страница2/7
Дата11.05.2018
Размер0.95 Mb.

Прмч. Афанасий Брестский


1   2   3   4   5   6   7

Так как оное имущество, церкви Косьмодемьяновской принадлежащее, во владение отцу Пятницкому поступило, честнейшему пресвитеру нашему Иоанну Савичу, еще до рождения его, то по смерти его — на тот придел их — Глеба и Бориса — со всем имуществом передаем на вечные времена. Что мы, епископ. хорошо изучив моление их к нам, епископу, пастырю их, и признав его весьма честным и богоугодным, и любезным; их, панов мещан места Берестейского, порядки духовные, церкви святой необходимые, благословением Божиим, величеством нашей пастырской, мне врученной и данной свыше от вседержителя святейшего вселенского патриарха Константинополя, Нового Рима, кир Иеремии, властью, благословляем и во всем соединяем.. И присоединяем к созданному прежде братству Виленскому и Львовскому единочестно и единомысленно и единонравно правоверно жить по правилам святого Православия, благочестия святой Иерусалимской Восточной кафолической апостольской Христовой Божией Церкви, матери нашей, семью соборами Вселенскими утвержденной, ни в чем не отступно и в послушании со смиренномудрием в любви нелицемерной во все веки строить по обычаю упомянутого братстсва. О Господе всегда в любви и кротости собираясь, да священников благоугодных, честных, православных, непьющих, как вам будет угодно, могли бы себе избирать: учителей же школьных детям своим и пришельцам убогим по чину школ своих принимать, больницу и госпиталь для убогих своих строить, церковное благолепие по силе своей честно украшать, сборы свои, данное имущество каким-либо боголюбцем, в сокровищнице своей и больничными братскими праведно использовать и советоваться должны для украшения и нужды церковной; в напастях, бедах и недугах братиям своим помогать и по смерти честно хоронить, и также нищих по преставлении братий своих, о сиротах и вдовах, по возможности пещись, между же братиями своими в кротости и попечении нелицемерно праведно судить и разбирать. Если же в некоторой вине подозреваются, по всякому вопросу такому да просят об этом истиннейшего суда соборного епископского, и по увещанию всем в любви с решением тем смиряться.

Если же кто из братий не будет жить с братством в единой мысли, но противно мысля, будет соблазн между братиями творить, и не перестанет, когда мы, епископ, отлучим такового от общих дел для достижения целомудрия, тогда мы, а в отсутствие наше — собор наш, капитул с их священником, да извергнут такового от Церкви. И если кто будет искать себе иного бесчинного братства в унижение сему благословенному братству, таковые да не имеют власти в этом строении церковного братства, ибо Господь наш Иисус Христос говорит: «Иже не есть со Мною — на Мя есть, и иже не собирает со Мною — расточает».

Сего ради нашим смирением завещается и Духом Святым повелевается быть братству сему неразрушимо и неизменно во веки, и ни от одного же во времена будущие должных прийти епископов, ни от князей, панов или священников, или мирских под страхом запрещения и непрощения, отлучения окончательного от святой кафолической Божией Церкви святого Православия нашего христианского. И если кто явится разоряя сие, как соблазнитель, и разоритель, и злотворитель, и диаволу друг, и враг Христу, да будет отлучён от Отца и Сына и Святаго Духа, и проклят и по смерти неразрешён, и да подпадет под клятву трёхсот восьмидесяти отцов Никейских и прочих святых Вселенских соборов. Бог же всякой благодатью да совершит вас, да утвердит и укрепит, сохраняя от всякого вреда противного. Тем же радуйтесь о Господе, совершенствуйтесь, утешайтесь, одинаково с этим мудрствуйте, мир имейте, и Бог любви и мира да будет с вами.

Этого ради писано сие нашим смирением и дается панам мещанам берестейским с печатью нашей навесной епископской и с подписью руки моей в лето от создания мира семитысяч девятьсот восьмое, а от Воплощения Господа нашего Иисуса Христа — тысяча пятьсот девяносто первого, месяца октября, двадцать шестого дня.

Мелетий Хребтович, Божией милостью епископ Владимирский и Берестейский, архимандрит киевский, собственною рукою.»

