• Рубайят



  • страница10/17
    Дата14.01.2018
    Размер5.97 Mb.

    Родник жемчужин: Персидскотаджикская классическая поэзия


    1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   17

    Омар Хайям




    Об авторе

    Омар Хайям (1040–1123) – всемирно известный поэт, выдающийся философ и математик. В своих трудах Хайям предвосхитил некоторые открытия европейской математики XVII в., однако они были забыты и не нашли практического применения. На русский язык рубай Хайяма переводились неоднократно, а в нашем сборнике даны самые последние переводы Г. Плисецкого, получившие одобрение в широких кругах советских читателей.



    Рубайят

    Перевод Г. Плисецкого


    Много лет размышлял я над жизнью земной.

    Непонятного нет для меня под луной.

    Мне известно, что мне ничего не известно26!

    Вот последняя правда, открытая мной.


    *


    Я – школяр в этом лучшем из лучших миров.

    Труд мой тяжек: учитель уж больно суров!

    До седин я у жизни хожу в подмастерьях,

    Все еще не зачислен в разряд мастеров…


    *


    И пылинка – живою частицей была,

    Черным локоном, длинной ресницей была.

    Пыль с лица вытирай осторожно и нежно:

    Пыль, возможно, Зухрой яснолицей была!


    *


    Тот усердствует слишком, кричит: «Это – я!»

    В кошельке золотишком бренчит: «Это – я!»

    Но едва лишь успеет наладить делишки –

    Смерть в окно к хвастунишке стучит: «Это – я!»


    *


    Этот старый кувшин безутешней вдовца

    С полки, в лавке гончарной, кричит без конца:

    «Где, – кричит он, – гончар, продавец, покупатель?

    Нет на свете купца, гончара, продавца!»


    *


    Я однажды кувшин говорящий купил.

    «Выл я шахом! – кувшин безутешно вопил. –

    Стал я прахом. Гончар меня вызвал из праха –

    Сделал бывшего шаха утехой кутил».


    *


    Этот старый кувшин на столе бедняка

    Был всесильным везиром в былые века.

    Эта чаша, которую держит рука, –

    Грудь умершей красавицы или щека…


    *


    Когда плачут весной облака – не грусти.

    Прикажи себе чашу вина принести.

    Травка эта, которая радует взоры,

    Завтра будет из нашего праха расти.


    *


    Был ли в самом начале у мира исток?

    Вот загадка, которую задал нам бог.

    Мудрецы толковали о ней, как хотели, –

    Ни один разгадать ее толком не смог.


    *


    Видишь этого мальчика, старый мудрец?

    Он песком забавляется – строит дворец.

    Дай совет ему: «Будь осторожен, юнец,

    С прахом мудрых голов и влюбленных сердец!»


    *


    Управляется мир Четырьмя и Семью27.

    Раб магических чисел – смиряюсь и пью.

    Все равно семь планет и четыре стихии

    В грош не ставят свободную волю мою!


    *


    В колыбели – младенец, покойник – в гробу:

    Вот и все, что известно про нашу судьбу.

    Выпей чашу до дна – и не спрашивай много:

    Господин не откроет секрета рабу.


    *


    Я познание сделал своим ремеслом,

    Я знаком с высшей правдой и с низменным злом.

    Все тугие узлы я распутал на свете,

    Кроме смерти, завязанной мертвым узлом.


    *


    Не оплакивай, смертный, вчерашних потерь,

    Дел сегодняшних завтрашней меркой не мерь,

    Ни былой, ни грядущей минуте не верь,

    Верь минуте текущей – будь счастлив теперь!


    *


    Месяца месяцами сменялись до нас,

    Мудрецы мудрецами сменялись до нас.

    Эти мертвые камни у нас под ногами

    Прежде были зрачками пленительных глаз.


    *


    Как жар‑птица, как в сказочном замке княжна,

    В сердце истина скрытно храниться должна.

    И жемчужине, чтобы налиться сияньем,

    Точно так же глубокая тайна нужна.


    *


    Вместо сказок про райскую благодать

    Прикажи нам вина поскорее подать.

    Звук пустой – эти гурии, розы, фонтаны…

    Лучше пить, чем о жизни загробной гадать!


    *


    Ты едва ли былых мудрецов превзойдешь,

    Вечной тайны разгадку едва ли найдешь.

    Чем не рай тебе – эта лужайка земная?

    После смерти едва ли в другой попадешь…


    *


    Знай, рожденный в рубашке любимец судьбы:

    Твой шатер подпирают гнилые столбы.

    Если плотью душа, как палаткой, укрыта –

    Берегись, ибо колья палатки слабы!


    *


    Те, что веруют слепо, – пути не найдут.

    Тех, кто мыслит, – сомнения вечно гнетут.

    Опасаюсь, что голос раздастся однажды:

    «О невежды! Дорога не там и не тут!»


    *


    Лучше впасть в нищету, голодать или красть,

    Чем в число блюдолизов презренных попасть.

    Лучше кости глодать, чем прельститься сластями

    За столом у мерзавцев, имеющих власть.


    *


    Недостойно – стремиться к тарелке любой,

    Словно жадная муха, рискуя собой.

    Лучше пусть у Хайяма ни крошки не будет,

    Чем подлец его будет кормить на убой!


    *


    Если труженик, в поте лица своего

    Добывающий хлеб, не стяжал ничего –

    Почему он ничтожеству кланяться должен

    Или даже тому, кто не хуже его?


    *


    Вижу смутную землю – обитель скорбей,

    Вижу смертных, спешащих к могиле своей,

    Вижу славных царей, луноликих красавиц,

    Отблиставших и ставших добычей червей.


    *


    Не одерживал смертный над небом побед.

    Всех подряд пожирает земля‑людоед.

    Ты пока еще цел? И бахвалишься этим?

    Погоди: попадешь муравьям на обед!


    *


    Все, что видим мы, – видимость только одна.

    Далеко от поверхности мира до дна.

    Полагай несущественным явное в мире,

    Ибо тайная сущность вещей – не видна.


    *


    Даже самые светлые в мире умы

    Не смогли разогнать окружающей тьмы.

    Рассказали нам несколько сказочек на ночь –

    И отправились, мудрые, спать, как и мы.


    *


    Удивленья достойны поступки творца!

    Переполнены горечью наши сердца,

    Мы уходим из этого мира, не зная

    Ни начала, ни смысла его, ни конца.


    *


    Круг небес ослепляет нас блеском своим.

    Ни конца, ни начала его мы не зрим.

    Этот круг недоступен для логики нашей,

    Меркой разума нашего неизмерим.


    *


    В поднебесье светил ослепительных тьма,

    Помыкая тобою, блуждает сама.

    О мудрец! Заблуждаясь, в сомненьях теряясь,

    Не теряй путеводную нитку ума!


    *


    Так как истина вечно уходит из рук –

    Не пытайся понять непонятное, друг,

    Чашу в руки бери, оставайся невеждой,

    Нету смысла, поверь, в изученье наук!


    *


    Ты с душою расстанешься скоро, поверь.

    Ждет за темной завесою тайная дверь.

    Пей вино! Ибо ты – неизвестно откуда.

    Веселись! Неизвестно – куда же теперь?


    *


    Нет ни рая, ни ада, о сердце мое!

    Нет из мрака возврата, о сердце мое!

    И не надо надеяться, о мое сердце!

    И бояться не надо, о сердце мое!


    *


    Когда с телом душа распростится, скорбя,

    Кирпичами из глины придавят тебя

    И бездушное, ставшее глиною, тело

    Пустят в дело, столетие погодя.


    *


    Где мудрец, мирозданья постигший секрет?

    Смысла в жизни ищи до конца своих лет:

    Все равно ничего достоверного нет –

    Только саван, в который ты будешь одет…


    *


    Тот, кто следует разуму, – доит быка,

    Умник будет в убытке наверняка!

    В наше время доходней валять дурака,

    Ибо разум сегодня в цене чеснока.


    *


    Здесь владыки блистали в парче и в шелку,

    К ним гонцы подлетали на полном скаку.

    Где все это? В зубчатых развалинах башни

    Сиротливо кукушка кукует: «Ку‑ку»…


    *


    Этот старый дворец называется – мир.

    Это царский, царями покинутый, пир.

    Белый полдень сменяется полночью черной,

    Превращается в прах за кумиром кумир.


    *


    Где Бахрам отдыхал, осушая бокал28,

    Там теперь обитают лиса и шакал.

    Видел ты, как охотник, расставив капканы,

    Сам, бедняга, в глубокую яму попал?


    *


    Если низменной похоти станешь рабом –

    Будешь в старости пуст, как покинутый дом.

    Оглянись на себя и подумай о том,

    Кто ты есть, где ты есть и – куда же потом?


    *


    В прах судьбою растертые видятся мне,

    Под землей распростертые видятся мне.

    Сколько я ни вперяюсь во мрак запредельный:

    Только мертвые, мертвые видятся мне…


    *


    Вижу: птица сидит на стене городской,

    Держит череп в когтях, повторяет с тоской:

    «Шах великий! Где войск твоих трубные клики?

    Где твоих барабанов торжественный бой?»


    *


    Я вчера наблюдал, как вращается круг,

    Как спокойно, не помня чинов и заслуг,

    Лепит чаши гончар из голов и из рук,

    Из великих царей и последних пьянчуг.
    *
    Эй, гончар! И доколе ты будешь, злодей,

    Издеваться над глиной, над прахом людей?

    Ты, я вижу, ладонь самого Фаридуна

    Положил в колесо. Ты – безумец, ей‑ей!




