страница7/25
Дата14.03.2019
Размер4.31 Mb.

Поѣздка въ обонежье и корелу


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25

Туржу, семгу, лоховъ и нельму ловятъ зачастую новымъ


С. 89


снарядомъ, измышленнымъ спеціально на эту рыбу, который носитъ названіе поѣздка. Поѣздокъ дѣлается изъ самой тонкой сѣтки, длиною 21/2, а шириною 3 саж.; ячей въ поѣздкѣ по ширинѣ до 36 штукъ, вершка въ 11/2, отверстіемъ. Поѣздокъ насаживается на 2 тетивы; къ нижней тетивѣ привязываются 10 полуфунтовыхъ камней и затѣмъ обѣ тетивы насаживаются на 2 шеста, сажени въ 3 длиною. Для лова соединяются обыкновенно 4 ловца, которые на 2 лодкахъ и выѣзжаютъ на средину; между лодками идетъ поѣздокъ; лодки двигаются до тѣхъ поръ, пока не замѣтятъ, что поѣздокъ загрузился, т. е. что рыба есть въ поѣздкѣ; тогда лодки съѣзжаются, втыкаютъ шесты въ дно и вытягиваютъ поѣздокъ, причемъ добываютъ рыбы отъ 10 фун. до 3 пуд., при стоимости снаряда всего въ 2 руб. Попадается въ поѣздокъ и иная рыбка пошальнѣе, но рѣдко.

Лѣтними ночами ѣздятъ также и лучить рыбу острогой; производится лученье общимъ порядкомъ и въ большомъ ходу въ лѣсныхъ озерахъ.

Уженье рыбы существуетъ на Онего. Для уженья пальи употребляютъ желѣзный съ зазубринами крюкъ, вершковъ въ 5 длины; концомъ своимъ крюкъ вставляется въ большую оловянную лопаточку въ 1 фун. Вѣсомъ; въ дырку, продѣланную въ верхней части лопаточки, продѣвается веревка саженъ до 20 длиною. Ловить удою выѣзжаютъ зачастую верстъ за 15 и 20 отъ берега, въ глубокія мѣста, гдѣ ожидаютъ встрѣтить палью, которая береговой воды не любитъ и ищетъ приволья въ глубокихъ мѣстахъ. Отъѣхавши отъ мѣста лова, насаживаютъ на крюкъ наживу и производятъ ловъ. На небольшихъ озерахъ ловятъ удою, состоящею изъ небольшаго желѣзнаго крюка, насаженнаго на саженную нитку съ батожкомъ; попадаются: плотва,


С. 90

окунь и харіусъ. Уженье продолжается съ іюня по сентябрь.

Изловчился прионежанинъ и на щуку, и придумалъ на ея пагубу особый снарядъ-дорожку. Лѣтомъ 2 человѣка выѣзжаютъ на ловъ и, забрасываютъ въ воду желѣзный крюкъ съ кускомъ краснаго сукна, вмѣсто наживы; щука воображая, что это сырое мясо, бросается на кусокъ сукна и попадается на крюкъ; при задачѣ добываютъ на двоихъ отъ 10—20 фун. щукъ, которыя однако продаются не въ особенно значительномъ количествѣ.

Наконецъ, на Онего же и на большихъ озерахъ употребляется еще одинъ снарядъ, ловъ которымъ отличается кропотливостью, — это продольники. Продольники состоятъ изъ тонкой бечевы отъ 40—200 саж. длиною. На саженномъ разстояніи другъ отъ друга къ бечевѣ прикрѣпляются крючья, на которые насаживается нажива. Продольники грузятся именно на столько, чтобы можно было ихъ поставить въ полводы, а чтобы крючья лежали на днѣ. Къ обоимъ концамъ продольниковъ привязываются колья. На другія сутки послѣ постановки снаряда ловцы пріѣзжаютъ поглядѣть на уловъ и снимаютъ съ крючьевъ, когда фунта 3, а когда и 2 пуда пальи, налима, судака и торпы.