По смерти же блаженного Мелетия Богуринского, Потей, епископом ставший, утверждает все фундуши и клятвы против отступников от них такими словами:

«Милостью Божией Ипатий, епископ Володимирский и Берестейский. Для ведома всех ныне и в будушем живущих, кому это знать надлежит, что созданное пред нами о Христе братство, попечители храма святого иерарха Христова Николы соборной церкви, придела Святого Богоявления, граждане берестейские ознакомили нас с фундушами церковного братства от святейших патриархов: кир Иоакима, патриарха Великой Антиохии, переписанный устав и утверждение привилегий кир Иеремии, архиепископа Константинопольского, Нового Рима, и Вселенского патриарха верховного пастыря нашего, а также и здешнего архиепископа, митрополита Киевского и Галицкого и всея России со всеми епископами соборное утверждение и постановление о сем братстве, и листы от почившего предстоятеля нашего Мелетия Хребтовича, владыки Володимерского и Берестейского и прочее, что фундуш этот в себе содержит.

Иных фундушей не утверждаю, только из Королевских единственный привилей, утверждающий фундуш и клятвы на отступников от него, выписываю в таких словах:

«Во имя Божие быть к вечной памяти и утверждению повеления ниже писанному.



Мы, Жигимонт Третий, Божией милостью Король Польский, Великий князь Литовский, Русский, Прусский, Жемойтский, Мазовецкий, Инфляндский и Королевства Шведского наиближайший наследник и приглашенный Король.

Знаменуем этим документом нашим, кому это надлежит знать нынешним и в будущем должным жить, что мы, Государь, счастливо господствуя над народами христианскими в государствах наших, не только стародавних прав. свобод и вольностей стражем и защитником являемся, но и всегда милостиво благоизволяем дарования и умножения их обывателям государств наших в ответ на принесение нам просьб от стран многих, и тем самым скорейшего умножения славы Божией и порядков должных сохранения желаем. Так, на челобитье мещан града нашего Берестейского, людей народа русского, братии церковного братства церкви во имя святого Николы, придела Богоявления, прозываемого приделом Бориса и Глеба, милостью нашей государевой позволяем им для свободного и спокойного употребления всех служб церковных и умножения славы Божией богослужения их, согласно с порядком городов наших столичных: Виленского — церкви святой Троицы, а Львовского — церкви святой Пречистой, и вольностей, нами, Государём, братству Виленскому и Львовскому данных, а также по благословению и грамоте пастыря их , в Боге славимого Мелетия Хребтовтча Литаворовича Богуринского, епископа Володимерского и Берестейского, архимандрита Киевского монастыря Печерского, который от них и пред ними положен был под датою года 1591, месяца октября, двадцать шестого дня, с подписью руки и с печатью навесною владыки Владимирского и Берестейского. То есть, во-первых, братство церковное. которое возлюбили и для дел богоугодных, согласно установлению своему, имеют право иметь и во всем в нем управлять и распоряжаться по уставу и примеру градов наших Виленского и Львовского на вечные времена. И дом их братский, в котором дела свои братские отправлять будут, от всяких уплат и повинностей наших государевых и городских и от стояния в нем гостей всякого звания, как при бытности нашей государевой, так и в небытности, освобождаем и свободными учиняем на вечные времена. Так и алтарь, в котором поп их братский служить будет, согласно грамоте вольности от владыки берестейского на то им данный, сохраняем для них, и никто из званий духовных и светских им препятствия ни в чем в приделе Глеба и Бориса чинить и во вхождении свободном церковном препятствовать не имеет права. А для обучения детей народа христианского всякого звания к благополучию и преуспеянию Речи Посполитой позволяем им иметь школу греческого, латинского, польского и русского языка, и людей ученых в тех школах свободно содержать духовного и светского звания. Братством их и церковью, алтарем, попами, школами, и всею челядью братскою, и землями, братству и алтарю принадлежащими, не имеет права никто управлять, только они сами, братство вышеуказанное, сохраняя во всем целости верховенство пастыря владыки Володимерского и Берестейского. А если бы кто по доброй воле своей что братству этому подарил, или по завещанию отписал, а также если и без завещания подарит или отпишет вещи как движимые так и недвижимые — то на все будущее время при этом братстве церковном навечно остаться должно, и никто от того имущества братства отнимать и отделять права не имеет.

