страница7/7
Дата11.05.2018
Размер0.95 Mb.

Прмч. Афанасий Брестский


1   2   3   4   5   6   7

А тем временем покойный посылал из тюрьмы несколько раз одного брата из нас к панам судным, прося. чтобы одну из тех двух вещей ему учинили, или чтобы колодки снять приказали, или чтобы из клети выпустили. А в колодках потом ходить обещал, до тех пор, как сами прикажут. Это он предпринимал по той причине. как сам поведал, чтобы засвидетельствовать им и понять, что отреклись уже от упорства своего что касается стороны унии. «Ибо если, — говорит, — так милостиво со мной поступят, что меня либо из колодок, либо из тюрьмы освободят, то слова мои, против унии сказанные, снесут и примут, если же и ту малейшую вещь не захотят позволить, то еще при унии крепко стоят. «А еще и ради покоя, — говорит, — ибо без этого себя утешить не можем, ибо он от нас в том панстве, собственно ради унии, отнят ради обиды Церкви Матери нашей Православной.»

Потому же он, когда увидел, что ни единой вещи не хотели позволить ему, смелее начал уже говорить: «Не выйдет из того государства меч этот и война проклятая, ибо должна, конечно, уния шею сломать! А благочестие же незадолго, даст Бог процветет. Ей, ей зацветет, а уния скоро сгинет! « И часто так бывало, когда увидит шляхту, к ней из подвала через окошко вопиет.

Пришел раз к отцу игумену тот же брат, который по тому делу к судовым ходил, и сообщает ему, что не хотят вас панове ни из колодок, ни из тюрьмы осободить, пока война с казаками не успокоится. А пришла на тот час к нему и шляхта вслед за тем братом услышать, что же на то отец игумен отвечать будет. А он сразу при всех рекл то: «Не успокоится та война, ибо не желают унии из государства своего искоренить» Шляхта, от него то услышав, воскликнула: «Вей, какой схизматик!» И тотчас пошли от него в суд.

Однажды при бытности ксенза и бискупа, которых здесь не именуем, приказали панове судовые покойного в колодках таки привести к себе. И спросил у него тот бискуп, проклинал ли он унию. И признался покойный в том, говоря: «Так и есть, что проклятая». А он, не желая его слушать далее, сказал: «Будешь язык твой наутро пред тобою в катовских руках видеть». И тотчас приказали в тюрьму отвести и заключить.

Когда потом день четвертый месяца сентября в том вышепомянутом году минул, а ночь пятого дня наступила, взяли отца покойного из тюрьмы и, из колодок расковав, к обозу препроводили. А прежде, чем к обозу взяли, рассказывают. что иезуиты, зная уже о его смерти, той же ночью приходили к нему в тюрьму, что привыкли и всягда творить. И наперед его там словами и обещаниями от веры отводили православной, а затем и огненными муками страшили. Однако ничего, милостью Божией, не достигнув, сами назад отошли, а студента своего еще к нему подсылали, напоследок, чтобы сам себя образумил и не дал погубить. На что он им так отвечать приказал: «Пускай иезуиты знают о мне такое. Как им мило в сей мирской роскоши пребывать, так мне мило теперь на смерть пойти».

Там же, что в обозе с ним происходило, такие вести носятся между людьми.

Когда его в ту ночь в обоз уже препроводили и к пану воеводе берестейскому, на то время там находящемуся, отдать хотели, пан воевода не желал его к себе брать и так сказал: «Зачем его ко мне привели? Имеете уже в руках своих — делайте же себе с ним что хотите».

Когда уже выдан был так от старшего, взяли его к себе те, которые крови его давно желали, и увели его в бор, который был недалеко от обоза, а от города в четверти мили, если ехать к селу Гершоны, слева. Там его сами наперед жгли огнем. А гайдук один стоял там в то время поодаль и слышал голос покойного отца игумена. А он им что-то грозно провозвещал при муках тех. Потом же подозвали и гайдука того. И приказали ему мушкет набить двумя пулями. Там же перед ним в сей же час и яму приказали приготовить. Наперед же спросили у него, впредь не отрицается ли он слов своих касательно унии. А когда им отвечал: «Что уже сказал, то сказал, и с тем умираю», приказали тому гайдуку, чтобы в лоб ему выстрелил из мушкета.

Гайдук тот, видя, что это лицо духовное и знакомое ему хорошо, еще с тем не торопился. но сначала о прощении и благословении его просил, а потом в лоб ему выстрелил и убил. О том всем сам гайдук верным и веры достойным людям поведал, а мы уже от них узнали и записать приказали.

