Скачать 195.43 Kb.


Дата22.03.2019
Размер195.43 Kb.
ТипРешение

Скачать 195.43 Kb.

Решение вопроса о том, в состав какого государства войдет Поле, решался на протяжении полутора столетий. Здесь тесно переплетались интересы и Русского государства, и Великого княжества Литовского, и Крымского ханства



Н.Е. Чалых

(Госдирекция по охране культурного

наследия Липецкой области).
На страже южных рубежей России.
В 80-х годах XV в. происходит качественный скачок в русской государственности: на смену Великому княжеству Московскому приходит Русское централизованное государство (Россия). Московский князь Иван III с достаточным основанием величает себя «государем всея Руси». Однако формирование государственной территории не было завершено, оно продолжается на протяжении XVI и XVII столетий. В это время в числе других территорий в состав России формально, а затем и фактически входит Центральное Черноземье (включая современную Липецкую область).

После распада Золотой Орды почти все земли Центрального Черноземья оказались в составе нового государственного образования, которое получило название Большая Орда. Процесс становления этого государства проходил в 30-60 гг. XV в. Ханы Большой Орды считали себя преемниками золотоордынских ханов. После разгрома в 1502 г. Большой Орды Крымским ханом Менгли-Гиреем хозяйственная деятельность татар здесь практически прекратилась. Для крымских татар эта территория стала своего рода «проходным двором». Неоднократные грабительские вторжения татар в пределы Московского и Рязанского княжеств проходили через территорию Центрального Черноземья, что в большой степени способствовало запустению этих земель, превращению ее в «Поле». Под термином «Поле» в то время понимались незаселенные лесостепные или степные земли, примыкающие с юга к русским крайним («украйным» или «украинным») городам.

О разорении и запустении этой территории свидетельствует итальянский путешественник А. Кантарини, который в 1476 г. проехал от Нижней Волги до Рязани. По его сообщениям, местные жители находились в постоянном страхе перед татарами, а степи, расположенные к югу и юго-востоку от Рязани и принадлежавшие татарам, оказались совершенно безлюдными.

Решение вопроса о том, в состав какого государства войдет Поле, решался на протяжении полутора столетий. Здесь тесно переплетались интересы и Русского государства, и Великого княжества Литовского, и Крымского ханства. На протяжении правления Ивана III, Василия III, Ивана IV и т.д. вплоть до Алексея Михайловича Россия то медленнее, то быстрее, неуклонно отодвигала свои границы все далее к югу, проводя целенаправленную политику по укреплению обороны своих южных рубежей.

Весь XVI, да и XVII век – это почти непрерывная череда вторжений Крымских татар (1507, 1512, 1514, 1517, 1521, 1541, 1552, 1555, 1571, 1572, 1591 гг. – это даты только наиболее крупных нашествий XVI в.). Все дороги татарских вторжений проходили, главным образом, по возвышенностям, по сухим водоразделам рек. Татары старались избегать переправ через реки, заболоченных мест, лесов.

Тогда же была отработана и тактика грабежа. Истоки ее корнями уходят в Золотую Орду. Широко известно описание ее, сделанное французским инженером Гийомом Бопланом. Автор пишет, что «татары вооружены саблею, луком и колчаном с18 и 20 стрелами; на поясе висит нож, огниво для добывания огня, шило и 5 или 6 сажен ременных веревок для вязания пленных». Каждый всадник обычно вел с собой двух свободных лошадей. При переправе через реки татары складывали снаряжение и одежду на легкий плот, привязывали его к лошади и преодолевали реку вплавь, держась за гриву лошади.

Достигнув заселенного района, татарское войско разделялось на отряды в несколько сот человек, которые поочередно отделялись от главных сил. Эти отряды, по словам Боплана, «рассыпаются по деревням, окружают селения со всех четырех сторон и, чтобы не ускользнули жители, раскладывают по ночам большие огни; потом грабят, жгут, режут сопротивляющихся, уводят не только мужчин, женщин с грудными младенцами, но и быков, коров, лошадей, овец, коз». Такие татарские отряды русские документы называли «загонщиками».

