• C. Свобода мирных собраний
  • D. Положение правозащитников
  • E. Гражданское общество
  • F. Пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания
  • G. Произвольные аресты и задержания, насильственные исчезновения

  • Скачать 499.75 Kb.


    страница2/3
    Дата12.05.2017
    Размер499.75 Kb.
    ТипДоклад

    Скачать 499.75 Kb.

    Report of the Special Rapporteur on the situation of human rights in Belarus in Russian


    1   2   3

    B. Свобода ассоциации

    44. Специальный докладчик с момента учреждения своего мандата рекомендовал различные пути смягчения систематических ограничений права на свободу ассоциации, заключающихся в принятии законов, соответствующей институциональной практике и неоднократных произвольных нарушениях.

    45. В рамках универсального периодического обзора в 2010 году Беларусь приняла различные рекомендации, касавшиеся поощрения соблюдения свободы ассоциации и создания на правовом уровне условий для деятельности гражданского общества. Однако вместо этого с тех пор были приняты новые нормативно-правовые акты и законы, ограничивающие свободу ассоциации и фактически лишающие гражданских активистов возможности заниматься своей деятельностью.

    46. Специальный докладчик сожалеет о том, что со времени принятия 20 февраля 2014 года поправок к закону об общественных объединениях и о политических партиях случаев регистрации новых организаций не было, по причине в первую очередь сохраняющихся административных препон и отсутствия политической воли.

    47. Ущемление права на свободу ассоциации обусловлено тремя основными ограничениями: правилами в отношении регистрации; широко распространенными отказами в регистрации; и установлением уголовной ответственности за несанкционированную гражданскую деятельность и ее финансирование. Самый яркий пример – статья 193.1 Уголовного кодекса, в которой предусмотрена уголовная ответственность за любую деятельность, осуществляемую незарегистрированной неправительственной организацией и ее «членами». Все виды общественной деятельности и все публичные мероприятия допускаются только после получения разрешения от государственных органов различного уровня, которые наделены правом действовать исключительно по собственному усмотрению. Процедура подачи заявки на регистрацию крайне затруднена. Группам гражданского общества последовательно и произвольно отказывают в регистрации по самым разным причинам, многие из которых даже не упоминаются в соответствующих нормативно-правовых актах.

    48. Специальный докладчик продолжал получать информацию о трудностях, с которыми сталкиваются многие желающие свободно объединяться в группы. Так, например, 1 декабря 2015 года Минский городской исполнительный комитет отказал в государственной регистрации культурно-просветительскому общественному объединению «Новая альтернатива». В качестве обоснования этого решения было указано, что название организации не соответствует заявленным в ее уставе целям и задачам.

    49. Тогда же, в декабре 2015 года, в четвертый раз было отказано в государственной регистрации в качестве общественной организации гражданскому движению «Говори правду». Министерство юстиции заявило, что на некоторых приложениях к заявке отсутствовали подписи. На вопрос же представителей движения о том, чего именно не хватало, регистрационный орган отвечать отказался.

    50. 17 февраля 2016 года представитель Белорусского государственного медицинского университета предположительно заявил, что деятельность трех занимающихся студенческими вопросами неправительственных организаций велась «без разрешения» и являлась «незаконной». За этим последовало указание провести со студентами «профилактические беседы» и предупредить их о недопустимости участия в деятельности организаций, имеющих в своем составе антиправительственные элементы. Специальный докладчик потрясен тем, что администрация учебного заведения оказала давление с целью ограничить свободу ассоциации, еще раз продемонстрировав, что угнетение в Беларуси имеет системный характер.

    51. Приведенные выше случаи противоречат обязательствам, которые Беларусь взяла на себя в ходе обзора, проведенного Рабочей группой по универсальному периодическому обзору, когда она согласилась изучить ряд рекомендаций, касавшихся более эффективного применения и гарантии свободы ассоциации (см. A/HRC/30/3, в частности пункты 129.61, 129.64 и 129.87), в первую очередь путем отмены статьи 193.1 Уголовного кодекса.

    52. В 2011 году Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин также рекомендовал Беларуси отменить уголовную ответственность за участие в деятельности незарегистрированных общественных объединений, включая женские организации, создать благоприятные условия и обеспечить возможности для получения женскими ассоциациями финансирования (CEDAW/C/BLR/CO/7, пункт 28).



