не годного, и, став взрослым, он будет чаще использовать защитные механизмы против стыда, нежели выносить из этого опыта конструктивный вывод. Этими защитными механизмами являются [37]:


  • Отрицание – используя эту защиту, человек отрицает наличие у него эмоции стыда или значимость источника стыда. Он убежден в этом и пытается убедить других. Однако, механизм отрицания не исключает того, что в будущем человек попытается переосмыслить ситуацию, которая вызвала стыд, и постарается избежать ее в дальнейшем [11].

  • Подавление – смысл этой защиты в том, что человек пытается не думать о ситуации, связанной с переживанием стыда или возможностью его испытать. Подавление имеет более значимые последствия для благополучия личности и психологической адаптации. Подавление исключает возможность переосмысления ситуации и самоусовершенствования. Человек удовлетворяется своим «Я» и не выносит из ситуаций стыда конструктивный опыт [11].

  • Самоутверждение – путем развития некоторых черт и каких-либо сторон своего «Я», человек пытается показать себя в более выгодном свете, более привлекательным, и тем самым старается отвлечь внимание окружающих от своих недостатков, которые связаны с переживанием стыда. Эта защита может способствовать самоусовершенствованию человека [12].


1.3. Понимание вины в отечественной и зарубежной психологии

1.3.1. Понятие Вины


Понятие вины очень близкое понятию стыда, поскольку одна и та же ситуация может вызвать и ту и другую эмоцию. Обе эмоции вызывают желание что-то исправить или скрыть, но то, на что именно направлено это желание, и отличает вину от стыда [11]. Как уже упоминалось выше, при переживании стыда человек стыдится себя самого, всей своей личности в целом, а вину человек испытывает за конкретное действие, поступок. К. Муздыбаев в книге «Переживание вины и стыда» описывает вину как состояние человека, когда он нарушил какие-либо моральные стандарты, религиозные или юридические нормы, и как негативное чувство, которое связано с осознанием человеком своего проступка. При переживании вины суть неправильного действия или поступка кроется в нанесении ущерба, причинении зла кому-то, либо чему-то. Основные ассоциации, связанные с виной, – это совесть, сожаление, раскаяние и наказание.

К. Муздыбаев дает понятию вины широкое описание. Действительно, этим понятием пользуются разные науки и рассматривают его с разных точек зрения. Е.П. Ильин пишет, что вину как психологический термин можно понимать как «переживание недовольства собой, которое связано с обнаружением рассогласования между принятыми моральными нормами и собственным поведением» [12, 32]. Он также ссылается труды О.С. Васильевой и Е.В. Коротковой, которые определяют вину как чувство, которое детерминировано потребностью на высшем уровне пирамиды потребностей. Они подчеркивают, что вина связана с периодом времени, который следует после негативной активности [8].

К. Муздыбаев выделяет три условия возникновения вины, без которых невозможно ее переживание:


  1. признание результатов после своих действий;

  2. осознание человеком, что тот поступок, который он совершил, запрещен;

  3. способность к самокритике [16].

Вина, как и стыд, болезненно переживаемая эмоция. С одной стороны, это потому что человек, переживающий вину, чувствует тревогу и страх, ожидая наказание, осуждение со стороны других. А с другой стороны, человек может осуждать и наказывать себя самостоятельно, чувствуя сожаление и раскаяние, а, при более серьезных санкциях со стороны собственной личности, мучаясь угрызениями совести и комплексом вины [18].

К. Муздыбаев, ссылаясь на других авторов, пишет о том, что установлены три измерения, в которых переживается вина:



  1. Аффективное – это тот эмоциональный компонент, который заключается во внутреннем болезненном напряжении, которое в свою очередь связано с угрозой утраты самоуважения.

  2. Мотивационное – человек, переживающий вину, испытывает желание исправить ситуацию или возместить нанесенный им ущерб.

