• ПЩЫУКIУНЭЦIЭР КЪЫЗЫТЕКАР
  • ИНАЛХЬЭБЛЭ ЩЫПСЭУ ПЩЫУКIХЭР КЪЫЗЫТЕКIАР
  • ИЗ ИСТОРИИ АУЛА КОНОВА (АБЗЕВАН - ХАБЛЕ - КУРКУЖИН)
  • ИЗ ИСТОРИИ АУЛА АШАБОВО (МАЛКА)
  • ИЗ ИСТОРИИ АУЛА ИНАЛОВА (КАРАГАЧ)
  • ИЗ ИСТОРИИ АУЛА АСТЕМИРОВА (ВЕРХНИЙ АКБАШ)
  • МОХАДЖИРЫ ИЗ РОДА ПШУКОВЫХ
  • О РАССЕЛЕНИИ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ РОДА



  • страница1/3
    Дата20.10.2017
    Размер0.68 Mb.

    Пшуковы ПщыукI


      1   2   3


    Пшуковы

    ПщыукI

    ББК 60.54 (2Р-6КБ)

    П93

    Пшуков М. X.

    П 93 Пшуковы. Пщыук1 - Нальчик Полиграфсервис и Т, 2002. -

    68с.

    К истокам рода, происхождению фамилии Пшуковых обраща­ется автор в своем небольшом исследовании, опираясь на не пуб­ликовавшиеся ранее материалы и документы, научные труды уче­ных, личные наблюдения.

    Данная работа М. X. Пшукова - первый шаг к написанию фун­даментальной истории рода.

    © М. X. Пшуков, 2003

    © «Полиграфсервис и Т», 2003

    ПШЫУКI ЛЪЭПКЪЫМ М ГИМН

    Адыгэ лъэпкъыжьу дунейм текъухъа

    Щэнхабзэр, нэмысыр зи гъуджэм

    1умахуэу, къуэпс быдэк1э хэшыпсыхъащ

    Лъэпкъ л1ыгъэр зи гъуазэ Пщыук1хэ.
    Пщыук1хэ я л1ыгъэр хэ1уащ Кьэбэрдейм,

    Я куэдщ щ1эныгъэл1, ц1ыху щэджащэ

    Лъэпкъ жъэгум и маф1эр нахъэс Адыгейм,

    Шэрджэсым, Шапсыгъым, хамэщ1ым.
    Зэшищым я тхыдэр уигъащтэу гуузт,

    Ат1эми пэжыгъэм и щапхъэт

    Щ1эблэщ1э къащ1эхъуэм ищ1апхъэу.
    Бэтэх; Къэрэгъэш, Ашэбей, Къулъкъужын,

    Лэсчэни, Акъбащи, Налшыки

    хэ кьуэпсыщ1э къащыщ1эжынщ,

    Я л1ыгьэм лъэпкъ куэдым хащ1ык1ыу

    Моему младшему брату,

    безвременно ушедшему из жизни,

    посвящаю

    ВЗГЛЯД В ИСТОРИЮ


    Приведенная в этой книге небольшая подборка документов и фактов из архива ЦГА КБР, а также из исторических книг, является попыткой поставить ряд вопросов в изучении родословия Пшуковых.

    Ни в коей мере не претендуя на бесспорность, автор надеется пробудить интерес к изучению прошлого у всех, кто носит эту фамилию. И не только эту. Надеюсь также, что появление данной работы сыграет положительную роль в восстановлении и укреп­лении родственных отношений. И самое главное - поможет осознать, что в единстве сила фамилии и всей нации.

    Наш род придает изучению своих корней большое значение, в этом направлении мы делаем только первые шаги. Род провел два объединительных съезда, где основной упор был сделан на поиск и восстановление родственных связей, перепись всех Пшуковых, проживающих в КБР, на планирование различных мероприятий.

    Можем точно сказать: сегодня нашу фамилию носит около 300 семей, что составляет 1200-1300 человек. В одном только Карагаче проживают 100 семей, связанных кровными узами, в Куркужине- более 50 семей, в Верхнем Акбаше- 16, в Нальчи­ке - более 40.

    Пшуковы живут в 32 населенных пунктах КБР. В республике найдется немного фамилий, с которыми у нас нет родственных отношений.

    Фамилию «Пшуков» некогда носили и Хашпаковы. каких не­мало в республике. У нас имеется родовая тамга (герб), почти одинаковая во всех населенных пунктах. Мы изучаем ее сходство с тамгами других адыгских - и не только адыгских - фамилий. Некоторые совпадения видятся неслучайными.

    Мы ведем поиск того, в какое время и каким образом родилась фамилия. Изучаем биографии отдельных личностей. Среди них Астемир Пшуков - активный участник гражданской войны, Инал Пшуков - председатель потребкооперации республики. Нельзя не вспомнить Жамбота Пшукова - мастера спорта международного класса, названного Зауром Налоевым «современным Андемирканом». Эти люди внесли заметный вклад в историю фамилии и нации, на их примере смело можно воспитывать молодежь.

    Также мы изучаем историю отдельных населенных пунктов, где компактно проживали Пшуковы.

    Следует внести ясность в разночтение фамилии: «Пшуков» в русской транскрипции и «Пщыук1» - в кабардинской. Если открыть справочник фамилий, проживающих в кабардинских селениях, то можно найти варианты «Пщыук1», «Пщыкъуэ», «Пщук1». Такое разночтение встречается даже в одном селении, где все представи­тели фамилии являются кровными родственниками. То же самое можно встретить в работах современных историков.

    Побывав во всех 32 селениях и переговорив со многими из ро­да Пшуковых, я убедился, что такое свободное толкование не имеет оснований. В последнее время были организованы встречи рода Пшуковых в селениях Малка, Карагач. Старейшины едино­душно подтверждают, что есть только одна фамилия: «Пщыук1». Солидарны они и в том, что в далеком прошлом произошли от 5 (или 7) родных братьев, волею судьбы разбросанных по разным населенным пунктам Кабарды.

    В подворной переписи населения Кабарды 1886 г. указано, что Пшуковы проживали в аулах Ашабова, Астемирова, Иналова, Конова-Абзеванова.

    Круг еще более сужается, если обратиться к более ранним до­кументам. В книге С. Бейтуганова «Кабарда в фамилиях» имеется список тех, кто пожелал вернуться в Кабарду из района Георгиевска. Кстати, об этом факте помнят старики рода, естественно, по рассказам своих старших. Любопытно в этом документе то, что переселенцам было поставлено условие обязательного раселения в разных аулах - куда укажут представители власти.

