страница6/7
Дата11.05.2018
Размер0.95 Mb.

Прмч. Афанасий Брестский


1   2   3   4   5   6   7

Декрет о том проклятии униатов засвидетельствован в книгах Великого Княжества Литовского трибунальских, новогородских, где истинно вписан и находится. Христос свято говорит: «Там наилучщее согласие, где гнилость отнимается». А царствующий пророк говорит: «Всяк человек ложь». Альфонсус какой-то де-Кастро пишет: «Всякий человек ошибаться в вере святой может, даже сам папа».

В году 1638 был я как бы для сбора жертвы на постройку церкви Купятичской без пропуска всякого в Москве, что, собственно. волею Божией и покровом Пречистой Богородицы в кресте Купятичском, и знать потому, что Церковь истинная Восточная здесь в панстве христианском находящаяся, за нарушением согласия святого во-первых и по причине унии той проклятой, а наиболее по причине наступления гонения установленного, от правоверных людей не только фундаций, но и всякой помощи уже не имела и иметь не могла.

В столице московской был когда, историю путешествия моего подорожного с объяснением тайн Божиих, заключающих в себе помощь пораженной Восточной Церкви, истинно описал.

Тогда на сейме в году 1643, публике в сенате в Варшеве, помощью Божией, по повелению Пречистой Богородицы в Кресте Купятичской, через образ Ее святой ходатайство Вашей Королевской милости, Пану мне милостивому, и иным их милостям панам сенаторам, ради справедливости святой Церкви и веры истинной греческой, истинно подавал.

В году 1644 в Краков ездил по делам обид и нуждам церковным, то есть о нашествии студентов на Церковь, о преследовании и избиении на улицах, о забрании двух коней с возом, с вещами на несколько сот злотых в Кобрине каким-то Облочинским, униатом, а наиболее об урезании бороды священноиноку, и об обнажении диакона, и иных проишествиях и обидах несносных от того же Облочинского и от попов униатских совершенных., и еще о листе увещевательном, желая от Короля Пана к тем обидчикам. А еще — за листом его милости пана Сапеги, воеводы новогородского, написанным, и за листами слуги его милости пана Казановского, маршалка, по имени Вавринец Зычевский, юриста, о привелее, запечатанным на церковь православную берестейскую. О том всем доказательсва есть истинные.

Совет богобоязненный, именем Иисуса Христа, Искупителя нашего, Королю Польскому, Владиславу Четвертому, Пану, Пану мне милостивому.

1. Стропотное буквенное письмо и книги жидовские повсюду и чернокнижные, если бы где были (ибо в Ракове и в Кракове слышно было) в панстве здесь христианском, стараться с великим усилием искоренить, ибо это мерзость пред Богом истинно и пришествием вторым Его святым.

2. Имя людьми превознесенное, имени Иисусовому мерзкое, а именно, «иезуитское», в государстве здесь христианском уничтожить нужно и стараться, чтобы его не было, ибо значителные они предтечи антихристовы.

3. Родителю своему милому, Жигимонту Третьему, святолюбивую память в часовне достойно королевскому званию и прославления учредить, а не на столпе. На столпе же том — образ Пречистой Богородицы чудотворный Купятичский из материи спижовой, или же как воля королевская.

4. На избавление души Пана отца своего возлюбленного поручиться следует молитвам через листы патриархам пяти Церкви истинной кафолической по примеру Феодоры, жены богобоязненной, которая за мужа своего Феофила, кесаря греческого, иконоборца, таким порядком молила об умилостивлении Бога истинного и умолила.

Однако все это точно с волею Божией совершить, когда собор главный с Запада и Востока будет на распознание веры и Церкви единой истинной, а не так как в Торуне, слепой слепого водя, собор был. Ибо «не всякий глаголяй Ми: Господи. Господи! внидет в Царство Небесное», также и говорящий «кафолис, кафолис» не есть истинный кафолик.

Еще напоследок о том же Имени Иисусовом говорю: «Что за честь быть хозяином в неустроенном доме и государем в своевольном государстве».

Добре же вышло. что десятину из плебаний дают каплану Вашей Королевской милости, Пана мне милостивого. Означает это понижение гордости римского панства. И уже упала!

