страница40/45
Дата22.01.2019
Размер3.23 Mb.

Провинциальные сезоны Всеволода Мейерхольда. 1902 – 1905 гг


1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   45

{227} Приложение 6
Иду на Вы5


Драматический отрывок, написанный по методу д‑ра Богословского и отнюдь не заимствованный из «Смерти Иоанна Грозного».

Г. Мейерхольд сидит, окруженный «сотрудниками». Он в жестокой задумчивости, между бровей глубокая морщина, в глазах огонь негодования, на устах готовое сорваться проклятье. Стук в дверь.



Мейерхольд (очнувшись):
Кто там?
Войди!
(Входит вестник.)
Зачем пришел?

Вестник:
Принес я вести важные.

Мейерхольд:
Поведай их скорей!

Вестник:
В курантах нынче пишут,
Что мыслишь ты покинуть град Херсон:
«Пускай-де он от скуки погибает,
Коль труппы он моей не хочет оценить…
Свои стопы направлю в Николаев
И скоро-де я полоню его!»

Мейерхольд:
То слухи лживые!..
Не мыслил я уехать!
Об этом и в курантах известил
Я публику давно. (Помолчав.) Еще какие вести?

{228} Вестник:


О, вести важные! Усиленно толкуют,
Что стал Мефодьев труппу набирать…

Мейерхольд:
А! Из любителей?!
Из горе-лицедеев?

Вестник:
Да, из любителей!
И мыслит он, предерзкий,
Игрою их затмить театр твой.

Мейерхольд (искренно хохочет):
Но где ж любители те будут подвизаться?

Вестник:
А в «Помощи»!.. Уж сцену там готовят.
До сей поры там в «тетку» лишь играли.
Теперь пойдет игра другая…

Мейерхольд (со смехом):
Азартная?

Вестник (убежденно):
Азартная!
И особливо в драме!
Коль в раж войдут любители, не помнят
Они себя: крушат, кричат и стонут,
И мечутся по сцене, как шальные…

Мейерхольд:
Но будет ли доволен грозный Купчик
Любительской игрой?.. Ведь и она «азартна»!..

Вестник:
В редакцию он вновь напишет
И пригрозит проклятьем и доносом.

Мейерхольд:
И пусть его!.. (Помолчав.)
Еще какие вести?

Вестник:
Сейчас с Военного гонец мой прискакал
И рассказал, что там не все спокойно:
Со страхом ждут-де жители форштадта
С минуты на минуту представленья…

{229} Мейерхольд (с ужасом):


Как? Светопреставленья?

Вестник:
Почти того… Любительскою труппой
Разыграна там будет пьеса «Тайна».
С Суворовской гонец мне весть принес,
Что артистический кружок готовит ряд спектаклей;
Поставят-де их так, что даже Станиславский,
Увидя то, затрясся бы от злости
И в муках зависти всю жизнь свою терзался…
Гонец с Забалки мне доставил весть,
Что даже там уж начались спектакли…

Мейерхольд (с ужасом):
О, бедные херсонцы! Столько бед
Обрушиться на вас не может разом!..
Подать сюда афиши всех спектаклей!
(Читает и не верит своим глазам.)

Гурьев:
О, Мейерхольд! Дозволь мне слово молвить!

Мейерхольд:
Ну говори.

Гурьев:
Я дам тебе совет:
Вели немедля пригласить херсонца
Из тех, которые усердно посещали
Театр твой, и расспроси его,
По сердцу ли ему любителей затея
И как он смотрит на нее…
Да, кстати, разузнай,
Что нужно публике — комедию иль драму?
Ведь уж давно нас сей вопрос тревожит,
Так разрешим его…

Мейерхольд:


Совет твой недурен.
(Отдает распоряжение.)
Позвать ко мне херсонца!
А в ожидании его я, горем преисполнен,
Покаяться хочу… Ступай в театр,
В шкафу, на верхней полочке найдешь
Начатый мной синодик.
Неси его сюда…
(Гурьев уходит.)
{230} Ни одного из тех,
Которых я убил собственноручно,
Которых вся моя пытала труппа,
Я не оставил без поминовенья,
И даже зрителей в синодик я вписал,
Городовых, пожарных, билетеров,
Ну, словом, всех, кто волей иль неволей
Свидетелем расправы нашей был.
(Гурьев возвращается.)
Да, это тот синодик.
Читай же громко, Гурьев! Если я
Кого припомню, ты того и впишешь.

