страница4/7
Дата11.05.2018
Размер0.95 Mb.

Прмч. Афанасий Брестский


1   2   3   4   5   6   7

Приехав же к братии моей в Берестье, скоро потом в монастыре отцов бернардинцев в первый раз дал образ Пречистой Богородицы в Кресте Купятичский изобразить со скипетром, в знак одоления (ибо видел запечатанный привилей). Написанный же, когда мне принесли, за червонный золотой получил его. И был он в келии моей; когда же согласно времени пред тем образом совершал молитвы, весьма-весьма великий страх пал на меня и сам от образа того слышал голос таковой:

«О Афанасий, ходатайствуй еще через образ мой в Кресте Купятичский изображенный на Сейме наступающем перед Королем Польским и Речью Посполитой об уничтожении полном унии проклятой. Благо будет, если послушают и уничтожат ее: поживут еще в отпущенных годах счастливо: ибо и планеты Меркурий в Венера указывают на милость в тех годах. А правило сына Моего при суде: во-первых спрашивать Адама, потом Еву, напоследок же как слово вымолвят злое, сразу же по по произнесении слова — постановление страшное.»

После сего устрашения я весьма слабый был пять дней. Истинно, не пил. не ел, помышляя. что мне делать. «Горе мне произносить таковые речи на таковом месте, беда и не говорить о делах Божиих!!» Постановил же для себя: говорить.

Тогда же пришло на меня разумение и бодрость даром Духа Святого (как тому простым сердцем верую), что униаты по воле своей римлянами обмануты, а римляне именно в завете Божественном и чине духовном обмануты сатаною проклятыи.

Образ Богородицы и то повелевает, чтобы и все еретики узнали, Кто есть истинная Царица Небесная и благодетельница великая всему роду человеческому, по естеству своему, а затем и все святые Божии. Крест знаменует (как хоругвь гербовая) пришествие Христово на суд справедливый очень-очень скоро.

«Ознаменуй же, Афанасий те дела Мои. И не откладывая, вопии, голоси. как труба наипронзительная, верещи, ибо час тому пришел, чтобы все, кто именем Иисус Христовым именуются, к исправлению пришли, т.е. все отщепенцы и еретики: лютеране, ариане, нуриане, сасы, цвинглиане, и иные им подобные, за то что они веруют в Христа Господа, чтобы в порядок истинный духовный, семью соборами установленный, пришли, то есть на десницу сейчас преклонились бы и присоединились, ибо вскоре уже не будут иметь времени для покаяния.»

А войну надлежит вести по нужде и лишь с погаными и неверными Христу, чтобы был над всеми единый Пастырь Иисус Христос, а не папа, и едина овчарня Иисус Христова. а не папская, ибо ведь не папа в Евангелии святом говорит: «Иные овцы имам, яже не суть от двора сего, и тые Ми подобает привести, и глас Мой услышат, и будет едино стадо и един пастырь».

Таковою тогда, я убогий Афанасий, волею Божией принужден быв, уже начал и готовиться на высокий театр мира сего, Сейм, имею в виду, вальный, в Польше собирающийся, перед всем собранием людским в костеле, в присутствии милости Вашей Королевской, после прочтения Евангелия, во время проповеди, поднести писания в нескольких десятках страниц с образами Пречистой Богородицы Купятичской и с историей московской (как и на прошлом сейме в Сенате), а разным чинам Коронным и Великого княжества Литовского, а также купцам чужеземным (если бы они были) на разных местах, способствуя наилучшему оглашению, по указанию Пречистой Богородицы и всех святых, чего от нас на том склоне времен и Страшного суда Бог всемогущий требует.

Какое я , убогий раб, оправдание о себе дам, когда Творец мой Иисус Христос и Матерь Его, Пречистая Богородица Купятичская, такое трудное, дивное и весьма великое дело и служение на меня покорного, как на быдлятко Валаамово, возложить соизволили? О Иисусе Христе, мой Искупителю! Не желал ли бы я , убогий, сидеть в монастыре, как и другие отцы и братия мои, молясь Тебе, Творцу моему за себя и за всю власть духовную и светскую, и особенно — за благодетелей моих? Не желал ли разве я того себе? Желал весьма и желаю, дивясь непостижимым делам Твоим святым.