Главной целью любого набега был захват добычи: лошадей, скота, а главное, захват пленных, поэтому крупные татарские отряды стремились обязательно проникнуть в густонаселенные районы. Цены на полоняников зависели от качества полона, от спроса и предложения. Цена хорошего работника колебалась от 10 до 100 и более рублей. Цель набегов и определяла тактику. Стремясь захватить полон, а не территорию, татары избегали боевых столкновений, не оставались подолгу на одном месте, спешили уйти с добычей. Это был неприкрытый, страшный грабеж южных районов России.

Русское правительство, конечно же, принимает меры, чтобы оградить от вторжений свои южные земли, но они носят, в большей мере, оборонительный характер. Ежегодно весной русские полки выдвигаются к Оке. Но этого было явно недостаточно. Русские города и села отделялись от татарских кочевий сотнями километров степных и лесостепных пространств. Было ясно, что необходима организация разведки. 1541 г. датируется первая документально подтвержденная разведка. Однако до организации сторожевой службы еще было далеко.

50-е годы XVI столетия ознаменовались успехами Русского государства: в 1552 году было присоединено Казанское ханство, в 1556 году – Астраханское. На повестку дня становится борьба с Крымским ханством. С 1551 г. начинается последовательное строительство новых русских городов-крепостей на стыке украйны и Поля. Новые города (и основанные в полном смысле заново, и восстановленные на прежних местах, на старых городищах) наполнялись гарнизонами из числа мелких служилых людей. Вокруг них получали землю помещики – дети боярские, на службу «прибирались» казаки, стрельцы. Поблизости от этих городов возникали и заселялись крестьянами села и деревни.

Таким образом, с начала 50-х гг. развернулся процесс неуклонного продвижения России в сторону Поля.

Одним из таких возрожденных городов стал Данков. Этот город упоминает немецкий дипломат и путешественник Сигизмунд Герберштейн, в первой половине XVI в. дважды посетивший Россию. Автор сообщает, что от этого города Дон впервые становится удобным для плавания, и что это древний разрушенный город. В 1523 г. русский посол Иван Морозов, турецкий посол Скиндер и сопровождавшие их рязанские казаки «клались в суды в Донкове». Видимо, в это время там периодически существовал временный поселок судостроителей.

Ставили город весной 1568 года служилые люди из Пронска и Михайлова под руководством воевод Владимира Курлятева и Бориса Серебряного, казачьих голов Григория Сидорова и Юрия Булгакова (Денисьева).

Данков быстро занял одно из ведущих мест среди городов южнорусской украйны. Весной 1569 г. в разрядной росписи городов «от польской украйны» он значится первым. Воеводами были посланы Никита Романович Одоевский и Андрей Васильевич Репнин.

Велика была роль города в организации сторожевой службы. Район наблюдения данковских сторож охватывал почти всю территорию современной Липецкой и частично Орловскую, Тамбовскую и Воронежскую области.

В 1613 г город выдержал осаду татар, а в 1618 г. был взят и сожжен войсками гетмана Петра Сагайдачного. Возродился Данков в следующем году, но на новом месте – на правом берегу р. Дон при устье р. Вязовни.

На протяжении 50-60-х гг. в пограничных городах постепенно складывается система сторожевой и станичной службы. Сторожа – это наблюдательный пост, состоящий из нескольких всадников, которые должны были ездить по небольшому, заранее намеченному участку взад и вперед, например, поперек татарской дороги. Смена сторож происходила через определенный промежуток времени.

Станицы – дозорные подвижные отряды, выезжающие из города в степь по заранее установленному маршруту и возвращавшиеся в город. В их обязанности входил и поджог степи.