    C. Свобода мирных собраний

    53. Специальный докладчик приветствует тот факт, что начиная с октября 2015 года массовые общественные мероприятия не сопровождались насилием или арестами на местах сотрудниками полиции. Судя по всему, в недавних указаниях предписано в первую очередь налагать непропорционально высокие административные штрафы вместо проведения арестов на местах (оба подхода остаются в равной степени законными). 1 марта 2016 года министр внутренних дел выступил с заявлением, в котором разъяснил, что его Министерство «изменило свой подход к несанкционированным демонстрациям». Объяснил он это «новым направлением во внешней и внутренней политике». Одновременно министр подчеркнул, что закон и его цель предотвращать проведение нежелательных общественных мероприятий остались прежними.

    54. Тем не менее со времени проведенных в октябре президентских выборов число лиц, подвергнутых административному наказанию в форме штрафа за участие в несанкционированных мероприятиях, не изменилось. Действующий de jure уголовный статус, предусмотренный в статье 193.1 Уголовного кодекса, остался без изменений. Сложная процедура получения разрешения на проведение общественного мероприятия и имеющиеся у властей широкие возможности для определения пригодности того или иного места для проведения демонстрации по-прежнему приводят к произвольным отклонениям заявок на проведение общественных мероприятий7. Местные органы власти раз за разом отказываются выдавать разрешение на проведение собраний, причем даже в тех местах, которые они ранее по собственному усмотрению отводили именно для этих целей. Сообщения о таком положении дел поступали из Березы, Витебска, Барановичей и других городов8.

    55. Вопреки надеждам, порожденным отсутствием немедленного подавления манифестаций во время подготовки и проведения выборов, организаторам прошедших в августе, сентябре, октябре и ноябре общественных мероприятий были задним числом предъявлены обвинения в административных правонарушениях и на них были наложены крупные штрафы9. Вячеслав Сивчик был заочно приговорен к уплате крупного штрафа за участие во время выборов в демонстрациях, прошедших 10 и 11 октября на площади Свободы и на Кастрычницкой площади. Сопредседатель партии Белорусская Христианская Демократия (БХД) Павел Северинец был заочно оштрафован за участие в проведении шествия 24 ноября 2015 года.

    56. С января 2016 года активистам оппозиции, принимавшим участие в уличных протестах и пикетированиях, вновь начали предъявлять обвинения в административных правонарушениях.

    57. 5 января на Максима Винярского был наложен крупный штраф за участие в организованном 2 декабря 2015 года студенческом марше. В тот же день Леонид Кулаков был оштрафован за организацию пикета по случаю Международного дня прав человека.

    58. 19 января Александр Макеев был оштрафован в соответствии со статьей 23.34 КоАП за участие в состоявшемся 24 ноября 2015 года в Минске марше, посвященном годовщине референдума 1996 года и памяти политиков, исчезнувших в 1999 и 2000 годах. По аналогичному обвинению был наложен крупный штраф и на Максима Винярского. Один из организаторов студенческого марша – Глеб Вайкуль – был отчислен из Белорусского государственного университета. Он заявил, что преследования, которым он подвергается, связаны с его гражданской активностью.

    59. За серией протестных акций, организованных малыми предпринимателями и их сторонниками, выступающими против введения новых торговых ограничений, последовали многочисленные судебные процессы и приговоры, в первую очередь предусматривающие уплату штрафов. Акции прошли в январе и феврале 2016 года в Минске, Барановичах, Витебске, Гомеле и Полоцке.

    60. В марте суд Центрального района Минска оштрафовал Максима Винярского, Леонида Кулакова, Вячеслава Сивчика, Павла Северинца и Павла Сергеева. Представителям Объединенной гражданской партии также предъявлены обвинения в административных правонарушениях в связи с их участием в акциях солидарности с предпринимателями.

    61. Специальный докладчик напоминает, что до президентских выборов 2015 года белорусские власти продолжали использовать ограниченное правовое толкование массовых акций, ссылаясь при этом на ограничения в отношении общественных мероприятий, которые содержатся в Законе о массовых мероприятиях (A/HRC/29/43, пункт 87). Были также приняты новые ограничения, позволившие расширить определение «массовых мероприятий», и ограничения, касающиеся мест, где разрешается проведение демонстраций. Был введен запрет на распространение информации о публичных акциях до тех пор, пока власти не дадут разрешение на их проведение10. В результате понятие «несанкционированных мероприятий», влекущих за собой административную ответственность, расширилось и теперь включает в себя распространение печатных материалов или фотосъемку. Поступали также сообщения о случаях задержания и преследования за участие в мероприятиях, на проведение которых уже было получено разрешение11.