Гурьев (читает):
О, Мельпомена, упокой
Ты действующих лиц, которых мы жестоко
Замучили в комедиях иль в драме:
Вдову Гурмыжскую, Буланова Алешу,
Геннадья да Аркашу — лицедеев
И верного слугу Гурмыжской — Карпа,
Да зрителей, что пьесу ту смотрели,
Числом не более двух сотен человек!
Увы! Тогда скончались в адских муках
Пожарных два, да столько ж билетеров,
Да музыкантов шесть, фамилии же их
Ты веси, господи!

Все (с покаянным воплем):
Ох, грешны мы!

(Собираются продолжать чтение синодика, но в это время входит привратник и говорит, обращаясь к Мейерхольду.)



Привратник:
К тебе пришел херсонец.
Прикажешь пригласить?

Мейерхольд:
Зови его сюда! (К сотрудникам.)
А вы ступайте прочь.
Я с ним наедине поговорить хочу.

(Все уходят. Входит зритель. Лицом и манерами чрезвычайно походит на волхва, появляющегося в 3‑м акте «Смерти Иоанна Грозного».)

Мейерхольд:
Садись. (Зритель садится. Пауза.)
Давненько я не видел
Тебя в театре! Последний раз ты был,
Когда сезон мы Горьким открывали;
{231} С тех пор от нас ты сердце отвратил.
Скажи, чем провинились мы?

Зритель:
Ничем.

Мейерхольд:
Но почему же ты,
Допреж театр наш усердно посещавший,
Вдруг перестал бывать?

Зритель (уклончиво):
Так… Некогда… Дела…

Мейерхольд (явно не веря):
Дела? Не верится мне что-то!
Ну, так и быть! Призвал тебя я ныне,
Чтобы с тобой держать (маленькая внутренняя борьба)
Держать совет.
Он очень нужен мне. Скажи, что делать,
Чтоб публикой мне снова завладеть,
Чтоб отвратить мне гибель предприятья
И, кассу сохранив от истошенья,
В конец врагов моих жестоких поразить?

Зритель (недоумевающе):
Врагов? Каких врагов?

Мейерхольд:
А разве ты не слышал?
Теснит нас рать любителей теперь.
Нам с запада грозит Пономарев,
С востока шлет Горшков нам грозный вызов,
На севере мефодьевская рать,
А с «Юга»… ох! Де-Линя фельетоны!

Зритель:
Не бойся их! Они тебе не страшны!
Пошли навстречу им ряд превосходных пьес
С прекрасно срепетованным ансамблем,
Хотя бы «Трех сестер» совместно с
«Дядей Ваней»,
Комедии подбавь, иль Шницлера,
Иль Фульда.

Мейерхольд (испуганно):
Нет!
Шницлера нельзя! И так уж говорят,
Что вместо Шницлера у нас лишь
«Венский шницель».

{232} Зритель:


Да мало ли комедий и у нас,
Своих, российских? Можно их поставить.
Конечно, в них вы не найдете «видов»
Таких, какими уснащает Шницлер
Комедии свои, но все же.

Мейерхольд (перебивая):
Нет, не говори!
Комедья русская топорна, лапидарна.
Вот то ли дело — Бар, иль Шептан, иль Сарду.
(Умиляется.)
Ну ладно, я совету твоему
Последую. Верну комедью из опалы.
Верну, а там посмотрим, что-то будет!

(Приняв решительный вид, идет к двери, распахивает ее и кричит.)

Послов немедленно к Рассохину отправить,
Пусть привезут все новые комедьи!
А мы меж тем Шекспира разыграем.
Вооружимся мы мечами боевыми,
Мы закуем свои тела в доспехи
И в смертный бой с любителями вступим.
Нам сборы полные наградою послужат.
Итак, вперед! Вперед, мои актеры,
«Сотрудники» мои на бранном поле!
Вы, Снигирев, Нелидов, Костромской,
Ты, Блюменберг, и вы, моя гордыня, —
Мунт и Будкевич! — Мы силой боевою
На равнодушье публики ударим
И разобьем его. Не правда ли друзья?
В нас много сил! За нас само Искусство!
Вперед! Вперед! О, как кайенский перец,
Нещадно жечь сердца начнет герой Киенский
И победит их! Да! (Жмет руку зрителю.)
Спасибо за совет!
(Бросает публике вызов.)
Иду на Вы!

Занавес с шумом падает.



Де-Линь
1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   45

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Провинциальные сезоны Всеволода Мейерхольда. 1902 – 1905 гг