В 1571 году во главе сторожевой службы становится князь Михаил Иванович Воротынский. Под его руководством был созван съезд представителей этой службы, составлен ее устав. В нем были установлены правила сторожевой службы на Поле, утверждены сроки и маршруты станичных разъездов, введены 4 общерусских сторожевых поста в южной степи. Государственная фиксация на Поле русских станичных маршрутов и установка там ежегодных крупных общероссийских сторож должна была закрепить и фактически закрепляла территорию Поля за Российским государством. Практически все Поле включалось с этого времени в зону действий российских сторож и станиц. Кроме четырех общероссийских сторож, был утвержден список сторож, устанавливаемых городскими воеводами. Наиболее густо была наполнена сторожами территория современной Липецкой области - 14 сторож, на которые, согласно “росписи”, должен был посылать сторожей воевода г. Данкова.

Ранней весной 1571 года в сторону Крымского ханства был выслан отряд служилых людей под командованием князя Михаила Тюфякина и дьяка Матвея Ржевского. Отряд получил задание: осмотреть непосредственно на Поле точные места сторож западнее Дона, проверить пути станичных разъездов и сделать в конечных пунктах путивльских и рыльских станиц особые “признаки”. Отряд успел выполнить большую часть задания. “Признаки” - выбитые топорами на коре деревьев кресты с датами и их именами. На восточную сторону Дона выезжал отряд под началом Юрия Булгакова и Бориса Хохлова. Таким образом была обозначена граница России. Это был хотя и односторонний, но важный политический акт Русского государства, которым оно заявляло о включении Поля в состав своей государственной территории.

Общероссийские сторожи на Поле, кроме чисто военных задач по предупреждению неожиданных татарских нападений на украйну выполняли важную политическую роль, закрепляя за Россией эту территорию.

В начале 80-х гг. сторожевая служба на Поле терпит ряд изменений: количество общерусских сторож сокращается с 4 до 2, что, несомненно, связано с хозяйственным разорением, переживаемым в то время Россией.

Последние полтора десятилетия XVI в., хронологически относящиеся к царствованию Федора Ивановича и началу царствования Бориса Годунова, ознаменовались большими политическими и экономическими успехами на юге. Хозяйственная разруха была преодолена, и возобновилось продвижение фактических границ на юг. В Поле возникает 8 новых городов (в их числе - г. Елец). Рядом с ними появляются постоянные сельские поселения: села, деревни. Край стал интенсивно заселяться. За счет земель Поля могли рассчитывать на расширение своих вотчин и поместий и крупные московские землевладельцы, и мелкопоместные дети боярские украйны. Запись на службу в новые города в качестве казаков, стрельцов, иногда - детей боярских, представляла активной части рядовых жителей украйны, включая крестьян, легальные возможности для поселения на новых местах, для повышения своего социального статуса.

Царский указ об основании г. Ельца до нас не дошел. Скорее всего, он был принят в начале 1592 г. Город решено было возобновить на старом Елецком городище - месте древнего Ельца, погибшего в первой половине XV в. Елец возникает как своеобразный ответ России на конкретное татарское нападение: летом 1591 г. татары Казы-Гирея поблизости от Елецкого городища форсировали Быструю Сосну. Строительство нового города должно было перекрыть татарам эту дорогу.

Устройство города поручалось воеводам князю Андрею Дмитриевичу Звенигородскому и Ивану Никитичу Мясному. В помощь воеводам выделялись дети боярские из Тулы и Рязани: их должно было быть 150 человек, но фактически пришло 90 человек. Основные строительные работы вели новые жители города и уезда. Непосредственно строительством руководил владимирский мастер городового дела Илья Катеринин.

Елецкая крепость была задумана как мощное оборонительное сооружение. Высота крепостных стен достигала 6 м, башен –12. Стена представляла собой последовательную цепь «тарасов» - срубов из дубовых бревен, засыпанных землей, и острога. Стены примыкали к боевым башням (их было запроектировано 9), которые были покрыты шатровыми тесовыми крышами. Длина городских укреплений составила 1670 м.

Возведение крепостных стен проходило в тревожной обстановке. Для охраны от внезапного набега врага были выставлены сторожи, служилые люди направлялись в дальние станицы. Летом 1592 г. были выставлены первые Елецкие сторожи, выехали для наблюдения за татарами первые станицы. В первый год своей новой жизни Елец поставил 9 сторож.