Для лова и сообщенія жители прионежскіе употребляютъ обыкновенно двухъ и четырехъ весельныя лодки. Смотря по величинѣ лодокъ и по количеству груза, для котораго онѣ предназначаются, дѣлаются онѣ 2, 3 и 4 набойныя; доски и лѣсъ для нихъ употребляется сосновый. Длина лодокъ разнообразится отъ 3—5 саж. и при вышинѣ до 12 вершковъ. Рѣдко только встрѣтишь въ этихъ мѣстахъ у лодки руль; по большей части онъ замѣняется прямымъ весломъ-плесомъ или гребломъ, которымъ жители управляются гораздо удачнѣе, нежели рулемъ; даже при такихъ переѣздахъ,


С. 91


каковъ напр. изъ Чолмужи до Кузаранды (50 верстъ), употребляется гребло вмѣсто руля. Грузится мѣстная лодка, смотря по размѣрамъ своимъ, отъ 20—60 пудами, а садятся въ нее отъ 8—25 человѣкъ.

Способы заготовленія рыбной добычи въ прокъ тѣ же, каковые существуютъ и въ другихъ рыбныхъ мѣстностяхъ, и также, какъ и вездѣ на Руси, пріемы, употребляемые при этой заготовкѣ, стоятъ все еще на той степени совершенства, на какой они стояли у Ихтіофаговъ Геродота. Незатѣйливое брюхо русскаго человѣка и тутъ является въ видѣ подспорья неумѣлости и неладности первыхъ производителей и рыба соленая, вяленая и сушеная потребляется въ огромныхъ количествахъ и мѣстными жителями, и развозится по тѣмъ мѣстамъ Россіи, гдѣ ею не наѣдаются, а лишь лакомятся и бываютъ весьма довольны, когда она «съ запашкомъ» или «ржавая». Рыбу, назначаемую въ солку, разрѣзаютъ продольно по хребту, потрошатъ и затѣмъ скорѣе всполаскиваютъ, нежели моютъ — «и то возни за ней много». Окончивши эту предварительную подготовку, всыпаютъ внутрь разпластанной рыбы соли, но въ весьма незначительномъ количествѣ, такъ какъ этотъ «сахаръ народа» слишкомъ дорогъ на сѣверѣ, чтобы пользоваться имъ безъ умѣренности. Много писано на этотъ счетъ, но видно писаніе ни къ чему путному не приводитъ, и лишній рубль казеннаго дохода гораздо важнѣе, нежели благосостояніе цѣлаго края. Насъ сначала крайне удивило то обстоятельство, что въ бытность нашу въ Корельскихъ волостяхъ, намъ случалось иногда ѣсть рыбу соленую за годъ передъ симъ, и она все таки отличалась прекраснымъ вкусомъ. Что за причина этого факта? домекались мы. Неужели же опять таки русская неумѣлость? Обратились къ старожиламъ — и узнали наконецъ истину. Дѣло въ томъ, что Корельскія волости ближе русскихъ волостей лежатъ къ Финляндіи, а


С. 92


тамъ соль стоитъ бездѣлицу; добрый конь, который не выдаетъ хозяина, укладистая телѣга или сани, да безпромашная винтовка, которая вездѣ существуетъ лишь въ народныхъ сказкахъ, а здѣсь проявилась во очію, только благодаря дороговизнѣ пороха, — и цѣлые обозы съ солью переѣзжаютъ изъ Финляндіи въ Корелу; нашему и тутъ не повезло — далеко слишкомъ поселился. Проповѣдали про это корельское счастье тѣ, кому вѣдать надлежитъ, и расположили по Финляндской границѣ таможенную стражу, но въ силу извѣстнаго правила, что надзоръ усиливаетъ только контрабанду, соль все-таки перевозится, хотя и стоитъ нѣсколько дороже, благодаря тому, что, кромѣ стоимости ея на мѣстѣ и перевозки, явился новый коефиціентъ образованія ея цѣнности — это жизнь человѣческая, коефиціентъ, поднявшiй стоимость пуда соли приблизительно на цѣлый гривенникъ. Обыкновенно на пудъ рыбы полагается 3—4 ф. соли и, слѣдуетъ отдать полную справедливость, прескверной. Просоленная рыба складывается затѣмъ въ кадки рядами и пересыпается снова солью, но въ весьма незначительномъ количествѣ, «для ради спокоя», «все кабудто не должна бы духъ дать», толкуютъ солельщики. Для просолки употребляются особаго рода кадки, которыя отличаются тѣмъ, что дно ихъ меньше верхняго отверстія. Кадки эти дѣлаются обыкновенно сосновыя или еловыя; при этомъ послѣднія считаются не такими спорными, каковы первыя. Размѣры ихъ обыкновенно приблизительно одинаковы; при вышинѣ отъ 3 до 5 четвертей онѣ имѣютъ дно въ 9—10 вершковъ въ діаметрѣ, а верхнее отверстіе ихъ доходитъ и до 11 вершковъ, какъ намъ объясняли, для того, чтобы верхній большій слой «посильнѣе напиралъ» на нижніи слой. Въ такую кадку входитъ обыкновенно отъ 7 до 9 пудовъ рыбы. Въ солку идетъ только лѣтній уловъ, такъ какъ