Подаю это набожному призрения Вашей Королевской милости Пану и благодетелю, мне весьма милостивому. Что бы я предпринимал, убогий человек, простак, гарбарчик, калугер убогий между монархами мира, Вашей Королевской милостью и Царем Московским, когда бы не было о том особенной воли и содействия Бога в Троице Святой единого? Ведь и Сам изволил сказать: «Без меня не можете творить ничесоже».

Русь же от патриарха Константинопольского, Нового Рима, Владимиром князем, призрением Божиим, окрестилась в году 987, по 22 годах после поляков. И от того времени патриарх Константинопольский духовное послушание и благословение здесь находит. Это многим ведомо, а незнающие пускай у Длугоша, канонника краковского и у иных летописцев поглядят.

Уния же есть проклятая — право достаточно сие доказывает. Кто когда-либо уклонится от пастыря своего собственного благословенного и братства и удалится к другому, недолжному, тот пускай будет проклят от Отца и Сына и Святого Духа! Пускай будет и по смерти своей неразрешен! Пускай будет иметь клятву отцов святых, что заседали в Никее и во всех святых местах Божиих! А тот это Пастырь и Отец духовный истинно так связал, Которым истинно. по воле Божией, между пятью столицами духовными в том предвечном мире, по надлежащим и весьма важным причинам и тайнам Божиим, Духом Святым сотворенным и данным, между столицами, говорю, пятью: Константинопольскою, Антиохийскою, Римскою, Александрийскою, Иерусалимскою единая власть и равность духовной власти с иными столицами и Константинопольской дана: истинным порядком связывать и разрешать, согласно речи Христовой: «Глаголю вам, его же свяжете на земли, будет связан и на небе, а его же разрешите на земле. будет разрешен и на небеси».

Кто этого не знает, тот униат, который отбежал от пастыря своего собственного по своей воле, и истинно проклят, а особенно тот, который без исповеди и покаяния надлежащего изошел с этого света.

Знать и то необходимо, что как Люцифер с наивысшего неба извержен, так и униаты на церковном небе ради пожелания стола сенаторского, проклятыми учинились. Грех содомский и иные великие своеволия святыми отцами прощаются. Только гордость проклятая вынужденно наиболее осуждена бывает.

Потий перед владычеством своим, костеляном берестейским будучи, имел место в сенате. Когда же стал владыкою, оное ему было возбранено. Потому, помышляя о себе высоко , у разных лиц: у пана виленского Ходкевича совета искал и возмущался: «Почему это мы под Королем Польским свободы имеем равные. а не заседаем вместе с бискупами?»

Тогда духовные римские посоветовали ему, по воле Короля Пана. «Когда будете иметь от отца святого, Старого Рима папы, благословение, то удобно будет вам иметь и между нами стол сенаторский».

Потий тогда, из-за желания стола сенаторского, с Терлецким, с Рогозою, и с иными соучастниками своими, тайно договорившись, избранных людей правоверных из народа российского и княжат панов, как и селян обывателей некоторых в реестр вписав, от имени всей Церкви Российской православной Восточной, предательски, не помня и клятвы, которую сам на себя писал, выдал римскому папе, который согласно принятой вере и Креста святого народу российскому не надлежит, и в послушание отдался. Однако и за то стола не обрел. Только от льщения князьям и советом из особенным, милость королевскую в обороне той унии и фундации их церковные до сего времени имел.

От того времени, воспылав ненавистью в злом начинании своем и из-за беззаконного рождения своего той проклятой унии, как Каин Авеля и Измаил Исаака, так проклятый униат православного брата своего забивал и преследовал. И даже по сие время с помощью льстецов и противников правды святой, согласно времени и попущения Божия, что хотел то и городил. Превращая безбожно все, что имеют православные христиане в вере православной, совесть чистую, славу добрую и имущество и все достопочтенное с людей убогих всякого звания как в братствах церковных, так и в советах всяких, судебных и цеховых существующих, срывал, терзал и скреб, и разнообразно мордовал их и забивал. И что сего больше — церкви запечатывал, отбирал, грабил, в небытие обращал. В городах, в местечках и селах, в имениях королевских и шляхетских, как то в Люблине, в Соколе, в Бельске, в Полоцке, Витебске, Остроге, Львове, Грубешове, в Бельзе, Кобрине, Берестье и в иных даже с избытком гнусность и злобу изливал и преследовал.