    62. В 2014 году Специальный докладчик призвал белорусские власти положить конец практике создания препятствий для НПО, реализующих свое право на свободу мирных собраний, включая их притеснение и наказание (A/69/307, пункт 93 k)). В 2015 году Специальный докладчик обратил внимание на введение дополнительных ограничений на публичные собрания (A/HRC/29/43, пункт 87). Как видно из приведенных выше примеров, ограничения свободы мирных собраний, к сожалению, сняты не были.

    63. В рамках первого универсального обзора в 2010 году Беларуси было рекомендовано внести поправки в закон о массовых мероприятиях и обеспечить таким образом соблюдение требований Международного пакта о гражданских и политических правах, а также упростить процедуру выдачи разрешений на проведение собраний (A/HRC/15/16, пункт 98.34). В 2015 году эта рекомендация была предложена еще раз, поскольку никакого прогресса в деле внесения


    в закон об общественных организациях и массовых собраниях поправок, приводящих его в соответствие с международными стандартами, достигнуто не было (см. A/HRC/30/3, пункты 129.57, 129.61, 129.65, 129.71, 129.77, 129.90 и 129.92–94).

    D. Положение правозащитников

    64. В течение рассматриваемого периода Специальному докладчику продолжали поступать вызывающие тревогу сообщения о положении правозащитников. Власти упорно отказывались регистрировать такие известные правозащитные организации, как «Весна».

    65. Специальный докладчик отсылает к докладу, который он представил Генеральной Ассамблее в 2014 году (A/69/307) и в котором он предложил углубленный анализ положения правозащитников и сформулировал целый ряд рекомендаций, направленных на создание благоприятной обстановки для деятельности активистов. Он отмечает, что ограничения, тем не менее, остались в силе, и точно так же продолжается практика притеснений, из-за которой работа правозащитников в условиях безопасности становится фактически невозможной.

    66. 24 ноября 2015 года во время мирного протеста в Минске по случаю годовщины референдума 1996 года, позволившего усилить власть Президента и повлекшего за собой введение смертной казни, наблюдателям от «Весны» Сергею Касперовичу и Наталье Сацункевич были предъявлены обвинения в организации этой акции, хотя они имели на груди жетоны обозревателей со своими фотографиями на них. Теперь им грозит штраф или лишение свободы12.

    67. 16 февраля 2016 года было вновь продлено еще на месяц следствие по уголовному делу бывшего кандидата в президенты Алеся Михалевича. 14 марта следствие по этому делу, возбужденному после событий 2010 года, было приостановлено, но может быть в любой момент возобновлено.

    68. 10 июля 2015 года правозащитник Михаил Жемчужный был приговорен к шести годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии по обвинению в намеренном разглашении сведений, составляющих государственную тайну, незаконном приобретении (производстве) средств для скрытного овладения сведениями, составляющими государственную тайну, и даче взятки. Несмотря на то, что судебный процесс шел в закрытом режиме и потому не был транспарентным, Специальный докладчик, полагаясь на достойные доверия источники, считает, что это дело по своему характеру было политическим.

    69. Специальный докладчик обращает внимание на дело правозащитника Леонида Судаленко, регулярное преследование которого характерно для
    обращения с правозащитниками в целом. В апреле, мае и августе 2015 года сотрудники полиции и пограничники неоднократно проводили обыски в квартире г-на Судаленко и при пересечении им границы конфисковали его компьютер и как минимум в одном случае предположительно применили по отношению к нему насилие. Все обвинения в распространении порнографических материалов, как и все остальные обвинения, выдвинутые против г-на Судаленко, были в конечном итоге с него сняты. Он был также обвинен налоговыми органами в административных правонарушениях, но и эти обвинения были впоследствии сняты как не имеющие основания.

    70. Специальный докладчик также упоминает о положении высланной в феврале 2015 года из Беларуси правозащитницы Елены Тонкачевой. Она обратилась в Управление внутренних дел Минска с ходатайством о сокращении срока запрета на ее возвращение в страну и об исключении ее имени из списка лиц, которым запрещен въезд в страну. Управление отклонило ее ходатайство.