С. 93

зимній уловъ и безъ просолки можетъ сохраняться долгое время, благодаря холоду, но, кромѣ того, среди рыбаковъ весьма сильно распространено убѣжденіе, что зимняя рыба къ солкѣ не пригодна; какъ мы ни старались разузнать почему же именно установилось мнѣніе о непригодности зимняго улова къ солкѣ, — добиться ничего путнаго не могли, кромѣ стереотипныхъ фразъ, въ родѣ: «старики сказываютъ — вѣрно», «видно такъ, коли старики еще заказали солить ее». Вѣрнѣе всего, что простая, логическая причина позабыта, явилась снова необходимость опричинить фактъ — и вотъ цѣлая исторія о якобы непригодности зимней рыбы къ солкѣ. Въ солку поступаетъ сигъ, щука, окунь, лещь, подлещь, язь, подъязикъ, плотва, судакъ и ряпушка. Про палью и лоха толкуютъ, что «она и такъ солоная», намекая на ея розоватое мясо. Цвѣтъ мяса вообще красной рыбы, замѣтимъ здѣсь мимоходомъ, объясняется народомъ въ одномъ преданіи, которое не лишено поэзіи. «Когда пришло времячко Христу идти на пропятіе, онъ и вздумалъ отпраздновать со святапостолами пасху — разговѣться похристіанскому; стали святапостолы искать пищи и нашли только хлѣбъ, рыбу, мясо да на запитки вино церковное виссантъ. Хлѣбъ былъ, какъ и быть ему должно бы, плотный, рыба была палья, да не ноничная, а бѣлая, только по жилкамъ у нея кровь-руда переливалась, мясо также, какъ и быть бы подобало, было бѣлое и вино бѣлое, какъ и теперь еще продаютъ. Повечерялъ Христосъ со святапостолами и захотѣлъ наградить и явство, и питье свое за то, что они его святую утробу насытили. «Рцы ми Іоанне, говоритъ, чесо хощеши, да дамъ симъ явствамъ и питію сему?» — «Дай имъ Господи, отвѣщеваетъ, дабы ихъ людіе не потребляли». — «Чесо ради отыму я оныя отъ человѣка, изрекъ Христосъ, не добро еси мыслиши, Іоанне!» и промолчалъ


С. 94

нѣсколько. «Да пріобщатся они крови моей неповинной!» сказалъ, помедливъ, Іисусъ и поникъ главою. Съ той поры и палья, и мясо, и вино порудѣли, словно кровію упиталися, а хлѣбъ то столь плотенъ былъ, что зарудѣлъ сверху, съ корочки, а нутро то у него, какъ и допрежь было, бѣлое. Увидалъ сіе Христосъ и взялъ его въ ручки — анъ и размякъ, и пористѣй сталъ, а корка то все не пущаетъ кровь Христову; взялъ Господь тогда хлѣбъ и утеръ лице свое, аки губкою и напитался хлѣбъ пòтомъ его. Оттого пóтомъ хлѣбъ и добывается нынѣ, а допрежь того росло древо такое, что, замѣсто плода, висѣлъ съ него хлѣбъ , и питалися онымъ хлѣбомъ люди до той поры; а корку проклялъ Христосъ — оттого и выбрасываютъ ее собакамъ и скотинѣ». Требовалось объяснить красный цвѣтъ рыбы, мяса и вина и пористость хлѣба и вотъ какой-то досужій человѣкъ изсмыслилъ цѣлый разсказъ и пустилъ его въ народъ, который съ радостью хватается за всякое религіозное опричиненіе. Какъ бы то ни было, но красную рыбу въ солку не «мечутъ». Вообще, мѣстная соленая рыба хороша только свѣжепросольная; впродолженіе 3—6 мѣсяцевъ она съѣдобна и для болѣе тонкаго желудка, но за то черезъ полгода вкусъ ея становится отвратительнымъ и она окончательно прогоркаетъ.