  3. Когнитивное – суть этого компонента в том, что человек осознает негативные последствия своего поступка. Это осознание предполагает определенные когнитивные навыки, потому что иногда последствия поступка могут быть не наблюдаемы. Например, вину можно испытывать не только за действие, но и за бездействие, за невмешательство. Вину можно установить за человеком, когда тот в свою очередь не заботится о тех, кто попал в беду, не чувствует сострадания [16].

Е.П. Ильин также уделяет внимание структуре вины и ссылается на Д. Ангер, который выделяет два компонента эмоции вины:

  1. Вербально-оценочная реакция (раскаяние) – это самообвинение, негативное отношение к себе, которое связано с осознанием нарушения моральных принципов и неправильности поступка. Признание в своем поступке порождает следующий компонент.

  2. Вегетативно-висцеральная реакция – тяжелые, болезненные переживания, такие как угрызения совести, сожаление, печаль, неловкость, стыд [12, 51].

И. А. Белик, на которую также ссылается Е.П. Ильин, в своей работе «Чувство вины в связи с особенностями развития личности» рассматривает вину как четырехкомпонентную эмоцию. Эти компоненты повторяют идеи измерений переживания вины К. Муздыбаева за исключением последнего:

  1. Эмоциональный – страдание, угнетение, подавленность.

  2. Когнитивный – осознание человеком своего поступка, неправильности действий, несоответствия «идеального» и «реального», раскаяние и сожаление.

  3. Мотивационный – желание изменить, исправить ситуацию, последствия поступка, свое поведение.

  4. Психосоматический – неприятные физические ощущения (боли, тяжесть в животе, головная боль) [1, 12].

Выражение вины внешне сложно наблюдаемо. Эмоция вины сопровождается мучительными внутренними переживаниями и физическим дискомфортом, но ее сложно отследить по человеку наглядно, в отличие от стыда, который выражается движениями глаз и головы, покраснениями лица и т.д. Хотя, при переживании вины человек может опускать голову и отводить взгляд, мимика в момент переживания вины не столь выразительна, как это бывает в выражении других отрицательных эмоций. К.Э. Изард говорит о неоспоримом факте, что вина отражается на протекании гормональных и нейрофизиологических процессов, на когнитивных функциях и на внутренней жизни человека. Но наука, по мнению К.Э. Изарда сталкивается с трудностями в том, чтобы отследить внешние или внутренние симптомы вины [11]. Е.П. Ильин пишет о том, что все же, при тяжелой вине у человека можно заметить вялое, тяжелое выражение лица. Это может быть связано с тем, что вина стимулирует память и вызывает большое количество мыслей касательно ситуации, поступка или ошибки, из-за чего момент переживания вины многократно повторяется в памяти и переживается заново [12]. Если стыд затуманивает рассудок, и при нем усиливается эмоциональный компонент, то вина, наоборот, стимулирует когнитивные процессы, направленные на осознание поступка и на исправление ситуации.
1.3.2. Детерминанты и причины вины

В основном, вина вызывается самоосуждением, впоследствии чего у человека снижается самооценка и наступает раскаяние. Д. Осьюбел называет вину «моральным стыдом», где стыд становится родовым феноменом, а вина – видовым и располагается ниже по рангу. Связь вины и нравственности очевидна, она способствует формированию норм поведения, совести, способствует развитию личности.

Д. Осьюбел выдвигает три предпосылки переживания вины:


  1. Принятие моральных ценностей;

  2. Интернализация моральных ценностей;

  3. Способность к самокритике, которая способствует восприятию противоречия между реальным поведением и интернализированными ценностями.

Д. Осьюбел отмечает, что родители, предпринимают попытки воспитывать у детей чувство вины и совести с целью сформировать в них чувство ответственности. В связи с этим он предполагает наличие общекультурных механизмов, которые способствуют усвоению вины и поведения, ею обусловленного. В их основе он выделяет:

  • Базовые аспекты взаимоотношений между детьми и родителями;

  • Минимальные навыки социализации у ребенка;

  • Последовательность этапов социального и когнитивного развития [24].