    Среди прочих фамилий в этом документе указаны и Пшуковы. Одним следовало поселиться в аулах Ашабова, Кокова, Иналова. Другим было предписано переселиться в Малую Кабарду. Воз­можно, что это было началом расселения Пшуковых в разных концах Кабарды.

    Первые упоминания фамилии Пшуковых в документах отно­сятся к периоду 1770-1790 гг., то есть к моменту строительства крепости Моздок и оборонительной линии. Именно в этот период происходят массовые переселения в знак протеста против строи­тельства Кавказской линии.

    Однако еще раньше был известен факт переселения кабар­динцев из района реки Кумы. При этом становится понятным, почему бабуковцы пожелали переселиться именно сюда.

    Л. Я. Люлье приводит интересные данные о том, что фамилия «Пшиук» встречается у племени гоайя, обитавшего в Причер­номорье по соседству с шапсугами, натухайцами и впоследствии слившегося с натухайцами. Если язык гоайя совпадал с кабардин­ским, то это слово означает конкретное действие: убийца князя.

    Некоторые из историков ссылаются на устные предания: кто-то из рода когда-то имел конфликт на бытовой основе, и в результате убийства пришлось переселиться в другие места. Выглядит вполне правдоподобно, такие случаи у народов Северного Кавказа случа­лись нередко. Если учесть, что черкесы были точны в определении имени, прозвищ, то нет сомнений в том, что фамилия появилась не случайно. Ведь она означает конкретное событие. Нет сомнений и в том, что ранее наши предки носили другую фамилию.

    Разумеется, это всего лишь гипотезы, предположения. Ответы на эти и многие другие вопросы следует искать долго и терпе­ливо. И возможно, не одному поколению.

    И тогда это будет еще одной страничкой в истории Кабарды, малоизученной в национальном масштабе и совсем неизвестной в масштабе одной фамилии.

    «Дорогу осилит идущий» - гласит мудрейшая пословица.

    Выше, исходя из документов русской летописи 1767-1770 гг., было сказано о времени появления Пщыуке-Пшуков-Пшуко. В те годы жители Бабукова (Сармаково), протестуя против строи­тельства Кавказской оборонительной линии, и прежде всего кре­пости Моздок, решили покинуть пределы Кабарды и пересе­литься в район Геогиевска на реке Гум. В архивах ЦГА КБР имеются списки переселенцев, в которых указаны и Пшуковы.

    Однако найден документ, датированный 1639 г., где упомина­ется об уздене Пшуко у князя Алегуко Шогенукова (Казиевой фамилии).

    Сказано там следующее: «...2 июня 1639 послы русского царя выехали из Москвы и прибыли в Алегукино Кабарду или Б. Кабарду 2 октября 1639 г.».

    В своей жалобе на Ф. Елчина царю П. Захарьев пишет: «Ок­тября в 5 де (т. е. 5 октября) пришли к Алегукину брату Хапуке и Хапуко. Государь велел нас проводить узденю своему Пшуке прямою дорогою на Сони в Дидьянскую землю. А от Хапуки до Сонской земли, т. е. Грузию, три дня ходу. Через Донгуз-Орун, сравнительно легкий перевал, пришли в Сванетию и далее в Мигремлию к Грузинскому царю Левантию, т. е. Левантию II».

    Обратно они шли той же дорогой, но уже через год, 8 июня 1640 г., вернулись в Кабарду. Можно с определенной уверенно­стью сказать, что логичнее всего было поручить встречать послов уже знакомому Пшуко.

    Но нам интересен сам факт, что в 1639 г. жил уздень по фами­лии (или имени) Пшуко, который скорее всего мог быть родона­чальником (одним из них) фамилии Пшуко, Пшуков, Пщыуке. Тогда фамилия, получается, существует более 360 лет.


    ПЩЫУКIУНЭЦIЭР КЪЫЗЫТЕКАР


    Нэхъыжьхэм зэрыжа1эжымк1э, ди лъэпкъыр адыгэ къудамэхэм щыщщ, Тенджыз Ф1ыц1эм и 1эшэлъашэхэм дыщыпсэуащ, «Пщыук1» унэц1эр зетхьэу. Мыпхуэдэу жа1эж: «Хьэгъуэл1ыгъуэ ек1уэк1ырт, хьэщ1эхэр щыкуэду. Л1ыгьэк1э, хахуагък1э щ1алэгъуалэр зэпеуэрт. Абыхэм къахэжанык1ырт зы щ1алэ къудан. Зэф1эк1 зи1э пщы гуэрым и къуэр щ1эупщ1ащ: «Хэт хъуну ар?» - «Пщыук1хэ ящыщ щ1алэщ», - къыжра1ащ абы. Модрейм ар и гуапэ хъуакъым ик1и пагагъэ хэлъу, дыджу псалъэ иридзащ:

    - Пщы дэнэ къэна, «джэд хуэгъэлъапэрэпэнкъым абы».

    Ар щхьэусыгъуэ хуэхъури, къагъэпуда щ1алэм пщы щауэр къыщ1ишри иук1ащ. Абы ужьк1э а щ1алэм и зэранк1э лъэпкъым я лъахэр ябгынэныр нэхъ хэк1ып1эф1т ик1и и къуэшхэр и гъусэу Къэбэрдейм къэ1эпхъуэри Гумкъалэрэ Псыхуабэрэ я зэхуакум псэуп1э щаухуащ. Къыщ1эпхъуахэм щыщу пщы щауэр зы1эщ1эук1ам къыщ1эхъуа щ1эблэм унэц1эр ихъуэжакъым. Ахэм «Пщыук1» унэц1эр нобэми зэрахьэ.

    Адрей къуэшхэм: Къэрэбащ, Къэрэнащ, Хьэщпакъ, Пашков сымэ къащ1эхъуахэм унэц1эу къащтащ я адэхэм я ц1эхэр, ари хабзэт абы щыгъуэм. Ауэ зэкъуэшхэм къатехъук1а щ1эблэхэм лъэпкъ къуэпс щхьэхуэхэр ядзами, я дамыгъэр зэдахъумащ.