Сушка рыбы производится еще проще. Предназначенную къ сушкѣ рыбу моютъ, почистятъ только ту, которая по крупнѣе, а про мелкую увѣряютъ, будто «все нутро у нея высохнетъ», придавая при этомъ послѣднему слову значеніе — уничтожится, пропадетъ. Когда наберется изготовленной такимъ образомъ рыбы пуда полтора, то ее укладываютъ въ вольный духъ въ печи на песокъ, закрываютъ заслонъ и даютъ просушиться часовъ 12 времени. Зимній уловь опять-таки и въ сушку не поступаетъ. Сушатъ по


С. 95


большей части мелочь, и только въ весьма отдаленныхъ отъ городовъ мѣстахъ (напр. на Сегежѣ и къ Ондозеру) сушатъ сиговъ. Сигъ непремѣнно пластуется предъ мытьемъ и замѣняетъ въ этихъ мѣстностяхъ зачастую хлѣбъ; сигъ такъ и называется зáѣдкой; имъ заѣдаютъ уху, имъ подправляютъ на ложку куски рыбы — однимъ словомъ, онъ вполнѣ играетъ ту роль и исполняетъ ту службу, которая въ иныхъ мѣстахъ предназначена ломтю хлѣба. Сушеная рыба, именно вслѣдствіе того, что на сушку употребляется мелочь преимущественно, носитъ названіе малья или молья; она сохраняется въ сухомъ мѣстѣ около года и вкусомъ не уступаетъ свѣжей, если только она была предварительно выпотрошена, такъ какъ непотрошенная рыба непремѣнно имѣетъ горьковатый, крайне-непріятный вкусъ.

Для вяленья берутъ корюшку, обмываютъ ее въ одной только водѣ и, не посоливши, раскладываютъ на крышахъ избъ. Если погода задается ведреная, то вяленье продолжается отъ 3—5 дней. Ту рыбу, которая побольше, при вяленьи разрѣзаютъ по хребту, вынимаютъ внутренности, посыпаютъ ее слегка солью, развѣшиваютъ на протянутыхъ на припекѣ веревкахъ, а дня черезъ 3 снимаютъ. Если случится время непогодливое, то олончанинъ ухитряется произвести процессъ вяленья подъ крышей, но на это требуется дней 10, а иногда и цѣлыхъ 2 недѣли. Вяленая рыба можетъ смѣло быть сохранена впродолженіе одного года, причемъ первое время она даже не теряетъ вовсе вкуса.

До копченія рыбы еще не додумались ни въ Прионежьѣ, ни въ Корелѣ, хотя дѣло это весьма возможно и доставило бы хорошую выручку мѣстнымъ жителямъ. Только въ Даниловѣ коптятъ сиговъ, но дѣлаютъ это лишь для себя, а отнюдь не на продажу. Жиръ вытапливается только изъ


С. 96

налимовъ и изрѣдка изъ судака, но дѣлается это лишь на домашнюю потребу — подъ овсяные блины, до которыхъ прионежане большіе охотники.