Однако в мае 1592 г. крымские царевичи Фети-Гирей и Бахты-Гирей незаметно для сторожевой службы прошли в верховья Дона. Они прошли мимо строящегося Ельца и тем же путем вернулись обратно. Строители крепости «сидели в осаде».

Елец заселялся служилым и ремесленным людом.

Елецкая крепость имела мощное пушечное вооружение. На каждой башне было установлено по 1-2 пищали, которые могли встретить врага как чугунным ядром, так и картечью. О приближающемся неприятеле оповещал либо вестовой колокол, либо вестовая пищаль.

Крепость ни разу не была взята приступом или осадой ни при татарских набегах, ни во время междоусобиц смутного времени. Город был взят хитростью осенью 1618 г. войсками запорожского гетмана Петра Сагайдачного. Убедившись, что взять город приступом не удастся, запорожцы пошли на хитрость. Они сняли осаду и сделали вид, что отступают. Не очень искушенные в военных делах ельчане стали преследовать противника. Находившийся в засаде отряд казаков ворвался в беззащитный город. Город был сожжен и разорен. Елец был достаточно быстро восстановлен, но еже не в том виде, как раньше: мощность его укреплений значительно снизилась. Последний раз укрепления отстраиваются в 1682 г.

Возникновение г. Ельца явилось важным событием в истории закрепления территории Поля за Россией. Сразу же после основания города стал складываться Елецкий уезд.

Необходимо отметить еще один очаг хозяйственной активности, центром которого стало с. Романово городище, где располагались земли бояр Романовых. Постоянные поселения возникают здесь, скорее всего, на рубеже XVI-XVII вв.

На 90-е гг. приходится устройство засек под Тулой, завершивших создание огромной “засечной черты”. Засеки конца XVI в. защищали от татар исторический центр страны - Москву и Подмосковье.

В XVII в. продолжается строительство городов на Поле. Одним из них стал город Лебедянь. Точная дата возникновения города нам неизвестна. Он впервые упомянут в письменных источниках, датирующихся 1613 г. Скорее всего, крепость возводится на рубеже XVI-XVII вв. Сооружена она не на пустом месте: на территории современного города обнаружен целый археологических памятников предшествующего периода. Крепость была поставлена на высоком (30 м) берегу р. Дон при впадении в нее речки, получившей впоследствии название Городянки. С возникновением города связано множество легенд. Согласно одной из них, после очередного набега татары гнали в полон русских девушек, но они предпочли смерть: бросились с крутояра в воды Дона, но не погибли, а превратились в белоснежных лебедей и торжествующими птичьими криками взмыли в небо. Отсюда и пошло название города. Конечно, это всего лишь красивая легенда. Лебедянский краевед П.Н. Черменский считал, что своим именем город обязан Великому озеру Лебединому, которое располагалось неподалеку и изобиловало утками, рыбой и белоснежными лебедями.

Известно, что в 1615 г. воеводой был назначен Никита Сомов. В 1616 г. число служилых людей в городе было определено в 470 человек, что гораздо больше Данкова (270 человек). Это свидетельствует о большом значении новой крепости.

В 1618 Лебедянь, как и Елец, была разорена «без остатку» войсками гетмана Петра Сагайдачного. Когда гетман брал Елец, лебедянский воевода Семен Левонтьев, не надеясь отсидеться в осаде, покинул город. В результате укрепления были уничтожены, посад и слободы сожжены, жители разбежались или были взяты в плен. Любопытно, что после разорения жители не хотели возвращаться, и правительство разыскивало их по всему уезду и насильно водворяло на прежние места.