    Иужьк1э ек1уэк1а 1уэхугъуэ гуауэхэм куэд щыгъуазэщ. Урысей пащтыхьыдзэм Гум и псыежэххэм и 1эшэлъашэхэр къыщагъэкъабзэм, нэгьуэщ1 лъэпкъхэм хуэдэу, Пщыук1эхэри жылагъуэ зыбжанэм дэгуэша хъуащ. Псалъэм папщ1э, Пщыук1хэр щопсэу Астемырей, Иналхьэблэ, Абзуанхьэблэ, Ашэбей, Хьэжыхьэблэ, Дзэлыкъуэ куейм хыхьэ жылагъуэ зыбжанэм. Пщыук1хэр щопсэу Адыгеи республиками Тырку къэралми.

    ИНАЛХЬЭБЛЭ ЩЫПСЭУ ПЩЫУКIХЭР КЪЫЗЫТЕКIАР


    Гумкъалэ щыпсэу Пщыук1хэр лъэныкъуэ лъэныкъуэк1э щы1эпхъуам щыгъуэ, Иналхьэблэ лъэныкъуэк1э къэ1эпхъуауэ щытащ Пщыук1 Борэныкъуэрэ Ержыбрэ. Зэрыжа1эжымк1э, абыхэм я благъэ гуэрхэр Иналхьэблэ щ1ып1эм ист. Ержыбыр щ1алэу дунейм ехыжащ. Борэныкъуэ къуит1 и1ащ: Етэчрэ Хъызыррэ. Етэч къуажэ хьэжыуэ щытащ. Етэч къуипл1 и1ащ: Аслъэнбэч, Лъостэнбэч, Хьэжмырзэ, Къэрал. Аслъэнбэч кьуит1 и1ащ- Къэрней, Данил. Щалбарэ жари Иналхьэблэ пщы гуэр дэсу щытащ. Аслъэнбэч щ1эныгъэ бгъэдэлът, а зэманым Щалбарэхэ я приказчикыу (я 1уэхухэр зэрихьэу щытащ). Совет властыр зэф1эува нэужь Совет председателу лэжьащ.

    Жызы1эжар - Пщыук1 Мухьэжыр.

    Зытхыжар - Пщыук1 Марьянэ

    О ПРОИСХОЖДЕНИИ ФАМИЛИИ


    Мы уже говорили, что фамилию во всей Кабарде писали «Пшуков», и только одна семья в Старой Крепости (Баксане) пи­сала «Пшиучев». Родом она из Ашабова.

    Парадокс в том, что их ближайшие родственники в том же 1886г. в подворной переписи населения назывались только «Пшуковы». Так было и в 1825 г., когда Я. Шардановым составлялась со­словная перепись Кабарды. Таковы официальные документы.

    Но все же в различных других источниках встречаются вари­анты кабардинской транскрипции «Пщыук1», «Пщыкъуэ» и даже «Пщук1». Можно назвать по крайней мере два примера: «Кабар­дино-черкесские фамилии» Дж. Кокова и «Населенные пункты КБАССР и перечень фамилий в них» X. К. Жамбекова.

    Как было сказано выше, нами опрошены многие предста­вители рода во всех населенных пунктах, где они проживают. Никто в КБР не называет себя иначе, кроме как «Пщыук1». Так было и в XVIII-XIX вв.

    На мой вопрос к автору первой книги, откуда такая свободная интерпретация фамилии, ответ был: «Не знаю». Трудно устано­вить причины подобного толкования и во втором случае. Налицо лишь факт: никто из нашего рода в Кабарде не называет себя по-другому. И это само по себе удивительно: как получилось так, что безграмотные и не имеющие алфавита люди во всех концах Кабарды, не сговариваясь, одинаково писали свою фамилию по-русски и произносили по-кабардински?

    Сегодня при сплошной грамотности авторы исторических книг не удосужились спросить у носителей фамилии, что к чему. При всем почтении к названным историкам надо признать: они проявили неуважительное отношение к себе, и к фамилии.

    В своей книге «Черкесия. Исторические очерки» Л. Я. Люлье в 1857г. пишет следующее: «Черкесским языком говорят, с ма­лыми оттенками, все имена адыге, живущие на северной плоско­сти Кавказского хребта от Терека до устьев Кубани и вдоль вос­точного берега Черного моря до грани убыхской земли».

    Из таблицы, составленной Люлье, мы видим, как изменялось это слово в языке разных племен:

    племя

    надхо - емезог (неуживчивый?);



    нетахо - дежередже;

    кабле - ханту;

    сханете - хусетль;

    гоаго и соотох - куадже;

    гоайе - пшиуик.

    Видимо, у разных племен это слово или его значение произно­сились по-разному. Следовательно, у большинства адыгских племен существовала фамилия «Пшиуик».

    Если посмотреть на историю перечисленных адыгских групп, то становится более или менее ясным, как носители этой фами­лии оказались разбросанными от Черного моря до берегов Тере­ка, Сунжи, Лабы, Кубани.

    История знает, что в XI-XV вв. происходило последователь­ное переселение адыгов с побережья Черного моря на Централь­ный Кавказ. Затем имели место постоянные перемещения в XVI-XVIII вв. Так, в 1614г. князья Амчуко и Хатажуко со своими подданными переселились с берегов Баксана за Кубань. Об этом пишет С. Бейтуганов в книге «Кабарда в фамилиях».

    Переселения участились с началом вторжения России на тер­ритории, занятые адыгскими племенами. Даже наблюдались мо­менты, когда адыги готовы были уйти в Грузию. На этой волне переселенческого движения Пшуковы с берегов Черного моря вместе со своим народом могли оказаться на нынешней террито­рии Кабарды.

    Затем последовал новый этап переселений - в период с 1850-го г. по 1890 г. Адыги уходили в основном за Кубань, в район Моздо­ка и на территорию нынешней Кабарды. Велико было также пе­реселенческое движение в Турцию и на Ближний Восток.

    Причинами этого, кроме войны, были и княжеские междоусо­бицы, и нехватка земель. Нередки были, как мы уже отмечали выше, драмы на бытовом уровне, которые затрагивали интересы всей фамилии.

    Период, описываемый Люлье, относится ко времени после 1800 г. Между тем в Кабарде наша фамилия встречалась и рань­ше.

    В ауле Бабукова в 1744-1767 гг. имели место волнения в знак протеста против строительства русских укреплений на терри­тории Кабарды. В итоге аул переселился в район Кумы, то есть Георгиевска. Мы уже отмечали, что в этом селе проживал род Пшуковых. Это следует из списка 34 семей, вернувшихся на прежние места жительства, приведенного С. Бейтугановым в книге «Кабарда в фамилиях». Там же сказано, что часть бабуковцев переселилась в Малую Кабарду.

