• 1. Об отсутствии духоносных наставников.



  • страница12/28
    Дата22.01.2019
    Размер7.92 Mb.

    Рассудителность


    1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   28

    Наставники, святые отцы, старцы


    Источники:

    - Определение Св Синода от 1998г.

    - В. Соколов «Младостарчество и православная традиция»

    - творения св. отцов

    - лекции проф. Осипова А.И.

    - и многое др.


    Основные проблемы духовничества:

    1. Оскудение в последние времена духоносных наставников, видящих души людей (святитель Игнатий прямо говорит, что в настоящее время нет духоносных наставников)

    2. Выбор духовника и разлучение со "слепым" духовником.

    3. Необходимость самим верующим изучать Священное Писание и творения святых отцов и руководствоваться ими с советом старшей, имеющей больший духовный опыт "преуспевшей братии", проверяя, однако, и их советы святоотеческими писаниями.

    4. Взаимоотношения духовника и пасомого, проблема послушания, жительства по совету, проблема истинных духовников и младостарцев.
    Приведем мысли святых отцов по этим вопросам.

    1. Об отсутствии духоносных наставников.

    «Спаси мя, Господи, яко оскуде преподобный, яко умалишися истины от сынов человеческих» (Пс.11.2)

    «По прошествии 8 веков по Р.Х. Св. Отцы начинают жаловаться на оскудение духовных наставников, на появление множества лжеучителей. Они заповедуют по причине недостатка в наставниках обращаться к чтению святоотеческих писаний. С оскудением наставников оскудел и великий подвиг послушания, скоро приводящий подвижников к святости. Руководство писаниями св. Отцов ведёт гораздо медленнее, слабее; на пути этом гораздо больше преткновений: книга, начертанная на бумаге, не может заменить живой книги – человека. Но руководство писаниями св. Отцов сделалось уже единственным руководством ко спасению по причине оскудения наставников. Прекрасно ваше желание – находиться в полном послушании у опытного наставника. Этот подвиг не дан нашему времени. Его нет не только посреди мира христианского, нет даже в монастырях. Нашему времени дан другой подвиг, сопряжённый со многими трудностями и преткновениями. Нам приходится совершать путешествие ни днём, при солнечном ясном свете, а ночью, при бледном свете луны и звёзд. Нам даны в руководство Св. Писание и св. Отцы. При руководстве писанием полезен и совет ближних, именно тех, которые сами руководствуются писаниями отцов. И то - великая милость Божия к нам, великое счастье для нас, что предоставлено нам питаться крупицами, падающими с духовной трапезы отцов. Эти крупицы не составляют собою удовлетворительнейшей пищи, но могут, хотя не без ощущения нужды и голода, предохранить от душевной смерти. Всякому желающему стяжать истинное познание Св. Писания, необходимо чтение Св. Отцов, которые имели благодать Св. Духа, а только Св. Дух может истолковать Св. Писание, т.к. Он и произнёс Его». (Игнатий Брянчанинов)

    «Редко и нелегко сыскивается такой настоятель» (Нил Синайский – 5 век)

    «Во времена преподобного Нила Сорского, за три века до нас, живые сосуды Божественной благодати были крайне редки, до зела оскудели, по его выражению; ныне они так редки, что можно не останавливаясь и безошибочно сказать: их нет. По такому конечному оскудению в духоносных наставниках, Отеческие книги составляют единственный источник, к которому может обратиться томимая голодом и жаждой душа, для приобретения существенно нужных познаний в подвиге духовном. Книги эти - дражайшее наследие, оставленное святыми Отцами их иноческому потомству, нам нищим. Книги эти - крохи, упавшие к нам и составляющие нашу долю, крохи с духовной трапезы Отцов, богатых духовными дарованиями» (Игнатий Брянчанинов)

    «Нет духоносного наставника и руководителя, который непогрешительно указал бы путь спасения, которому желающий спастись мог бы вручить себя со всею уверенностию! Умалишася истины от сынов человеческих, суетная глагола кийждо ко искреннему своему (Пс. 11:1-3)» (Игнатий Брянчанинов)