Из семи даров Духа Святого полезно познать, что означает ряд истинный духовный в пяти патриархах и в одном папе.

Даров Духа Святого семь: ум, разум, совет, крепость, веление, благочестие, страх Божий.

1. Мудрость — верховенство. То есть Король Пан в панстве своем.

2. Разум — сокровища. Имущество Его движимые и недвижимые.

3. Совет — правительство. Сенат, собор, сеймы, суды всяческие.

4. Мужество — сила. Власть, ряд, королевские люди, офицеры, духовенство.

5. Умелость — слуги. Подданные, монахи, солдаты, невольники.

6. Благочестие — хваления. Завещания, награды, дани и налоги.

7. Страх Божий — наказания. Угроза, высылка, сневоление, наказание, низведение.








7. Бог Отец по Богу в Троице Святой единый.

6. Бог Дух Святой.

5. Бог Сын.

4 Сила на небе и на земле.

3. Слуги на небе и на земле.

2. Хвала на небе и на земле. Начало премудрости ( страх. Наказания на небе и на земле.

1. Мужество, сила, власть, королевские люди, офицеры, духовенство.

2. Умелость, ведение, слуги, монашество. Подданные, воины, невольники повинность имеют согласно между собой жить.

3. Набожность добрых.

4. Боязнь злым на небе и на земле, то есть духовная и светская, о чем каждый ведает.









Свет духовный — вечный, а свет светский — довременный. В свете невидимом — власть вечная. в свете же видимом — власть довременная в лицах людей довременных.

Про то, волею истинного Бога Отца и Сына и Святого Духа Бога говорю, в Троице Святой единого, православно от правоверных славимого, что в этом довременном мире настало подчинение духовное и светское над душой и телом человеку. Над душой — Бог творец в Троице единой, а над телом — человек в чувствах здравый.

Чувства есть в человеке духовные и телесные. Чувства суть: видение. слышание, обоняние, осязание, вкус.

Те чувства являются причиной, или слугами ко спасения или же к погибели человеческой. А человек есть мудрость Божия и свет малый. Человека поскользнувшегося в раю, исправил через те оконца чувств Сам Собою Сын Божий Иисус Христос по милости Своей. А исправив, дал всем людям своим, на всем этом свете видимом, пять столиц на дарование духовное, то есть столицу Иерусалимскую, Александрийскую, Римскую, Антиохийскую, Константинопольскую и патриархов в них пять на рукоположение и на науку духовную всем людям таким порядком, какой есть и на небе, где поставлено пять архангелов верховных: Люцифер, Гавриил, Уриил, Рафаил, Михаил.. А когда один из них ниспал из неба, то через человека, исполняя тот хор, Сам же Сын Божий Иисус Христос стал совершенным человеком и Архиереем вечным по обе стены небесной и земной, согласно реченному в псалме 117: «Камень, Егоже пренебрегоша зиждущие, сей бысть во главу угла». И Тот есть основанием, главою единой, пастырем единым добрым Церкви Своей святой, то-есть Телу Своему духовному, ибо Церковь есть Тело Христово, по Евангелию. «Разорите Церковь сию и тремя днями воздвигну ее» — Он же говорил о Церкви Тела Своего. Иисус Христос есть и рука, Соломоном в Духе Святом виденная, о которой и написал: «Душа праведных в руце Божией», то есть в вере правильных. А вот та рука Бога и Человека истинного о пяти пальцах здоровых, то есть властях верных, пребывающая, все недостатки людские восполняет и сама правительствует в пяти столицах мира сего. А человек один единственный сему не поверил, потому как и на Небе ангел один не поверил.

А так патриархи те все пять, согласно воле Божией здесь на силу духовную поставленные, как офицеры единого короля, должны между сробою жить согласно в милости братской, послушно в милости братской, с похвалою к добрым в милости братской, с наказанием к злым в милости братской, ибо и добродетелей главных существует четыре: расторопность, мирность, справедливость и мужество.

Знать нужно и то, что есть бог добрый — согласия, а есть бог злой — несогласия. Согласие — между лицами равными. Несогласие — между лицами неравными. Неравенство есть гордость, равенство — покорность. Покорность есть источник добродетели., гордость — источник неблагочестия. Неблагочестие в Люцифере, благочестие — в Боге истинном. истинный Бог вечно добрый, а неправдивый — вечно злой. Злой расточает и расточает все зря, а добрый собирает в пристойности. Добрый, какие сокровища имеет, такие и воинам своим раздает. Злой, какие сокровища имеет, такие и воинам своим раздает. В раздаянии Божием и в бранех людская свобода навеки остается.