    *


    Я кувшин что есть силы об камень хватил.

    В этот вечер я лишнего, видно, хватил.

    «О несчастный! – кувшин возопил. – И с тобою

    Точно так же поступят, как ты поступил!»


    *


    Слышал я: под ударами гончара

    Глина тайны свои выдавать начала:

    «Не топчи меня! – глина ему говорила. –

    Я сама человеком была лишь вчера».


    *


    Поглядите на мастера глиняных дел:

    Месит глину прилежно, умен и умел.

    Приглядитесь внимательней: мастер – безумен,

    Ибо это не глина, а месиво тел!


    *


    Сей кувшин, принесенный из погребка,

    Был влюбленным красавцем в былые века.

    Это вовсе не ручка на горле кувшинном –

    А обвившая шею любимой рука.


    *


    Ни держава, ни полная злата казна –

    Не сравнятся с хорошею чаркой вина!

    Ни венец Кей‑Хосрова, ни трон Фаридуна –

    Не дороже затычки от кувшина!


    *


    На зеленых коврах хорасанских полей

    Вырастают тюльпаны из крови царей,

    Вырастают фиалки из праха красавиц,

    Из пленительных родинок между бровей…


    *


    В этой тленной Вселенной в положенный срок

    Превращаются в прах человек и цветок.

    Кабы прах испарялся у нас из‑под ног –

    С неба лился б на землю кровавый поток!


    *


    Поутру просыпается роза моя,

    На ветру распускается роза моя.

    О жестокое небо! Едва распустилась –

    Как уже осыпается роза моя.


    *


    Половина друзей моих погребена.

    Всем судьбой уготована участь одна.

    Вместе пившие с нами на празднике жизни

    Раньше нас свою чашу испили до дна.


    *


    Книга жизни моей перелистана – жаль!

    От весны, от веселья осталась печаль.

    Юность – птица: не помню, когда прилетела

    И когда унеслась, легкокрылая, вдаль.


    *


    Мастер, шьющий палатки из шелка ума,

    И тебя не минует внезапная тьма.

    О Хайям! Оборвется непрочная нитка.

    Жизнь твоя на толкучке пойдет задарма.


    *


    Мы – послушные куклы в руках у творца!

    Это сказано мною не ради словца.

    Нас по сцене всевышний на ниточках водит

    И пихает в сундук, доведя до конца.


    *


    Даже гений – творенья венец и краса –

    Путь земной совершает за четверть часа.

    Но в кармане земли и в подоле у неба

    Живы люди – покуда стоят небеса!


    *


    Люди тлеют в могилах, ничем становясь.

    Распадается атомов тесная связь.

    Что же это за влага хмельная, которой

    Опоила их жизнь и повергнула в грязь?


    *


    Я спустился однажды в гончарный подвал,

    Там над глиной гончар, как всегда, колдовал.

    Мне внезапно открылось: прекрасную чашу

    Он из праха отца моего создавал!


    *


    Разорвался у розы подол на ветру.

    Соловей наслаждался в саду поутру.

    Наслаждайся и ты, ибо роза – мгновение,

    Шепчет юная роза: «Любуйся! Умру…»


    *


    Жизнь уходит из рук, надвигается мгла,

    Смерть терзает сердца и кромсает тела,

    Возвратившихся нет из загробного мира,

    У кого бы мне справиться: как там дела?


    *


    В детстве ходим за истиной к учителям,

    После – ходят за истиной к нашим дверям.

    Где же истина? Мы появились из капли.

    Станем – ветром. Вот смысл этой сказки, Хайям!


    *


    О невежды! Наш облик телесный – ничто,

    Да и весь этот мир поднебесный – ничто.

    Веселитесь же, тленные пленники мига,

    Ибо миг в этой камеое тесной – ничто!


    *


    Все, что в мире нам радует взоры, – ничто.

    Все стремления наши и споры – ничто.

    Все вершины Земли, все просторы – ничто.

    Все, что мы волочем в свои норы, – ничто.


    *


    В этом мире ты мудрым слывешь? Ну и что?

    Всем пример и совет подаешь?Ну и что?

    До ста лет ты намерен прожить? Допускаю.

    Может быть, до двухсот проживешь. Ну и что?


    *


    Что есть счастье? Ничтожная малость. Ничто.

    Что от прожитой жизни осталось? Ничто.

    Был я жарко пылавшей свечой наслажденья.

    Все, казалось, – мое. Оказалось – ничто.


    *


    Если будешь всю жизнь наслаждений искать:

    Пить вино, слушать чанг и красавиц ласкать –

    Все равно тебе с этим придется расстаться.

    Жизнь похожа на сон. Но не вечно же спать!


    *


    Вот беспутный гуляка, хмельной ветрогон:

    Деньги, истину, жизнь – все поставит на кон!

    Шариат и Коран – для него не закон.

    Кто на свете, скажите, отважней, чем он?


    *


    В божий храм не пускайте меня на порог.

    Я – безбожник. Таким сотворил меня бог.

    Я подобен блуднице, чья вера – порок.

    Рады б грешники в рай – да не знают дорог.


    *


    Этот мир – эти горы, долины, моря –

    Как волшебный фонарь. Словно лампа – заря.

    Жизнь твоя – на стекло нанесенный рисунок,

    Неподвижно застывший внутри фонаря.


    *


    Я нигде преклонить головы не могу.

    Верить в мир замогильный – увы! – не могу.

    Верить в то, что, истлевши, восстану из праха

    Хоть бы стеблем зеленой травы, – не могу.


    *


    Ты не очень‑то щедр, всемогущий творец:

    Сколько в мире тобою разбитых сердец!

    Губ рубиновых, мускусных локонов сколько

    Ты, как скряга, упрятал в бездонный ларец!


    *


    Жизнь – пустыня, по ней мы бредем нагишом.

    Смертный, полный гордыни, ты просто смешон!

    Ты для каждого шага находишь причину –

    Менаду тем он давно в небесах предрешен.


    *


    Вместо солнца весь мир озарить – не могу,

    В тайну сущего дверь отворить – не могу.

    В море мыслей нашел я жемчужину смысла,

    Но от страха ее просверлить не могу.


    *


    Ухожу, ибо в этой обители бед

    Ничего постоянного, прочного нет.

    Пусть смеется лишь тот уходящему вслед,

    Кто прожить собирается тысячу лет.


    *


    Так как собственной смерти отсрочить нельзя,

    Так как свыше указана смертным стезя,

    Так как вечные вещи не слепишь из воска –

    То и плакать об этом не стоит, друзья!


    *


    Мы источник веселья – и скорби рудник.

    Мы вместилище скверны – и чистый родник.

    Человек, словно в зеркале мир – многелик.

    Он ничтожен – и он же безмерно велик!


    *


    Ты не волен в желаньях своих и делах?

    Все равно будь доволен: так хочет аллах!

    Следуй разуму: помни, что бренное тело –

    Только искра и капля, только ветер и прах29


    *


    Веселись! Ибо нас не спросили вчера.

    Эту кашу без нас заварили вчера.

    Мы не сами грешили и пили вчера –

    Все за нас в небесах предрешили вчера.


    *


    Бренность мира узрев, горевать погоди!

    Верь: недаром колотится сердце в груди.

    Не горюй о минувшем: что было – то сплыло.

    Не горюй о грядущем: туман впереди…


    *


    Если б мог я найти путеводную нить,

    Если б мог я надежду на рай сохранить, –

    Не томился бы я в этой тесной темнице,

    А спешил место жительства переменить!


    *


    В этом замкнутом круге – крути не крути –

    Не удастся конца и начала найти.

    Наша роль в этом мире – прийти и уйти.

    Кто нам скажет о цели, о смысле пути?


    *


    Отчего всемогущий творец наших тел

    Даровать нам бессмертия не захотел?

    Если мы совершенны – зачем умираем?

    Если несовершенны – то кто бракодел?


    *


    Изваял эту чашу искусный резец

    Не затем, чтоб разбил ее пьяный глупец.

    Сколько светлых голов и прекрасных сердец

    Между тем разбивает напрасно творец!


    *


    Двери в рай всемогущий господь затворил

    Для того, кто из глины бутыль сотворил30].

    Как же быть, милосердный, с бутылью из тыквы?

    Ты об этом, по‑моему, не говорил!


    *


    Заглянуть за опущенный занавес тьмы

    Неспособны бессильные наши умы.

    В тот момент, когда с глаз упадает завеса,

    В прах бесплотный, в ничто превращаемся мы.


    *


    Часть людей обольщается жизнью земной,

    Часть – в мечтах обращается к жизни иной.

    Смерть – стена. И при жизни никто не узнает

    Высшей истины, скрытой за этой стеной.


    *


    Мы бродили всю жизнь по горам и долам,

    Путь домой находили с грехом пополам.

    Но никто из ушедших отсюда навеки

    Не вернулся обратно, не встретился нам.


    *


    Ни от жизни моей, ни от смерти моей

    Мир богаче не стал и не станет бедней.

    Задержусь ненадолго в обители сей –

    И уйду, ничего не узнавши о ней.


    *


    Ты не слушай глупцов, умудренных житьем.

    С молодой уроженкой Тараза вдвоем

    Утешайся любовью, Хайям, и питьем,

    Ибо все мы бесследно отсюда уйдем…


    *


    Видит бог: не пропившись, я пить перестал,

    Не с ханжой согласившись, я пить перестал.

    Пил – утешить хотел безутешную душу.

    Всей душою влюбившись, я пить перестал.