    «Не живые человеки были моими наставниками; ими были почившие телом, живые духом Св. Отцы. Я желал быть под руководством наставника, но не привелось мне найти наставника, который бы вполне удовлетворил меня, который был бы оживленным учением отцов». (Игнатий Брянчанинов)



    «... того руководства, в котором и Вы, и я нуждаемся – едва ли можно теперь где-либо найти. Я за всю жизнь не нашел и руководствуюсь только книгами...» (иг. Никон)

    «Старчество – как оно далеко от нас, сегодняшних духовных калек! Ведь это величайший, весьма редкий дар, который давался Богом особо смиренным и святым душам, причем прошедшим высочайшую школу послушания и самоотвержения» (Лазарь Абашидзе)

    "Отцы, отдаленные от времен Христовых тысячелетием, повторяя совет предшественников, уже жалуются на редкость богодухновенных наставников, на появившееся множество лжеучителей и предлагают в руководство Священное Писание и отеческие писания. Отцы, близкие к нашему времени, называют богодухновенных руководителей достоянием древности и уже решительно завещают в руководство Священное и святое Писание, проверяемый по этим Писаниям, принимаемый с величайшей осмотрительностью и осторожностью совет современных... братий" (Игнатий Брянчанинов).

    «Отцы первых веков Церкви особенно советуют искать руководителя боговдохновенного, ему предаться в совершенное безусловное послушание, называют этот путь, каков он и есть, кратчайшим, прочнейшим, боголюбезнейшим. Отцы, отделенные от времен Христовых тысячелетием, повторяя совет своих предшественников, уже жалуются на редкость боговдохновенных наставников, на появившееся множество лжеучителей и предлагают в руководство Священное Писание и отеческие писания. Отцы, близкие к нашему времени, называют боговдохновенных руководителей достоянием древности и уже решительно завещевают в руководство Священное и святоотеческое писание, поверяемый по этим писаниям, принимаемый с величайшею осмотрительностью и осторожностью совет современных и сожительствующих братий. Я желал быть под руководством наставника, но не привелось мне найти наставника, который бы вполне удовлетворил меня, который был бы оживленным учением отцов. Позднейшие отцы уже более предлагают в руководство Священное Писание и писания отеческие, как предложил их Новый Богослов, не отвергая и весьма осторожный совет с современными отцами и братиями». (Игнатий Брянчанинов)

    Для совета, для руководства недостаточно быть благочестивым: надо иметь духовную опытность, а более всего духовное помазание. Советник благочестивый, но неопытный скорее может смутить, нежели принести пользу. Не только из среды мирян, но и из среды монашествующих трудно найти советника, который бы измерил и взвесил душу с ним советующуюся, и из неё, из её достояния преподал бы ей совет.… Прибегайте больше к чтению св. отцов, пусть они руководствуют вас, напоминают вам о добродетелях, наставляют на путь Божий. Этот образ жительства принадлежит нашим временам: он заповедан, передан нам св. отцами позднейших веков. Жалуясь на крайний недостаток в богопросвещённых наставниках и советниках, они повелевают ревнителю благочестия руководствоваться в жизни своей святоотеческими писаниями – «Совет святых – разум» (Пр.9.10). (Игнатий Брянчанинов)

    "Изучай Божественное Писание, — говорит Симеон Новый Богослов, — и писания свв. отцов, особливо деятельные, чтоб с учением их сличив учение и поведение твоего учителя и старца, ты мог их видеть, как в зеркале, и понимать: согласное с Писанием усваивать себе и содержать в мысли, ложное же и худое познавать и отвергать, чтоб не быть обманутым. Знай, что в наши дни появилось много обманщиков и лжеучителей"

    Святой Григорий Синаит "решился сказать, что в его время [XIV в.] вовсе нет благодатных мужей, так сделались они редки... Тем более в наше время [середина XIX века] делателю молитвы необходимо наблюдать величайшую осторожность. Богодухновенных наставников нет у нас!" (Игнатий Брянчанинов).