    71. Уже в 2010 году в рамках первого цикла УПО государства рекомендовали властям Беларуси гарантировать общественным объединениям, правозащитникам, политическим партиям и профсоюзам возможность заниматься своей законной деятельностью, не опасаясь репрессий, ограничений, судебного преследования и запугиваний, а также обеспечить эффективное расследование нарушений, совершаемых в отношении правозащитников, в целях привлечения виновных к ответственности (A/HRC/15/16, пункты 98.30–98.35).

    72. Спустя пять лет те же рекомендации были сформулированы вновь, а именно чтобы власти обеспечили безопасность правозащитников и защиту их прав человека, в частности права на свободу выражения мнений, и оперативно и транспарентным образом проверяли сообщения о случаях запугивания, репрессий, угроз и насилия в отношении правозащитников (A/HRC/30/3, пункты 129.67–129.90).

    73. Комитет против пыток также в 2012 году пришел к выводу, что Беларуси надлежит принять все необходимые меры для защиты правозащитников и журналистов от запугиваний или насилия, связанных с их деятельностью, и обеспечения того, чтобы все такие акты тщательно, оперативно и беспристрастно расследовались, а все виновные несли наказание (см. CAT/C/BLR/CO/4).

    74. Комитет по ликвидации расовой дискриминации в 2013 году указал, что Беларуси следует обеспечить строгое соблюдение принципов и положений Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации при толковании и применении Закона о противодействии экстремизму, а также при обеспечении его соблюдения, с тем чтобы он не был направлен против правозащитников, выступающих за ликвидацию расовой дискриминации, и не имел для них неблагоприятных последствий (см. CERD/C/BLR/CO/18-19, пункт 10).



    E. Гражданское общество

    75. Здоровое развитие гражданского общества в Беларуси уже не первое десятилетие подавляется ограничительными правовыми нормами, препятствующими выделению средств и даже устанавливающими за это уголовную ответственность. Хотя Президент и подписал 2 сентября 2015 года декрет об иностранной безвозмездной помощи, упростивший некоторые процедуры, все получаемые средства по-прежнему подлежат регистрации в одном из отделов Администрации Президента. Несанкционированное привлечение средств из-за рубежа по-прежнему является административным правонарушением, а если оно совершено повторно в течение одного года, то может наступить и уголовная ответственность. Правозащитная деятельность по-прежнему не включена в перечень допустимых целей платежей, и потому любые расходы на нее могут квалифицироваться как преступные.

    76. Таким образом, после подписания президентского декрета в Беларуси сохраняется положение, которое уже разбиралось в рамках первого цикла УПО, когда государства рекомендовали Беларуси активизировать сотрудничество правительства с организациями гражданского общества в области поощрения и защиты прав человека (A/HRC/15/16, пункт 97.40) и обеспечить, чтобы власти разрешали и упрощали регистрацию неправительственных организаций и оппозиционных партий (там же, пункт 98.30). В 2015 году Рабочая группа по универсальному периодическому обзору констатировала, что в области реализации этих рекомендаций никакого прогресса достигнуто не было (A/HRC/30/3, пункты 129.71–129.88).

    77. В 2011 году Комитет по правам ребенка пришел к выводу, что Беларуси надлежит пересмотреть свои законы, правовые нормы и административную практику, с тем чтобы облегчить регистрацию и работу неправительственных организаций и отменить уголовную ответственность за членство в незарегистрированных организациях (CRC/C/BLR/CO/3-4).

    78. В 2013 году Комитет по ликвидации расовой дискриминации также рекомендовал правительству Беларуси проводить консультации и расширять взаимодействие с организациями гражданского общества, работающими в области защиты прав человека, в том числе в сфере борьбы с расовой дискриминацией (CERD/C/BLR/CO/18-19, пункт 21).

    79. В 2014 году Специальный докладчик указал на то, что белорусским


    властям следует устранить все правовые и практические препятствия для международного сотрудничества гражданского общества, стремящегося к более широкому осуществлению свобод, предусмотренных в международных договорах и документах, включая препятствия, связанные с запретами, созданием помех, ограничительными условиями, в частности таких препятствий, которые влекут уголовную ответственность или финансовые санкции за денежную помощь от партнерских организаций из-за рубежа (A/HRC/26/44, пункт 139 o)), прекратить практику благоприятствования одним НПО в ущерб другим и создать безопасные и благоприятные условия для гражданского общества (A/69/307, пункт 93 l)).