    *


    Были б добрые в силе, а злые слабы –

    Мы б от тяжких раздумий не хмурили лбы!

    Если б в мире законом была справедливость –

    Не роптали бы мы на превратность судьбы.


    *


    Тайну вечности смертным постичь не дано.

    Что же нам остается? Любовь и вино.

    Вечен мир или создан – не все ли равно,

    Если нам без возврата уйти суждено?


    *


    И седых стариков, и румяных юнцов –

    Всех одно ожидает в конце‑то концов.

    Задержаться в живых никому не удастся –

    Не помилует смерть ни детей, ни отцов.


    *


    Все цветы для тебя в этом мире цветут,

    Но не верь ничему – все обманчиво тут.

    Поколения смертных придут – и уйдут.

    Рви цветы – и тебя в свое время сорвут.


    *


    Ранним утром, о нежная, чарку налей,

    Пей вино и на чанге играй веселей,

    Ибо жизнь коротка, ибо нету возврата

    Для ушедших отсюда… Поэтому – пей!


    *


    О кумир! Я подобных тебе не встречал.

    Я до встречи с тобой горевал и скучал.

    Дай мне полную чарку и выпей со мною,

    Пока чарок из нас не наделал гончар!


    *


    Мой совет: будь хмельным и влюбленным всегда,

    Быть сановным и важным – не стоит труда.

    Не нужны всемогущему господу‑богу

    Ни усы твои, друг, ни моя борода!


    *


    Хорошо, если платье твое без прорех.

    И о хлебе насущном подумать не грех.

    А всего остального и даром не надо –

    Жизнь дороже богатства и почестей всех.


    *


    Я страдать обречен до конца своих дней,

    Ты же день ото дня веселишься сильней.

    Берегись! На судьбу полагаться не вздумай:

    Много хитрых уловок в запасе у ней.


    *


    Океан, состоящий из капель, велик.

    Из пылинок слагается материк.

    Твой приход и уход – не имеют значенья.

    Просто муха в окно залетела на миг…


    *


    Каждый розовый, взоры ласкающий куст

    Рос из праха красавиц, из розовых уст.

    Каждый стебель, который мы топчем ногами,

    Рос из сзрдца, вчера еще полного чувств.


    *


    Нищим дервишем ставши – достигнешь высот.

    Сердце в кровь изодравши – достигнешь высот.

    Прочь, пустые мечты о великих свершеньях!

    Лишь с собой совладавши – достигнешь высот.


    *


    Снова туча на землю роняет слезу.

    Трезвый, этого зрелища я не снесу.

    Нынче мы, на траве развалясь, отдыхаем –

    Завтра будем лежать под травою, внизу.


    *


    Жизнь моя тяжела: в беспорядке дела,

    Ни покоя в душе, ни двора, ни кола.

    Только горестей вдоволь судьба мне дала.

    Что ж, Хайям, хоть за это аллаху хвала!


    *


    От судьбы мне всегда достаются плевки,

    Жизнь слагается воле моей вопреки,

    И душа собирается тело покинуть:

    «Больно стены жилья, – говорит, – не крепки!»


    *


    Пей вино! Нам с тобой не заказано пить,

    Ибо небо намерено нас погубить.

    Развалясь на траве, произросшей из праха,

    Пей вино! И не надо судьбу торопить.


    *


    Все пройдет – и надежды зерно не взойдет,

    Все, что ты накопил, ни за грош пропадет.

    Если ты не поделишься вовремя с другом –

    Все твое достоянье врагу отойдет.


    *


    Как нужна для жемчужины полная тьма –

    Так страданья нужны для души и ума.

    Ты лишился всего, и душа опустела?

    Эта чаша наполнится снова сама!


    *


    До того как мы чашу судьбы изопьем,

    Выпьем, милая, чашу иную вдвоем.

    Может статься, что сделать глотка перед смертью

    Не позволит нам небо в безумье своем.


    *


    До рождения ты не нуждался ни в чем,

    А родившись, нуждаться во всем обречен.

    Только сбросивши гнет ненасытного тела,

    Снова станешь свободным, как бог, богачом.


    *


    Из допущенных в рай и повергнутых в ад

    Никогда и никто не вернулся назад.

    Грешен ты или свят, беден или богат –

    Уходя, не надейся и ты на возврат.


    *


    Вот лицо мое – словно прекрасный тюльпан,

    Вот мой стройный, как ствол кипарисовый, стан,

    Одного, сотворенный из праха31, не знаю:

    Для чего этот облик мне скульптором дан?


    *


    Если б мне этой жизни причину постичь –

    Я сумел бы и нашу кончину постичь.

    То, чего не постиг я, в живых пребывая,

    Не надеюсь, когда вас покину, постичь.


    *


    Вразуми, всемогущее небо, невежд:

    Где уток, где основа всех наших надежд?

    Сколько пламенных душ без остатка сгорело!

    Где же дым? Где же смысл? Оправдание – где ж?


    *


    Этой чаше рассудок хвалу воздает,

    С ней влюбленный целуется ночь напролет,

    А безумный гончар столь изящную чашу

    Создает – и об землю без жалости бьет!


    *


    Жизни стыдно за тех, кто сидит и скорбит,

    Кто не помнит утех, не прощает обид.

    Пой, покуда у чанга не лопнули струны!

    Пей, покуда об камень сосуд не разбит!


    *


    В сад тенистый с тобой удалившись вдвоем,

    Мы вина в пиалу, помолившись, нальем.

    Скольких любящих, боже, в безумье своем

    Превратил ты в сосуд, из которого пьем!


    *


    Старость – дерево, корень которого сгнил.

    Возраст алые щеки мои посинил.

    Крыша, дверь и четыре стены моей жизни32

    Обветшали и рухнуть грозят со стропил.


    *


    Нет на свете тиранов злобней и жадней,

    Чем земля и жестокое небо над ней.

    Распороть бы земле ненасытное брюхо:

    Сколько в нем засверкает бесценных камней!


    *


    Двери в этой обители: выход и вход.

    Что нас ждет, кроме гибели, страха, невзгод?

    Счастье? Счастлив живущий хотя бы мгновенье.

    Кто совсем не родился – счастливее тот.


    *


    Добровольно сюда не явился бы я.

    И отсюда уйти не стремился бы я.

    Я бы в жизни, будь воля моя, не стремился

    Никуда. Никогда. Не родился бы я.


    *


    Над землей небосвод наклоняется вновь,

    Как над чашей кувшин. Между ними любовь.

    Только хлещет на землю не кровь винограда,

    А сынов человеческих алая кровь.


    *


    Двести лет проживешь или тысячу лет –

    Все равно попадешь муравьям на обед.

    В шелк одет пли в жалкие тряпки одет,

    Падишах или пьяница – разницы нет!


    *


    Этот мир красотою Хайяма пленил,

    Ароматом и цветом своим опьянил.

    Но источник с живою водою – иссякнет,

    Как бы ты бережливо его ни хранил!


    *


    Я скажу по секрету тебе одному:

    Смысл мучений людских недоступен уму.

    Нашу глину аллах замесил на страданьях:

    Мы выходим из тьмы, чтобы кануть во тьму.


    *


    Если гурия страстно целует в уста,

    Если твой собеседник мудрее Христа,

    Если лучше небесной Зухры музыкантша –

    Все не в радость, коль совесть твоя не чиста!


    *


    Угнетает людей небосвод‑мироед:

    Он ссужает их жизнью на несколько лет.

    Знал бы я об условиях этих кабальных –

    Предпочел бы совсем не родиться на свет!


    *


    Милосердия, сердце мое, не ищи.

    Правды в мире, где ценят вранье, – не ищи.

    Нет еще в этом мире от скорби лекарства.

    Примирись – и лекарств от нее не ищи.


    *


    Плачет роза под прессом: «Зачем из меня

    Соки жмут перегонщики, масло гоня?»

    «Годы горя и слез, – соловей отвечает, –

    Вот цена одного безмятежного дня!»


    *


    Шел я трезвый – веселья искал и вина.

    Вижу: мертвая роза – суха и черна.

    «О несчастная! В чем ты была виновата?»

    «Я была чересчур весела и пьяна!»


    *


    Семь небес или восемь33? По‑разному врут.

    Важно то, что меня они в прах разотрут.

    И какая мне разница: черви в могиле

    Или волки в степи мое тело сожрут?


    *


    О мудрец! Коротай свою жизнь в погребке.

    Прах великих властителей – чаша в руке.

    Все, что кажется прочным, незыблемым, вечным,‑

    Лишь обманчивый сон, лишь мираж вдалеке…


    *


    Мы уйдем без следа – ни имен, ни примет.

    Этот мир простоит еще тысячи лет.

    Нас и раньше тут не было – после не будет.

    Ни ущерба, ни пользы от этого нет.


    *


    Если мельницу, баню, роскошный дворец

    Получает в подарок дурак и подлец,

    А достойный идет в кабалу из‑за хлеба –

    Мне плевать на твою справедливость, творец!


    *


    Неужели таков наш ничтожный удел:

    Быть рабами своих вожделеющих тел?

    Ведь еще пи один из живущих на свете

    Вожделений своих утолить не сумел!


    *


    Много ль проку в уме и усердье твоем,

    Если жизнь – краткосрочный кабальный заем?

    Есть ли смысл заключенным в тюрьму сокрушаться,

    Что явились мы поздно и рано уйдем?


    *


    Если б мне всемогущество было дано –

    Я бы небо такое низринул давно

    И воздвиг бы другое, разумное небо,

    Чтобы только достойных любило оно!