    Вполне возможно, что некоторые (если не все) Пшуковы по­пали в Астемирово.

    Еще об одном случае переселения следует упомянуть отдель­но. У С. Бетуганова об этом сказано: «В 1860-1866 гг. в Кабарде предприняли объединительную реформу по укрупнению аулов. Из 97 аулов Большой Кабарды на старых местах должны были остаться только 33».

    В частности, к аулу Ашабова были присоединены аулы Аджиева и Трамова. К аулу Кошева- аулы Иналова и Герандуко Седакова. При этом жителям Иваново разрешалось по их жела­нию переселиться в Кошево и наоборот.

    Возвращаясь к причине происхождения фамилии, можно уве­ренно сказать, что такого количества «убийц князей» от берегов Черного моря до Сунжи не было и быть не могло. Объяснение здесь простое - Пшуковы вынуждены были раселиться по раз­ным местам в целях самосохранения, и это оправдывало себя. А корень - один.

    Вопрос о том, где и когда появилась эта фамилия среди ады­гов, остается открытым. Никаких документов по этом вопросу пока не найдено. Существуют лишь предания.

    По рассказам стариков, в XVII-XVIII вв. в районе нынешнего Георгиевска (Гумкъалэ) жили 7 родных или близких по родству братьев со своими семьями. Объектом внимания местного князя стала сестра (или жена) и конь одного из родственников.

    Результатом ссоры было убийство князя и вынужденное бег­ство всех братьев со своими семьями.

    В дальнейшем двое из них направились в Малую Кабарду и по­селились на стыке земель чеченцев, ингушей и осетин, благо районы проживания кабардинцев простирались до берегов Сунжи.

    Другие же пять братьев расселились на берегах Малки и Куркужина, где до наших дней и обитает основная часть рода.

    Фамилия Пщыук1 сложена из двух слов. «Пщы» - князь, гла­ва села, старшина села, народа. И «ук1» - убить, убивать. Русская транскрипция «Пшуков» не отражает истинный смысл фамилии. Поэтому многие интерпретируют это слово как «княжеский сын», что в корне неверно.

    Видимо, кто-то однажды неправильно написал фамилию на русский лад, а ему никто так и не возразил.

    Учитывая, что кабардинский народ отличался изрядной мет­костью при выборе имени (прозвища), резонно спросить: кому, за что и когда дали это имя? Если убийство было совершено, нет сомнений в том, что это сделали люди, до этого носившие дру­гую фамилию.

    Нет сомнения и в том, что кровная месть распространялась на весь род. Ответственность несли все, и при отсутствии прямых виновников могли пострадать другие родственники. Возмездие могло распространиться на кого угодно, в том числе на женщин и детей - святая святых любого кабардинца. Все это, вместе взятое, могло быть причиной переезда на другое место. А если даже у рода не было собственных причин, то они были у всего народа -из-за войны.

    Ввиду отсутствия письменности в то время у кабардинцев, да и у народов всего Северного Кавказа, трудно уверенно сказать о конкретном месте обитания первых из рода, кто получил эту фа­милию. Но некоторые документы в архивах ЦГА КБР все-таки сохранились. Можно найти эту фамилию в книгах В. Кудашева, Я. Шарданова, С. Бейтуганова и других авторов.

    Дело осложняется тем, что род Пшуковых, как и вся Кабарда, вел полуоседлый образ жизни. Это объясняется многими причи­нами, в большинстве своем трагическими.

    В посословной переписи населения Кабарды в 1825 г. у Я. Шарданова есть такая запись:

    «В с. Бабуково, принадлежащем князьям Кайтукинской фами­лии, проживали уздени третьей степени (Уэркь щауэ л1ы гъуса): Пшиучев Ибрагим- 44 года, брат Измаил- 15 лет, сын Юсуп-2 лет.

    В с. Астемирово, принадлежащем князьям Бековичам-Черкасским Мударовской линии, проживали Анзор Пшуков- 44 лет, брат Исмаил - 41 год, уздени третьей степени, пасынок Куда Митиров».

    В «Истории Кабарды» Владимира Кудашева, изданной в 1913 г., сказано: «В 1860 годах сословия узденей I степени- «Л1акъул1эш» - и узденей II степени по своему положению настолько сравнялись, что различать их стало трудно. Найти таких настоя­щих «дыжьыныгъуэ», как Багирсеевы, Пшуковы, Боровы, Маргушевы, Кандоровы, в Кабарде стало невозможно».

    Правда, Кудашев дает оговорку, что при всем этом их (дыжьыныгьуэ) нельзя считать равными таким фамилиям, как Шипшевы, Даутоковы, Кучмазоковы, Кашироковы - в Большой Кабарде, и Жогишевы, Хапцевы, Астемировы, Кохужевы - в Ма­лой Кабарде.

    В большинстве своем уздени произошли от слуг князей после самовыкупа. Они всегда должны были быть во всеоружии и со­провождать князя во все походы. Фактом является то, что они были свободными людьми, не зависимыми от князя. Именно это­му сословию историки приписывают основные заслуги в отстаи­вании чести и свободы Кабарды.




    БАБУКОВСИЕ КАЗАКИ


    Так назван раздел упомянутой книги С. Бейтуганова. На ее страницах приводится донесение бригадира Терского казачьего войска генерал-майору Орбелиани от 20 мая 1861 г. Сказано, что «все бабуковцы уже выселены в Кабарду, и здесь остаются те се­мейства, которые пожелали отправиться в Турцию».

    У нас есть возможность обратиться к более ранним источ­никам. Зададимся вопросом: кто такие «бабуковцы», о которых идет речь, и как они оказались «подле станицы Георгиевской», откуда должны были вернуться на родину, то есть в Большую Кабарду?

    Конкретное географическое расположение населенных пунк­тов Кабарды довольно точно отражено в описании, составленном геодезистом С. Чичаговым в 1744 г. Там, среди прочих, названы аулы Бабукова и Ашабова.

    В 1767 г. произошло - но разным причинам - массовое волне­ние крестьян. В результате этого 11 июля к коменданту Кизляра генерал-майору Потапову поступило обращение от жителей се­ления Бабукова с просьбой разрешить им переселиться в район реки Кумы. Переселение задерживалось по разным причинам до октября 1767 г.