С одной стороны, детерминанты вины очевидны, но с другой стороны, при попытке их определения, авторы сталкиваются с неопределенностью. Это связано с тем, что вина может возникнуть в результате поведения, различающегося по моральным, религиозным и этическим нормам, и соответственно, причины, по которым люди переживают вину, могут быть очень разными. Это может зависеть от того, в какой культуре живет человек, в какой стране, с каким статусом и т.д. К.Э. Изард отмечает, что, касательно переживания вины, неважно, какие у человека убеждения, и насколько он согласен с нормами морали, религии и этики. Он говорит, что человек, формируя свое социальное и межличностное поведение, следует по некому личному этическому кодексу. Но не каждый осознает структуру этого кодекса и взаимосвязь его отдельных принципов. Безусловно, бывают и такие причины для переживания вины, которые актуальны для большинства культур. Чаще всего они связаны с сексуальным и агрессивным поведением, где человеку может быть выдвинуто обвинение, даже если сам он может не испытывать вину.

Важно отметить, что так же, как и при переживании стыда, причиной для переживания вины может быть не только какое-либо действие человека, но и бездействие его в конкретной ситуации, например, поступок, мысль или чувство, которые отсутствовали в нужное время и в нужном месте, хотя были бы желательны и уместны. Можно сказать, что основной и главной причиной переживания вины является проступок. Но бывают и такие случаи, когда человек чувствует себя виноватым в ситуации, когда он не совершил никакого проступка, или у него не было возможности поступить по-другому. К.Э. Изард приводит пример, где девушка чувствовала себя виноватой в разводе своих родителей. И действительно, такое встречается довольно часто, когда дети чувствуют вину в ситуации, совершенно им не подвластной. Здесь можно говорить не только о разводе родителей, но и о ситуациях насилия по отношению к человеку, который почему-то чувствует вину за это. Даже за такими ситуациями человек может увидеть какие-то свои действия, которые привели к ним, или может испытывать вину за действия, к которым приходится прибегать в результате случившегося. Чувство вины возникает в результате «интернализации» стандартов поведения, когда нормы поведения, которые диктуются обществом, переходят из внешних во внутренние нормы. Сам человек, испытывающий вину, становится хранителем и источником этих норм. Он несет ответственность в первую очередь перед собой за свои поступки и следит за соблюдением собой норм. Он чувствует себя виноватым, если его поведение, ситуация или действие не соответствуют и противоречат усвоенным им нормам [11]. Если анализировать пример, когда человек чувствует себя виноватым в ситуации сексуального насилия по отношению к себе со стороны другого, то здесь причиной возникновения вины может восприниматься сам факт случайного сексуального контакта, на что возложено табу окружающим обществом, в котором это табу стало личным для самого потерпевшего.


1.3.3. Функции вины
Эмоция вины, как и эмоция стыда, лежит в основе личностной и социальной ответственности [11]. Она имеет большое значение в социализации человека, т.е. помогает усваивать нормы и правила общества и эффективно взаимодействовать с ним. К. Муздыбаев выделяет две функции вины:

  1. Обеспечение социальной конформности;

  2. Саморегуляция, которая обеспечивает человека информацией о его поведении.

Автор ссылается на исследования, которые показывают, что осознание вины способствует корректировке поведения человека, снятию межличностного напряжения, побуждает к альтруистическим действиям [16].

Е.П. Ильин, обобщая мысли разных авторов, выделяет три функции вины:



  1. Вина как моральный регулятор, который способствует поддержанию норм социального поведения.

  2. Формирование самоотношения.

  3. Профилактика психических расстройств – Е.П. Ильин поддерживает мнение тех ученых, которые рассматривают вину как самостоятельный феномен, способствующий снижению тревоги и помогающий избегать психических расстройств [12].