    *


    Плачь не плачь – а придется и нам умереть.

    Небольшое несчастье – однажды истлеть.

    Горстка грязи и крови… Считай, что на свете

    Нас и не было вовсе. О чем сожалеть?


    *


    Мы попали в сей мир, как в силок – воробей.

    Мы полны беспокойства, надежд и скорбен.

    В эту круглую клетку, где нету дверей,

    Мы попали с тобой не по воле своей.


    *


    Эта жизнь – солончак. Вкус у жизни такой,

    Что сердца наполняются смертной тоской.

    Счастлив тот, кто ее поскорее покинет.

    Кто совсем не родится – познает покой.


    *


    О душа! Ты меня превратила в слугу.

    Я твой гнет ощущаю на каждом шагу.

    Для чего я родился на свет, если в мире

    Все равно ничего изменить не могу?


    *


    И того, кто умен, и того, кто красив,

    Небо в землю упрячет, под корень скосив.

    Горе нам! Мы истлеем без пользы, без цели.

    Станем бывшими мы, бытия не вкусив.


    *


    Мне одна лишь отрада осталась: в вине.

    От вина лишь осадок остался на дне.

    От застольных бесед ничего не осталось.

    Сколько жить мне осталось – неведомо мне.


    *


    Когда голову я под забором сложу,

    В лапы смерти, как птица в ощип, угожу –

    Завещаю: кувшин из меня изготовьте,

    Приобщите меня к своему кутежу!


    *


    Долго ль спину придется мне гнуть или нет,

    Скоро ль мне суждено отдохнуть или нет –

    Что об этом вздыхать, если даже вздыхая,

    Я не знаю: успею вздохнуть или нет?


    *


    Жизнь – мираж. Тем не менее – радостным будь.

    В страсти и в опьянении – радостным будь.

    Ты мгновение жил – и тебя уже нету.

    Но хотя бы мгновение – радостным будь!


    *


    Да пребудет вино неразлучно с тобой!

    Пей с любою подругой из чаши любой

    Виноградную кровь, ибо в черную глину

    Превращает людей небосвод голубой.


    *


    То, что бог нам однажды отмерил, друзья,

    Увеличить нельзя и уменьшить нельзя.

    Постараемся с толком истратить наличность,

    На чужое не зарясь, взаймы не прося.


    *


    Виночерпий, налей в мою чашу вина!

    Этой влагой целебной упьюсь допьяна,

    Перед тем как непрочная плоть моя будет

    Гончарами в кувшины превращена.


    *


    Принеси заключенный в кувшине рубин –

    Он один мой советчик и друг до седин.

    Не сиди, размышляя о бренности жизни, –

    Принеси мне наполненный жизнью кувшин!


    *


    Пристрастился я к лицам румянее роз,

    Пристрастился я к соку божественных лоз.

    Из всего я стараюсь извлечь свою долю,

    Пока частное в целое не влилось.


    *


    Снова вешнюю землю омыли дожди,

    Снова сердце забилось у мира в груди.

    Пей с подругой вино на зеленой лужайке –

    Мертвецов, что лежат под землей, разбуди!


    *


    Рано утром я слышу призыв кабака:

    «О безумец, проснись, ибо жизнь коротка!

    Чашу черепа скоро наполнят землею.

    Пьяной влагою чашу наполним пока!»


    *


    Лучше сердце обрадовать чашей вина,

    Чем скорбеть и былые хвалить времена.

    Трезвый ум налагает на душу оковы.

    Опьянев, разрывает оковы она.


    *


    От безбожья до бога – мгновенье одно,

    От нуля до итога – мгновенье одно.

    Береги драгоценное это мгновенье:

    Жизнь – ни мало ни много – мгновенье одно!


    *


    Некто мудрый внушал задремавшему мне:

    «Просыпайся, счастливым не станешь РО сне,

    Брось ты это занятье, подобное смерти.

    После смерти, Хайям, отоспишься вполне!»


    *


    Принесите вина – надоела вода!

    Чашу жизни моей наполняют года.

    Не к лицу старику притворяться непьющим.

    Если нынче не выпью вина – то когда?


    *


    Мертвецам все равно: что минута – что час,

    Что вода – что вино, что Багдад – что Шираз.

    Полнолуние сменится повой луною

    После нашей погибели тысячи раз.


    *


    В окруженье друзей, на веселом пиру

    Буду пить эту влагу, пока не умру!

    Буду пить из прекрасных гончарных изделии,

    До того как сырьем послужить гончару.


    *


    Не выращивай в сердце печали росток,

    Книгу радостей выучи назубок,

    Пей, приятель, живи по велению сердца:

    Неизвестен отпущенный смертному срок.


    *


    Так как все за меня решено в вышине

    И никто за советом не ходит ко мне –

    Зачерпни‑ка мне в чашу вина, виночерпий:

    Выпьем! Горести мира утопим в вине.


    *


    Долго ль будешь, мудрец, у рассудка в плену?

    Век наш краток – не больше аршина в длину.

    Скоро станешь ты глиняным винным кувшином.

    Так что пей, привыкай постепенно к вину!


    *


    Оттого что неправеден мир, не страдай,

    Не тверди нам о смерти и сад! не рыдай,

    Наливай в пиалу эту алую влагу,

    Белогрудой красавице сердце отдай.


    *


    Тот, кто мир преподносит счастливчикам в дар,

    Остальным – за ударом наносит удар.

    Не горюй, если меньше других веселился.

    Будь доволен, что меньше других пострадал.


    *


    Как прекрасны и как неизменно новы

    И румянец любимой, и зелень травы!

    Будь веселым и ты: не скорби о минувшем,

    Не тверди, обливаясь слезами: «Увы!»


    *


    Встанем утром и руки друг другу пожмем,

    На минуту забудем о горе своем,

    С наслажденьем вдохнем этот утренний воздух,

    Полной грудью, пока еще дышим, вздохнем!


    *


    В жизни трезвым я не был, и к богу на суд

    В Судный день меня пьяного принесут!

    До зари я лобзаю заздравную чашу,

    Обнимаю за шею любезный сосуд.


    *


    Брось молиться, неси нам вина, богомол,

    Разобьем свою добрую славу об пол.

    Все равно ты судьбу за подол не ухватишь –

    Ухвати хоть красавицу за подол!


    *


    Луноликая! Чашу вина и греха

    Пей сегодня – на завтра надежда плоха.

    Завтра, глядя на землю, луна молодая

    Не отыщет ни славы моей, ни стиха.


    *


    Мой закон: быть веселым и вечно хмельным,

    Ни святошей не быть, ни безбожником злым.

    Я спросил у судьбы о размере калыма.

    «Твое сердце, – сказала, – достойный калым!»


    *


    Виночерпий, бездонный кувшин приготовь!

    Пусть без устали хлещет из горлышка кровь.

    Эта влага мне стала единственным другом,

    Ибо все изменили – и друг, и любовь.


    *


    Травка блещет, и розы горят на кустах…

    В нашей утренней радости кроется страх,

    Ибо мы оглянуться с тобой не успеем –

    Скосят травку, а розы рассыплются в прах.


    *


    Дай мне влаги хмельной, укрепляющей дух.

    Пусть я пьяным напился и взор мой потух –

    Дай мне чашу вина! Ибо мир этот – сказка,

    Ибо жизнь – словно ветер, а мы – словно пух…


    *


    Рыба утку спросила: «Вернется ль вода,

    Что вчера утекла? Если – да, то – когда?»

    Утка ей отвечала: «Когда нас поджарят –

    Разрешит все вопросы сковорода!»


    *


    Круг небес, неизменный во все времена,

    Опрокинут над нами, как чаша вина.

    Это чаша, которая ходит по кругу.

    Не стони – и тебя не минует она.


    *


    Когда ветер у розы подол разорвет,

    Мудрый тот, кто кувшин на двоих разопьет,

    На лужайке с подругой своей белогрудой

    И об камень ненужный сосуд разобьет!


    *


    Встань и полную чашу налей поутру,

    Не горюй о неправде, царящей в миру.

    Если б в мире законом была справедливость –

    Ты бы не был последним на этом пиру.


    *


    Жизнь в разлуке с лозою хмельною – ничто.

    Жизнь в разладе с певучей струною – ничто.

    Сколько я ни вникаю в дела под луною:

    Наслаждение – все, остальное – ничто!


    *


    С той, чей стан – кипарис, а уста – словно лал,

    В сад любви удались и наполни бокал,

    Пока рок неминуемый, волк ненасытный,

    Эту плоть, как рубашку, с тебя не сорвал!


    *


    Не горюй, что забудется имя твое.

    Пусть тебя утешает хмельное питье.

    До того как суставы твои распадутся –

    Утешайся с любимой, лаская ее.


    *


    Следуй верным путем бесшабашных гуляк:

    Позови музыкантов, на ложе возляг,

    В изголовье – кувшин, пиала – на ладони,

    Не болтай языком – на вино приналяг!


    *


    Чем стараться большое именье нажить,

    Чем себе, закоснев в самомненье, служить,

    Чем гоняться до смерти за призрачной славой –

    Лучше жизнь, как во сне, в опьяненье прожить!


    *


    Словно ветер в степи, словно в речке вода,

    День прошел – и назад не придет никогда.

    Будем жить, о подруга моя, настоящим!

    Сожалеть о минувшем – не стоит труда.


    *


    Речка. Нива за речкою. Розы цветут.

    Вижу: юные гурии мимо идут.

    Принеси мне вина, не зови на молитву.

    Те, что пьют спозаранку, – аллаха не чтут!