Во многих разных городах в панстве том государстве непотребные смущения от той проклятой унии даже по сей час происходили. Напоследок, с казаками внутренняя война непотребная из-за той унии проклятой случилась. Из-за нее милость немало во всех оскудела. из-за той лесть, сребролюбие, зависть, предательство, нечестие, а наиболее — гордость эта проклятая умножились. Из-за нее уже и порядок духовный и светский едва-едва сгинул, о чем и сами уже вопиют: «Не ровно стоим1»

И вот теперь порядок согласно воле Божией настает. Теперь час наступил разделения благословенных от проклятых. Теперь гнев справедливый Божий и суд Его страшный на шуюю пришел. Кто имеет уши для слышания, пускай слушает, что объявляется согласно времени, места и нужды.

А если некоторые и говорят: «Королю Пану о вере не надлежит судить, ибо вольно как хотеть, так и верить.» Да, так и есть. Не виновен Король Пан, если кто в духовном деле блудит. Однако с помощью Королей их милостей эта уния проклятая в государстве этом христианском и по попущению Божию возникла. Нужен справедливый суд, во времени мирном, согласно воле Божией, да с помощью Королевской и падёт.

А кто же смущение в доме должен успокоить, как не хозяин, наипаче добрый и чуткий в обязанностях своих?

Святые отцы уже точно того не исправят, ибо самим им впредь нужно себя поправить. Уже тут споров не нужно. Призрением Божиим, на выборах счастливых, огласителем покоя была Ваша королевская милость в этом деле. И на коронации с присягой было дано обещание основательно успокоить. А почему не успокоил? Пускай уже успокоит, ибо уже время пришло! Пускай каждый на своей стороне, которую себе возлюбил и заслужил, при той и останется: благословенный одесную, а проклятый ошуюю.

Касательно Дмитровича, хорошо это вышло милостью Божией, что оного Ваша Королевская милость, Пан мой милостивый, справедливый в приязни к каждому, на опознание к Царю Московскому послать велел. Не подобает потому как пану, по естеству и по дару особенному Божию, вмешиваться в дела несправедливые. Удобно узнать каждому, если бы был он от Мнишковны, воеводянки сендомирской, Дмитровичем! Значительная есть фамилия их милостей панов Мнишков! И если пан кухзмистр коронный , староста Осецкий и иные отказались от повиновения, то где же это великое дело быть истинным царским сыном!

К тому же еще из уст покойного Сапеги, гетмана, слышал я, когда был наставником. Просили коврик ему обить над ложем, тогда громко в гневе сказал: «На что ему обитие над ложем? Кто его знает, кто он есть?!» Я же на то отвечал, спокойно: «Шляхетские детки при наставниках своих школьных спрашивают, у кого он под опекой находится». Тогда он, рассудив, едва-едва приказал коврик и одеялко купить, а я потом вскоре монахом стал и теперь волею Божиею в этом звании и нахожусь.

А вместе со всем суть такая выходит: не на доброе дело он тут в титуле царском начал укрываться, ибо много злого через него , как через орудие какое, своевольной кучкой и в хитростях весьма мудрых людей, сатана проклятый, по попущению Божию, мог бы сотворить, если бы то позволилось бы сатане в царской стороне. Иные дела потом станут известны, ибо «несть тайно, иже не открыется».

Оба этих дела, как о Дмитровиче. так и об успокоении веры православной греческой, кладу на весы почтенного рассуждения Вашей Королевской милости, Пана мне милостивого. Знаю, что полезно будет и справедливость святую познать, притом если не от тела и в теле суетным мечтанием, однако без препона от души и в душе помещаемым правым разумом — такую великую, ясную и важную вещь будут обсуждать, ибо такой размер (с Липсиусом и Дионисом философами реку) требует ума, а не шнура».