То дивно, о чем поведал гайдук, что покойный, уже простреленный двумя пулями в лоб навылет, еще оперевшись о сосну, стоял время некоторое своей силой, пока его столкнуть в ту яму не приказали. Но и там, говорят. он сам еще лицом вверх повернулся, руки на груди накрест сложил и ноги протянул, как мы потом его именно так лежащего и нашли на том месте.

Той же ночью, когда его утратили, великий страх претерпели мы и все мещане оттого, что ночь была погожая, и ни на одну стопу тучи нигде не было, а молния весьма страшная была и великая по всему небу. Приказали тогда же панове всем цехам и гайдукам собраться и на рынке всю ночь наготове стоять, и те тогда все оные страхи на небе видели и поведали о том. Сами же шляхта и воины на то предназначенные, иными воротами выпроводили покойного отца игумена из замка на Замухавечье и вышеупомянытым способом убили его на месте помяненном.

И так лежал покойный при неведении нашем без погребения от дня пятого сентября даже до дня первого мая, восемь месяцев. Знали мы, что уже нет его на свете живого, но не знали, где было его тело, но хлопец один, семи или восьми лет, указал нам на то место, где было погребено. А хотели мы наперед узнать, есть ли он именно, или же кто иной, потому что тайно могли его оттуда уже удалить, ибо иезуитская это была земля, в которой тело его лежало. Потому же, дождавшись ночи, откопали мы его и узнав, что он есть именно, сейчас же на иное место взяли его оттуда. При теле же ничего из вещей не нашли, кроме того, что только рубашка его была, и то вся изодранная и папуц один.

Назавтра же, по позволению его милости пана Фелициана Тышкевича, полковника хоругвей поветовых Берестейских, препроводили его в свой монастырь Рождества Пречистой Богородицы. А несколько дней спустя в храме преподобного отца нашего Симеона Столпника на правом клиросе в склепике погребли, сначала отпевание ему, согласно порядка церковного, совершивши. Там же и до сих пор тело его благодатию Божией без тления сохраненнное находится.

Знаки же муки и смерти его на теле такие: под пахами с обеих сторон кости голые, а немного тела местами осталось, и то от огня сбугленного сильно. Потом в голове дырок три: две рядом с ухом с левой стороны таких размеров, как если бы пуля была мушкетная, а третья с правой стороны за ухом, уж намного большая, нежели первые две. Лицо у него совсем почернело от пороха и от крови. Язык изо рта между зубами немного вышел и там присох. Уразумеваем, что по той причине. что еще живого его погребли и из-за великой муки в смерти это случилось. Бог благодатью своею и нас пускай укрепит в благочестии и даст терпение ради имени его святого.

Надгробие отцу Афанасию Филипповичу, игумену берестейскому в году 1648 почившему.

О Матерь моя, Церковь Православная,

В Тебе пребывает Господь издавна.

Тебя защищал речью и словами

Аз, Афанасий — всеми делами.

И наиболее в том имел прилежание,

Что Богом мне было повелеваемо.

Чтоб сгинула здесь уния проклята,

Чтоб процвела Церковь свята.

Ныне же должен был я уступить,

ради тебя неверными убит.

От рук шляхетских в час козачизны,

В Берестье Литовском, на своей отчизне.

Но с этим красуйся, покойся себе,

Сим Бог будет помогать тебе.

Призрит со своего святого престола,

на виноградник свой бедный. втоптанный долу.

Кто же в сердце Имя Иисусово иметь будет,

Того в Царстве Своем Христос не забудет.

Он дал мне, что в Вильне стал я монахом

здесь — игуменом, пред тем принял священство свято.

Он же мне и сейчас приказал извещать,

что время пришло Сион спасать.

АМИНЬ.


Источник: http://devadnes.ru/

О жизни преподобного Афанасия Брестского известно из «Диариуша» — его дневника из записей автобиографического характера, с приложением его сочинений, грамот и писем. После смерти Афанасия «Диариуш» был дополнен монахами Симеоновского монастыря, описавшими последние дни и мученическую смерть Афанасия.



До сих пор на русском языке «Диариуш» не публиковался. В 1995 году прихожанин Свято-Христо-Рождественской Церкви Олег Бреский закончил его перевод. С благодарностью ко Господу и признательностью к автору перевода мы рады впервые представить его вашему вниманию.
1   2   3   4   5   6   7

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Прмч. Афанасий Брестский