• The story about an expedition
  • Рассказ об одной экспедиции.

  • Скачать 206.51 Kb.


    Дата17.01.2018
    Размер206.51 Kb.

    Скачать 206.51 Kb.

    Республики Алтай «Республиканский классический лицей»



    Баянкина Татьяна

    Ученица 10 класса

    бюджетного общеобразовательного учреждения

    Республики Алтай

    «Республиканский классический лицей»

    The story about an expedition

    That summer, summer of 1926, Altai was filled in by rains. Roads were washed away, fat, black dirt turned them into treacherous bogs. Four supplies, creaking their wheels, moved in the direction of the village Altaiskoye. So this expedition across Altai which was organized by a great Russian artist Nikolay Konstantinovich Roerich, and participants — his wife Elena Ivanovna and the son Yury Nikolaevich - began. The Altai route was a part of the big Roerich’s Central Asian expedition, that very expedition which began in 1924 in India and finished in 1928 in Sikkim. The Roerichs passed China, the Soviet Siberia, investigated Tibet, crossed Transgimalai. Nikolay Konstantinovich called it scientific and art expedition."We meant — he wrote — to study the condition of monuments of Central Asia antiquity, to observe the current state of religion, customs and to note the traces of peoples’ great migration. This last task was long since close to me". Altai, in fair opinion of the artist, was one of important points in resettlement of the people in the remote past.






    From the village Altaiskoye the expedition moved along the same indistinct route to the south, there where beyond the Katun Range the two-headed snow top of the highest Altai mountain– Belukha grew white. Roerich wrote down in the diary: "And when we passed Edigol, the space of Altai lay before us with distant white snows and all shades of green and blue. There was grass and flowers in growth of riders. And you won't find horses. Such grass attire hasn’t been seen anywhere". Later on he will write down: "The Katun is friendly. The blue mountains are ringing. Belukha is white. Flowers are bright and green herbs and cedars are soothing. Who said that Altai is cruel and unapproachable? Whose heart was frightened of severe power and beauty?"



    Only the artist could say so. But Roerich was also a scientist. He finds visible signs of the remote past: ancient barrows, menhirs, stone sculptures, whose mysterious faces are turned to the east. Greedily catches he scraps of legends and brings these legends out of Altaiborders, trying to find their echoes in folklore of other, distant peoples. The legend about "Kurumchinsky smiths" causes the reminiscence of the fantastic Nibelungs of Europe, a legend about "Chud going under the earth" is linked with the Indian legend about the underground people of Agarti. And again he writes down in his diary: "Within Altai it is also possible to hear very considerable legends connected with some vague memoirs about the tribes which have passed here long ago"! All these materials are for future reflections and further researches.






    The Roerichs spent about a month in Altai. They collected minerals, were interested in healing herbs, examined ancient barrows and rock paintings. Roerich's attention was steadily riveted by Belukha and legends about it. Something untold and forbidden appeared there. Echoes of unusual events, hints on the great wanderers who appeared unexpectedly to people, rumors about secret places in the mountains and, at last, stories about the wonderful country of Belovodye — all this was weaved into fancy patterns of the national imagination and half-forgotten reality. And Roerich looks for traces of this reality which affect in the most unexpected way. "A red bowl is painted on the wall. Where from? A white dog is sitting at gate. It come with us. Where from? The White Burkhan whether there it is Buddha oran other symbol? The Water in Ak-Kem is milky-white. The real Belovodye. The fiftieth latitude passes through the Ak-Kem". It seems that the data reported here by Roerich are sketchy and aren't connected with each other, but the artist knows more, than hears. And his knowledge enables him to connect the separate factstogether. Old Believers' Belovodye and the Indian Shambhala — the common source, human’s eternal dream of the country of justice. The Altai White Burkhan reminds the Indian Buddha. Perhaps, one day he travelled across Altai? Altai and the Himalayas are the united mountain system. The courses of unexplored caves are infinite. "From Tibet over Kunlun, over Altyn-Tag, over the Turfan; "the long ear" knows about secret passes. How many people have escaped in these courses and caves! And the reality has become the fairy tale. The same way the black aconite of the Himalayas has turned into color heat".

    On August 19, 1926 Roerich's expedition set off on a way back, through Biysk to Ulan-Ude, from there to Mongolia. Several years later, Nikolay Konstantinovich published terse notes about Altai in this books "Heart of Asia" and "The Altai — the Himalayas". In this apparent stinginess there was something personal, some careful attitude to places where "the reality connected to the fairy tale".

    In Altai Mountains a gray-haired old believer told Nikolay Roerich of the ancient Saint people, who, have went under the earthwishing to remain free. Pointing to ancient burials, he said: "It is here where Chud went under the earth". After the end of the expedition the artist will paint the picture "Chud the Underground" ("Chud went under the earth") (1928 – 1930). They say the word "chud" came from the word "stranger", meaning that the people who have buried itself under stones was unknown, strange. In Uymon, however, they believed that the word "chud" is connected with a miracle, with something that surprises and seems unusual.