    «Помогает духовному росту постоянное чтение Священного Писания (Нового Завета и святых отцов). А еще лучше, если будет духовный руководитель, но их теперь не стало, и приходится идти самому, руководствуясь чтением и молитвой, испрашивая помощи от Господа и святых угодников. Я не могу никак руководить в духовной жизни... не считаю себя ничьим духовным отцом и никого не признаю своими духовными чадами; почему? Потому, что вижу не только себя не способным к духовному руководству, но за всю жизнь я не видел никого способного к этому, также не видел ни одного "чада", способного к послушанию и к жизни под руководством духовного "отца". Может быть, потому нет и отцов, что не стало способных детей» (игумен Никон)

    «В данное время мы лишены этого блага жить под руководством опытного старца в духовной жизни. Руководитель должен указывать дорогу, по которой сам шел, а если будет руководить только по книгам, совсем не то; говорящий и слушающий думают, что оба назидаются, но, когда вкусят, яко благ Господь, тогда познают свои ошибки. Святой Петр Дамаскин говорит о себе: "Много я получил вреда от неопытных советников". Руководитель должен быть бесстрастным и иметь дар рассуждения - именно знать время, начинание, предприятие, устроение человека, крепость, знание, усердие, возраст, силу тела, сложение, здоровье и болезненность, нрав, место, знание, воспитание, расположение, намерение, поведение, понимание, природный ум, старание, бодрость, медлительность, намерение Божие, смысл каждого изречения Божественного Писания и многое другое. Вот каков должен быть руководитель в духовной жизни и какое иметь рассуждение. Конечно, хорошо бы духовную жизнь проводить под руководством духовного наставника, но оскуде преподобный, а без наставника очень опасно руководиться только одними книгами; все равно как в аптеке, не учившись искусству медицинскому, вместо полезных лекарств возьмет отравляющее. Однако унывать не надо, в основание положим мытарево смирение, и Господь по Своей благости поможет нам, грешным, и избавит от напастей на духовном пути. А в немощах будем каяться, ибо все подвижники благочестия держались за смирение и покаяние. Великий старец Паисий Величковский тоже тужил, что нет наставников, но он, как опытный в духовной жизни, советовал руководствоваться просто с единомысленными: беседовать и вместе читать святоотеческие книги». (схииг. Иоанн)

    «Зная, сколь высокий духовный уровень должен быть у наставника и сколь высокими добродетелями и качествами он должен обладать и сколь пагубными для послушника могут оказаться ошибки старца, многие святые не дерзали принимать на себя бремя руководителя. Свт. Феофан писал: «Никому руководителем быть не берусь» (4,I,139). Казалось бы, кому как не ему быть руководителем, а он отказывается. Почему? На этот недоуменный вопрос он дает ответ в другом письме: «потому что иначе могла бы исполниться… старая притча: слепец слепца…» (4,V,91). Такая самооценка Святителя объясняется тем, что чем ближе к Богу приближается подвижник, тем больше своих немощей он видит и почитает себя неспособным нести тяжелое и ответственное бремя наставника. Прп. Паисий Величковский писал о себе: «не могий ни в едином добром деле образ себе братии представити» (6,256). Видя собственную недостаточность, ревностные подвижники не считали себя способными к управлению другими. Свт. Феофан писал: «Вы предлагаете взять вас под свое руководство. – Не могу и не понимаю этого дела. От того никогда не берусь руководить» (4,III,167). Также считал и игумен Никон (Воробьев) (+1963): «Я не имею дерзновения быть отцом духовным, как это было раньше, ибо сам нуждаюсь в руководстве» (31,395). Святые и подвижники благочестия говорят о руководителе, но подразумевается руководитель на высшей ступени послушания, так как они сами осуществляли духовное руководство на более низкой ступени, на степени совета, а от руководства на высшей ступени послушания они отказывались» (архиепископ Максимилиан)