    В ноябре того же года генерал-майору Потапову пишет князь-валий Касай Атажукин: «Приношу поклон и притом объявляю: понеже, хотя мы и переселились к реке Куме, токмо к стороне Ея Величества не имеем злых намерений». То есть к этому сроку ба­буковцы уже переселились.

    В 1821 г. Ермолов основал Бабуковскую станицу, в которой дей­ствовал «постоянный конный отряд численностью в 100 сабель».

    Сохранился «Именной список Волжского казачьего полка Ба-буковской станицы», составленный 30 октября 1831 г. В нем ска­зано: «Несли службу при посту Известный брод (Солнобродский пост) Хусин Пшуков, Быта Пшуков, Даут Пшуков» (Ф. 16, оп. 1, д. 589). В этом же списке значится Аиса Хажпаков.

    В документе от 1856г. сказано: «К присяге на верность при­веден вышедший с гор Ерижим Пшуков».

    С 1861-го по 1867г. бабуковцы с разрешения властей вер­нулись на родину, в Кабарду. Они были приняты обратно с одним условием расселения но разным аулам. Согласившись на это, бывшие бабуковские казаки водворились в Кабарде и избавились от зачисления их в «государственные крестьяне».

    Факт переселения на Куму и обратно зафиксирован в «Пояс­нении к ландкарте» С. Чичагова (пункт 6, с. 13): «Деревня Бабуково бывшего владельца Арсланбека Кайтокина прежде была в горах, а ныне, тому лет с 10, поселилась к вершине Кумы, а паки на Малк возвратилась. Ныне оная подлежит Арсланбеку сыну Хамурзе».

    Одни жители переселились в аул Бабукова. другие избрали местом жительства аулы Кармова, Ашабова, Лафишева, Атажукина, Конова, Абзеванова. По свидетельству корнета Лиева, не­которые бабуковцы переселились и в Малую Кабарду.

    В посемейных списках переселившихся в Ашабово обозна­чены Бата Пшуков и Мурзабек Пшуков. В аул Иналова переехал Уважуко Пшуков.

    Среди переселившихся в Малую Кабарду могли быть и Пшуковы, однако подтверждений этому не имеется.

    ИЗ ИСТОРИИ АУЛА КОНОВА (АБЗЕВАН - ХАБЛЕ - КУРКУЖИН)


    В «Сборнике документов расселения кабардинцев в XVIII ве­ке» на с. 14 приведено «Объяснение, данное иностранных дел узденями Умаром Минкишевым и Мамбетом Усейном Аджикаевым к Кабардинской карте, составленной в 1744 г. С. Чичаго­вым». Оно датировано 15 ноября 1753 г. Пункты 21 и 22 гласят: «Двор бывшего владельца Магомета Атажукина, а ныне его детей на речке Куркужин. Восемь деревень Шида на той же речке были Касая Атажукина, а ныне владеют дети его».

    На с. 35 приведен доклад Головину по делу № 9 Кабардин­ского временного суда от 31 января 1839 г. В пункте 16 сказано: «Некогда жившие в Кабарде 18 аулов переселены сюда, а имен­но: аул узденей Абзевановых, жительство имели над Бештовыми горами близ Шотландской колонии, ныне поселены на левую сторону Малки близ поста Известного брода...»

    Известно, что нынешнее селение Куркужин образовано имен­но здесь. Поэтому можно сделать вывод, что это селение, как и вся Кабарда, неоднократно по разным причинам меняло место поселения.

    Интересен еще один документ, который подтверждает выше­сказанное. Это карта расселения кабардинцев и балкарцев в пер­вой половине XIX в., датированная 1842 г. На этой карте аул Конова указан вообще не на реке Куркужин. Аул располагался на правом берегу реки Баксан, напротив одноименного форта.

    На левой стороне тогда проселочной дороги от форта Чегем до форта Баксан, кроме того, располагались аулы Наурузова, Ашабова, Готыжева, Тамбиева.

    Наш интерес к этому факту объясняется тем, что именно в на­селенных пунктах Конова-Абзеванова и Ашабова проживали представители рода Пшуковых.


    ИЗ ИСТОРИИ АУЛА АШАБОВО (МАЛКА)


    В XVII-XVIII вв. аул принадлежал узденю Миншаку Ашабову, герою Канжальской битвы 1708 г., активному участнику Борь­бы против крымско-татарской агрессии.

    На карте Кабарды 1744г. аул Ашабова обозначен под номе­ром «7» и расположен по обеим сторонам реки Гунделен. Там же он находился и в 1753 г. В середине XVIII в. аул насчитывал 25 дворов. В начале XIX в. аулы Трамова, Аджиева, Хагундокова и Ашабова слились, и селение стали называть Ашабово.

    В 1828 г. уздени Аджиевы и Абзевановы со своими крестья­нами переселились из-под Пятигорска на левый берег Малки. Примерно в это же время (1827) крестьяне абазинского узденя Трамова, покинув берега Черека, осели на этом месте в количест­ве 30 дворов.

    Жители аула Ашабова до 1824 г. проживали в верховьях реки Кишпек. В этом же году уздень Ашабов, не ужившись с царскими властями в Кабарде, бежал за Кубань. По распоряжению намест­ника Кавказа его люди были распущены как «вольные». Но в 1846 г. Ашабов вернулся в Кабарду «с повинной». Примерно к этому времени и относится появление аула на правом берегу Малки.

    Объединение аулов завершилось в 1862 г. В связи с тем, что кварталы были разбросаны в беспорядке, в конце 20-х - начале 30-х гг. часть людей была отселена от Малки в другие места, об­разовав новые селения: Камлюко, Батех, Этоко.

    Из переписи 1886 года:

    «Аул Ашабово.

    № 139: Пшуков Шаох Камботович - 53 года. Сыновья: Мамыша- 30 лет, Калмык- 24 года, Пого, Папца- близнецы, 22 года, Мат - 17 лет, Нашо- 14 лет, Гелахстан- 11 лет, Тлостан - 9 лет. Сыновья Мамыши: Инал - 3 года, Дзуо - 2 года.

    Имущество: волов - 3, коров - 3, телят - 11, овец - 10, лоша­дей - 4, дом - 1.

    № 140: Пшуков Пашамурза Камботович - 62 года. Сыновья: Уважуко - 36 лет.

    № 141: Пшуков Шамгун Камботович - 36 лет.

    № 142: Пшуков Асланбек Камботович - 34 года.

    № 143: Пшуков Цуо Камботович - 52 года. Сыновья: Туган -

    15 лет, Кургоко - 9 лет, Якуб - 3 года.