Известно описание Лебедяни 1627-1628 гг. Крепость была срублена из дуба. Высота стен составляла около 5 м. Малый острог имел форму прямоугольника размерами 200 х 60 м., было устроено 5 башен, вооруженных пушками, в том числе 2 проездные, а также тайник к Дону. Главная городская башня находилась в западной стене. Высота ее составляла 15 м. На верхнем помосте башни стояла вестовая пищаль и висел вестовой колокол весом 8 пудов 10 фунтов. По их сигналу защитники города занимали свои места на стенах и башнях крепости. Внутри располагалась деревянная церковь, съезжая и воеводская изба, тюрьма, пороховой погреб, житница с хлебом. С западной и северной сторон к малому острогу примыкал большой острог длиной в 200 саженей. Здесь размещались кабацкая и таможенная избы, погреб 24 осадных двора, принадлежащих служилым людям. С запада и севера крепость окружал ров глубиной 4 м и шириной 8 м. Чтобы стены рва не осыпались, их укрепляли дубовыми бревнами, а по дну устраивали «частик» - дубовые колоды с набитыми колышками. У крепости находился небольшой посад, к которому примыкали слободы: Стрелецкая, Казацкая, Пушкарская.

В 1662 г. крепость была перестроена. Город и острог получили единые укрепления. Длина городской стены составила 308 саженей, она имела 11 башен, в том числе и 3 проезжие. В это время город теряет свое оборонное значение, находится уже в глубоком тылу, а передовая линия обороны перенесена на Белгородскую черту. Укрепления сгорели в 1703 г. и уже больше не возобновлялись.

С начала XVII в. все более ощущается основной недостаток сложившейся системы сторожевой службы: она предназначена для предупреждения о приближении врага, а не для отражения его ударов.

К 20-м годам XVII в. сторожевая служба проделала определенный путь развития. С возникновением городов на Поле были ликвидированы общерусские сторожи. Выросла роль отдельных городов в организации сторожевой службы. Сторожи теперь, главным образом, окружают города и уезды, а не стоят сплошной линией поперек степи, перегораживая татарские дороги. Руководить сторожевой службой из Москвы становится сложно – так далеко выдвинулись в степь русские города и села. Русские войска, выставляемые по традиции на Оке, оказываются в далеком тылу, почти не вступают с татарами в бой, теряют контакт с передовыми сторожами.

Таким образом, старая система защиты страны с юга, состоящая из сочетания укрепленных городов, сторожевой службы и расположения войск у Оки, перестает себя оправдывать.

Становится ясно, что необходима сплошная линия укреплений на пути татарских вторжений. Тем более что севернее, в Тульских и Рязанских землях, существовали засеки, составляющие единую оборонительную линию. Свою роль сыграло и неудачное завершение русско-польской войны 1632-1634 гг., в значительной мере обусловленное татарскими вторжениями.

Поэтому в 1635 г. реально встал вопрос о строительстве укреплений поперек татарских степных дорог. Особенно интересен тот факт, что инициативу в этом важном для России деле проявило не правительство, а служилые люди – знатоки географических и социально-экономических особенностей Поля.

18 августа 1635 г. в Разрядный приказ были вызваны москвичи Г. Киреевский и М. Спешнев, которые прежде проводили описание земель на юге, и воронежец боярский сын И. Нос. Речь шла о строительстве еще одного нового города на Поле - Козлова. Однако приглашенные высказали соображение о необходимости возведения линии укреплений, перегораживающих пути татарских вторжений – только в этом случае будет по-настоящему закрыта дорога татарам. Их мнение было учтено.

Таким образом, 1635 г. – год строительства г. Козлова и сооружения Козловского вала, можно считать годом начала сооружения Белгородской черты, которая была полностью завершена к 1658 г. Надо отметить, что строительство велось при непрекращающихся набегах татар. И бывало, что строителям приходилось отражать атаки татарской конницы.

Белгородская черта создавалась как система разнообразных укреплений. Она включала в себя города-крепости, различные инженерные сооружения из земли и дерева, а также естественные препятствия для татарской конницы: леса, реки, болота. Она создавалась для предотвращения татарских вторжений, что и обусловило своеобразие и разнообразие инженерных решений на отдельных ее участках. Типы укреплений выбирались в соответствии с особенностями местности, характером почвы, стратегическим положением района, тактическими и техническими возможностями противника.

Сооружение Белгородской черты хронологически можно разделить на три этапа.

Первый этап датируется 1635-1645 гг. Для этого периода характерно строительство небольших по протяженности самостоятельных укрепленных линий поперек основных татарских степных дорог. Построены валы Козловский и Яблоновский поперек Ногайской и Изюмской дорог и города-крепости: Козлов, Яблонов, Усерд, Короча, Хотомыжск, Вольный, Костенск, Ольшанск, Усмань.