И.А. Белик уточняет, что успех этих функций возможен тогда, когда уровень переживания вины имеет умеренный характер, т.е. оптимальный. Безусловно, преувеличенное и необоснованное переживание вины может нанести вред человеку, например, вызвать хроническую усталость, а в самых крайних случаях привести к самоубийству [1]. К. Муздыбаев также говорит о риске психопатологии у личности при чрезмерном переживании вины. Могут возникнуть невротические синдромы, разрушение самообраза и снижение самооценки [16]. М. Льюис в качестве способа избавления от вины предлагает пассивный вариант – смириться с ней и дать ей угаснуть [39]. К.Э. Изард считает, что лучший способ противостоять этой эмоции – жить в ладу с совестью. Но при этом, он призывает обращать внимание на то, насколько жесткие те правила, нарушая или принимая которые, человек испытывает вину слишком часто или особо болезненно. Чрезмерно жесткие правила поведения, которые мешают жить, не могут содействовать как личному благополучию, так и благополучию окружающих.

К.Э. Изард выделяет одну специфическую функцию вины, которая заключается в стимулировании человека изменить или исправить ситуацию. Для того чтобы разрешить внутренний конфликт, у человека возникает желание принести извинения тому, перед кем он провинился, или как-то загладить свою вину [11]. Это является эффективным способом для устранения дискомфорта, который вызывает переживание вины, и закрепляет у человека навыки хороших манер, чувство такта, обучает эмпатии и сочувствию, что без сомнений способствует развитию его личности.

К.Э. Изард в книге «Психология эмоций» приводит некоторое количество личных примеров людей. В одном из них он обращает внимание на то, что вина, подкрепленная радостью, может стать основой для личностного роста. В данном примере девушка чувствовала вину перед подругой. Они поссорились и около года не общались. Но радость примирения закрепило у «виноватой» чувство ответственности за страдания подруги, которые она испытывала в связи проступком. Автор в этом примере отмечает, что не только вина, но и все отрицательные эмоции могут нести адаптивную функцию.

Таким образом, эмоция вины играет важную роль в становлении социальной и личной ответственности. Отчасти именно ожидание вины или страх вины связаны с желанием и необходимостью соблюдать нормы и правила общества. Вина помогает почувствовать состояние, боль, обиду другого человека, заставляет искать нужные слова, действовать с целью помочь «пострадавшему», исправить свой поступок или ситуацию в целом. Чувство ответственности, которое возникает в связи с переживанием эмоции вины, способствует зрелости личности и ее психологической состоятельности [11].


1.3.4. Типы вины
Выделяя разные типы вины, авторы рассматривают данную эмоцию с разных точек зрения. Это предполагает с одной стороны споры касательно понятия, предпосылок, сущности вины, но с другой, взгляды на этот феномен с разных позиций, которые дополняют друг друга, отражают разные аспекты вины, и условия, в которых переживание вины может возникнуть.

Д. Вайс выделяет 5 типов вины с позиции условий или причин ее возникновения:



  1. Вина адаптивная – зрелая вина, которая несет социально-приспособительную функцию и способствует здоровому личностному развитию.

Остальные типы считаются дезадаптивными и иррациональными.

  1. Вина выжившего (уцелевшего) – данный тип вины связан с иррациональным неосознанным представлением человека, что он имеет нечто хорошее, что не досталось кому-то другому. Т.е. вина перед обделенным тем, что есть у самого. Например, рожденный ребенок испытывает вину выжившего перед не рождёнными, абортированными детьми своей матери.

  2. Вина гиперответственности – чрезмерное чувство ответственности и альтруизма по отношению к заботе о счастье других людей. С одной стороны, это те полезные функции вины, но при чрезмерности они также несут вред человеку, как и само чрезмерное переживание вины.

  3. Вина отделения (предательства) – отличие или отделение от любимых и близких людей воспринимается человеком как предательство с его стороны, которое может причинить им боль и вред. Например, вина молодого человека за сепарацию от родителей, за защиту личного пространства.