Опредѣлить количество добываемой ежегодно рыбы рѣшительно также трудно, какъ опредѣлить количество ея, плавающее въ данное время въ данной рѣкѣ; несмотря на то, что были исправники, которые доносили въ статистическіе комитеты, что въ ихъ уѣздѣ живетъ «26,392 головы обоего пола птицы куриной породы», тѣмъ не менѣе здѣсь даже и эти великіе статистики стали бы въ тупикъ. Существуютъ кое-какія указанія въ офиціальныхъ данныхъ, но всѣ они нетолько приблизительны, а и запросто никуда не годны; такъ напр., увѣряютъ, что будто сиговъ поступаетъ ежегодно въ продажу до 2000 пудовъ. Гораздо интереснѣе, чѣмъ количество общаго улова, — количество выручаемыхъ отъ рыбнаго промысла денегъ, а для приблизительнаго опредѣленія выгодъ рыболовства данныя всегда можно собрать, принявъ съ одной стороны во вниманіе стоимость орудій и факта добыванія, а съ другой — цѣну, предлагаемую ему за добычу на рынкѣ. Вотъ тѣ свѣдѣнія, которыя намъ удалось собрать:
Рыба свѣжая.

Стоитъ въ ловѣ. Въ продажѣ.

Мелочь ..20—50 к. 40 — 1 р. 25 к.

Налимъ ..40—60 » 80 — 1 » 20 »

Щука ..30—75 » 1 р. — 1 » 25 »

Палья ..1 р. 10 к. — 1 р. 50 к. 1 р. 50 к.36 — 2 р.


С. 97


Рыба соленая.

Стоитъ въ ловѣ. Въ продажѣ.

Мелочь ..25—30 к. 50—60 к.

Щука ..40—50 » 60—1 р. 20 к.

Палья ..1 р. 25 к. — 1 р. 60 к. 1 р. 60 к. — 2 р. 30 »

Рыба вяленая.

Стоитъ въ ловѣ. Въ продажѣ.

Мелочь 1 р. — 1 р. 20 к. 1 р. 20 к. — 1 р. 50 к.

Щука 1 р. 10 к. — 1 р. 30 к. 1 » 30 » — 1 » 60 к.



Рыба сушеная.

Стоитъ въ ловѣ. Въ продажѣ.

Мелочь 1 р. —1 р. 50 к. 1 р. 50 к. — 2 р.
Свѣжая.

Стоитъ въ ловѣ. Въ продажѣ.

Сигъ ..1 р. — 2 р. 2 р. — 3 р.

Лосось ..3 р. 5 » — 6 »

Лещь ..60 к. — 1 р. 80 к. — 1 р. 20 к.

Судакъ ..1 р. — 1 р. 50 к. 1 р. 40 к. — 2 р.


Соленая.

Стоитъ въ ловѣ. Въ продажѣ.

Сигъ ..1 р. 20 к. — 1 р. 80 к. 1 р. 80 к. — 3 р.

Лещь ..‑ 80 » — 1 » 20 » 1 » — 1 р. 50 к.

Судакъ ..1 р. 10 » — 1 » 75 » 1 » 50 к. — 2 р.
Вяленая.

Стоитъ въ ловѣ. Въ продажѣ.

Лещь ..1 р. — 1 р. 50 к. 1 р. 25 к. — 1 р. 75 к.

Судакъ ..1 р. 20 к. — 1 р. 75 к. 1 » 50 » — 2 »


Сушеная.

Стоитъ въ ловѣ. Въ продажѣ.



Сигъ ..р. 50 кр. 50 к. 2 р. 50 кр.