Нас, конечно, в первую очередь интересует строительство г. Усмани. Инициаторами строительства выступили местные жители. Дело в том, что эта часть Воронежского уезда в 1643-1645 гг. сильно пострадала от татарских набегов. Некоторые села были совершенно разорены. Поставленные в 1643 г. надолбы к северу от Усманского леса не стали серьезным препятствием для татарской конницы. В конце 1644 г. служилые люди обратились в Разрядный приказ с предложением о строительстве города и земляного вала между р. Усманью и р. Воронежем. В январе решение было принято. Новые укрепления должны были преградить дорогу татарам через верховья р. Усмани в Воронежский, Лебедянский и Елецкий уезды.

25 февраля датируется официальный указ о возведении на р. Усмани «жилого острога», а также других необходимых для обороны края укреплений. Руководителем строительства был назначен воевода Степан Михайлович Вельяминов. 1 июня 1645 г. город был заложен. Строительство велось до конца года. Одновременно в Усмани шел набор на службу казаков, стрельцов, пушкарей. Строительство крепости велось при непрекращающихся набегах татар. 4 августа строители города выдержали бой с крымскими и ногайскими татарами.

Крепость в плане представляла собой неправильный четырехугольник. Стены города были возведены в виде стоячего острога с обламами. Он был устроен из вкопанных в землю дубовых бревен, возвышался на 5 м. Сверху над стеной выступали срубленные из трех сосновых венцов обламы с бойницами. С внутренней стороны был устроен на столбах помост, на котором были положены заостренные колья для метания. Поверх обламов устроен покатый настил «скат», на котором лежали «катки» - тяжелые дубовые шестиметровые бревна, которые сбрасывали на врага.

По углам и посередине каждой стороны располагались башни. Две из них были проездными. Высота Большой проезжей башни достигала 19 м. На ней была установлена вестовая медная пищаль, и висел вестовой колокол. Высота глухих башен составляла 10-12 м.

Вокруг города был выкопан ров шириной более 80 м, глубиной около 4 м.

Крепость была нежилой, там располагался только двор воеводы, приказная изба, церковь, дома церковного притча и т.п. Служилые люди жили в слободах, расположенных за пределами крепостных стен.

Второй этап строительства Белгородской черты датируется 1646-1653 гг. В эти годы русское правительство активизирует свои действия на юге. Заполняются пробелы, существующие между отдельными укреплениями. На новую укрепленную линию с 1646 г. выдвигаются полки дворянской конницы. Предпринимаются попытки управления боевыми силами на черте из одного пункта (Яблонов и Белгород). Правительство проводит милитаризацию существующего населения (крепостных крестьян переводят в положение приборных служилых людей – драгун). Построены города-крепости: Карпов, Болховец, Орлов, Новый Оскол, Коротояк, Верхососенск, Добрый, Сокольск, Урыв, Острогожск, перенесен новое место Белгород, насыпаны Карповский, Новооскольский, Усманский земляные валы. Татарские прорывы через черту вглубь страны практически прекращаются.

С 1646 г. начинается возведение Усманского вала. В 1646-1649 гг. был сооружен вал с земляными городками и деревянными башнями к северу и северо-западу от г. Усмани длиной около 20 км. В 1650 г. возведен вал восточнее города.

Речки и ручьи, расположенные по линии вала, загораживались «косым острогом» и рогатками, на песчаных и заболоченных местах ставили тарасы. В 6 м впереди вала ставились двойные надолбы.

Сооружение Усманского вала поставило на повестку дня вопрос о соединении усманских и козловских укреплений. Оба вала подходили к р. Воронеж, что предопределяло их соединение по реке, тем более, что сама река и росшие по ее берегам леса, являлись естественными препятствиями для татарской конницы.

Но берега р. Воронеж уже были заселены, здесь располагались вотчины и поместья крупных и мелких феодалов. Правительство нашло выход в милитаризации крестьянского населения, в отписке их «на государя». Вотчинники взамен получали владения в других местах.