Войскам вооруженным. если бы даже числом были в милилион миллионов, трудно с Богом истинным воевать. Каждый это знает. Еще и то скажу: войска. противные Богу и рассуждению и повелению Его, не видя неприятеля. сами себя порежут через нечестие свое. Нужно это помнить! Ибо Бог всемогущий во времени этом, если кто как согрешит, так его и наказует: неустройство — неустройством стирает, и то неустройство, что здесь даже слишком умножилось, особенно в блаженных наших настоятелях.

А если кто спросит: «Ты пророк ли, что так говоришь?» В покорности сердечной отвечу: «Не пророк, но только слуга Бога Творца моего, посланный согласно времени, каждому правду говорить.» Если же кто спросит: «А кто же у тебя свидетели?» В страхе Божием отвечу: «Тайны его святые не требуют великого исследования, но только веры. Моисей сам видел купину горящую и не сгорающую. Также Петр святой — плащаницу ему спущенную с неба с разными гадинами, которых колол и ел — сам видел. А все. дивясь делам дивным божественным, тому веруем. То же и здесь потребно, ибо вера есть неуничтожимое основание каждому на спасение, которое от доброй воли человеческой зависит».

О непорядке Костёла Римского в другой раз тот поведает, на кого воля Божия во времени назначенном истинно укажет (если, впрочем, счастливым первое дело будет).

Меня же, убогого Афанасия, Бог Творец мой на то именно послал, чтобы я впредь об уничтожении проклятой той унии объявил и объяснил; какое служение, по воле Его святой, помощью Пречистой Богородицы, по долгу моему православному служебному, и совершил, как то и видеть изволите. А я напоследок и в песне, в тюрьме сочиненной, это возвещаю, на ноты положив в таких словах.

Даруй покой Церкви Своей Христе Боже,

Терпеть больше не знаю, кто из нас может.

Дай помощь в печали,

да единство восстанет

В вере святой непорочной, в благие лета.

Когда же близок страшный день — конец света:

Ты один избираешь, Пане,

кто из нас одесную Тебя станет.

Сокруши же гонящих: наипервей униатов,

Препозитов и их номинатов.

Да более истину не гонили,

в покое остаток жизни пожили.

Постыди противников и их советы,

Да не чинят более предательства и наветов

меж греков и римлян —

ибо народ этот Тобою избран.

Пришел уже час разделения с проклятым,

Не съест более хлеба отщепенец с избранным,

В мрак вечный будучи ввержен,

ввязан в муки, навечно повержен.

Вот уже злоба где антихриста! Униате!

Хулитель, нахлебник, лжи родной брате!

В злобе своей опомнись —

да возгласит в тебе совесть.

Пекло тебе горящее приготовлено.

Гордость твоя и помыслы злые в нем несгараемым топливом.

Берегись же огня сего —

берегись льщения диавольского!

Ради тебя Церковь греческая страдает,

На многих местах в утеснениях к Богу взывает,

Оставь же свою злобу —

не твори меж православных тревогу.

Не очень тебя привечают Рим и латины —

Ибо могут они обойтись и без Русина.

Вернись же к Церкви своей святой!

В помощь тебе — Пречистая и все святые,

В молитвах своих благоприимных

Во славу Бога своего — в Троице святой единога.

Буди же сыном православным униате!

Ибо есть в этом мучение живым людям, милый брате!

Христос к тебе взывает и Пречистая ожидает!

Просит тебя с плачем горьким и трубит гнева трубою

Матерь пред Сыном в Кресте, говорит мне:

«Открой им: У милостивой лишь ныне человек милость обретает:

спешит же пускай — потом не узнает»

Восхвалим же все Христа и Творца нашего,

Что дал нам Матерь непорочную Ходатаицу.

Слово святое и знамения неотступные навеки.