И на то дали мы братству церковному Берестейскому сию грамоту с подписью руки нашей государевой и с нашей печатью. Писано в Варшаве на вальном сейме, лета Божиего Рождества 1592, месяца октября, одиннадцатого дня. Sigismundus Rex. Матей Война писарь.»

Такие имея права, изложенные на пергаментах, и видя всю полезность их, присовокупил я их к книгам городским, и сделав выписки, смелей волю Божию исполнять начал.. Что уния с Римом ветхим, вне согласия с уставом Церкви Восточной принатая, навеки проклята, имея доказательства достаточные, явно о том в церкви и на всяких местах оглашал. Потому в граде том Берестейском и во всем повете воеводства того в великой тревоге униаты восставать начали. Потом, когда был я на сейме, в году 1641, в сентябре месяце, выписал я суть привелеев, утверждающих фундуши и клятву на отступников из канцелярии королевской в таких словах:

«Владислав Четвёртый etc. Извещаем этой грамотой нашей всех, кому это знать надлежит. Прошены мы были о выдаче из книг канцелярии нашей большой Великого Княжества Литовского существа дела нижеописанного, которое в грамотах святолюбивой памяти Короля Его милости Жигимонта Третьего, пана отца нашего, находится в таких словах писанное: «Во имя Божие да будет к вечной памяти и утверждению постановления ниже приводимого:» Мы, Жигимонт Третий» и прочее. Окончание же этого документа следующее: «Мы, Король, на просьбу стороны просящей, милостиво изволив это дело, в этой грамоте суть которого изложена в году нынешнем 1641, месяца сентября, шестнадцатого дня, под печатью великого княжества Литовского выдать повелели сие. Писано в Варшаве за ведомством освященного Альбрехта Станислава Радзивила, княжащего на Олыце и Несвиже, канцлера Великого княжества Литовского, Пинского, Гниевского, Тухольского etc. старосты. Альбрехт Станислав Радзивил, канцлер Великого Княжества Литовского. Ян Довкгало Завиша, секретарь его Королевской милости, переписал мой королевский документ мещанам берестейским.»

В то же время на сейме в Варшаве, волею Божией и молитвами Пречистой Богородицы, привилей новый на братство Берестейское при Церкви уже Рождества Пречистой Богородицы через комиссара и дворянина Его Королевской милости, согласно прошения поданного, с подтверждением первоначального права и дозволением на приобретение участка под дом братский с подписью руки королевской, приобрел в таких словах:

«Владислав Четвёртый, Божией милостью Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Жемойтский, Мазовецкий, Инфляндский, Смоленский, Черниговский, а Шведский, Готский, Вандалский наследственный Король.

Извещаем сей грамотой нашей тех, кому надлежит знать сие. Донесена к нам через некоторых панов радных и урядников наших придворных просьба от имени обывателей и мещан братства церковного Берестейского, к унии не принадлежащих, о том, чтобы им церковь Рождества Пречистой Богородицы в граде нашем Брестском, за рекою Мухавцем на улице Мудрецкой находящуюся, названную Задним монастырем городским, уже им дворянином нашим в году 1633 переданную, ради высшей силы особенным привелеем нашим упомянутую церковь, также и монастырь утвердить. Мы тогда к просьбе их милостиво снизошли и тем привелеем нашим церковь Пречистой Девы нашей Богородицы Марии, Задний монастырь городской, согласно доклада дворянскго, со всеми принадлежностями издавна им принадлежащими, утверждаем и скрепляем. При церкви этой пребывающие иноки религии греческой, неуниаты, свободно во всем, согласно закона церкви восточной, богослужения и обряды отправлять имеют право в вечные времена, также и братство их церковное, согласно привелея Его милости, Пана отца нашего, дозволяющего им то братство при упомянутой церкви, они же привилегированный здесь алтарь иметь имееют право, в чем изъявляем согласие свое и дозволяем. При том братстве школу языка русского и польского, и госпиталь при той же упомянутой церкви иметь, и участок земельный себе на дом братский на той же улице поблизости приобрести дозволяем, что все это утверждая, ради лучшей удостоверения, рукою сие нашей подписав, печать Великого Княжества Литовского приложить приказали мы. Дан в Варшаве, месяца октября, 13 дня, года 1641, царствования нашего Польского девятого. а шведского 10 года.