С. 98


Чтобы показать здѣсь, какъ велики иногда бываютъ тони въ прионежскомъ краѣ, достаточно будетъ упомянуть, что намъ случилось видѣть одну тоню въ 35 пудовъ леща. Счастливый ловецъ былъ поставленъ въ весьма трудное положеніе. Куда дѣваться съ такой прорвой рыбы? пудовъ 10 распродалъ, а остальное вывялилъ и доѣлся съ семьей дотого, что далъ наконецъ зарокъ никогда леща не ѣсть, — ужъ очень опротивѣлъ. Мы сами купили у этого счастливаго несчастливца вяленыхъ лещей чуть не даромъ (1 р. 75 к.). Поморская сельдь, которая очень любима въ Прионежьѣ, стоитъ отъ 2 р. 50 к. до 3 р. за пудъ; бѣломорская палтусина, которая представляетъ собою для здѣшнихъ жителей блюдо уже изысканное, лакомое, цѣнится въ 3—4 р. за пудъ. Изъ сравненія стоимости улова и приготовленія рыбы къ продажѣ съ рыночною цѣною видно, что здѣшній крестьянинъ могъ бы отлично вести свои дѣлишки, и рыба вполнѣ могла бы замѣнить недостатокъ удобной земли и тому подобныя неудобства сѣвернаго края; но въ томъ то и дѣло, что русскій человѣкъ всегда и вездѣ ухитрится подъискать способъ попасться кому-нибудь въ лапы, въ кабалу, и, вмѣсто продажи въ руки главныхъ торговцевъ, установить кулачество и собственную свою эксплуатацію. Какъ и вездѣ, какъ и всегда, какъ и во всемъ, — кулакъ, мѣстный міроѣдъ, жалкенькій торгашишка изъ мелкотравчатыхъ мѣщанъ и въ этомъ случаѣ сѣлъ на шею крестьянину и заставилъ послѣдняго на себя работать. Осенью скупщики ѣздятъ по деревнямъ и скупаютъ на себя или на главныхъ торговцевъ крестьянскій уловъ; затѣмъ по первопутку или вообще по зимнему пути рыба идетъ или въ Шунгу, или въ Петербургь. Изъ Заонежья рыба двигается и лѣтомъ, частью въ Повѣнецъ, а частью въ Петрозаводскъ, но дальнія мѣста, напр. по Выгу, по Сегежѣ, по Сегозеру и по


С. 99

Выгозеру, по дальности доставлять свѣжую рыбу не могутъ никуда и по неволѣ должны еще быть благодарны, что скупщику вздумается пробраться къ нимъ въ ихъ трущобу. Случалось намъ видѣть и такія картины, что большая рыба бросается на пользованіе грачамъ и воронамъ и на гніеніе, за неимѣніемъ возможности сбыть ее кому бы то ни было. Конечно посолка и вяленіе могли бы приносить хорошія выгоды здѣшнему населенію, но соль дорога, а потому это дѣло и не можетъ дойти до желанной степени развитія. Вездѣ и всюду положены еще цѣпи на развитіе народнаго благосостоянія и, Богъ вѣсть, когда еще настанетъ время трезваго и разумнаго взгляда на вещи въ тѣхъ кружкахъ, отъ которыхъ все зависитъ, но которые не вѣдаютъ, что творятъ.


XXVI.
Отъ Сунскаго погоста почтовая дорога идетъ чрезъ наволокъ, т. е. горою, но всѣ, кому случается проѣзжать здѣсь, предпочитаютъ нанять въ Сунѣ лодку и доѣхать до Кондопоги озеромъ или, вѣрнѣе, Сунской губою. Дикая прелесть береговъ вполнѣ искупаетъ тѣ полчаса, которыми путешествіе37 на лодкѣ разнится отъ съумасшедшей ѣзды съ горки на горку. Мы впрочемъ нѣсколько удлиннили путь, такъ какъ заѣхали на Нигозеро, находящееся верстахъ въ 6-ти отъ Сунской губы. Дѣло въ томъ, что по разсказамъ мѣстныхъ жителей на Нигозерѣ есть слѣды какой-то свайной постройки, которые съ незапамятныхъ временъ въ видѣ свай торчатъ изъ подъ воды. Разсказы эти заинтересовали насъ, и мы рѣшились пробраться черезъ Нигозеро въ Сандалозеро. Правда, при самомъ въѣздѣ въ озеро на юговосточномъ концѣ его нашли мы какія-то торчащія изъ воды