    № 144: Пшуков Бекмурза Камботович - 35 лет. Сыновья: Ток - 8 лет, Кази - 3 года.

    № 145: Пшуков Шолох Карович - 55 лет. Сыновья: Биту -17 лет, Искак, Якуб - близнецы, 12 лет, Пака- 6 лет, Али-2 года.

    № 146: Пшуков Бажид Карович - 50 лет. Сыновья: Лауша -8 лет, Шамаил - 2 года.

    № 147: Пшуков Бек Усманович- 52 года. Сыновья: Вагоз -18 лет.

    № 148: Пшуков Кази Даутович- 38 лет. Дядя его Баксит -54 года. Брат его Казимыза - 54 года. Сын его Бекмурза - 11 лет.

    № 149: Пшуков Батыр Болатович - 34 года. Сыновья: Яхомгот - 3 года.

    № 150: Пшуков Теуважуко Исмаилович - 60 лет, уздень III ст. Сыновья: Особыта - 19 лет, Пшемахо - 11 лет, Тлемахо - 8 лет.

    № 151: Пшуков Ахмед Ибрагимович- 43 года, уздень III ст. Братья (уехали в Турцию): Аосмык - 37 лет, Герандуко - 27 лет, Хатокшоко - 20 лет, Докшоко - 18 лет.

    № 152: Пшуков Бат Пшигосович - 54 года. Сыновья: Мурат -17 лет, Мамсимат - 9 лет, Урусби - 4 года.

    № 153: Пшуков Огурли Артанович- 80 лет. Сын: Бекмурза -48 лет.

    № 154: Пшуков Хатокшоко Хамурзович - 25 лет. Сын: Хашао (Тык) - 3 года.

    № 155: Хачепаков Дзадзу Мазанович - 22 года».

    По поводу последнего пункта: доподлинно известно, что Хачепаковы раньше носили фамилию Пшуковы и, по их соб­ственному признанию, являются нам кровными братьями. Они активно участвуют в наших общих сходах как равные Пшуковым.

    В январе 1918г. в Моздоке состоялся съезд народов Терека. Его делегатом в числе других был Астемир Пшуков. На II съезде народов Терека Астемир Пшуков был избран в секцию по зе­мельному хозяйству.

    В апреле 1918г. в Ашабово было упразднено полицейское управление. Вместо него на сельском сходе организовали народ­ный совет. Первым председателем избрали Астемира Пшукова.

    В 1919 г. части армии Деникина вторглись в пределы Терской республики. Астемир Пшуков попал в руки белогвардейцев и был расстрелян.

    На стороне красных в числе других воевал Паго Пшуков. Он также погиб.

    5 августа 1942 г., во время оккупации, один из первых тракто­ристов села Туганби Пшуков вырыл яму и спрятал свой трактор, таким образом сохранив колхозную технику. Так же поступил Кубати Пшуков.

    Среди тех, кто храбро сражался против немцев, был Хабас Исхакович Пшуков, старший лейтенант, погибший на войне.

    ИЗ ИСТОРИИ АУЛА ИНАЛОВА (КАРАГАЧ)


    В пункте 22 упомянутой карты С. Чичагова (1744) обозначены «восемь деревень Шидак (Сидаков) на той же речке Куркужин владельца Касая Атажукина».

    В их числе был аул Иналова. На географической карте рассе­ления кабардинцев и балкарцев (1842) по нижнему течению Куркужина обозначены аулы: Сидакова, Иналова - на правом берегу, Кошева - на левом берегу (ближе к Малке), «что почти напротив форта Солонобрадской и ст. Солдатской».

    В период объединительной реформы (укрупнения) 1865-1866 гг. эти три аула были объединены.

    1 февраля 1865 г. в Комиссии по разбору личных и поземель­ных прав Терской области при участии начальника Кабардин­ского округа, начальников участков и депутатов от кабардин­ского народа в течение шести дней обсуждался вопрос «О прави­льном расселении и образовании многолюдных аулов».

    Комиссия определила: «Из существующих ныне 97 аулов об­разовать 33 и расселить их следующим образом:

    ...Аул Кошева, к нему присоединяются аулы князя Иналова и Герандука Седакова, если жители последнего не пожелают пере­селиться в Тыжев аул. Выбор места под новый аул будет опреде­лен депутатами с открытием ранней весны. И, судя по удобству места, Иналову переселиться к Кошеву или Кошеву переселиться к Иналову».

    Как видим, переселение состоялось по первому варианту.

    Из переписи 1886 г.:

    «Аул Иналово.

    1. Пшуков Айтек Куфович - 55 лет. Сыновья: Асланбек -

    22 года, Карамурза, Асламурза - близнецы, 10 лет.


    1. Пшуков Яскандер Куфович- 50 лет. Сыновья: Жамурза -
      15 лет, Эльмурза - 6 лет.

    1. Пшуков Хажумар Ириджинович - 45 лет. Сыновья: Харун -

    23 года, Хизир - 20 лет. Братья его: Лукман - 40 лет, Геляхстан -
    30 лет. Лукмана сыновья: Кургоко- 13 лет, Саливат- 6 лет,
    Махмуд - 3 года.

    1. Пшуков Уважуко Шевтгулович- 35 лет. Сыновья: Гид -
      15 лет, Гиса - 11 лет.

    2. Пшуков Яхомгот Титович- 34 года. Сыновья: Шамсадин -
      4 года, Галим - 2 года.

    3. Пшуков Наурыс Питович - 20 лет. Брат его Гиоз - 18 лет».

    ИЗ ИСТОРИИ АУЛА АСТЕМИРОВА (ВЕРХНИЙ АКБАШ)


    В трудах В. Бесланеева, С. Бейтуганова, Дж. Кокова, А. Мусукаева и других историков имеется достаточно информации о Малой Кабарде, и в частности об ауле Астемирова. Но эти доку­менты и факты разбросаны, и порой их трудно найти. Мне бы хо­телось собрать все известное воедино на примере одного селения.

    Сегодня Верхний Акбаш - одно из крупных селений респуб­лики, оно насчитывает 750-800 дворов, более 3 тыс. жителей, имеет более 5 тыс. гектаров пахотной земли.