Wladislaw Rex. Станислав Нерушевич писарь».

Этот привилей сейчас же на сейме пан канцлер и подканцлер никак не захотели запечатать, потому снова в году 1643 на сейм с тем же привелеем для запечатания с мещанами братства Берестейского приехали. И увидев, что уже несносную обиду Церковь Восточная терпит от униатов проклятых и от всех властей римских, возвещали, что вот-вот вера и Церковь православная в Панстве Короля Польского умножаться не сможет (о чем яснее в «Новинах» описано»), тогда призрением Божиим ходатайствовали с образом Пречистой Богородицы в Кресте изображенном и с историей явления того образа в пределах московских, перед публикой и сенатом, и пред Королем Его милостью Польским. С надписью такой:

Затем, наияснейший Королю Польский, Пан мой милостивый, то чудо Божие чести Вашей и магистрату предлагается, чтобы уния проклятая была уничтожена навеки, так как она весьма и весьма проклята, о чем делами своим достаточно свидетельствует.

О беда, беда тем, которые прокляты отцом своим духовным, которого сами себе избрали!

Желай же, Ваша Королевская милость, милостиво и то совершить ради врожденной Вам доброты и данной Вашей милостью королевской присяги, да вера истинная греческая основательно будет успокоена, а уния проклятая уничтожена и в небытие обращена, ибо если унию проклятую искорените, а Восточную истинную Церковь успокоите, то счастливые годы Ваши проживете. А если не успокоите веры истинной греческой, и не уничтожите унии проклятой, то узнаете наверняка гнев Божий, ибо уже весы несправедливости к самому долу опустились.

Уже злоба людская и гнев до предела их низвела. Силы уже в людях правоверных истлели и совсем изнемогли. В таковые времена помощь Божия приходит, как видите. Тот образ, в Кресте изображенный, Пречистой Богородицы, трубою является и знаком, предваряющим Страшный суд Божий, который воистину прийти должен, согласно Евангелию святому: «Благословенных отделив пошлет в Царствие Небесное, а проклятых пошлет (ах беда же!) в пекло на вечные муки».

Знаю, что кто будет сопротивляться таковому предостережению, будет невернейшим, чем Фараон закаменелый. Надеюсь же и что тот будет как и Авраам, верный Богу, Творцу своему, который в то поверит. В воле человеческой состоит это: избирай же себе то, что желаешь, пока время еще имеешь. Вот тебе части две для веры: вера же твоя».

После такового поступка моего на Сейме у Короля Его милости Польского, отцы старшие обвинили меня, помышляя. что я самовластно то сотворил, а не по воле Божией, и до окончания Сейма под арестом содержали меня. Потом же, разъезжаясь из Варшавы, в Киев отправили.

В Киеве, в несколько недель, когда было на то время, историю вышеописанную и свой поступок перед Королём Паном на латинском языке вразумительнее так написал.

Ex historia, in chivitate metropoli Moschoviae descripta per Athanasium Philipovicz, moderno tempore ihumenum Brestensem, monachum ordena sancti Basilii, data Michaeli Moschovitico, anno 1638.

1. Manifestando aflictionem fidei graecae et ecclesiae orthodoxae sub rege Poloniae, tanquam propter elemosinam pro aedificanda ecclesia, ad orthodoxum ducem Moschoviticum ex Lithuania a monasterio Cupiaticiensi Athanasius, cum alio monacho sine literis (non sine divino instinctu), advenit.