О то ж, согласно того всего, полезно познать правду святую, что есть ныне патриархов согласных снова пять (ибо в Москве смотрением Божиим российский стал, наполняя цифру 5 на месте римского), и что есть папа один, который, отпав сам со столицей своей, стал главным неприятелем Церкви соборной Восточной и преследователем жестоким через уполномоченных своих на братию собственную свою, на патриархов, говорю, гневаясь, все каноны и соборы святые уничижил и поотменял, то есть положения веры, Таинство святое, Крест святой, догматы церковные, календарь и все вместе новое, - ради чествования себя самого извратил. Сжалься, Боже! Аминь.

Об основании Церкви, о чем спор существует, так надлежит вкратце знать.

“Tues Pertrus et super hanc petram aedificabo ecclesiam meam”. Petrus est nomen masculinum, petra — feminini generis. Петра − слово греческое, означает: камень мягкий, подлежащий, то есть от каменя камень. А самый твердый и дорогой камень по гречески назыввается λιθοσ. Вот на нем и основана собственно Церковь Христова, ибо так царствующий пророк речет: ″λιθον ον απεδοχιμασν οιχοδουτεσ,ουτοσ εγενηθη εισ χεθαλην γωνιασ″, то есть “Камень, егоже небрегоша зиждущие, сей бысть во главу углу”. О том зная хорошо и диавол, когда искушал Христа, сказал:“επι Χειρων αρϕσι σε μη ποτε προσχοψησ προσ λιθον τονποδα σου”, т.е. говорит: “На руках возмут тя, да некогда преткнеши о камень ноги твоея”. А Дух Святой о славе Христовой так говорит: ″εθηχασ επι τειν χεϕαλην αυτου σεϕανον εχ λιθον τιμιϒ″, — “Положил еси на главе Его венец от каменя честна” Павел святой говорит: “Основания ибо иного никто не может положить и, паче лежащего, еже есть Иисус Христос”.

О другом же камне говорит пророк: “πετρα χαταϕυγη τοισ λαγωοισ”, т.е., “Камень − прибежище заяцем”. И в ином месте говорит такие слова: “εχ πετρασ μελν εχορτασεν αυτουσ”, − “И от каменя медом насытил их”. Эти слова означают: “Super hanc petram aedificabo”, − “На том основании обещает построить Иисус Христос, то есть на исповедании. А исповедание есть собствено Иисус Христос. Августин святой и Феофилакт говорят, что Иисус Христос на Себе Петра святого, а не на Петре Себя основывал.

Власть же вязать и разрешать не одному Петру святому, но и всем своим апостолом Иисус Христос дал совершенную. Правда. прежде рекл Петру святому: «Еже аще свяжеши на земли, будет связано на небесех, и аще разрешиши на земли, будет разрешено на небесех».

Те же слова рекл и ко всем ученикам своим: «Елика аще разрешите на земли, будут разрешена на небесех». И сверх того, по Воскресении Своем через закрытые двери вошедши и сказав: «мир вам», дунул, говоря при этом «Приимите Дух Святой, которым отпустите — грехи отпустятся, а которым задержите — задержатся».

А что обращался к Петру Святому троекратно: «Любиши ли Мя, паси агнцы мои, паси овцы мои», на то все доктора церковные в согласии , что тем троекратным вопрошанием исправил Иисус Христос Петра святого трикратное отречение.

О преемстве же так понимать изволим, как Юлиана супостата безумство так погибло, что поведал про себя. что как бы душа царя Александра Великого в его тело вошла и он был Александр Великий, так и здесь несообразно, чтобы Петра Святого власть духовная имела переходить в пап. Более не дискутирую, только славлю за все Бога в Троице православно славимого. Ему же слава во веки веков. Аминь

Пресвятая Богородице, молись обо мне, грешном Афанасии!