    У В. Бесланеева читаем: «Сведения о переселенцах на земли Малой Кабарды сообщает К. Сталь в «Этнографическом очерке черкесского народа» (1912). В частности, он пишет следующее: «Бесланеевский князь Гиляхстан из фамилии Исканока (Канока) бежал из-за Кубани по кровомщению, переходил с аулом своим через Большую и Малую Кабарду и Чечню и, дойдя с кочевьем до р. Ярман-Су (в кумыкском владении), умер.

    Его сыновья Жамурза и Каншау возвратились по р. Сунжа на р. Кинбла (Камбалеевка) и, оттуда перейдя через Кабардинский хребет, поселились на р. Пседах. От Каншау происходит фамилия Ахло, от Жамурзы - фамилия Мударо... Каншау и Жамурза, по­селясь на реке Пседах, заняли землю, никому не принадлежащую. Подвластные платили князьям ясак по кабардинскому обычаю».

    К. Сталь не указывает время, когда Гиляхстан и его сыновья переселились на новые земли. Но впервые имена представителей рода Гиляхстана его правнука Айтекмурзы Кошова и Мудар-мурзы Алкасова - упоминаются в 1614г. в отписке воеводы И. Н. Одоевского в Посольский приказ «Об отсутствии жалова­нья для раздачи князьям и мурзам».

    Не вдаваясь в «спорные подробности начала заселения цен­тральной части Северного Кавказа, датируемые XII-X1II вв.», можно с уверенностью сказать, что именно описываемые К. Сталем периоды являются началом образования большей части Ма­лой Кабарды. Если правнуки Гиляхстана упоминаются в «отпис­ке» И. Н. Одоевского в 1614г., то, сделав небольшие вычисления, можно сказать, что это произошло в начале XVI в.

    При этом нельзя забывать, что в XII-XIII вв. адыги в своей миграции достигли указанных районов и даже были несколько восточнее, на правом берегу Сунжи - вероятно, до соприкосно­вения с кумыкскими (дагестанскими) племенами. Далее движе­ние на восток могло быть прекращено по двум причинам. Во-первых, возросло сопротивление, а воевать было незачем, так как свободной земли было много. Во-вторых, не было видимой необ­ходимости двигаться дальше, а тем более переходить через Кав­казский хребет. Вероятно, случился откат части адыгов на север и северо-запад. Даже в XV-XVI вв. указанные места оставались свободными.

    Все это давно известно историкам, и здесь трудно сказать что-то новое. Важно то, что с этим эпизодом надо увязать появление поселенцев, положивших начало образованию ныне существую­щих селений Малой Кабарды.

    В «Описании Черкесии» Ксаверио Главани (1724) имеются данные о количестве малокабардинцев: «В стороне калмыков на­ходится округ Кучук-Кабарта, где округ Гиляхстан насчитывает 400 жилищ». Правда, В. Бесланеев считает с полным основанием, что в Малой Кабарде насчитывалось 4 тыс. дворов и порядка 40 тыс. человек.

    Ценным источником информации является упомянутая ранее карта С. Чичагова 1744 г. К тому времени на реке Пседах (прито­ке Курпа) населенных пунктов не было. Однако между рекой Сунжей и притоком Гремячая зафиксированы: № 12- деревня Бутушева, № 13 - деревни Нарукова, Чебатырова, Челкабанова, Бештокова, Насранова, № 14 - двор князя Казия, № 15 - деревня князя Баты-Мурзы, две деревни Андырова, Баева, Хапцева, Ханова, Пыштова, Кургокина.

    Таким образом, в 1744 г. аула Астемирова еще не было. Но известно, что несколько аулов принадлежали князьям фамилии Мударо (в частности, Кургоко Канчокину), впоследствии полу­чившим разрешение носить фамилию князей Черкасских.

    Толчком к обособлению ряда узденей первой степени, в том числе Астемировых, можно считать принятие Канчокиным хри­стианской веры и его переезд в урочище Моздок. В декабре 1762г. Кургоко Канчокина вызывают в Петербург, присваивают звание подполковника, назначают жалованье в 500 рублей, раз­решают переселиться в одно из урочищ Терека и впервые разре­шают писаться - князь Андрей Иванович Черкасский-Канчокин.

    В 1764 г. в урочище Моздок были построены первые два дома будущего форпоста России. В том же году князья Большой Ка­барды потребовали прекратить строительство крепости, в том числе по причине бегства крестьян в Моздок.

    Е. Н. Кушева пишет, что в конце XVI в. наиболее известными землевладельцами в Малой Кабарде были Шолоховы и Мударовы. Они происходили от князей Шолоха Тапсарукова из рода Талостановых и Мудара Алкасова из рода Гиляхстановых.

    К этому периоду, как считают многие исследователи, следует отнести разделение Кабарды на Большую и Малую. Основная причина - нескончаемые междоусобицы князей.

    Примерно в тот период переселенцы выбрали удобные для проживания места по рекам Терек, Сунжа, Аксу, Курп, Пседах, Заманкул, Кумбалей, Урух, Ардон, Лескен.

    Кабардинцы Алкасовы трижды меняли место проживания. В 1786 г. исследователь Якоб Рейнеггс назвал Малую Кабарду Ахлов Кабак. Генрих Клапрот в 1807 г. упоминает название Талостани. В ту пору Али Махил Мударов, сын Алхаса, жил в селении Пши-Ткау у речки Псипша (Черная вода). Мудар Алкасов в ту пору вла­дел западной частью Гилястаней. Границей Малой Кабарды на за­паде был Терек, на севере - Моздок, по берегу Сунжи. С запада на восток Малую Кабарду пересекал хребет Арак (Арыкъ).

    Два княжеских рода Малой Кабарды ведут происхождение от Инала. Таким образом, Мударовы и Ахловы занимали террито­рию от Сунжи до Курпа. Шолоховы (или Талостани) - от Курпа до Лескена.

    В состав Талостании входили селения Батэщей, Мэртэзей, Борыкъуей, Анзорей, Къуэгълъкъуей, Хьэтуей.

    В первой половине XIX в. Астемирово находилось у впадения реки Курп в Терек («Объяснения к карте С. Чичагова» от 1842 г.). Сын Алкаса Мударова Пышта был бездетным. Согласно карте 1744 г., одно из селений носило его имя, А после смерти Пышты аул вполне мог быть назван «Астемирово».

    Если допустить, что этот аул принадлежал князьям Мударовой фамилии, то, исключив из предполагаемых деревень те, кото­рые существуют по сей день, можно выделить следующие аулы, которые могли по разным причинам быть переименованы в Ас­темирово: деревня князя Баты-Мурзы (Бэчмырзэ), деревня Пыш­това, деревня Кургокина, деревня Ханова (Ханей). С меньшей ве­роятностью можно предположить то же самое относительно пунктов 7 и 10 на карте Чичагова, но эти деревни принадлежали князям Талостановской фамилии.