    *


    Ты не знаешь, о чем петухи голосят?

    Не о том ли, что мертвых не воскресят?

    Что еще одна ночь истекла безвозвратно,

    А живые, об этом не ведая, спят?


    *


    Не таи в своем сердце обид и скорбен,

    Ради звонкой монеты поклонов не бей.

    Если друга ты вовремя не накормишь –

    Все сожрет без остатка наследник‑злодей.


    *


    Злое небо над нами расправу вершит.

    Им убиты Махмуд и могучий Джамшид.

    Пей вино, ибо нету на землю возврата

    Никому, кто под этой землею лежит.


    *


    Не пекись о грядущем. Страданье – удел

    Дальновидных вершителей завтрашних дел.

    Этот мир и сегодня для сердца не тесен –

    Лишь бы долю свою отыскать ты сумел.


    *


    «Как там – в мире ином?» – я спросил старика,

    Утешаясь вином в уголке погребка.

    «Пей! – ответил. – Дорога туда далека.

    Из ушедших никто не вернулся пока».


    *


    Если сердце мое отобьется от рук –

    То куда ему деться? Безлюдье вокруг!

    Каждый жалкий дурак, узколобый невежда,

    Выпив лишку – Джамшидом становится вдруг.


    *


    Вереницею дни‑скороходы идут,

    Друг за другом закаты, восходы идут.

    Виночерпий! Не надо скорбеть о минувшем.

    Дай скорее вина, ибо годы идут.


    *


    День прекрасен: ни холод с утра, ни жара.

    Ослепителен блеск травяного ковра,

    Соловей над раскрытою розой с утра

    Надрывается: браться за чашу пора!


    *


    Ранним утром, о нежная, чарку налей,

    Чанг настрой и на чанге играй веселей,

    Ибо в прах превратило и Джама и Кея

    Это вечное круговращение дней.


    *


    Лунным светом у ночи разорван подол.

    Ставь кувшин поскорей, виночерпий, на стол!

    Когда мы удалимся из дольнего мира,

    Так же будет луна озарять этот дол.


    *


    Научась отличать свои руки от ног,

    Я рукой шевельнуть самовольно не мог.

    Жаль, что в счет мне поставят бесплодные годы,

    Когда не был я пьян, когда был одинок.


    *


    Пей вино, ибо радость телесная – в нем.

    Слушай чанг, ибо сладость небесная – в нем.

    Променяй свою вечную скорбь на веселье,

    Ибо цель, никому не известная, – в нем.


    *


    Что меня ожидает – неведомо мне,

    Скорбь рождает раздумье о завтрашнем дне.

    Пей, Хайям! Не пролей ни глотка этой влаги,

    Этой жизни, которой все меньше на дне.


    *


    Всем сердечным движениям волю давай,

    Сад желаний возделывать не уставай,

    Звездной ночью блаженствуй на шелковой травке:

    На закате – ложись, на рассвете – вставай.


    *


    Нежным женским лицом и зеленой травой

    Буду я наслаждаться, покуда живой.

    Пил вино, пью вино и, наверное, буду

    Пить вино до минуты своей роковой!


    *


    Лживой книжной премудрости лучше бежать,

    Лучше с милой всю жизнь на лужайке лежать.

    До того как судьба твои кости иссушит –

    Лучше чашу без устали осушать!


    *


    Приходи – и не будем о прошлом тужить,

    Будем пить и минутой сегодняшней жить.

    Завтра, вслед за другими, ушедшими прежде,

    Нам в дорогу пожитки придется сложить.


    *


    Отврати свои взоры от смены времен,

    Весел будь неизменно, влюблен и хмелен.

    Не нуждается небо в покорности нашей –

    Лучше пылкой красавицей будь покорен!


    *


    Чем пустыми мечтами себя донимать –

    Лучше полный кувшин до утра обнимать!

    Дочь лозы – эта влага у нас под запретом,

    Но запретная дочка желанней, чем мать.


    *


    Те, что жили на свете в былые года,

    Не вернутся обратно сюда никогда.

    Наливай нам вина и послушай Хайяма:

    Все советы земных мудрецов – как вода…


    *


    Нет различья: одна или тысяча бед.

    Беспощадна к живущим семерка планет34 .

    Беспощадны к живущим четыре стихии35.

    Кроме чаши вина – утешения нет!


    *


    Беспощадна судьба, наши планы круша.

    Час настанет – и тело покинет душа.

    Не спеши, посиди на траве, под которой

    Скоро будешь лежать, никуда не спеша.


    *


    Пей вино, ибо жизнь продлевает оно,

    В душу вечности свет проливает оно.

    В эту пору цветов, винограда и пьяниц

    Быть веселыми повелевает оно!


    *


    Если есть у тебя для жилья закуток –

    В наше подлое время – и хлеба кусок,

    Если ты никому не слуга, не хозяин –

    Счастлив ты и воистину духом высок.


    *


    Слушал я, что в раю, мол, сады и луга,

    Реки меда, кисельные, мол, берега.

    Дай мне чашу вина! Не люблю обещаний.

    Мне наличность презренная дорога.


    *


    Тучам солнца высокого не потушить.

    Горю сердца веселого не сокрушить.

    Для чего нам к неведомой цели спешить?

    Лучше пить и в свое удовольствие жить!


    *


    Виночерпий, налей в мою чашу огня!

    Надоела хвастливых друзей болтовня.

    Дай мне полный кувшин этой пламенной влаги,

    Прежде чем изготовят кувшин из меня.


    *


    Виночерпий, опять моя чаша пуста!

    Чистой влаги иссохшие жаждут уста,

    Ибо друга иного у нас не осталось,

    У которого совесть была бы чиста.


    *


    Наливай нам вина, хоть болит голова.

    Хыель дарует нам равные с богом права.

    Наливай нам вина, ибо жизнь – быстротечна,

    Ибо все остальное на свете – слова!


    *


    Встань, Хайяма поздравь с наступающим днем

    И хрустальную чашу наполни огнем.

    Помни: этой минуты в обители тлена

    Мы с тобою уже никогда не вернем.


    *


    Трезвый, я замыкаюсь, как в панцире краб.

    Напиваясь, я делаюсь разумом слаб.

    Есть мгновенье меж трезвостью и опьяненьем.

    Это – высшая правда, и я – ее раб!


    *


    Смертный, если не ведаешь страха – борись.

    Если слаб – перед волей аллаха смирись.

    Но того, что сосуд, сотворенный из праха,

    Прахом станет, – оспаривать не берись.


    *


    Все недуги сердечные лечит вино.

    Муки разума вечные лечит вино.

    Эликсира забвения и утешенья

    Не страшитесь, увечные, – лечит вино!


    *


    Мир – капкан, от которого лучше бежать.

    Лучше с милой всю жизнь на лужайке лежать.

    Пламя скорби гаси утешительной влагой.

    Ветру смерти не дай себя с прахом смешать.


    *


    Долго ль будешь скорбеть и печалиться, друг,

    Сокрушаться, что жизнь ускользает из рук?

    Пей хмельное вино, в наслажденьях усердствуй,

    Веселясь, совершай предначертанный круг!


    *


    Что за утро! Налей‑ка, не мешкая, мне,

    Что там с ночи осталось в кувшине на дне.

    Прелесть этого утра душою почувствуй –

    Завтра станешь бесчувственным камнем в стене.


    *


    Круглый год неизменно вращенье Плеяд.

    В книге жизни страницы мелькают подряд.

    Пей вино. Не горюй. «Горе – медленный яд,

    А лекарство – вино», – мудрецы говорят.


    *


    За страданья свои небеса не кляни.

    На могилы друзей без рыданья взгляни.

    Оцени мимолетное это мгновенье.

    Не гляди на вчерашний и завтрашний дни.


    *


    Разум к счастью стремится, все время твердит:

    «Дорожи каждым мигом, пока не убит!

    Ибо ты – не трава, и когда тебя скосят –

    То земля тебя заново не возродит».


    *


    Жизнь – мгновенье. Вино – от печали бальзам.

    День прошел беспечально – хвала небесам!

    Будь доволен тебе предназначенной долей,

    Не пытайся ее переделывать сам.


    *


    Если жизнь твоя нынче, как чаша, полна –

    Не спеши отказаться от чаши вина.

    Все богатства судьба тебе дарит сегодня –

    Завтра, может случиться, ударит она!


    *


    Я устами прижался к устам кувшина.

    Долгой жизни испрашивал я у вина.

    «Пей, – кувшин прошептал, – и не спрашивай много,

    Ибо участь твоя без меня решена».


    *


    Если все государства, вблизи и вдали,

    Покоренные, будут валяться в пыли –

    Ты не станешь, великий владыка, бессмертным.

    Твой удел невелик: три аршина земли.


    *


    Дай вина, чтоб веселье лилось через край,

    Чтобы здесь, на земле, мы изведали рай!

    Звучный чанг принеси и душистые травы.

    Благовония – жги, а на чанге – играй.


    *


    Я измучен любовью на старости лет,

    Пью без памяти – этим спасаюсь от бед.

    О торговцы вином! Вы, должно быть, в убыток

    Свой товар продаете: цены ему нет!


    *


    Сбрось обузу корысти, тщеславия гнет,

    Злом опутанный, вырвись из этих тенёт,

    Пей вино и расчесывай локоны милой:

    День пройдет незаметно – и жизнь промелькнет.


    *


    Всем известно, что я свою старость кляну.

    Всем известно, что я пристрастился к вину,

    Но не знают глупцы, что вино возвращает

    Юность – старцу, усталому сердцу – весну.