Во время приготовления на суд, когда меня не слушали о деле церковном, я то «Приготовление» также оправив в атлас, подал через мещанина берестейского едущему в карете Королю Пану. Однако Король пан в руки свои не приняв, сказал те слова: «Не нужно, не нужно уж ничего: приказал его выпустить» И сейчас же расковали меня.

Потом пан полковник, сожалея о стыде своем, что меня бесчестно на поругание благочестия святого из Берестья спровадил, пишет к наместнику моему, игуменом его именуя по неведению, да чтобы только в Бресте я не был бы. Этого письма копия такая в переводе с польского на русский:

«Преподобный отче, игумене берестейский!

По повелению Его милости Короля, пишу к Вашей милости, да Ваша милость пошлет к его милости митрополиту, да тот бы прислал кого своего за тем чернецом, который тут сидит в тюрьме в Варшаве. Его Королевская милость — хоть и заслужил великое наказание — пускает это мимо себя. Того однако требует у его милости отца митрополита, да его в такое место заслал, чтобы в нем не мог ни одного гласа поднять.

То поведав Вашей милости, преданно Вашей милости отдаюсь. Из Варшавы дня 19 октября года 1645. Вашей милости доброжелательный приятель и служить готов. Самуил Осинский, обозный Великого Княжества Литовского, эконом берестейский и полковник королевской его милости, рукою».

Титул этого листа такой: «В Бозе велебному отцу Давиду, игумену церкви Святого Симеона в Берестье отдать».

И отдали лист этот, как игумену берестейскому. мне в тюрьме.

В то время. был осовобожден от оков и стражи, только определили двух надзирателей, и потребовали, чтобы убежал из тюрьмы, как и голоса те были: «Пустите его. если пойдет».

Уразумев то, умышленно ждал законного из тюрьмы осовобождения, а за тем в деле церковном, согласно воле Божией, выслушания меня. Однако несколько недель из тюрьмы не выпускали и о деле церковном не слушали.

Писал к разным мислостям панам сенаторам, при дворе Короля Пана в то время пребывающих, именно к его милости пану Казановскому, маршалку, пану Рыльскому, подкоморному Коронному, пану Осолинскому, канцлеру Коронному, и к наияснейшему королевичу, пану молодому, и к иным их милостям панам сенаторам. Даже к девам богобоязненным писал, прося о том, чтобы меня Его Королевская милость, Пан мой милостивый, в деле церковном выслушать изволил. Из этих писем, знать, Королю пану дошла ведомость о нужде моей и уже был срок назначен им в Четверг слушать меня в деле церковном. Однако. видимо, панове сенаторы не изволили слушать, указывая Королю Пану, что это дело великое, с подлой особой обсуждать неудобно.

И когда Король Пан на той же неделе в субботу на ночь поехал на ловы, я то «Приготовление» в тот же день, в пятницу, послал к пану канцлеру коронному, который приняв, не знаю — читал он то сам или нет, только знаю, что ездил рано в пятницу на совет к иезуитам, ибо иезуиты после обеда в тюрьму ко мне пришли и порицали, что так беспечно голошу. Назавтра в субботу в обед, пан канцлер, в дорогу меня выправляя, пять талеров в тюрьму прислал и лист универсальный в таких словах:

«Владислав Четвертый, по милости Божией Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий, Жемойтский, Инфляндский, Смоленский, Черниговский, а Шведский, Готский, Вандальский наследственный Король.

Всем вообще и каждому в отдельности, кому это знать надлежит. А особенно старостам, подстаростам. борграбам, державцам, бурмистрам, войтам, райцам, лавникам городов, местечек и сел наших, дозорцам и их наместникам оповещаем. Есть то окончательная воля и повеление наше королевское, да тому чернецу, которого к велебному митрополиту Киевскому с приданными к нему из гвардии нашей двумя драгунами отсылаем, коней на подводы три, будь с возом или без воза, если себе дать повелит, давали и исполняли без всякого промедления и затруднения. Назад же едущих к службе нашей тех же драгунов, чтобы вольно и беспечно всюду через предоставление подвод (личность их только, как солдат наших, освидетельствуя) пропускали, иного не творя ради милости нашей и по повинности своей.

Дан из Варшавы дня 3, месяца ноября, года Господня 1645, панования нашего Польского 13 шведского 14 года.

По личному Его Королевской милости повелению, Ерий Осолинский, канцлер великий Коронный.»