С. 100


сваи; пробовали рубить ихъ — топоръ не беретъ, но утверждать, что это слѣды свайной постройки озернаго человѣка, было бы слишкомъ смѣло, такъ какъ при самыхъ тщательныхъ раскопкахъ на берегу, къ которому подходятъ сваи, мы ровно ничего не нашли. Вѣрнѣе всего, что сваи эти или поддерживали во времена оны какой-то мостъ, или просто остались отъ рыбнаго садка, которыхъ въ этой мѣстности встрѣчается очень много по устьямъ рѣкъ, въ малыхъ озерахъ или ламбахъ съ проточною водою и наконецъ по губамъ, въ которыя впадаютъ рыбныя рѣки. Какъ бы то ни было, мы однако вовсе непринадлежимъ къ той школѣ, которая почему то воображаетъ, что у насъ на Руси не можетъ быть озерныхъ построекъ. Всякое большое озеро должно было быть населено въ доисторическія времена и весь вопросъ сводится лишь ко времени возникновенія такихъ построекъ; способъ постройки былъ извѣстенъ всѣмъ народамъ міра, но дѣло въ томъ, что иные народы не находили для такого рода сельбищъ достаточно пригодныхъ мѣстъ, а также и въ томъ, когда именно извѣстный народъ дошелъ до пониманія удобствъ представляемыхъ озерными жилищами. Но если до сихъ поръ не найдено еще никакихъ остатковъ озерныхъ построекъ, то Олонецкая губернія въ палеоэтнологическомъ отношеніи тѣмъ не менѣе представляетъ все-таки далеко не малый интересъ; по-всюду попадаются у крестьянъ громовыя стрѣлки и собрать ихъ можно въ весьма большомъ количествѣ. Послѣднія работы и изысканія, предпринятыя г. Поляковымъ показали, что, если изслѣдованія будутъ предприняты, придерживаясь строго научной системы, плодотворность ихъ несомнѣнна. Такъ напр. въ томъ уже сравнительно небольшомъ районѣ, который былъ изслѣдованъ почтеннымъ нашимъ молодымъ ученымъ, насчитывается цѣлый рядъ такъ называемыхъ


С. 101

«станцій». Въ той мѣстности, которая лежитъ напр. между устьями рр. Ошты и Мегры, найдено было нѣсколько послѣдовательныхъ валовъ, оставшихся отъ отступленія озера; первый валъ лежитъ въ верстѣ отъ современнаго берега озера; онъ представляется вмѣстѣ съ тѣмъ и самымъ старшимъ изъ всѣхъ паралельныхъ и ближайшихъ къ озеру валовъ, съ другой стороны — онъ старше и большей части трясинъ и торфяниковъ, лежащихъ между нимъ и ледниковыми образованіями на протяженіи 3—4 верстъ; въ этомъ то валу и найдены были г. Поляковымъ обломки кремней и горшковъ, относящіеся несомнѣнно къ каменному періоду; наклонность обитателей этого періода къ рыболовству обличается и дальнѣйшими находками почтеннаго изслѣдователя и весьма вѣроятно, что они искали себѣ пропитанія, а слѣдовательно и основывали свои сельбища при озерахъ, лежавшихъ тамъ, гдѣ теперь разстилаются непролазныя трясины, какъ бы намекая на будущую участь большинства озеръ нашего сѣвера. На Лужандозерѣ замѣченъ г. Поляковымъ тотъ же фактъ и сравненіе побудило его высказать ту мысль, что приозерные доисторическіе обитатели нашей страны великихъ озеръ избирали для поселеній своихъ берега преимущественно не глубокихъ озеръ. Самое интересное изъ мѣстонахожденій орудій, принадлежащихъ каменному вѣку, найдено было г. Поляковымъ на Тудозерѣ, гдѣ имъ найденъ былъ не только валъ, но и цѣлый островокъ, который соединялся съ берегомъ посредствомъ того же вала.

Мѣстность эта была обитаема людьми въ эпоху отложенія сѣраго ила, достигающаго до 11/2 вершк. толщины. На валу, во входящемъ въ составъ его илѣ, г. Поляковъ нашелъ множество обломковъ горшковъ и кремневыхъ орудій; всѣ находки здѣсь сдѣланныя удостовѣряютъ, что цивилизація каменнаго вѣка долго процвѣтала въ этомъ