    *


    Без вина я по жизни брести не могу,

    Тяжесть трезвого тела нести не могу,

    Жду, когда виночерпий напьется и скажет:

    «Наливай себе сам – я, прости, не могу…»


    *


    О глупец, ты, я вижу, попал в западню,

    В эту жизнь быстротечную, равную дню.

    Что ты мечешься, смертный? Зачем суетишься?

    Дай вина – а потом продолжай беготню!


    *


    Плеч не горби, Хайям! Не удастся и впредь

    Черной скорби душою твоей овладеть.

    До могилы глаза твои с радостью будут

    На ручей, на зеленую ниву глядеть.


    *


    Не молящимся грешником надобно быть –

    Веселящимся грешником надобно быть.

    Так как жизнь драгоценная кончится скоро –

    Шутником и насмешником надобно быть.


    *


    Не осталось мужей, коих мог уважать,

    Лишь вино продолжает меня ублажать.

    Не отдергивай руку от ручки кувшинной,

    Если в старости некому руку пожать.


    *


    Нам обещаны гурии в мире ином.

    Я хотел бы подольше остаться в земном.

    Только издали бой барабанный приятен.

    Не люблю пустозвонства. Дай чашу с вином!


    *


    Над Землею сверкает небесный телец36.

    Скрыл другого тельца под землею творец.

    Что ж мы видим на пастбище между тельцами?

    Миллионы безмозглых ослов и овец!


    *


    Шейх блудницу стыдил: «Ты, беспутная, пьешь,

    Всем желающим тело свое продаешь!»

    «Я, – сказала блудница, – и вправду такая.

    Тот ли ты, за кого мне себя выдаешь?»


    *


    Пьянство слаще, чем слава великих мужей,

    Пьянство богу милей, чем молитвы ханжей,

    Наши пьяные песни и стоны с похмелья –

    Несомненно, приятны для божьих ушей!


    *


    Я в мечеть не за праведным словом пришел,

    Не стремясь приобщиться к основам пришел.

    В прошлый раз утащил я молитвенный коврик,

    Он истерся до дыр – я за новым пришел.


    *


    Мы чалму из тончайшего льна продадим

    И корону султана спьяна продадим,

    Принадлежность святош – драгоценные четки,

    Не торгуясь, за чашу вина продадим.


    *


    Мне твердят: «Ты утонешь, безбожник, в вине!»

    Вдвое дозу уменьшить советуют мне.

    Значит – утром не пить? Не согласен. С похмелья

    Утром пьянице хочется выпить вдвойне.


    *


    Пей вино, ибо скоро уснешь на века,

    Как тюльпана цветение – жизнь коротка.

    В окруженье друзей, в тесноте погребка –

    Пей вино! И о смерти – ни слова пока!


    *


    Если Ты не велишь мне глядеть на луну37

    Я, покорный Тебе, на нее не взгляну.

    Это так же жестоко, как полную чашу

    Поднести, запретив прикасаться к вину!


    *


    Не у тех, кто во прах государства поверг, –

    Лишь у пьяных душа устремляется вверх!

    Надо пить: в понедельник, во вторник, в субботу,

    В воскресение, в пятницу, в среду, в четверг.


    *


    Ты не верь измышленьям непьющих тихонь,

    Будто пьяниц в аду ожидает огонь.

    Если место в аду для влюбленных и пьяных –

    Рай окажется завтра пустым, как ладонь!


    *


    Говорят: нас в раю ожидает вино.

    Если так – то и здесь его пить не грешно.

    И любви не грешно на земле предаваться –

    Если это и на небе разрешено.


    *


    Если пост я нарушу38 для плотских утех –

    Не подумай, что я нечестивее всех.

    Просто: постные дни – словно черные ночи,

    А ночами грешить, как известно, не грех!


    *


    Стоит власти над миром хороший глоток.

    Выше истины выпивку ставит знаток.

    Белоснежной чалмы правоверного шейха

    Стоит этот, вином обагренный, платок.


    *


    Покупаю вино, а блаженство в раю

    Я любому, кто хочет купить, продаю.

    Верь в обещанный рай, если хочется верить,

    И ступай, куда хочешь, покуда я пью!


    *


    Я не знаю, куда, умерев, попаду:

    Райский сад меня ждет или пекло в аду.

    Но, пока я не умер, по‑прежнему буду

    Пить с подругой вино на лужайке в саду!


    *


    Не беда, что вино мне милей, чем вода,

    Труд любовный – желанней любого труда.

    Мне раскаянья бог никогда не дарует.

    Сам же я не раскаюсь ни в чем никогда!


    *


    Пить вино зарекаться не должен поэт.

    Преступившим зарок – оправдания нет.

    Соловьи надрываются, розы раскрыты…

    Разве можно давать воздержанья обет?!


    *


    Когда тело мое на кладбище снесут –

    Ваши слезы и речи меня не спасут.

    Подождите, пока я не сделаюсь глиной,

    А потом из меня изготовьте сосуд!


    *


    Напоите меня, чтоб уже не пилось,

    Чтоб рубиновым цветом лицо налилось!

    После смерти – вином мое тело омойте,

    А носилки для гроба сплетите из лоз.


    *


    Мое тело омойте вином, чтобы бог

    В Судный день без труда отыскать меня мог.

    Отыскать меня просто: понюхайте землю

    В харабате, у входа в ночной погребок!


    *


    Буду пьянствовать я до конца своих дней,

    Чтоб разило вином из могилы моей,

    Чтобы пьяный, пришедший ко мне на могилу,

    Стал от винного запаха вдвое пьяней!


    *


    К черту пост и молитву, мечеть и муллу!

    Воздадим полной чашей аллаху хвалу.

    Наша плоть в бесконечных своих превращеньях

    То в кувшин превращается, то в пиалу.


    *


    Будь, как ринд, завсегдатаем всех кабаков,

    Вечно пьяным, свободным от всяких оков,

    Хоть разбойником будь на проезжей дороге:

    Грабь богатых, добром одаряй бедняков!


    *


    Если выпьет гора – в пляс пойдет и она.

    Жалок тот, кто не любит хмельного вына.

    К черту ваши запреты! Вино – это благо.

    Доброта человека вином рождена.


    *


    Нынче жажды моей не измерят весы.

    В чан с вином окуну я сегодня усы!

    Разведусь я с ученостью книжной и с верой,

    В жены выберу дочь виноградной лозы.


    *


    Когда вырвут без жалости жизни побег,

    Когда тело во прах превратится навек –

    Пусть из этого праха кувшин изготовят

    И наполнят вином: оживет человек!


    *


    Если ночью тоска подкрадется – вели

    Дать вина. О пощаде судьбу не моли.

    Ты не золото, пьяный глупец, и едва ли,

    Закопав, откопают тебя из земли.


    *


    Если истину сердцу постичь не дано,

    Для чего же напрасно страдает оно?

    Примирись и покорствуй бесстрастному року,

    Ибо то, что предписано, – сбыться должно!


    *


    В Книге Судеб ни слова нельзя изменить.

    Тех, кто вечно страдает, нельзя извинить.

    Можешь пить свою желчь до скончания жизни:

    Жизнь нельзя сократить и нельзя удлинить.


    *


    В этом мире на каждом шагу – западня.

    Я. по собственной воле не прожил и дня.

    Без меня в небесах принимают решенья,

    Л потом бунтарем называют меня!


    *


    Благородство и подлость, отвага и страх –

    Все с рожденья заложено в наших телах.

    Мы до смерти не станем ни лучше, ни хуже –

    Мы такие, какими нас создал аллах!


    *


    От нежданного счастья, глупец, не шалей.

    Если станешь несчастным – себя не жалей.

    Зло с добром не вали без разбора на небо:

    Небу этому в тысячу раз тяжелей!


    *


    Все, что будет: и зло и добро – пополам

    Предписал нам заранее вечный калам39.

    Каждый шаг предначертан в небесных скрижалях.

    Нету смысла страдать и печалиться нам.


    *


    Словно солнце, горит, не сгорая, любовь.

    Словно птица небесного рая – любовь.

    Но еще не любовь – соловьиные стоны.

    Не стонать, от любви умирая, – любовь!


    *


    Небо сердцу шептало: «Я знаю – меня

    Ты поносишь, во всех своих бедах виня.

    Если б небо вращеньем своим управляло –

    Ты бы не было, сердце, несчастным ни дня!»


    *


    Ты меня сотворил из земли и воды.

    Ты – творец моей плоти, моей бороды.

    Каждый умысел мой предначертан тобою.

    Что ж мне делать? Спасибо сказать за труды?


    *


    В день, когда оседлали небес скакуна,

    Когда дали созвездиям их имена,

    Когда все наши судьбы вписали в скрижали –

    Мы покорными стали. Не наша вина.


    *


    Где вчерашние юноши, полные сил?

    Всех без жалости серп небосвода скосил.

    Горевать бесполезно: что было – то сплыло.

    Дай вина, чтобы смертный бессмертья вкусил!


    *


    Нам – вино и любовь, вам – кумирня и храм.

    Пекло нам уготовано, гурии – вам.

    В чем же наша вина, если все наши судьбы

    Начертал на скрижалях предвечный калам?


    *


    Много ль проку от наших молитв и кадил?

    В рай лишь тот попадет, кто не в ад угодил.

    Что кому на роду предначертано будет –

    До начала творенья господь утвердил!


    *


    «Надо жить, – нам внушают, – в постах и труде.

    Как живете вы – так и воскреснете‑де!»