    «Если такие высокодуховные и мудрые подвижники не дерзали принимать на себя бремя старца, то невольно встает вопрос: может ли быть истинным руководителем «страстный русский батюшка» (12,58)? На этот вопрос находим более чем странный ответ в книге иеромонаха Доримедонта. Он в качестве духовного руководителя допускает даже такого, который, «плотно затворив двери, и задернув занавески кельи, слушает рок-музыку и с удовольствием смотрит, как крушит ребра Шварценеггер» (12,67), и, наверное, увы, и многое другое, худшее. Иеромонах Доримедонт пытается оправдать такого наставника, называя его греховную страсть слабостью. Но может ли монах с такой слабостью быть наставником? О том, что касается высшей формы руководства и послушания свт. Григорий Богослов писал: «Надобно прежде самому очиститься, потом уже очищать; умудриться, потом умудрять; стать светом, потом просвещать; приблизиться к Богу, потом приводить к Нему других; освятиться, потом освящать…» (свт. Григорий Богослов,т.I.с.50) (40,57). С ним полностью согласуется мнение свщмч. Петра Дамаскина, который писал: «Хотят бо научити, или совет дати кому, паче же напоминание, якоже глаголет Лествичник, должен есть очиститися первее от страстей, да уразумеет неложно намерение Божие и состояние требующего от него словеси. Зане не всем едино врачевство приличествует» (48,144). «Не всякий подающий совет достоин доверия, но только тот, кто прежде сам хорошо управил свободу свою» (52,356). Об этом свт. Игнатий прекрасно написал: «Умерщвление падшей воли, совершаемое так величественно и победоносно волею Духа Божия, не может совершаться падшею волею наставника, когда сам наставник порабощен страстями» (архиепископ Максимилиан)

    «Особенно же бедственно, когда послушник старается подражать такому всецелому послушанию, полному отказу от рассуждения и подчинению слову наставника, как это было у древних отцов, когда и сами руководители и руководимые были водимы Духом Святым, в наше же время почти не находится таких людей, которые бы могли безошибочно руководить и наставлять, тем более много таких учителей, которые сами заблуждаются в важнейших вопросах веры. Беда, когда ученик такого учителя начнет принимать каждое его слово и полслова как совершенную истину и точно следовать этому слову» (арх. Лазарь)

    «Неужели же в эпоху глубочайшего духовного оскудения, которое в таких страшных образах было приоткрыто древним отцам, один из высочайших монашеских подвигов — всецелое послушание старцу — может оставаться все в той же силе и полноте? Но что значит тогда откровение святому Пахомию о том, что в последние времена не будет руководителей и большинству монахов придется самим возбуждать себя к деланию добра? Да ведь и мы воочию видим сегодня, как эти откровения сбываются со всей точностью. Нам известны многочисленные примеры того, как неопытные, совершенно не сведущие в духовной жизни люди становятся «духовными наставниками» по причине легкомыслия, безответственности, весьма поверхностного понимания христианства, характерных нашему времени, причем почти все они, несмотря на свою неискусность, требуют от своих послушников всецелого послушания и доверия. Ужасно слышать, какие странные учения сегодня навязывают своим ученикам такие «скороиспеченные старцы», какое совершенно чуждое духу святоотеческому поведение внушают им! Чаще всего они как раз и полагают: что бы ни повелевал наставник, что бы ни делал сам, какие нелепости ни требовал бы от своих послушников,— «чудо послушания» все покроет, все исправит, всему научит» (Архимандрит Лазарь Абашидзе)

    «В древности, когда было больше старцев, и младшие духовно преуспевали. В наше же время, когда мы более старики, нежели старцы, что делать молодым?» (Паисий Святогорец)

    Феофан Затворник пишет своему чаду: «Старец Паисий Величковский искал себе руководителя в России и не нашел. Отправился на Афон, там искал и не нашел. И порешил, что ныне руководство одно – книги отеческие, а чтобы не сделать ошибки в своих решениях, надобно двум-трем единодушным соединиться, и руководиться общим советом по указаниям книг».

    «Этим опасна нынешняя мода: под дружное всхлипывание о духовном оскудении и дефиците богопросвещенных руководителей – словно когда‑нибудь земля переполнялась ими! – громадными тиражами издается множество внушительных томов и мелких брошюрок о старчестве и правилах обращения к старцу, о прежних и только что почивших и даже еще живущих святых старцах; кажется, стоит лишь изучить правила, слегка помолиться, оглядеться – и обрящешь его тут, неподалеку; посещение прозорливого старца включают в паломнические маршруты! Святитель Василий Великий, как известно, обошел Месопотамию, Сирию, Палестину и Египет, изумлялся достижениям аскетизма, но наставника для себя так и не нашел; и преподобный Паисий (Величковский), учитель смирения и молитвы, сокрушался, что не пришлось пожить в послушании у какого‑нибудь отца, хотя было и желание, и удобопреклонение души к повиновению» (монахиня N.)