    The picture "From there" (1935 - 1936) is inspired by legends about the mysterious country of prosperity — Belovodye. Uymonsky old believers told: "Atamanov’s grandfather and Ognyov's father went in search of Belovodye. On a special track over the Kokushi mountains, the Bogogorshe, the Ergoral. And he who doesn't know the way will be gone in lakes or in hungry steppe. It so happens that belovodsky people come out on horses through special courses over Ergor. Once a belovodsky woman came out, it was a long time ago. She was tall in night, thin in figure, with the face of a darker complexion than ours. She went among the people creating help, and then went back underground. She came from the Sacred Country too".



    "The Pilgrim of the Radiant City" (1933) has something in common with pictures about Shambhala and Belovodye in the terms of the plot. Thus, "From there" the woman came out of the Sacred Country "to create help" and to share the knowledge and here the pilgrim is just going to get them. Spiritual hunger and aspiration to improve call him to the way. N. K. Roerich talks about these wanderers as follows: "Pilgrims go to Shambhala, to Belovodye. No abysses will stop the aspiration of spirit".



    The plot of the picture "Oyrot — the Herald of White Burkhan" (1925) is based both on a legend, and on reliable events — emergence of a new belief — Burkhanism at the beginning of the XX century. Here it is what Nikolay Roerich wrote in his book "Heart of Asia": "In 1904 the young oyrotsky girl had a vision. The Blessed Oyrot himself white horse appeared to her. He told her that he was the herald of White Burkhan and that Burkhan himself would come soon. He blessed instructed the cow girl how to restore righteous customs in the country and how to meet White Burkhan, who will bring a new happy era to the earth".



    According to the Altai legend, Khan Oyrot is the last Chinghis Khan’s descendant and the last governor of his empire. Won by enemies, Oyrot disappeared mysteriously together with his soldiers, but promised to return when the outlines of Belukha would change...


    Рассказ об одной экспедиции.

    В то лето,лето 1926 года,Алтай заливали дожди. Дороги были размыты, жирная, черная грязь превратила их в предательские болота.Четыре подводы,натужно скрипя колесами,двигались в направлении села Алтайское.Так начиналась эта экспедиция по Алтаю,организатором которой был великий русский художник Николай Константинович Рерих, а участниками- его жена Елена Ивановна и сын Юрий Николаевич.Алтайский маршрут был частью большой Центрально- Азиатской экспедиции Рериха,той самой экспедиции,которая началась в 1924 году в Индии и окончилась в 1928 году в Сиккиме. Рерихи прошли Китай, проехали советскую Сибирь, исследовали Тибет, пересекли ТрансГималаи. Сам Николай Константинович назвал эту экспедицию научно-художественной.”Мы имели в виду, - писал он,- ознакомиться с положением памятников древности Центральной Азии,наблюдать современное состояние религии,обычаев и отметить следы великого переселения народов. Эта последняя задача издавна была близка мне.” Алтай же,по справедливому мнению художника,был одним из важных пунктов в переселении народов в далеком прошлом.

    Из села Алтайское экспедиция двинулась по той же размытой дороге на юг, туда, где за Катунским хребтом белела снежная двуглавая вершина самой высокой горы Алтая- Белухи.Рерих записал в своем дневнике:”А когда перевалили Эдигол, раскинулась ширь Алтая. Зацвела всеми красками зеленых и синих переливов, забелела дальними снегами. Встали трава и цветы в рост всадников.И коней не найдешь.Такой травный убор нигде не видали.” Позже он запишет: ”Приветлива Катунь. Звонки синие горы. Бела Белуха. Ярки цветы и успокоительны зеленые травы и кедры. Кто сказал, что жесток и неприступен Алтай? Чье сердце убоялось суровой мощи и красоты?”

    Так мог сказать только художник. Но Рерих был и ученым. Он отыскивает зримые приметы далекого прошлого: древние курганы, менгиры, каменные изваяния, чьи загадочные лица повернуты на восток. Жадно ловит обрывки легенд и выводит эти легенды за пределы Алтая,пытаясь найти их отголоски в фольклоре других, далеких народов. Сказание о “Курумчинских кузнецах” вызывает у него воспоминание о сказочных Нибелунгах Европы, легенда о “Чуди, ушедшей под землю”связывается с индийским сказанием о подземном народе Агарти. И снова он записывает в дневнике: ”В пределах Алтая можно также слышать очень значительные легенды, связанные с какими-то неясными воспоминаниями о давно прошедших здесь племенах!” Все это материалы для будущих размышлений и дальнейших исследований.