С. 102


мѣстѣ. Кромѣ того замѣчено, что жители пользовались и островомъ, какъ мѣстопребываніемъ: раскопка въ нѣкоторыхъ мѣстахъ показала, что въ красномъ пескѣ его, покрытомъ тонкимъ пластомь ила до 11/2 вершка толщины, разбросаны перегорѣвшіе камни и посуда. Одинъ крестьянинъ изъ деревни Бабовщины разсказывалъ, что на окраинѣ залива, въ которомъ помѣщается валъ и островъ, онъ во время неводьбы замѣчалъ большіе обломки горшковъ и нашелъ цѣлое круглое дно горшка; онъ говорилъ также, что въ сухіе и маловодные года замѣчается, что чѣмъ дальше отъ берега, тѣмъ больше встрѣчается кремневыхъ орудій. Г. Поляковъ сознается, что это послѣднее обстоятельство остается для него необъяснимымъ, но это лишь потому, что онъ слѣдуетъ общераспространенному38 ученію или вѣрнѣе фантазіи объ отсутствіи озерныхъ поселеній у насъ въ Россіи и притомъ именно въ озерной сѣверовосточной ея части. При Кумбасъ-озерѣ г. Поляковъ сдѣлалъ тоже весьма важныя открытія по палеоэтнологіи. Вообще въ пескахъ и въ растительномъ слоѣ при этомъ озерѣ скрыто все главное и необходимое въ хозяйствѣ человѣка каменнаго вѣка; а именно: топоры, стрѣлы, ножи, рубанки, плиты для шлифованія орудій, обломки кремней, указывающіе на мѣстную фабрикацію орудій, обломки горшковъ и даже остатки жилища; г. Поляковъ нашелъ полъ изъ валуновъ, служившій несомнѣнно фунтаментомъ для хижины первобытнаго обитателя, такой именно полъ, какіе были позднѣе, уже въ историческія времена, въ употребленіи у нашихъ сѣверныхъ инородческихъ племенъ, и какіе до послѣдняго времени мы находимъ у эксимосовъ39 Гренландіи и Сѣверной Америки. Полъ этотъ былъ выложенъ изъ валуновъ различной величины и формы: были валуны закругленные водою, были остроугольные и остроребрые; былъ одинъ валунъ до 3/4 арш. въ


С. 103

длину и въ нѣсколько пудовъ вѣсомъ, находились и меньшіе, длиною до четверти; они лежали другъ на другѣ въ нѣсколько рядовъ, не были связаны никакимъ цементомъ и держались вмѣстѣ, благодаря аккуратной пригонкѣ, какъ это вообще встрѣчается въ сооруженіяхъ каменнаго вѣка. Имѣя довольно ровную поверхность, этотъ каменный полъ является округленнымъ до 11/2 метра въ діам.; около однаго изъ краевъ его былъ найденъ камень съ обточенною верхнею стороною; онъ былъ вставленъ въ промежутокъ между камнями пола и служилъ по всѣмъ вѣроятіямъ точиломъ, на которомъ готовились топоры или другія сточенныя орудія; промежутки между камнями были заполнены частью пескомъ, частью же горшечными и кремневыми обломками и угольями; въ нѣкоторыхъ мѣстахъ попадались остатки сосновой коры и береста; видно, что жители не только дѣлали здѣсь свои орудія, но разводили огонь и варили пищу; кора сосны и береза служила, вѣроятно, покровомъ для хижины, размѣры которой легко могли быть и больше нежели величина каменнаго пола. Изъ геогностическаго изслѣдованія видно, что въ то время, когда первобытные обитатели хижины были живы, рѣка Кумбаса подходила ближе къ хижинѣ; ихъ сооруженіе стояло непосредственно на берегу ея, такъ какъ и теперь современные пески лежатъ около самаго берега. Большая часть найденныхъ г. Поляковымъ орудій совершенно почти сходна со скандинавскими, сходство это простирается до мелочей во внѣшней отдѣлкѣ и является въ особенности выдающимся при сравненіи орудій, добытыхъ г. Поляковымъ, съ тѣми, которыя изображены у Нильсона, Гильдебранта и иныхъ. Вся разница лишь въ матеріалѣ; большинство скандинавскихъ топоровъ состоитъ изъ твердыхь породъ, преимущественно кварцевыхъ, изъ кремня, тогда какъ олонецкіе топоры дѣлались главнымъ образомъ изъ глинистаго сланца.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Поѣздка въ обонежье и корелу