    «Если же, может быть, ныне, в роде сем, нет имеющих рассуждения, по оскудению рождающего оное смирения, то мы должны о каждом начинании с трудом молиться, по слову апостола (Кол. 4, 2)» (Петр Дамаскин)
    Однако, не пренебрегай встречей со свтями людьми.

    «Не пренебрегай свиданием со святыми мужами, потому что один взор их может уврачевать душу твою, изнемогшую в грехопадениях, и вещание их приносит великие дары верующему» (Нил Синайский)

    «С преподобным преподобен будеши, и с мужем неповинным неповинен будеши, и со избранным избран будеши, и со строптивым развратишися» (Пс.17.26-27)

    «Трое из отцев имели обыкновение каждый год ходить к блаженному авве Антонию. И двое из них спрашивали его о помыслах и о спасении души, а один всегда молчал, ни о чем не спрашивая. После многого времени говорит ему авва Антоний: вот столько времени приходишь ты сюда и никогда не спрашивал меня. И отвечая, сказал ему: достаточно для меня только смотреть на тебя, отче» (Достопамятные сказания)

    «Одно воззрение на них может быть весьма поучительно» (Иоанн Кассиан Римлянин)

    «В древнем патерике есть такие слова (они принадлежат преподобному Макарию Великому): «Я не монах, но видел монахов». Такая вот возможность «видеть монахов», а в более широком смысле — настоящих христиан, жить с ними рядом, видеть, как они трудятся, как живут, как молятся,— самое ценное, что Господь посылает человеку на его пути» (Еп. Лонгин)


    2. О выборе духовника.

    О правильном выборе духовника см. также в разделе «ложные старцы».

    «Давайте представим себе, что кто-либо из нас собирается совершить долгое и рискованное путешествие в страну, лежащую по ту сторону огромного горного массива весьма сложного рельефа, характерного жуткими высотами и крутостью склонов. Вдобавок ко всему в горных лесах обитает множество диких зверей, ядовитых пресмыкающихся, часто случаются ураганы, обвалы, снежные лавины и тому подобные страсти. Конечно же, отправляться в такое путешествие новичку, да еще в одиночку,— равносильно самоубийству. Надо непременно найти попутчиков, которые бы разделили тяготы пути и могли оказать поддержку при встрече с опасностью. Но одно дело, когда мы найдем проводника надежного и опытного, который уже ходил через эти места, знает горные тропы, на опыте знаком с опасностями дороги, с повадками диких зверей: тогда только можно полностью довериться ему и лишь поспешать за ним, выполняя все его указания, стараться во всем подражать ему, чтобы не совершить опрометчивый шаг. Другое же дело, когда такого знающего и опытного человека нет и мы находим попутчика, который хотя и бывал в горах, но не пересекал еще эти хребты, не знает местных троп, особенностей этих мест и только наслышан от других о том, что может встретиться впереди. Тогда небезопасно довериться такому «проводнику»! Можно отдать ему предпочтение и главенство над экспедицией, во многом слушаться его и доверяться ему, но не помешает время от времени справляться с картами, посматривая на компас, а еще лучше — подробно расспрашивать про дорогу изредка встречающихся местных жителей или других путешественников. Когда же мы заметим опасную оплошность впереди идущего, то без сомнения и без промедления должны удерживать его от опрометчивого шага, а если он не согласится быть осмотрительней, то и вовсе отказаться следовать за ним. Ведь риск немалый! Если впереди идущий собьется с пути, заблудится в этих страшных горах, то всех, кто доверился ему, также ждет гибель» (о. Лазарь Абашидзе)