    F. Пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания

    80. Специальный докладчик отмечает, что ему по-прежнему поступают сообщения о предположительном применении пыток. Как и в предыдущие годы, по фактам таких обвинений, несмотря на неоднократные рекомендации правозащитных органов Организации Объединенных Наций, уголовные дела в отношении виновных возбуждаются редко. Власти по-прежнему отказываются предоставить лицам, занимающимся независимыми расследованиями и мониторингом, доступ к пенитенциарной системе.

    81. Специальный докладчик был глубоко встревожен поступившими 30 марта 2016 года сообщениями о смерти 20-летнего Егора Протасени. В январе 2016 года г-н Протасеня пытался покончить с собой в тюрьме Жодино в знак протеста против применения пыток и жестокого обращения во время допросов и в процессе его содержания в заключении. Он был арестован в апреле 2015 года сотрудниками Главного управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми и во время содержания под стражей неоднократно подвергался физическому насилию. 28 декабря 2015 года г-н Протасеня был приговорен к 14 годам лишения свободы. Специальный докладчик обеспокоен тем, что тюремная администрация не предприняла никаких действий, чтобы пресечь попытки заключенного покончить с собой.

    82. Специальный докладчик обеспокоен сообщениями о регулярном применении сотрудниками полиции силы в отношении футбольных болельщиков. 3 мая 2015 года в Барановичах сотрудники полиции предположительно жестоко избили болельщиков, из которых 56 человек были задержаны и доставлены в отделение полиции. Их потом заставили написать заявления о том, что они претензий к полиции не имеют.

    83. 13 октября 2015 года блогер Виктор Никитченко был задержан в Минске сотрудниками службы безопасности и жестоко избит ими за то, что сфотографировался с самодельным плакатом с надписью «Лукашенко к суду». Несмотря на то, что при медосмотре на теле потерпевшего были обнаружены телесные повреждения, власти отказываются возбуждать уголовное дело против сотрудников полиции.

    84. Бывшие политические заключенные Евгений Васькович, Игорь Олиневич, Юрий Рубцов и Николай Дедок после своего освобождения рассказали общественности об условиях содержания и о жестоком и унижающем достоинство обращении с заключенными.

    85. В конце декабря 2015 года студент Павел Росляков был избит следователями Отдела внутренних дел Кастрычницкого района во время допроса, проводившегося в рамках дела о краже. Следственный комитет отказался возбуждать уголовное дело по данному факту. Обвинение в применении насилия подтверждено заключением, составленным по результатам медицинского обследования.

    86. 25 января 2016 года несколько активистов нарушили порядок в ходе судебного заседания по «делу о граффити» (см. пункт 43 выше). Павел Сергей и Максим Шитик предположительно были избиты сотрудниками полиции. Освещавший ход судебного разбирательства для сетевых информационно-новостных ресурсов репортер Павел Добровольский также был задержан и избит. Суд Фрунзенского района Минска приговорил всех троих к уплате штрафов на основании показаний сотрудника полиции, который согласно свидетельству обвиняемых их и избивал.

    87. Еще в 2010 году в рамках первого цикла УПО государства рекомендовали Беларуси включить в национальное законодательство определение пыток, используемое в Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, обеспечить соблюдение положений Международного пакта о гражданских и политических правах путем введения полного запрета на применение пыток, отстранить от должности всех сотрудников, замешанных в случаях пыток, и обеспечить проведение полного и беспристрастного расследования таких дел, с тем чтобы виновные в совершении этих деяний были привлечены к уголовной ответственности в соответствии с требованиями статьи 4 Конвенции (A/HRC/15/16, пункты 97.15, 97.28 и 98.28–98.21).

    88. В 2015 году эта рекомендация была вновь адресована Беларуси в рамках второго цикла УПО (см. A/HRC/30/3, пункты 127.51–52).

    89. В 2012 году Комитет против пыток в своих заключительных замечаниях рекомендовал Беларуси внести в свои законодательство и практику всеобъемлющий комплекс поправок (см. CAT/C/BLR/CO/4).

    90. Специальный докладчик также рекомендовал Беларуси обеспечить в своем законодательстве и на практике абсолютный̆ запрет пыток и других форм жестокого обращения и принять меры для того, чтобы привести условия содержания в местах лишения свободы в соответствие с Минимальными стандартными правилами обращения с заключенными и другими соответствующими стандартами международного и внутригосударственного права (A/HRC/26/44, пункт 139 j)). В течение рассматриваемого периода ни реформ в этом направлении, ни подготовки к ним отмечено не было.