    Около месяца провели Рерихи на Алтае. Они собирали минералы, интересовались целебными травами,обследовали древние курганы и наскальные рисунки.Внимание самого Рериха неизменно приковывали Белуха и легенды, связанные с нею.В них сквозило что-то недосказанное и запретное.Отзвуки необычных событий,намеки на великих странников,неожиданно являвшихся людям,слухи о тайных местах в горах,и,наконец,рассказы о чудесной стране Беловодье - все это сплеталось в причудливые узоры народной фантазии и полузабытой реальности. И Рерих ищет следы этой реальности, которые дают о себе знать самым неожиданным образом”. В светлице рядом на стене написана красная чаша. Откуда? У ворот сидит белый пес. Пришел с нами. Откуда? Белый Бурхан, есть ли он Будда или иной символ? Вода в Ак-Кеме молочно-белая. Чистое Беловодье. Через Ак-Кем проходит пятидесятая широта. ”Кажется, что сведения, сообщенные здесь Рерихом, носят отрывочный характер и не связаны друг с другом. Но художник знает больше, чем слышит. И это знание позволяет ему воедино разрозненные факты. Староверческое Беловодье и Индийская Шамбала-источник один, извечная мечта человека о стране справедливости. Алтайский Белый Бурхан напоминает индийского Будду. Может быть, он когда-то проходил по Алтаю? Ведь Алтай и Гималаи - единая горная система. Бесконечные ходы неизведанных пещер. ”От Тибета через Куньлунь. через Алтын-Таг, через Турфан; ”длинное ухо” знает о тайных ходах. Сколько людей спасалось в этих ходах и пещерах! И явь стала сказкой. Так же как черный аконит Гималаев превратился в жар-цвет”.

    19 августа 1926 года экспедиция Рериха двинулась в обратный путь, через Бийск на Улан-Удэ, оттуда в Монголию. Николай Константинович опубликовал несколько лет спустя скупые заметки об Алтае в книгах “Сердце Азии” и “Алтай - Гималаи”. В этой кажущейся скупости было что-то личное, какое-то бережное отношение к местам, где “явь соединялась со сказкой”.

    В горах Алтая седой старовер поведал Николаю Рериху о древнем святом народе, который, желая остаться свободным, ушёл под землю. Указывая на древние погребения, он говорил: ”Вот здесь и ушла чудь под землю”. После окончания экспедиции художник напишет картину “Чудь подземная” (“Чудь под землю ушла”) (1928-1930). Говорят, что слово “чудь” произошло от слова “чужой” в том смысле, что народ, захоронивший себя под камнями, был неведомым, чужим. Но в Уймоне считали, что слово “чудь” связано с чудом – с тем, что удивляет и кажется необыкновенным.

    Картина “Оттуда” (1935-1936) навеяна легендами о таинственной стране благоденствия – Беловодье. Уймонские староверы рассказывали: “Дед Атаманова и дед Огнёва ходили искать Беловодье. Через Кокуши горы, через Богогорше, через Ергор – по особой тропе. А кто пути не знает, тот пропадёт в озерах или в голодной степи. Бывает, что и беловодские люди выходят верхом на конях по особым ходам по Ергору. Также было, что женщина беловодская вышла давно уже, Ростом высокая, станом тонкая, лицом темнее, чем наши. Ходила по народу – помощь творила, а затем ушла назад в подземелье. Тоже приходила из Святой Страны”.

    “Странник Светлого Града”(1933) своим сюжетом перекликается с картинами о Шамбале и Беловодье. Так, в картине “Оттуда” женщина вышла из Святой Страны, чтобы “помощь творить” и поделиться знаниями, а здесь странник ещё только идет за ними. Духовный голод и стремление к совершенствованию зовут его в путь. Н. К. Рерих так говорит об этих странниках: ”Идут паломники в Шамбалу, в Беловодье. Никакие пропасти не остановят стремление духа”.

    Сюжет картины “Ойрот – вестник Белого Бурхана”(1925) основан и на легенде, и на достоверных событиях – возникновении в начале ХХ века новой веры – бурханизма. Вот как писал об этом Николай Рерих в книге “Сердце Азии”: “В 1904 году молодая ойротская девушка имела видение. Явился ей на белом коне сам Благословенный Ойрот. Сказал ей, что он вестник Белого Бурхана и придёт сам Бурхан скоро. Дал Благословенный девушке – пастушке много указаний, как восстановить в стране праведные обычаи и как встретить Белого Бурхана, который воздвигнет на земле новое счастливое время”.

    Хан Ойрот, согласно алтайской легенде, - последний потомок Чингисхана и последний правитель его империи. Побеждаемый противниками, Ойрот таинственно исчез со своими воинами, но обещал вернуться, когда изменятся очертания Белухи…
    Materials are taken from the Internet resources:

    http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/5507/



    http://uymon.ru/exhibitions/roerich_and_altay/

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Республики Алтай «Республиканский классический лицей»

    Скачать 206.51 Kb.