2. In regno Poloniae in monasterio Cupiaticensi, ubi et ecclesia dedicata sanctissimae Virgini Deipare, cum imagine eius miraculosa, in cruce expressa antiquitus invenitur, quasi vox audiebatur: « Ducem Moschoviensem ecclrsiam ibi novam aedificaturum^. 3. Imago Deiperae in cruce ad similitudinem Cupiaticiensis, in caelo illico post ortum solis visa, ut dux Moschoviticus in caelo illico post ortum solis visa, ut dux Moschoviticus in vexillis militaribus suorum militum simelem gerendo cum iis contra uemlibet hostium suorum egrederetur. 4. In eo praelio quemlibet, idem quasi dux Moschoviticus ut salvum conservaret. Totius huius histiriae, quamquam circumstantiae peregrinationis variae sunt, summa tamen rei talis est, ut hic demonstratur. Initium huius histiriae tale est: Notum tibi, serenissime ac invictissime Michael, princeps Moschoviae domine orthodoxe, quod deus omnipotens summus, rector et gubernator universi, ^in manu enim eius (ut sapiens dicit) et nos et sermones nostri et omnis sapientia et operum scientia et disciplina, etc. usque ad finem. Allegorice ex historia non nulli intelligunt^ loco ducis — Christum aut Michaelum archangelum, loco ecclesiae — populum orthodoxum, loco in cruce imaginis Deiparae — tabam terribilis iuditii cum misericordia significari, nam et postea, quod factum est, maxime miraculo sum est. Transactis quinquis annis post redditam duci Moschovitico hanc historiam, quam ibidem anno 1638 martii in metricis conscripserunt, idem Athanasius Philipovich, anno 1643 martii decimo die, feria sexta, e meridie, tercia hora, in comitiis generalibus Varsaviae perspecta nimia persecutione fidei graecae, nam idem Athanasius, tunc explorabat privilegium pro ecclesia orthodoxa Brestensi, sed consignare illud, ad ablationem triginta talerorum nolebant. Dicebant enim sibi quasi cancellarius Radzivil et vicecancellarius Trizna, sub anathemate a papa romano, prohibitum esse ne ullo modo fides graeca cresceret. Eo autem tempore, ut supra, dictus Athanasius (scriptu certe bono), tanquam supplicando et iustitiam desiderando per imaginem in cruce beatissimae Virginis Deiparae, in septem volumibibus, linteis sigillacim pulchre depictam, simul etiam cum historia Moschovitica, duae erat cuilibet imagini appensa. In arce publice senatum, ante conspectum regis agressus causaque iediciali coram rege dirupta, tradidit imaginem unam, marginibus deauratis pulcherrime ornatam et holoserico obvolutam, regi Poloniae Vladislao Quarto, senatoribusque sigillatim non nullis, iuxta exigentiam titulorum ipsorum, et legatis etiam in comitiis eadem hora per diaconum suum optimum obedientem, nomine Leontium, cum inscriptione tali. «Id circo serennissime rex, domine noster clementissime, hoc miraculum divinum magestati vestrae regali proponitur, ut unio maledicta deleatur, et enim est maxime ac maxime maledicta iure id convenienti evidenter demonstratur. O vae, vae, vae huic, qui devenctus est anathemate a patre spirituali, legetime sibi illato. Velit, vesta regalis magestas, id intendere, pro innata tua bonitate et iuramento regali vestro, ut religio graeca radicitus qu’лtat reddatur, unio autem maledicta eradicetur, si hanc everteritis et orthodoxam fidem pacaveritis, feliciter vestros traducetis annos . Si autem non pacaveritis fidem veram graecam et non eradicaveritis unionem maledictam, experiemini iram Dei. Jam et enim trutinae iniustitiae usquam ipsum centrum tetigerunt, jam malitia humanamodum maxime excessit, vives autem in hominibus orthodoxis deficiunt et maxime debilitantur. Talibus itaque temporibus Divina potentia advenit; ut videtis, haec imago in cruce beatissimae Virginis tuba est et signum praeoccupans terribile iudicium Dei, quod vere advenire debet iuxta evangelium sanctum: beatos electos mittel ad regnum caelorum, maledictos autem protrudet (ah, miserabile) ad inferos in saecula saeculorum. Novi contrarium fore huic cantellae quaempiam Faraonem duriorem lapide, futurum etiam et Abrahaamum fidelem Deo qui crediderit. In libero hoc positum est arbitrio hominis. Elige tibi quod placet do nec tempus habes».

В Киеве в то время., как писался этот доклад по-латински и велось расследование, весьма меня, Афанасия, терзали и в консистории оправдываться принуждали.. Однако, не найдя вины во мне. отослали к его милости митрополиту, как в «Новинах» ниже описывается.

Его милость отец митрополит, видя невинность мою, ибо ни от Короля Пана. ни от Речи Посполитой обвиняющих меня не было, и к тому же имея прошение от всего братства Берестейского, посылает меня снова с письмом своим в Берестье. Это письмо я там (для доказательства в будущем своей невинности в решении этом его милости отца нашего митрополита православного) к книгам присовокупил и выписку сделал в таких словах.