Так, указом от 14 января 1647 г. царь Алексей Михайлович «взял на себя» вотчину А.Н. Трубецкого в Лебедянском уезде у р. Воронеж. Там был создан новый уезд с центром в с. Соколье, где уже давно стоял небольшой острожек. В 1647 г.на его месте была построена деревянная крепость, и село превратилось в г. Сокольск. Длина стен города, рубленных из дуба, составила около 700 м. Крепость имела прямоугольную форму, 2 проездные и 6 глухих башен, а также тайник к р. Воронеж. С двух сторон она была защищена изгибами реки, с третьей – озером, и только с четвертой стороны за городской стеной был вырыт ров. Гарнизон располагал 9 железными пушками. Для объявления тревоги на одной из проездных башен была установлена вестовая пищаль длиной 2,3 м, весом 48 пудов.

Линия укреплений по р. Воронеж имела глубоко эшелонированную оборону. Города-крепости располагались на правом высоком берегу реки, составляя тыловую линию. Передовая линия проходила по левому, низкому болотистому и поросшему лесами берегу.

Основные укрепления Сокольского участка прошли по берегам р. Воронеж. Тыловая линия включала в себя помимо г. Сокольска 2 стоялых острога с башнями на левом берегу реки, от которых в обе стороны шли надолбы, которые заходили в лес и в «топкие места». Передовая линия располагалась в 8-10 км восточнее реки Воронеж. Крайнее южное укрепление – стоялый острог с башней на «Ярлуковой дороге. В обе стороны от него, к реке и к лесу, шла дубовая стена. Севернее леса располагались «Семеновские крепости – линия укреплений из острожков и надолб, установленных вдоль речки Семеновки «промеж лесов». На севере они примыкали к укреплениям еще одного нового уезда – Добровского.

Центром Добровского уезда, образованного в 1647 г. стало село Доброе Городище, которое после сооружения крепости превратилось в г. Добрый. В 1615 г. село было пожаловано Новоспасскому монастырю, который построил там острожек. Любопытно известие 1623 г., когда крестьяне с. Доброе городище «учинились сильны» и в осаду в г. Лебедянь не поехали, заявив, что у них у самих «острожек, что на Лебедяни».

Крепость была отстроена в 1647 г. Стены срублены «по-острожному» из вертикальных дубовых бревен. Было 4 проезжие и 7 глухих башен. С севера, запада и юга крепость окружал ров, а с востока, со стороны реки, стояли надолбы. Надолбами были окружены и пригородные слободы.

В 1677 г. отстроена новая крепость. Она была «срублена по-городовому» из 193 «городен» (срубов), имела 2 проезжие и 8 глухих башен, расположенных равномерно через каждые 60-70 м. Периметр крепости составил около 770 м, высота стен – «от земли до кровли 24 венца». Пригородные слободы были по-прежнему защищены надолбами.

Своеобразие Добровского участка Белгородской черты состояло в том, что он проходил по берегам, поросшим густым лесом. Поэтому искусственные укрепления устраивались на старых дорогах и у бродов. К востоку от города за рекой проходила «старая кривецкая дорога». Ее перекрывал острожек, расположенный напротив города. Проезд осуществлялся через ворота. По обе стороны от острожка тянулась дубовая стена длиной около 80 м, которая одним концом упиралась в реку, другим – уходила в болото.

Надолбами был прикрыт Толмачевский брод, расположенный к югу от г. Доброго. На правом берегу среди надолб стояла башня. На левом берегу, напротив с. Богородицкого также стояли надолбы, а, напротив с. Каликино – острожек с башнею, напротив сел Ратчино и Делеховое на 800 саженях были устроены надолбы, среди которых стояла башня, окруженная острожной стеной.