Причины поступка моего таковые в церкви Святой Печеро-Киевской чудотворной на воздвижение честнаго Креста, года 1646.

1. Об укрепляющем меня Иисусе Христе печалование несносное о беде Церкви истинной.

2. Чтобы дело истинное, волей Божией начатое, истинно, совершил, согласно сил своих немощных, ради совершенства и уверения правоверных духовных и светских людей .

3. Чтобы победителем о имени Иисус Христовом мог стать над унией проклятой.

4. Чтобы указал наглядно, что в том деле церковном не по интересу какому-нибудь потсупаю, но всецело ради Бога Творца моего.

5. Чтобы поругание на себе понес от тех, которые говорят: «Дурень это делает», и узнал, от кого и за что терплю изгнание.

6. Чтобы гордость в своих же покорил смирением моим во Иисусе Христе.

7. Чтобы постоянство мое в деле Божием, волею Его святою, мне врученном, сохранил и в часе потребном указал.

Вот во всем этом вместе воле Бога моего Иисуса Христа совершить взялся по молитвам Пречистой Богородицы, особенно через образ Ее святой чудотворный, в кресте изображенный. Купятичский. Большего за собой не знаю., только во всем воле Божией и преосвященству Вашему смиренно себя вручаю.

Афанасий Филиппович, игумен берестейский.

Из письма Михаила, богобоязненного человека из Замостья, писанного к Давиду, наместнику моему, в Берестье, повествующего о мне, грешном Афанасии, о вере православной и унии проклятой, и о старших наших, каждый пускай уразумеет, ради чего это в церкви Печеро-Киевской на Воздвижение честнаго Креста Господня при архиереях и сенаторах таком попущении Божием от особы недурной суплика кровавая эта подана была: выписывается в таких слрвах:

«Знайте. превелебность Ваша, что пречистый отец Афанасий от узилища разрешен иноверных, в узы послан единоверных в Киев,. и это не есть для меня дивно или чудно, как и Христос Господь наш, пострадал не от неверных, но от верных и своих был предан в руки человеков грешников. И желаете послать, да будет возвращен вам отец игумен ваш. Не будет. Верьте мне. Разве в этом есть воля Божия? Паче же глаголю, да не пророчествует о имени Господнем и о вере православной — так сотворят ему. Если же захочет пророчествовать, умрет скорее в руках их, нежели от чужих. Вот о том особенно и молитв просите пречестного отца Кирилла. Глаголю, что если веруете, так и будет вам от этих молитв по вере вашей, ибо Бог, до молитв, знает уже, если кто просит Его о чем, творя волю его. Вы же творите, как я верую. Веруйте и вы, что то приимите.

Пророчествует господин наш отец Афанасий, что уния погибнет. Сему бы веровал, если бы достоинство наше видел. но не вижу, и не смею веровать до конца.

Чего ради говорите? Ради того, что наша Русь того не хочет, наиболее же старейшины. Что это есть, что не хотят вам от Киева пречестного господина отца игумена вашего послать вам? Это есть. потому как на унию рать творит, тот кто не желает воевать против унии, желает унии. Сего ради старейшины наши желают унии, если не словом так делом. что горше».

О смерти славной памяти покойного отца Афанасия Филипповича, игумена берестейского православного, повесть послушниками его написанная в году 1648, во время безкоролевья.

Что глазами нашими видели и что от иных особ могли выведать о муках и отшествии со света сего покойного отца Афанасия, игумена нашего, о том пишем и свидетельствуем. Не пишем о жизни его и делах, о которых и ныне знают все, и о чем послания покойного повествуют достаточно, а мы же только о муках и смерти его. если бы кто стремился знать ныне или же впоследствии

Сначала же, да порядок повествования о том деле сохраним, припомним это.

От оного времени, как славной памяти наияснейший Владислав Четвертый, король Польский, отослал покойного отца игумена из Варшавы в Киев, оставался он там неотлучно даже до самой смерти святой памяти господина отца Петра Могилы, митрополита Киевского.