«Выписка из книг городских староства Берестейского. Года от рождества Сына Божия тысяча шестьсот сорок четвертого, месяца августа четвертого дня.

На правлении городском, в замке его Королевской милости Берестейском, предо мною, Николаем Табенским, писарем земским и подстаростой берестейским, лично представ, славимый в Боге его милость отец Афанасий Филиппович, игумен монастыря святого Симеона берестейского, подал к приобщению к книгам правления городского берестейского письмо уже открытое в Боге преславного его милости отца Петра Могилы, архиепископа митрополита Киевского, Галицкого и всея России, экзарха святого Апостольского престола Константинопольского и Печерского архимандрита ко братству Берестейской церкви святой Восточной Рождественской в речи и постановлении, ниже в письме том изложенных. Письмо сие желал именованный отец игумен, чтобы было принято и в книги городские вписано. В чем я, подстароста, находя просьбу обоснованной, письмо это принял и велел в книги берестейские вписать. И вношу в книги на языке русским слово в слово в следующем виде.

«Пётр Могила, милостью Божией митрополит Киевский, Галицкий и всея России, экзарх святого Апостольского престола Константинопольского, архимандрит монастыря Печерского Киевского.

Благородным, благочестивым и христолюбивым их милостям панам братиям братства крестоносного Церкви святой Восточной и нашего смирения в Святом Духе наимилым сынам милость, покой и милосердие от Христа Спасителя и наше архиерейское благословение от столицы митрополии Киевской препосылаем.

Уважая милостей ваших в письме изложенную просьбу и нужду в отце Афанасии, благословили его на то же послушание игуменства Берестейского ехать при надлежащем наказании духовном за поступок оного таковой, который бы всей Церкви Российской нанес бы великую печаль и затруднение. Надеемся, что по таковому исправлении нашем, осторожней будет поступать впредь в делах церковных, и особенно пред Королем Его милостью, Паном нашим милостивым, и всем пресветлым Его Сенатом в послушании своем; и как в прошедшее время угождал милости вашей, так и в будущем тщание приложит, да повинность свою духовную и нужду милости вашей смог бы благополучно исполнить. Засим самого себя и молитвы мои архиерейские милостям вашим тщательно вручаем. из монастыря Печерского киевского дня 20 года 1643.»

В том письме при печати подпись руки такими словами: «Милостей ваших приветливый в Святом Духе отец пастырь и богомолец Петр Могила, архиепископ, митрополит Киевский рукою собственною».

Письмо сие, поданное к приобщению к книгам городским особою вышеупомянутою, вписал, из которых и выписан сей час под печатью правления и с подписью руки писарьской его милости отцу Афанасию, игумену монастыря святого Симеона, выдан. Писан в Берестье.»

Благодаря письму этому митрополичьему, а наиболее волею Божией пребывал в Берестье в покое время немалое. Тогда же получено было мною письмо от пана Зычевского, слуги и юриста его миловсти пана Казановского, из Варшавы о запечатании привелея в таких словах.

Wielebny w bodze, miłosciwy oycze ihumienie brzesky, moy wielcie miłościwy oyche y dawny dobrodzieiu!

Luboć to wasza milość w Warszawie z odważnego waszey miłości moiego miłościwego oyca progressu dla imminentiae, które ecclesia Christi po wszytki dni swoie cierpi pericula y całości rellionis sequestrowano było concludowałem ia iednak że seo wasza miłość zeło rellionis navis ecclesie Christi, na tak wielkim oceanie periculo cum dispendio vita in conspectu domni et Rei pub (licae) processit.

W tym tedy rzecze ten conamen waszey milości oddano staraniu memu y prace. Y lubo durum erat contra stimulum calcitrare faxit, iednak Deus, że wedlug intenciiey waszey miłości sprawiłem y ten przywiley zapieczętowany mam. A iakom panom, panom braci waszey miłości, obiecalem dawać znać, daię z umysłu naiąwszy kozaka, y piszę do nich osobliwie.

1   2   3   4   5   6   7

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Прмч. Афанасий Брестский