    Богомудрых, рассудительных наставников никогда не было много, поэтому святые не рекомендуют сразу доверяться первому встретившемуся подвижнику, а искать духовного руководителя с особым тщанием. Феофан предупреждает: «Руководителя подходящего трудно найти. Сразу положиться ни на кого нельзя», поэтому он рекомендует подвергать себя руководству «не без разбора и кому прилучится». Вопрос поиска искусного духовного наставника настолько сложен и ответственен, что святые рекомендовали обращаться за помощью к Богу в слезной молитве» (архиепископ Максимилиан)

    Антоний Великий: «Доверять надо не без огрничений. Надобно наперед удостовериться в правомыслии и в опытности старца, и тогда уже доверяться его слову и беспрекословно принимать его советы. Признак, по которому это можно распознать, есть согласие слова его со словом Божиим. Надобно смотреть на то, что повелевается. Если кто укажет тебе что-либо такое, что согласно с заповедями Господа нашего, прими то с покорностью и старайся соблюдать. Напротив, если кто укажет тебе что противное божественным заповедям, то скажи дающему наставление: Судите, справедливо ли пред Богом слушать вас более, нежели Бога? (Деян.4.19) и должно повиноваться больше Богу, нежели человекам (Деян.5.29)». (Доброт., т.1)

    Преп. Иоанн Кассиан Римлянин (V в.): "Полезно открывать свои помыслы отцам, но не каким попало, а старцам духовным, имеющим рассуждение, старцам не по телесному возрасту и сединам. Многие, увлекшись наружным видом старости и высказав свои помышления, вместо врачевства получили вред ".

    Преп. Иоанн Лествичник (VI в.): "Когда мы... желаем... вверить спасение наше иному, то еще прежде вступления нашего на сей путь, если мы имеем сколько-нибудь проницательности и рассуждения, должны рассматривать, испытывать и, так сказать, искусить сего кормчего, чтобы не попасть нам вместо кормчего на простого гребца, вместо врача на больного, вместо бесстрастного на человека обладаемого страстьми, вместо пристани в пучину, и таким образом не найти готовой погибели" (Лествица. Сл.4, гл.6).

    Преподобный Иоанн Лествичник говорит: «Не семь, а семьдесят раз испытай пастыря, чтобы тебе не попасть вместо врача к больному, вместо кормчего - к простому гребцу». Необходимо спросить пастыря, что он думает о каком-либо предмете, испытать, насколько его учение соответствует отеческим писаниям, насколько его взгляды созвучны, близки вам по духу, насколько он поймет вас, ваши стремления. Здесь недостаточно, наверное, ограничиться, одной беседой, а может быть, нужно несколько бесед.

    Преподобный Симеон Новый Богослов (Х в.): «Если захочешь отречься от мира и научиться евангельскому житию, то отдай себя не неопытному и не нечуждому страстей учителю, чтоб вместо евангельского диавольскому не научиться житию. Ибо у добрых учителей и уроки бывают добрые, а у худых - худые; от худых же семен и произрастания бывают всегда худые. Молитвами и слезами умоли Бога послать тебе бесстрастного и святого руководителя. Также и сам исследуй Божественные Писания, особенно же практические сочинении Святых Отцов, чтобы, сравнивая с ними то, чему учит тебя учитель и предстоятель, ты смог видеть это, как в зеркале, и сопоставлять, и согласное с Божественными Писаниями принимать внутрь и удерживать в мысли, а ложное и чуждое выявлять и отбрасывать, чтобы не прельститься. Ибо знай, что много в эти дни стало прельстителей и лжеучителей. Всякий невидящий (слепой духовно), если берется руководить других, есть прелестник, и последующих ему ввергает в ров пагубы, по слову Господа: слепец слепца аще водит, оба в яму впадут (Мф.15:14)».