  4. Вина ненависти к себе – этот тип вины заключается в крайне негативной оценке по отношению к себе, сопровождающейся чувством никчемности, ничтожности и негодности. Эта вина может возникнуть вследствие невнимательного и жестокого отношения родителей и близких людей [8].

И.А. Белик, ссылаясь на К. Куглер, У.Х. Джонс и разработанный ими опросник, описывает вину-состояние и вину-черту. Данные понятия, разработанные западными психологами, в терминологии нашей страны следует понимать, соответственно, как эмоцию вины и совестливость, которая рассматривается как моральная черта личности. Эмоция вины или реактивная вина подразумевает эмоциональную реакцию человека на нарушение им собственных интернализованных норм. Совестливость или превентивная вина заключается в эмоциональном переживании, которое связано с возможным нарушением этих норм [1, 36].

Е.П. Ильин, ссылаясь на Б. Центнера, обращает внимание также на другую классификацию:



  1. Зрелая вина;

  2. Нарцисстическая вина;

  3. Навязанная вина;

  4. Псевдовина [12, 52].

Представители экзистенциальной психологии такие как, Д. Морано, Р. Мэй, Д. Бюдженталь, И. Ялом, выделяют объективную и онтологическую вину. Если объективная вина довольно очевидна и основывается на нарушении усвоенных норм и неправильного поступка, то онтологическая вина заключается в чувстве несоответствия «реального» и «идеального», а также в недовольстве и неудовлетворенности собой и окружающей действительностью. У Е.П. Ильина тип онтологической вины вызывает сомнения. Он считает, что человек может чувствовать вину за несоответствие «реального» и «идеального», когда причина этого несоответствия от него зависит. Но у автора возникает вопрос, может ли человек испытывать вину за то, что не зависит от него, и во что он не может вмешаться [12]. Однако, можно сослаться на пример К.Э. Изарда, где девушка чувствовала вину за развод родителей, о котором упоминалось выше. Автор, напротив утверждает, что человек может испытывать вину даже тогда, когда он ничего не совершал [11].

Помимо онтологической вины, выделяется также экзистенциальная вина. Она гуманистична, сострадательна и коренится в самосознании человека. К. Муздыбаев еще раз подчеркивает важность когнитивного компонента, в особенности для переживания экзистенциальной вины, а также необходимость эмоциональной, моральной зрелости [16].

Ролло Мэй рассматривает три формы экзистенциальной вины.


  1. Вина за нереализованные возможности, которые связаны с интеллектуальным, физическим, эмоциональным и социальным потенциалами развития человека. Невозможность реализовать этот потенциал и вызывает экзистенциальную вину [41]. Д. Ханна критикует такое толкование экзистенциальной вины. Но эту критику можно рассмотреть как дополнение и пояснение, какие именно нереализованные возможности могут привести к такому типу вины. С точки зрения Д. Ханна переживание экзистенциальной вины возможно, когда человек пренебрегает способностями, которые важны именно для его личностного роста. Он подчеркивает, что в человеке заложено очень много способностей, и развиваются далеко не все, что не предполагает экзистенциальную вину за выбор в пользу развития одной способности в ущерб другой [34]. Это мнение дополняет, но вряд ли противоречит идее Р. Мэя.

  2. Вина за невозможность полного слияния с другим человеком. Невозможность погрузиться во внутренний мир другого человека, посмотреть на окружающий мир его глазами, почувствовать то же самое, что и другой человек, с точки зрения Р. Мэя подразумевает чувство несостоятельности, которое ложится в основу одиночества и экзистенциальной обособленности [41]. К. Муздыбаев, поясняя идеи Р. Мэя, говорит о том, что этот тип экзистенциальной вины основывается на неудачах в межличностных отношениях. Это связано с тем, что из-за невозможности полностью понять другого человека сложно удовлетворить потребности этого человеке в той мере, в которой хотелось бы [16]. Д. Ханна сомневается, что это служит поводом для переживания экзистенциальной вины [34].