Интересная ситуация сложилась к югу от Сокольского уезда. Там располагались земли Н. И. Романова, дяди царя, и правительство побоялось затронуть интересы этого влиятельного вельможи. Здесь ранее располагались «угоденные места» скопинских вотчин бояр Александра и Василия Никитовичей Романовых. В 1601 г. они попали в опалу, были сосланы, их скопинские вотчины были разорены, и крестьяне были вынуждены выселиться в свои угодья по р. Воронеж. После смерти Василия и Александра земли переходят к их брату Ивану Никитовичу, который начинает строительство укреплений, чтобы обезопасить свои владения от татарских набегов. В 1624 г. он строит острог и населяет его ратными людьми. Село становится вотчинным городом. Укрепления г. Романова состояли из двух крепостей, разделенных оврагом. Южный город имел окружность 515 саженей, 3 проезжие и 5 глухих башен, тайник к реке. Эта крепость была предназначена для служилых людей и романовских крестьян. Второй город – личная крепость феодала. Длина стен составляла 415 саженей, стены с рублены «по-острожному», одна башня была проездная, вторая – глухая.

В 1652 г. в вотчине Н.И. Романова прошло большое строительство укреплений по левому берегу р. Воронеж. Построены были стоялые остроги, башни, исправлены надолбы. Делали все «крестьяне боярина, а ведал его приказной человек Михаил Быков». Укрепления вошли в общую систему, управление ими оставалось в ведении Романовых.

В состав тыловой линии укреплений Романовского участка входил сам город Романов и «двуреченские крепости» - острожек и надолбы близ с. Двуречки. Передовая проходила по левому берегу реки и состояла и надолб, среди которых было устроено 7 острожков с башнями, два из которых имели проездные ворота.

В 1648 г. к Сокольскому уезду были присоединены земли, расположенные к югу от вотчины Н.И. Романова, таким образом, уезд оказался разделенным на две части вплоть до 1663 г., когда было завершено строительство г. Белоколодска. Тыловая линия Белоколодского участка состояла, прежде всего, из укреплений города: он был «четвероуголен», периметр крепости составлял 230 саженей, имел 1 проездную и 4 глухих башни, «около города с трех сторон воды» (с севера и – р. Белый Колодезь, с юга и востока – Воронеж) Западнее города на 503 саженях устроены надолбы. Передовая линия обороны проходила по левому берегу р. Воронеж и закрывала татарам проход между лесами. В первой половине XVII в. здесь располагалось с. Карамышево. В 1648 г., когда по левому берегу устраивались укрепления, оно прекратило свое существование. «На старом Карамышевском селище» был устроен стоялый острог По обе стороны от него между лесом и озерами, перегораживая «старую карамышевскую сакму» стояли надолбы в три ряда на 450 саженях. Южнее и севернее надолб рос непроходимый для татар лес.

В 1653 г. сооружение Белгородской черты было в основном завершено.

Третий, завершающий, этап строительства укрепленной линии датируется 1654-1658 гг. Этот этап является, скорее, временем ее оформления в единое целое. Масштабы строительных работ резко сократились. Построен город-крепость Нежегольск и небольшие земляные валы. Весной 1658 г. в связи с формированием белгородского полка были окончательно определены края укрепленной линии, ее географические контуры. Белгород стал центром Белгородского полка и новой военно-административной единицы – Белгородского разряда, а укрепленная линия получила название Белгородской черты.



Мы видим, что история сооружения Белгородской черты охватывает более двух десятков лет. В результате героического труда населения южных окраин России, в условиях постоянной борьбы с татарами, при непрекращавшихся татарских вторжениях была возведена сплошная укрепленная линия из земли и дерева протяженность около 800 км, включавшая новые города-крепости и земляные валы. Это было замечательное инженерное сооружение, которое заслонило южные и центральные области России от грабительских набегов крымских татар и дало возможность освоить обширные территории плодородных земель. В конечном итоге все это способствовало укреплению военного и экономического могущества России.

На территории Липецкой области сохранился Усманский вал. Даже его оплывшие остатки выглядят величественно, напоминая потомкам об упорной и героической борьбе русского народа за свою родную землю.

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Решение вопроса о том, в состав какого государства войдет Поле, решался на протяжении полутора столетий. Здесь тесно переплетались интересы и Русского государства, и Великого княжества Литовского, и Крымского ханства

Скачать 195.43 Kb.