    Я с подругой и с чашей вина неразлучен –

    Чтобы так и проснуться на Страшном суде.


    *


    Назовут меня пьяным – воистину так!

    Нечестивцем, смутьяном – воистину так!

    Я есмь я. И болтайте себе, что хотите:

    Я останусь Хайямом. Воистину так!


    *


    Мир чреват одновременно благом и злом:

    Все, что строит, – немедля пускает на слом.

    Будь бесстрашен, живи настоящей минутой,

    Не пекись о грядущем, не плачь о былом.


    *


    Да пребудет со мною любовь и вино!

    Будь что будет: безумье, позор – все равно!

    Чему быть суждено – неминуемо будет,

    Но не больше того, чему быть суждено.


    *


    Кипарис языками, которых не счесть,

    Не болтает. Хвала кипарису и честь!

    А тому, кто одним языком обладает,

    Но болтлив, – не мешало бы это учесть…


    *


    Муж ученый, который мудрее муллы,

    Но бахвал и обманщик, – достоин хулы.

    Муж, чье слово прочнее гранитной скалы, –

    Выше мудрого, выше любой похвалы!


    *


    Те, в ком страсти волнуются, мысли кипят, –

    Все на свете понять и изведать хотят.

    Выпьют чашу до дна – и лишатся сознанья,

    И в объятиях смерти без памяти спят.


    *


    Кто урод, кто красавец – не ведает страсть.

    В ад согласен безумец влюбленный попасть.

    Безразлично влюбленным, во что одеваться,

    Что на землю стелить, что под голову класть.


    *


    Чем за общее счастье без толку страдать –

    Лучше счастье кому‑нибудь близкому дать.

    Лучше друга к себе привязать добротою,

    Чем от пут человечество освобождать.


    *


    Из верченья гончарного круга времен

    Смысл извлек только тот, кто учен и умен,

    Или пьяный, привычный к вращению мира,

    Ничего ровным счетом не смыслящий в нем!


    *


    Небо – пояс загубленной жизни моей,

    Слезы падших – соленые волны морей,

    Рай – блаженный покой после страстных усилий,

    Адский пламень – лишь отблеск угасших страстей.


    *


    Хоть мудрец – не скупец и не копит добра,

    Плохо в мире и мудрому без серебра.

    Под забором фиалка от нищенства никнет,

    А богатая роза красна и щедра!


    *


    Есть ли кто‑нибудь в мире, кому удалось

    Утолить свою страсть без мучений и слеа?

    Дал себя распилить черепаховый гребень,

    Чтобы только коснуться любимых волос!


    *


    Пей с достойным, который тебя не глупей,

    Или ней с луноликой любимой своей.

    Никому не рассказывай, сколько ты выпил.

    Пей с умом. Пей с разбором. Умеренно пей.


    *


    Много мыслей в моей голове, но увы:

    Если выскажу их – не сносить головы!

    Только эта бумага достойна доверья.

    О друзья, недостойны доверия вы!


    *


    Я к неверной хотел бы душой охладеть,

    Новой страсти позволить собой овладеть.

    Я хотел бы – но слезы глаза застилают,

    Слезы мне не дают на другую глядеть!


    *


    Когда песню любви запоют соловьи –

    Выпей сам и подругу вином напои.

    Видишь: роза раскрылась в любовном томленье?

    Утоли, о влюбленный, желанья свои!


    *


    Пью не ради запретной любви к питию,

    И не ради веселья душевного пью,

    Пью вино потому, что хочу позабыться,

    Мир забыть и несчастную долю свою.


    *


    «Ад и рай – в небесах», – утверждают ханжи.

    Я, в себя заглянув, убедился во лжи:

    Ад и рай – не круги во дворце мирозданья,

    Ад и рай – это две половины души.


    *


    Пью с умом: никогда не буяню спьяна.

    Жадно пью: я не жаден, но жажда сильна.

    Ты, святоша и трезвенник, занят собою –

    Я себя забываю, напившись вина!


    *


    Пью вино, ибо скоро в могиле сгнию.

    Пью вино, потому что не верю вранью

    Ни о вечных мучениях в жизни загробной,

    Ни о вечном блаженстве на травке в раю.


    *


    Попрекают Хайяма числом кутежей

    И в пример ему ставят непьющих мужей.

    Были б столь же заметны другие пороки –

    Кто бы выглядел трезвым из этих ханжей?!


    *


    Для того, кто за внешностью видит нутро,

    Зло с добром – словно золото и серебро.

    Ибо то и другое – дается на время,

    Ибо кончатся скоро и зло и добро.


    *


    Вновь на старости лет я у страсти в плену.

    Разве иначе я пристрастился б к вину?

    Все обеты нарушил возлюбленной ради

    И, рыдая, свое безрассудство кляну.


    *


    Дай вина! Здесь не место пустым счовесам.

    Поцелуи любимой – мой хлеб и бальзам,

    Губы пылкой возлюбленной – винного цвета,

    Буйство страсти подобно ее волосам.


    *


    Мне с похмелья лекарство одно принеси,

    Если мускусом пахнет оно, принеси,

    Если вылечить хочешь Хайяма от скорби –

    Ранним утром Хайяму вино принеси.


    *


    Этот райский, с ручьями журчащими, край –

    Чем тебе не похож на обещанный рай?

    Сколько хочешь валяйся на шелковой травке,

    Пей вино и на ласковых гурий взирай!


    *


    Как проснусь – так устами к кувшину прильну.

    Пусть лицо мое цветом подобно вину.

    Буду пить, а назойливому рассудку,

    Если что‑то останется, – в морду плесну!


    *


    Если жизнь все равно неизбежно пройдет –

    Так пускай хоть она безмятежно пройдет!

    Жизнь тебя, если будешь веселым, утешит,

    Если будешь рыдать – безутешно пройдет.


    *


    Влагу, к жизни тебя возродившую, пей,

    Влагу, юность тебе возвратившую, пей,

    Эту алую, с пламенем схожую, влагу,

    В радость горе твое превратившую, пей!


    *


    Если хочешь слабеющий дух укрепить,

    Если скорбь свою хочешь в вине утопить,

    Если хочешь вкусить наслаждение – помни,

    Что вино неразбавленным следует пить!


    *


    Пей вино, ибо друг человеку оно,

    Для усталых – подобно ночлегу оно,

    Во всемирном потопе, бушующем в душах,

    В море скорби – подобно ковчегу оно.


    *


    Если гурия кубок наполнит вином,

    Лежа рядом со мной на ковре травяном, –

    Пусть меня оплюют и смешают с дерьмом,

    Если стану я думать о рае ином!


    *


    В этом мире не вырастет правды побег.

    Справедливость не правила миром вовек.

    Не считай, что изменишь течение жизни.

    За подрубленный сук не держись, человек!


    *


    Нам дорогу забыть к харабату нельзя,

    Доброй славы добыть и за плату нельзя.

    Веселитесь! Чадра добродетели нашей

    В дырах вся – и поставить заплату нельзя.


    *


    Мы грешим, истребляя вино. Это так.

    Из‑за наших грехов процветает кабак.

    Да простит нас аллах милосердный! Иначе

    Милосердие божье проявится как?


    *


    Кто, живя на земле, не грешил40? Отвечай!

    Ну, а кто не грешил – разве жил? Отвечай!

    Чем Ты лучше меня, если мне в наказанье

    Ты ответное зло совершил? Отвечай!


    *


    Ты кувшин мой разбил, всемогущий господь,

    В рай мне дверь затворил, всемогущий господь,

    Драгоценную влагу ты пролил на камни –

    Ты, видать, перепил, всемогущий господь?


    *


    Пусть хрустальный бокал и осадок на дне

    Возвещают о дне наступающем мне.

    Горьким это вино иногда называют.

    Если так – значит, истина скрыта в вине!


    *


    Каждый молится богу на собственный лад.

    Всем нам хочется в рай и не хочется в ад.

    Лишь мудрец, постигающий замысел божий,

    Адских мук не страшится и раю не рад.


    *


    Лучше пить и веселых красавиц ласкать,

    Чем в постах и молитвах спасенья искать.

    Если место в аду для влюбленных и пьяниц –

    То кого же прикажете в рай допускать?


    *


    Когда друг ваш очутится в мире ином –

    Помяните ушедшего чистым вином.

    Когда чаша по кругу дойдет до Хайяма,

    Кверху дном опрокиньте ее, кверху дном!


    *


    Мы не ропщем и рабских поклонов не бьем,

    Мы, надеясь на милость всевышнего, пьем.

    Грех ценней добродетели, ибо всевышний

    Должен что‑то прощать в милосердье своем!


    *


    Вы, злодейству которых не видно конца,

    В Судный день не надейтесь на милость творца!

    Бог, простивший не сделавших доброго дела,

    Не простит сотворившего зло подлеца.


    *


    Светоч мысли, сосуд сострадания – мы.

    Средоточие высшего знания – мы.

    Изреченье на этом божественном перстне,

    На бесценном кольце мироздания – мы!


    *


    Вместо розы – колючка сухая сойдет.

    Черный ад – вместо светлого рая сойдет.

    Если нет под рукою муллы и мечети –

    Поп сгодится и вера чужая сойдет!


    *


    Скакуна твоего, небом избранный шах,

    Подковал золотыми гвоздями аллах.

    Путь‑дорогу серебряным выстелил снегом,

    Чтоб копыта его не ступали во прах.


    *


    Без меня собираясь в застолье хмельном,

    Продолжайте блистать красотой и умом.

    Когда чаши наполнит вином виночерпий –

    Помяните ушедшего чистым вином!