  3. Вина за невозможность слияния с природой. В основу данной разновидности вины входят актуальные для современного общества проблемы с экологией [34].

Развивая идеи об экзистенциальной вине, К. Муздыбаев связывает ее с проблемами альтруизма и справедливости. Человек может переживать вину за различия между собой и другими людьми, которым повезло меньше, чему уму, у которых ситуация не настолько благополучная, как у него. Он может переживать вину, не нарушая правил, находясь вне контроля ситуации, например, из-за несправедливости по распределению финансового дохода у населения [16]. М. Хоффман, на которого ссылается К. Муздыбаев, относит такие переживания также к экзистенциальной вине и указывает на их сходство с виной за бедствие [31]. Этот вариант похож на вину выжившего (уцелевшего), который выделяет Д. Вайсс, упомянутый выше.

Представители психоаналитического направления рассматривают вину в первую очередь согласно ее становлению в процессе формирования структуры личности. Основная идея заключается в том, что вина возникает в результате противостояния Ид и Суперэго. Суперэго, понимаемое как совесть, формируется тогда, когда у ребенка происходит усвоение и интернализация норм и правил поведения, что происходит посредством механизмов идентификации и инкорпорации или интроекции [12]. З. Фрейд рассматривал вину как разновидность тревоги и называл ее виной как «тревогой совести» [30]. Г. Мандлер поддерживает идеи З. Фрейда и говорит о том, что «вина и тревога – это разные названия одного и того же явления». Он говорит, что тревога возникает в связи воображаемым или реальным промахом. А желание исправить ситуацию и загладить вину – это защитный механизм, который эта тревога запускает [40]. Такие авторы как Г. Пайерс, М. Сингер, О. Маурер и др. отождествляют вину со страхом перед наказанием. Однако, Е.П. Ильин уточняет, что страх перед каким-либо наказанием не предполагает переживание вины. Если и рассматривать наказание, то не внешнее, а внутреннее – т.е. само угрызение совести, переживание вины выступает как наказание для человека [11, 12].


1.3.5. Возрастные различия в переживании вины
С.В. Горнаева отмечает, что люди старшего поколения чаще склонны переживать вину, чем молодые люди. Она проводит процентное соотношение людей старшего и молодого поколения, которые переживают вину в разных ситуациях. Так, по данным исследования С.В. Горнаевой, в ситуации обмана близкого человека 55% старшего поколения переживает вину, когда молодых людей – только 20%. Невыполненное обещание перед близким человеком становится основанием для переживания вины у 66% старшего поколения и только у 18% молодого. 63 % старшего поколения переживает вину, когда забыли оплатить проезд и вспомнили об этом позже, когда в этой же ситуации всего 14% молодых людей сталкиваются с переживанием вины. С.В. Горнаева объясняет большую склонность старшего поколения переживать вину тем, что взрослый человек является более зрелой личностью и имеет большую готовность брать на себя ответственность за свои поступки и их последствия [10].

И.А. Белик в своей работе «Чувство вины в связи с особенностями развития личности» проводит анализ связи между возрастным фактором и имплицитными представлениями о вине. В основном, объектом вины становятся близкие или значимые люди, для взрослых (30-55 лет) – это чаще дети и родители, а для молодых (19-23 лет) – интимные партнеры. Молодые люди, согласно исследованию И.А. Белик, чаще упоминают физические ощущения, при описании своего понимания вины. Для более зрелых людей характерно сожаление об упущенных возможностях, о потере близких людей. У молодых людей ситуации вины чаще связаны с социальным взаимодействием, как например, нанесение обиды другому человеку, неоправданные ожидания значимых для них лиц. По данным И.А. Белик, при переживании вины они чаще говорят о социальной нетерпимости, которая выражается в злорадстве и укорах, и чаще нуждаются в понимании и поддержке в ситуациях вины [4].