    G. Произвольные аресты и задержания, насильственные исчезновения

    91. Регулярное и массовое применение произвольного краткосрочного заключения под стражу уже давно поддерживает атмосферу страха, подавляющую стремление воспользоваться правом на гражданские свободы. Специальный докладчик обеспокоен тем, что правительство не приступило к реализации ни одной из рекомендаций правозащитных механизмов, касающихся произвольных задержаний, в первую очередь журналистов и правозащитников, и практики превентивных арестов. Несмотря на видимые признаки того, что правоохранительным органам дано указание реагировать на публичные выступления не насильственными методами, а вызовами в суд, Специальному докладчику по-прежнему поступают серьезные сообщения о фактах задержания без ордера на арест, а также о многочасовых задержаниях по надуманным обвинениям лиц, принимавших участие в стихийных демонстрациях и митингах. Специальный докладчик обеспокоен сообщениями о надуманных обвинениях и безнаказанности сотрудников полиции, производящих произвольные аресты и помещение под стражу.

    92. Специальный докладчик обращает внимание на отсутствие подвижек в расследовании до сих пор не раскрытых преступлений, связанных с насильственным исчезновением политических оппонентов Президента. Эти нераскрытые дела, заведенные в 1999 и 2000 годах (см. A/HRC/29/43, пункт 66), касаются подтвержденного похищения видного белорусского оппозиционного политика Виктора Гончара и его делового партнера Анатолия Красовского, бывшего министра внутренних дел Юрия Захаренко и телеоператора Дмитрия Завадского. Этот вопрос был вновь затронут в ходе второго цикла УПО Беларуси (A/HRC/30/3, пункт 129.5) на фоне серьезной обеспокоенности по поводу ответственности бывших и нынешних сотрудников правоохранительных органов и безнаказанности, которой, судя по всему, пользуются руководители органов полиции.

    93. 12 августа 2015 года в Микашевичах сотрудниками полиции был задержан Леонид Дубоносов, собиравший подписи за Татьяну Короткевич, потенциального кандидата на пост президента. Арест был произведен на том основании, что он предположительно находился в состоянии алкогольного опьянения. Активиста заставили пройти медицинское освидетельствование, которое показало, что он на тот момент был трезв13.

    94. 9 сентября 2015 года сотрудники полиции города Ельск (Гомельская область) задержали Александра Рыбаченко, активиста оппозиционного движения «Европейская Беларусь», за попытку сфотографировать листовки, призывающие к бойкоту выборов. После нескольких часов, проведенных в отделении полиции, активист был отпущен без предъявления обвинения14.

    95. 1 августа 2015 года в окрестностях Минска сотрудники полиции, применив силу и оружие нелетального действия, помешали проведению рокконцерта и задержали молодых людей, в том числе девушек.

    96. 6 ноября 2015 года в Минске на центральном вокзале была арестована лидер гражданской инициативы «Против беззакония в судах и прокуратуре» Тамара Сергей, пытавшаяся вручить петицию Президенту Лукашенко15.

    97. На протяжении уже как минимум шести лет вопрос о произвольных арестах и задержаниях является предметом многих рекомендаций различных правозащитных механизмов Организации Объединенных Наций. Так, например, Комитет по правам ребенка пришел к выводу, что властям Беларуси надлежит провести расследование по фактам жалоб, касающихся произвольного задержания женщин в связи с проведением президентских выборов 19 декабря 2010 года (CRC/C/BLR/CO/3-4). В рамках первого цикла УПО государства также призывали правительство Беларуси провести расследование, выявить и наказать виновных в притеснениях, произвольном задержании и пытках оппонентов правительства (A/HRC/15/16, пункт 98.23). В рамках прохождения Беларусью второго цикла УПО Рабочая группа затронула вопрос о произвольных задержаниях журналистов и призвала правительство отказаться от этой практики (см. A/HRC/30/3, пункт 129). В 2014 году Специальный докладчик рекомендовал, чтобы все задерживаемые лица безотлагательно информировались о причинах их задержания и о любых выдвинутых против них обвинениях, а также обеспечить им беспрепятственный доступ к выбранному ими адвокату и к членам семьи (A/HRC/26/44, пункт 139 i)).


    1   2   3

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Report of the Special Rapporteur on the situation of human rights in Belarus in Russian

    Скачать 499.75 Kb.