АМИНЬ


При этом. по служению моему духовному, пред лицом всей Церкви Восточной, молитвами святыми заручившись о благоговении и принятии милостивом Вашей Королевской милостью, Паном мне милостивым, полным сердцем желаю, да Бог всесильный Вашу Королевскую милость со всем пресветлым Сенатом на многие счастливые лета благословил и умножил государство и производил наилучший порядок. Не только добрые планеты: Меркурий. Геркулес, Иова Сын, но Сам Творец всех тех Иисус Христос, Сын истинного Бога Отца с Духом Пресвятым, с благожелательством и благословением преинаимилостивой Венеры. Марии, Пречистой Богородицы, Царицы Небесной, чтобы имя той вашей Королевской милости, Владислав, на земле и на Небе с достойными Божиими обладало славою во веки, тому верно сопутствуя, избранницу иметь из Москвы. советую. Ибо и в этом будет великое, если даст Бог, будет над Вашей королевской милостью благословение святое в нынешнем и в будущем веке. Аминь.

Второе приводимое письмо, чтобы не затрудняло неведомыми мыслями людей, очень кратко, но правдиво все объясняет.

Основание непорядка римского в том есть собственно, что еще перед Флорентийским собором, а наипаче после собора, Костел Римский через пап своих, отпав единственный от четырех патриархов восточных, благословения законного не имеет, потому как не младший старшего благословлять должен, но старший младшего. Как Сын не может родить от себя Отца, так и меньший — благословлять старшего, потому что всегда отец родит сына, и старший благословляет младшего.

Например, хотя и больше всех есть диаконов, не могут посвятить себе пресвитера, но только епископ может из диакона рукоположить во священника. А если бы где случилось, что диаконы рукоположили себе священника, или священники — епископа, тогда нужно признать, что от нарушения какого-то это учинилось. И беззаконие великое это бы означало.

Согласно поучению святого Павла, без всякого прекословия меньшее от большего благословляется.

Рассмотрим же это. В Костеле Римском старшим почитают быть папу, а меньших после папы — посвященных кардиналов, собственно. как будто от отца произведенных сынов. И так это и есть. Когда умирает какой-нибудь кардинал, может отец его папа родить на место его сына и более того приумножить. Однако, когда умрет отец их папа (ибо смертный есть), не могут кардиналы, сынами будучи, родить себе отца, то есть меньшими будучи папы, посвятить себе папу. Но посвящают властью меньшей, той которую сами имеют. Значит, меньшего себя посвящают, а не старшего. хотя (содействием люциферовым) ложно старшим называют.

От того тогда времени, говорю, от отложения их от Церкви истинной Восточной, то есть от низвержения своего хвостом люциферовым с наивысшего неба повсечастно весы справедливости долу, долу. долу, долу .долу, долу, долу опускались, и уже самой середины пекла достигли. И так. как уже их мера злобы исполнена в часе отпущенном, так пришел справедливый суд Божий на разделение благословенных от проклятых. Только еще ради Пречистой Богородицы, Матери милосердия, Бог всемогущий щадит, и ради умиления народа и убогих людей, которых великое множество всегда к Пречистой Богородице благобоязненно припадает. Однако и панове и преподобные совместно в зверей и птиц хищных себя превратили и подобными им стали, и право же уже хуже зверей подданных своих и убогих людей терзают и над ними издеваются.

А это знать необходимо, что гордость и немилосердие наиболее готовят себе адские вечные муки. согласно изречению Духа Святого: «Не прииде ко мне нога гордыня и рука грешнича да не подвижит мене!» То есть горделивый и немилосердный не добьется милости от Бога всемогущего.

А если кто спросит: «В Церкви Восточной какой же порядок посвящения истинного?» Ответим. Когда патриарх, который во время отпущенное и назначенное от Бога, пред престол Его святой смертью позван будет, тогда на его место посвящают не владыки. не митрополиты, не экзархи патриаршие, но сами патриархи, равными между собою будучи братиями (в столицах своих по отдельности размещающиеся). За извещением друг друга, съехавшись, по отошедшему брату совершив молитвы и сотворив память обычную, избранного на его место, два или три дня (ради большего уважения и силы в святости) пробыв, или же в письмах, единогласным решением, правилом истинным духовным именем Иисус Христовым оного благословляют и посвящают. согласно науке Евангельской: «Где два или три собраны во имя Мое, там и Я посреде их есмь». Это устанавливает и порядком духовным ведает Сам Иисус Христос, в Церкви истинной Восточной, а не какой то вахмистр, или уполномоченный, посвященный и видимый глава.