1.4. Стыд и вина в семье

1.4.1. Развитие стыда и вины в онтогенезе


Е.П. Ильин, рассуждая о появлении стыда в онтогенезе, рассматривает идею С. Томкинса о том, что первый опыт переживания стыда у детей появляется в возрасте 4-5 месяцев. Именно в этом возрасте ребенок начинает различать лица. С. Томкинс считает, что поводом для стыда является момент, когда ребенок, ожидая увидеть лицо матери, обрадовался, но вместо нее увидел лицо незнакомого ему человека, и его радость прервалась [13, 50]. Е.П. Ильин сомневается в правдоподобности этой гипотезы, поскольку стыд связан с усвоением норм общества, в котором человек живет и социализируется. А в 4-5 месяцев, ребенок социализирован недостаточно. Деятельность детей связана с исследованием окружающего мира, а низкий порог возбуждения и высокая активность объясняется естественным самовыражением и саморазвитием [11]. Узнать о нормах и усвоить установки, которые ему дают взрослые, ему еще только предстоит. Также, важно помнить, что стыд связан с оценкой себя и своей личности. Поэтому для переживания стыда, подчеркивает Е.П. Ильин, необходим сформированный «Я» образ. В этой точке зрения он ссылается на Х. Льюис. Ее исследование показало, что первые признаки «Я» образа проявляются у детей в возрасте 15-18 месяцев. А в возрасте 22 месяцев только у четверти из всех наблюдавшихся детей наблюдались первые признаки неловкости и стыда. На основе данного исследования Х. Льюис сформулировала вывод о том, что переживания стыда основывается на знании о самом себе [13, 38]. Способность к переживанию стыда формируется в довольно нежном возрасте, и в большой степени этому способствуют родители. Ребенок, исследуя мир, неизбежно в какой-то момент поведет себя так, что вызовет недовольство или нарекание у родителей. Задача родителей состоит в том, чтобы пояснить ребенку, какое его поведение является ошибочным или несоответствующим социальным нормам. Также, взаимодействуя с родителями, ребенок формирует образ идеального «Я». К. Изард пишет о том, что в дальнейшем, когда ребенок вырастет или будет разлучен с родителями, его идеальное «Я» останется «под духовным влиянием родителей». Интенсивность переживания стыда будет тем выше, чем больше идеальное и реальное «Я» будут различаться. Основой для переживания стыда будет являться осознание несоответствия своим идеальным представлениям [11].

Вина, также как и стыд, связана с формированием нравственных норм, с развитием личности. Однако М. Кляйн утверждает, что первые переживания вины могут проявляться уже в первые месяцы жизни, и приводит пример, когда ребенок испытывает смешанные чувства по отношению к матери: «он может любить и не любить ее одновременно» [12, 35]. Но все же младенцы не могут переживать вину, поскольку они так же, как и в случае переживания стыда, не знают, что такое «хорошо» и что такое «плохо». Е.П. Ильин пишет о том, что вина не возникает сама по себе, и людей с детства к этому готовят. Родители, прежде всего, способствуют различению правильного и неправильного поведения, одобряя или порицая поведение ребенка. К четырем-пяти годам у ребенка постепенно формируется представление о том, как он должен себя вести. Воспитание вины очень важно для процесса социализации человека. Но при этом очень важно не допускать формирования «комплекса вины». Родителям необходимо соблюдать последовательность в своих действиях и требованиях по отношению к ребенку, и больше пояснять свои действия, объяснять ребенку, почему он виноват, помогать посмотреть на ситуацию глазами тех, кого он расстроил, обидел, кому причинил неудобство. Ведь то, что очевидно взрослым может быть совершенно не очевидно детям. Е.П. Ильин в книге «Психология совести: вина, стыд, раскаяние» отмечает, что переживание вины в детском возрасте отличается рядом особенностей. Ребенок нуждается в большем количестве времени, чтобы понять, почему он виноват и за что чувствует вину. Если взрослый человек одновременно с переживанием вины или даже предварительно чувствует, как его мучает совесть, то у ребенка эти состояния последовательны и переживаются в разное время [12].