    «Надлежит нам со всем усердием, тщанием и вниманием, со всею бдительностию и многими молитвами блюстись, чтобы не напасть на какого-либо прелестника или обманщика, или лжеапостола, или лжехриста, но обрести руководителя истинного и боголюбивого, который имел бы внутрь себя Христа и точно знал учение, правила и постановления святых Апостолов и догматы святых отцов, или, лучше сказать, который бы знал волю и тайны Самого Владыки и Учителя Апостолов Христа» (Симеон Новый Богослов)

    «Взыщи, если хочешь, посредника и врача и доброго советника, чтобы, как добрый советник, он предложил тебе образы покаяния, соответствующие доброму совету, как врач же, дал бы тебе лекарства, подходящие для каждой раны. Но не пытайся, найдя льстеца и раба чрева, сделать его своим советником и споборником, чтобы, приспосабливаясь к твоей воле, а не к тому, что любит Бог, он учил тебя тому, что тебе приятно, а ты бы при этом по-прежнему оставался поистине непримиримым врагом [Бога]. И не [ищи] неопытного врача, чтобы он чрезмерной строгостью и несвоевременными операциями и прижиганиями не ввергнул тебя в глубину отчаяния или, опять же, чрезмерным снисхождением не позволил тебе, больному, думать, что ты выздоравливаешь, и не предал тебя самому страшному — вечному мучению, которого надеешься избежать. Ибо этот и подобный [способ врачевания] причиняет нам недуг, от которого умирает душа. Найти же такого человека — не думаю, чтобы было легко. Ибо не все те израильтяне, которые от Израиля (Рим. 9:6), а лишь те, которые соответственно имени на деле узнают самую силу этого имени и умом видят Бога; и не все, призывающие имя Христа, поистине суть христиане» (Симеон Новый Богослов)

    «С великою заботливостью и обдуманностью постарайся найти мужа, который бы непогрешительно предшествовал тебе в образе жизни, хорошо умел руководить шествующих к Богу, украшен был добродетелями, в собственных делах своих имел свидетельство любви своей к Богу, был сведущ в Божественных Писаниях, не рассеян, не сребролюбив, не озабочен многим, безмолвен, боголюбив, нищелюбив, не гневлив, не памятозлобен, силен в назидании сближающихся с ним, не тщеславен, не высокомерен, не льстив, не изменчив, ничего не предпочитал Богу. Ибо у добрых учителей и уроки добрые, а у злых, конечно, злые. И если найдешь такого, предай ему себя, ни во что вменив и отринув прочь всякую свою волю, тогда сделаешься наследником благ, какие в нем, и будешь весьма блажен пред Богом и пред людьми. Но если, щадя тело свое, отыщешь учителя снисходительного к страстям твоим, или, лучше сказать, вместе с тобою падающего, то напрасно ты вступал в подвиг отречения от мира, потому что предался страстной жизни, взял себе слепого вождя и приближаешься к яме. Ибо слепец слепца аще водит, оба в яму впадут, довлеет бо ученику, да будет яко учитель его (Мф. 15, 14; 10, 25)» (Василий Великий)

    "Если ты хочешь отречься от мира, — говорил святой Симеон, Новый Богослов современным ему инокам, — и научиться евангельскому житию, то не предай себя неискусному или страстному учителю, чтоб не научиться вместо евангельского жития диавольскому житию… Всякий невидящий и обещающийся наставлять других, есть обманщик, и последующих ему ввергает в ров погибели по слову Господа: если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму (Мф.15;14)". При другом случае этот великий угодник Божий, советуя иноку действовать по указанию духовного отца, присовокупляет: "однако да поступает так только в таком случае, когда знает, что духовный отец его — причастник Духа, что он не будет говорить ему противоположного воле Божией,… чтоб не оказаться повинующимся человеку, а не Богу".

    Св. Феофан (Говоров): "При определении их [духовников] должно употреблять великую осмотрительность и строгое рассуждение, чтобы вместо пользы не нанести вред, вместо созидания разорение". 

    «Святые Отцы завещавают избирать наставника непрелестного, непрелестность которого должна познаваться по согласию учения и жительства его с Священным Писанием и с учением Духоносных Отцов. Они предостерегают от учителей неискусных, чтоб не заразиться их лжеучением. Они повелевают сличать учение учителей с учением Священного Писания и святых Отцов, согласное принимать, несогласное отвергать» (Игнатий Брянчанинов)

    «Человек должен спрашивать (совета), по слову святого Антония; но спрашивать не у всякого, а у имеющих дарование рассуждения, чтобы не впасть обоим по неопытности в яму, по евангельской притче (Лк.

    1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   28

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Рассудителность