Суплика третья, написанная в году 1645-м

Наияснейший Король Польский. Пане, Пане мой милостивый! Как верный подданный Вашей Королевской милости, Пана мне милостивого, уже более поверженного Вартимея, под Иерихоном на дороге сидящего и вопиющего: «Сыне Давидов, Иисусе, помилуй мя!», я, убогий Афанасий, слуга Иисуса Христа, Господа моего и Пречистой Богородицы, Покровительницы нашей, не раз, не два вопиял, вопию и восклицаю.

Наияснейший Королю Польский, Пане мой милостивый, сыне Жигимонта Третьего, Владиславе Четвертый! Смилуйся над поверженною Церковью Восточной истинной кафолической греческой, в государстве здесь Вашем христианском находящуюся. Благоволи быть Ей судьей сам, не нисходя ни к кому, примерно так, как Евангелист святой написал о судье и вдовице.

Ходатайствовал истинно по повелению Божию в году 1643 через образ чудотворный в Кресте Купятичский Пречистой Богородицы с историей московской публике в Сенате перед Вашей Королевской милостью, Паном мне милостивым, о успокоении веры истинной кафолической греческой и об уничтожении унии проклятой.

Писал и на Сейм прошлый в году 1645 марта 16 дня, через пана Осинского, маршалка и пана Огинского, воеводы Минского, и через иных их милостей сенаторов из заключения моего, и та суплика, не знаю, дошла ли до ведома Вашей Королевской милости, Пана мне милостивого. что весьма необходимо.

Пишу и теперь. смилуйся, Королю Польский, Государь христианский!. Благоволи в том деле призреть, увидеть все самому и к справедливости привести веру и Церковь истинно кафолическую Восточную, в государстве Вашем находящуюся, согласно воле Божией, потому что наверняка уже гнев великий над сим государством пышным Короны Польской грозно висит. И это за то наиболее, что Церковь истинная Восточная, здесь в государстве христианском находясь, обиды совершенно несносные терпит. И это та Церковь, что призрением Божиим, приняв счастливо Крест святой при Владимире святом, князе русском, от года 987 (как Длугош, каноннник краковский, в хронике своей на языке латинском в разделе втором описал),. уже шестьсот и восемь лет благословением пастыря собственного своего, патриарха Нового Рима Константинопольского, согласно постановлениям веры и порядка в таинствах и календаря истинного кафолического, семью соборами утвержденного и ни одной клятве неподпадающего, в покое была.

А теперь пятьдесят лет только тому. как уния проклятая ради стола сенаторского и ради тщеславия пышных духовных несчастно настала и так обеспокоила государство то спокойное, что не только в странах, в княжествах, поветах, городах, в местечках и в селах селян с селянами, мещан с мещанами, солдат с солдатами (ибо и с казаками война внутренняя непотребная из-за того была) панов с подданными, родителей с детками, однако и духовных, напоследок монахов с монахами в гнев неистовый приводила, приводит и несчастно разжигает.

И сколько тому злу быть еще, но всегда надо ради Бога помнить, что следует тот злой течение прекратить.

Кто же тому не верит, что есть Страшный Суд Божий? Кто того не знает, что каждому злодею, если бы и дольше всех здравствовал, придет однако в стыд вводящая расплата.

Вот и той унии проклятой постыдиться необходимо будет за свое такое шатание и распутство непотребные, между людьми спокойными учиненные. Пускай более уже не обманывает, двулично себя показывая! Пускай либо на десную, либо на шуюю определяется, ибо уже час пришел разделения благословенных от проклятых, а скоро и страшный суд Божий наступает. То истинно именем Иисус Христовым говорю.

Только если желанное успокоение Церкви Восточной истинно кафолической, то есть соборной греческой, заступничеством Пречистой Богородицы и добротою врожденной Вашей Королевской милости, Пана мне милостивого, начало здесь получив, согласно воле Божией и присяги Вашей Королевской милости, Пана над нами счастливо пануючего, утвердится, то еще на придание лет счастливых гнев справедливый Божий, уготованный, задержится и благословение его Святое обильно изольется на Вашу Королевскую милость, Пана и добродетеля милостивого, как и на все государство это христианское.

1   2   3   4   5   6   7

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Прмч. Афанасий Брестский