1.4.2. Механизм вертикальной культурной трансмиссии
Поскольку стыд и вина непосредственно связаны с культурными нормами, необходимо рассматривать формирование этих эмоций не только в процессе онтогенеза, но и в механизме вертикальной культурной трансмиссии – ключевым элементом в передаче культурного опыта от родителей к детям. Выше было упомянуто о том, что родители играют важную роль в формировании у ребенка эмоций стыда и вины, поскольку именно они способствуют закреплению социальных норм, принятых в том обществе, которое окружает их и ребенка.

В культурной трансмиссии наблюдается два процесса:

  1. Инкультурация – погружение человека в культурную среду, что приводит к включению типов поведения, одобряемых данной культурой, в поведенческий репертуар человека; привитие традиций, ценностей и норм.

  2. Социализация через целенаправленное воспитание и обучение, что также способствует усвоению социально приемлемого поведения и норм социального порядка [22].


1.4.3. Семейная социализация
Как было отмечено выше, стыд и вина имеют большое значение в социализации человека. Эти эмоции способствуют усвоению человеком правил и норм поведения в обществе, регуляции социального поведения личности, научению эффективно взаимодействовать с людьми, чувствовать переживания другого человека. Г.М. Андреева описывает социализацию как «процесс вхождения индивида в социальную среду, усвоения им социальных влияний, приобщение его к сис­теме социальных связей». При этом, она уточняет, что индивид не просто усваивает опыт социального взаимодействия, но и преобразовывает его в собственные установки, ценности и ориентации. И таким образом, социализация – это еще и «процесс активного воспроизводства системы социальных связей индивидом за счет его активной деятельности, активного включения в социальную сре­ду». Автор подчеркивает, что необходимо разведение понятия социализация и воспитания. С точки зрения Г.М. Андреевой воспитание – это «процесс целенаправленного воздействия на че­ловека со стороны субъекта воспитательного процесса с целью пере­дачи, привития ему определенной системы понятий, норм» [1, 2]. А.А. Реан и Я.Л. Коломинский говорят о воспитании как о целенаправленном и управляемом процессе социализации. Но при этом они подчеркивают, что социализация не всегда целенаправленна. С точки зрения авторов также ее можно понимать как нерегулируемый процесс, поскольку происходит не только закрепление социального опыта, но и присвоение наблюдаемого и реально испытываемого опыта взаимодействия с людьми. Целенаправленность и одновременно существующий нерегулируемый характер социализации относится и к социализации в семье. Формирование ребенка в семье, передача ему культурного опыта происходит не только благодаря целенаправленному воспитанию со стороны взрослых, но и благодаря непосредственному наблюдению ребенком за поведением членов семьи [20].
Выводы:

  1. В философии стыд и вина рассматривались как реакция на взгляд и на мнение о себе со стороны общества и самого себя и анализировались в категориях добра и зла.

  2. В психологии стыд и вина изучались в связи с морально-нравственным поведением, развитием индивида и с понятиями самоотношения и самосознания.

  3. Стыд и вина – это эмоции, переживание которых возникает при осознании противоречия, несоответствия между реальностью и социальными и личными нормами, установками, правилами.

  4. Основное отличие стыда и вины заключается в том, что при переживании стыда человек негативно оценивает свою личность и себя в целом, а при переживании вины – свой поступок, действие.

  5. Стыд и вина необходимы для успешного взаимодействия человека с миром, поскольку способствуют адаптации и социализации в обществе, личному развитию и формируют чувствительность к другим людям, самоотношение, способность к саморегуляции и автономии.

  6. В большей степени способность к переживанию стыда и вины формируется благодаря родителям и семье.

1   2   3   4   5   6

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Понимание феноменов стыда и вины