Потом. приехавший в Киев на погребение митрополита его милость отец Пузына, епископ Луцкий, взял его с собой в Луцк, как к своей епархии принадлежащего, и тотчас же в Берестье по просьбе нашей и по просьбе братства светского к нам на игуменство прислал. Да кто-то недобрый в тот час устроил войну с казаками. И настало великое преследование и непотроебное порочение на бедную Русь от иноверных по всей Короне Польской и Великом Княжестве Литовском.

Ничего уже покойный отец игумен противного и не говорил против униатов. Сидел себе тихо в монастыре во время это тревожное. Однако панове судовые каптуровые воеводства Берестейского, по наущению пана Шумского, капитана на то время гвардии королевской, прислали особ несколько шляхты в монастырь наш, чтобы взяли его в замок.

А был в то время день субботний, а именно первое июля. И совершал сам покойный литургию в храме Рождества Пречистой Девы Богородицы, в другом своем монастыре. Когда тогда увидел ту шляхту в церкви, которая за ним пришла уже, а именно во время пения «Иже херувмимы», стоя у престола, встревожился сильно и в исступление пришел, стоял долго, ничего не совершая, так что могли еще один раз песнь херувимскую пропеть. Потом вдруг опомнился и всю оную литургию исправно закончил. А по окончанию выслушал шляхту, что за ним уже пришла. И в сей же час . из церкви., не отходя никуда, взяв с собою и другого брата, пошел в замок.

Там же, когда пред панами судовыми предстал, начал было поначалу к ним нисходительно говорить, и с многою к ним честью, приводить оное, как Павел святой перед королем Агриппою счастливым себя помышляя, что перед ним мог то возвещать. Однако оные панове судные остановили покойного игумена в той речи его, и не слушая далее, приказали обвинителю, помяненному пану Шумскому, дело против него — об отправлении каких-то листов и пороха к казакам — начинать и оповещать. А отец игумен на то говорит: «Милостивые панове! Клевета и выдуманное дело, чтобы я или листы, или порох к казакам думал посылать. Однако, как имеете всюду своих мытников, посылайте себе к ним. пускай они признают, что я когда-нибудь куда пророх отправлял. А письма те пускай мне здесь в доказательсто представят, что их посылал, как утвердждаете.»

Послали тогда сейчас же того обвинителя своего и иных при нем, чтобы монастыри наши оба потрясли и поискали тех листов и пороха. А когда ничего не нашли там и назад уже возвращались, вырыгнул свою злобу тот обвинитель и сказал гайдукам своим: «Ей, чтоб вас позабивало, что не подкинули какого мешка пороха и не поведали, что это здесь у чернецов нашли».

Увидели затем и сами панове судовые, что не было ни одного о том доказательства, но пустая только словесная речь, а по истине явный оговор. И оставили то в покое. Но об ином деле начали спрашивать и говорили: «Однако ты же святую унию хулил и проклинал!»

Отвечая на это, покойный отец игумен, наперед знамение великого креста на себя положив, рекл к ним: «Разве потому, милостивые панове, приказали мне к себе прийти, что я хулил и проклинал унию вашу? Я еще на сейме в Варшаве перед королем его милостью и сенатом его пресветлым говорил, и всегда и везде объявлял о воле Божией. То же и перед вами теперь утверждаю: «Проклятая есть теперешняя уния ваша! И знайте о том наверняка, если из государства вашего не искрените её, а православной Церкви Восточной не успокоите, гнев Божий на себя навлечете». А то говорил великим гласом, чтобы и те, которые там подалеку были, хорошо могли слышать.

Сейчас же некоторые на те слова его крикнули: «Взять его! Четвертовать! В пыль сбить такого схизматика!» И уже начали было один к другому пихать и терзать.

А панове судные приказали всем в то время из избы выйти. И сговорившись между собою,, говорят к отцу игумену: «Достоин есть, чтобы тебя сейчас здесь позорная смерть настигла, однако тебя это и не минет». А теперь в тюрьму тебя взять приказываем, пока не будем иметь известия какого-нибудь из Варшавы.»

Там тогда того брата, который с ним был, освободили, а его в клеть, в тюрьму в том же замке беерстейском, заключили в году от Рождества Иисус Христова 1648, месяце июле первого дня. Несколько дней спустя еще и колодки на ноги возложить приказали. И так в оной тюрьме сидел даже до дня пятого месяца сентября того же года.

1   2   3   4   5   6   7

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Прмч. Афанасий Брестский