    Вероятнее всего, Астемирово под другим именем в числе дру­гих деревень Мударовской фамилии находилось между правым берегом Сунжи и ее притоком Гремячей (левый берег). Это пунк­ты 12,14 и 15 на карте С. Чичагова.

    На левом берегу Сунжи под № 13 (в верховьях) находились еще пять деревень, но среди них возможных кандидатов на пере­именование нет.

    Известно, что в 1750 г. владельцы Малой Кабарды Кургоко Канчокин, Гирей Маматов и Ислам Ханов (Ханеев, Ханей) про­сили русское правительство разрешить им переселиться на левый берег Терека в район Моздока.

    Худаберд Астемиров по переписи Я. Шарданова в 1825 г. был аульным владельцем в преклонном возрасте. Альбахси Астеми­ров был последним сельским старшиной в 1916-1918 гг. Между этими людьми столетие. Видимо, Альбахси не мог быть сыном Худаберда.

    Когда Астемирово переселилось с берегов Сунжи (или Пседахи), неизвестно. Тогда жили обычно на одном месте лет 50. В 1862-1865 гг. решением царского правительства Астемирово пересели­лось (в числе других) на левый берег Курпа у источника Заманкул.

    С. Бейтуганов в книге «Ермолов и Кабарда» пишет следую­щее: «В 1822 г. Ермолову удалось привлечь на свою сторону Ма­лую Кабарду. Ермолов рассчитывал на помощь малокабардинцев в борьбе с Большой Кабардой. Несомненно, он был осведомлен о настроениях влиятельных людей Малой Кабарды через своего адъютанта Бековича-Черкасского».

    То есть «Малая Кабарда стонет под игом Большой Кабарды»! Безусловно, Ермолов здесь «разделял, чтобы властвовать». Это была одна из хитростей наместника Кабарды, и, к сожалению, эти неглубокие и недальновидные мысли находили поддержку у час­ти населения Малой Кабарды.

    29 сентября 1820 г. майор Тарановский докладывал в рапорте Подыгрятову, что «встречался со старейшинами сел, уговорил их, разъяснил им волю начальства о переселении на берег Терека между селениями Темрюко Ахлова и узденей Абаевых». Речь идет об аулах Хапцева, Азапшева, Борокова. В подтверждение этому имеются другие документы, датируемые 1866-1867 гг.

    Так, по решению царской комиссии от 1863 г. были Пересе­лены на земли, купленные у Бековича-Черкасского (с правого бе­рега реки Курп на левый), следующие аулы: Хапцево, Азапшево, Бороково, Борукаево, Астемирово. Про аул Астемирова там же указано - «на ключе Жаманкул».

    Поскольку эти аулы принадлежали князьям Мударовым Гелястановской фамилии, то надо признать: в указанное время только аул Ахлова стоял на том месте, где нынче располагается селение Каншауей (Нижний Курп).

    Отметим, что из-за приверженности Малой Кабарды к России князья Большой Кабарды старались притеснить их. 14 февраля 1822 г. абрек из Большой Кабарды Едыг Арсланбеков с «подоб­ными ему 200 узденями» угнал с земель узденя прапорщика Ельбуздуко Астемирова и его братьев, «отстоящих от их жительства в 40 верстах на речке Яманкул», 177 лошадей, 460 голов крупно­го рогатого скота, 1900 баранов.

    Этот документ подтверждает, что аул Астемирова находился в 40 верстах от ручья Заманкул (Жаманкул, Яманкул), то есть на берегу реки Пседах. А земли, то есть пастбища, были на том мес­те, куда аул переселился в 1867 г.

    На карте расселения кабардинцев от 1842 г. обозначено, что у впадения реки Курп в Терек на правом берегу расположены аулы: князя Бековича, Хапцева, Астемирова, Инарокова. Пока нет све­дений, когда и откуда они переселились на эти места. Известно, что все четыре аула находились там до решения о переселении на левый берег реки Курп (1863).

    Из переписи 1886 года:

    «Аул Гудаберда Астемирова.

    № 125: Пшуков Гула Канукович - 52 года. Сыновья: Безруко -19 (22) лет, Щераблуко- 26 лет, Мурад- 17 (20) лет, Хамурза 7 лет. В скобках указан возраст с его слов.

    Имел: дом- 1, лошадей- 1, волов- 4, коров- 5, телят-2, пчел-12.

    Женского пола - 1.

    № 126: Пшуков Кургоко Гулович - 24 года. Сыновья: Хамзет - 1 год.

    Имел: дом - 1, коров - 1, волов - 2, пчел - 5, лошадей - 2.

    Женский пол - 1.

    № 127: Пшуков Масхуд Пшерихович- 50 лет. Сыновья: Даут - 27 лет, Ахмет - 21 год.

    Имел: дом- 1, лошадей- 2, волов- 4, коров- 6, телят- 4, буйволов - 5.

    Женский пол - 3».

    МОХАДЖИРЫ ИЗ РОДА ПШУКОВЫХ


    Согласно архивным данным, в период с 1868-го по 1904г. из Кабарды в Турцию по разным причинам переселились жители двух аулов.

    Из Ашабово:



    1. Пшуков Кази с семьей. 4. Пшуков Хажбекир.

    2. Пшуков Миза с семьей. 5. Пшуков Герандуко.

    3. Пшуков Ахмед. 6. Пшуков Докшоко.

    Из Астемирово:

    1. Пшуков Кургоко Гумович с годовалым сыном Хамзетом.

    2. Пшуков Шаралуко Гумович.

    О РАССЕЛЕНИИ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ РОДА


    На территории нынешней Кабардино-Балкарии Пшуковы жи­вут, как было сказано, в большинстве городов и селений.

    Пользуясь справочником X. К. Жамбекова «Населенные пунк­ты КБАССР и перечень фамилий в них» (1969), можно составить такой их список:



    Баксанский район

    1. Баксан - кабардинская транскрипция: Пщыук1, Пщыкъуэ.

    2. Куркужин - Пщыук1.

    3. Куба - Пщыук1.

    4. Кызбурун I - Пщыук1.

    5. Кызбурун II - Пщыук1.

    6. Кызбурун III - Пщыук1.
      1   2   3