    *


    Из сиреневой тучи на зелень равнин

    Целый день осыпается белый жасмин.

    Наливаю подобную лилии чашу

    Чистым розовым пламенем – лучшим из вин.


    *


    Боже, скуку смертельную нашу прости,

    Эту муку похмельную нашу прости,

    Эти ноги, бредущие к харабату,

    Эту руку, обнявшую чашу, прости!


    *


    Если вдруг на тебя снизошла благодать –

    Можешь все, что имеешь, за правду отдать.

    Но, святой человек, не обрушивай гнева

    На того, кто за правду не хочет страдать!


    *


    Стоит царства китайского чарка вина,

    Стоит берега райского чарка вина.

    Горек вкус у налитого в чарку рубина –

    Эта горечь всей сладости мира равна.


    *


    Не моли о любви, безнадежно любя,

    Не броди под окном у неверной, скорбя.

    Словно нищие дервиши, будь независим –

    Может статься, тогда и полюбят тебя.


    *


    В мире временном, сущность которого – тлен,

    Не сдавайся вещам несущественным в плен,

    Сущим в мире считай только дух вездесущий,

    Чуждый всяких вещественных перемен.


    *


    В этом мире неверном не будь дураком:

    Полагаться не вздумай на тех, кто кругом,

    Трезвым оком взгляни на ближайшего друга –

    Друг, возможно, окажется злейшим врагом.


    *


    Не завидуй тому, кто силен и богат.

    За рассветом всегда наступает закат.

    С этой жизнью короткою, равною вздоху,

    Обращайся как с данной тебе напрокат.


    *


    Горе сердцу, которое льда холодней,

    Не пылает любовью, не знает о ней.

    А для сердца влюбленного – день, проведенный

    Без возлюбленной, – самый пропащий из дней!


    *


    Утром лица тюльпанов покрыты росой,

    И фиалки, намокнув, не блещут красой.

    Мне по сердцу еще не расцветшая роза,

    Чуть заметно подол приподнявшая свой.


    *


    «Снизойди, – меня сердце просило, – к мольбе:

    Научи меня истине, ясной тебе!»

    «А!» – сказал я. «Достаточно! – сердце сказало,‑

    Много ль надо ума, чтобы вымолвить „Бэ“?»


    *


    Сердце слепо – само в западню норовит,

    То впадает в соблазн, то молитву творит.

    Скучно быть новичком неумелым в мечети,

    Лучше будь в харабате, Хайям, знаменит!


    *


    Словно роза в жасмине – вино в пиале.

    Ярко‑алое в белом – как пламень в золе.

    Прочь сравнения, – ибо вино несравненно:

    Это влага, чреватая всем на земле41!


    *


    Смертный, думать не надо о завтрашнем дне,

    Станем думать о счастье, о светлом вине.

    Мне раскаянья бог никогда не дарует,

    Ну а если дарует – зачем оно мне?


    *


    Жить до старости – боже тебя сохрани!

    Проводи во хмелю свои ночи и дни,

    Пока чашу еще из тебя не слепили,

    Сам из рук своих чашу не урони.


    *


    Вожделея, желаний своих не таи.

    В лапах смерти угаснут желанья твои.

    А пока мы не стали безжизненным прахом –

    Виночерпий, живою водой напои!


    *


    Те, что ищут забвения в чистом вине,

    Те, что молятся богу в ночной тишине, –

    Все они, как во сне, над разверзнутой бездной,

    А Единый над ними не спит в вышине!


    *


    Не давай убаюкать себя похвалой –

    Меч судьбы занесен над твоей головой.

    Как ни сладостна слава, но яд наготове

    У судьбы. Берегись отравиться халвой!


    *


    Смерти я не страшусь, на судьбу не ропщу,

    Утешенья в надежде на рай не ищу,

    Душу вечную, данную мне ненадолго,

    Я без жалоб в положенный срок возвращу.


    *


    Из всего, что аллах мне для выбора дал,

    Я избрал черствый хлеб и убогий подвал,

    Для спасенья души голодал и страдал,

    Ставши нищим, богаче богатого стал.


    *


    Что сравню во вселенной со старым вином,

    С этой чашею пенной со старым вином?

    Что еще подобает почтенному мужу,

    Кроме дружбы почтенной со старым вином?


    *


    Трудно замыслы божьи постичь, старина.

    Нет у этого неба ни верха, ни дна.

    Сядь в укромном углу и довольствуйся малым;

    Лишь бы сцена была хоть немного видна!


    *


    Если я напиваюсь и падаю с ног –

    Это богу служение, а не порок.

    Не могу же нарушить я замысел божий,

    Если пьяницей быть предназначил мне бог!


    *


    Пить аллах не велит не умеющим пить,

    С кем попало, без памяти смеющим пить,

    Но не мудрым мужам, соблюдающим меру,

    Безусловное право имеющим пить!


    *


    Тот, кто с юности верует в собственный ум,

    Стал, в погоне за истиной, сух и угрюм.

    Притязающий с детства на знание жизни,

    Виноградом не став, превратился в изюм.


    *


    О вино! Ты прочнее веревки любой.

    Разум пьющего крепко опутан тобой.

    Ты с душой обращаешься, словно с рабой,

    Стать ее заставляешь самою собой.


    *


    Весь Коран, к сожаленью, не каждый прочтет.

    Лишь томимый духовною жаждой прочтет,

    А пресветлый аят, опоясавший чашу,

    Каждый пьющий не раз и не дважды прочтет!


    *


    Под мелодию фле.йты, звучащей вблизи,

    В кубок с розовой влагой уста погрузи.

    Пей, мудрец, и пускай твое сердце ликует,

    А непьющий святоша – хоть камни грызи!


    *


    Розан хвастал: «Иосиф Египетский я,

    Отрок, проданный в рабство в чужие края».

    Я сказал: «Предъяви доказательства, розан». –

    «Вот покрытая кровью рубашка моя!»


    *


    Ты при всех на меня накликаешь позор:

    Я безбожник, я пьяница, чуть ли не вор!

    Я готов согласиться с твоими словами.

    Но достоин ли ты выносить приговор?


    *


    Все святые сегодня творят чудеса:

    Землю влагой живою кропят небеса,

    Каждой ветки рукою коснулся Муса42,

    В каждой малой травинке проснулся Иса43.


    *


    Погребок – наша Мекка, вино – наша страсть,

    Не боимся в число нечестивцев попасть,

    В душах винный осадок – мы выпили всласть,

    Все стихии над нами утратили власть!


    *


    Волшебства о любви болтовня лишена,

    Как остывшие угли – огня лишена.

    А любовь настоящая жарко пылает,

    Сна и отдыха, ночи и дня лишена.


    *


    Роза после дождя не просохла еще.

    Жажда в сердце моем не заглохла еще.

    Еще рано кабак закрывать, виночерпий,

    Солнце светит в оконные стекла еще!


    *


    Вместо злата и жемчуга с янтарем

    Мы другое богатство себе изберем:

    Сбрось наряды, прикрой свое тело старьем,

    Но и в жалких лохмотьях – останься царем!


    *


    Если бог не услышит меня в вышине –

    Я молитвы свои обращу к сатане.

    Если богу желанья мои неугодны –

    Значит, дьявол внушает желания мне!


    *


    Если я согрешил – то не сам по себе.

    Путь земной совершил я не сам по себе.

    Где я был? Кто я был? Жил впотьмах, исполняя

    Все, что Он предрешил, а не сам по себе.


    *


    Для достойного – нету достойных наград,

    Я живот положить за достойного рад.

    Хочешь знать, существуют ли адские муки?

    Жить среди недостойных – вот истинный ад!


    *


    Разум мой не силен и не слишком глубок,

    Чтобы замыслов божьих распутать клубок.

    Я молюсь и аллаха понять не пытаюсь –

    Сущность бога способен постичь только бог.


    *


    Ты задался вопросом: что есть Человек?

    Образ божий. Но логикой бог пренебрег:

    Он его извлекает на миг из пучины –

    И обратно в пучину швыряет навек.


    *


    Веселясь беззаботно, греша без конца,

    Не теряю надежды на милость творца.

    Снова, пьяный мертвецки, лежу под забором.

    Лягу в землю – создатель простит мертвеца!


    *


    Раб страстей, я в унынье глубоком – увы!

    Жизнь прожив, сожалею о многом – увы!

    Даже если простит меня бог милосердный,

    Стыдно будет стоять перед богом – увы!


    *


    Ты, о небо, за горло счастливца берешь,

    Ты рубаху, в которой родился он, рвешь,

    Ветер – в пламя и воду – во прах превращая,

    Ни вздохнуть, ни напиться ему не даешь.


    *


    Чистый дух, заключенный в нечистый сосуд,

    После смерти на небо тебя вознесут!

    Там – ты дома, а здесь – ты в неволе у тела,

    Ты стыдишься того, что находишься тут.


    *


    «Брось вино! Попадешь, – мне пророчат, – в беду:

    В день Суда испекут тебя черти в аду!»

    Это так. Но не лучше ли вечного рая

    Миг божественной истины в пьяном бреду?


    *


    Пощади меня, боже, избавь от оков!

    Их достойны святые – а я не таков.

    Я подлец – если ты не жесток с подлецами.

    Я глупец – если жалуешь ты дураков.


    *


    Согрешив, ни к чему себя адом стращать,

    Стать безгрешным не надо, Хайям, обещать.

    Для чего милосердному богу безгрешный?

    Грешник нужен всевышнему – чтобы прощать!


    *


    О жестокое небо, безжалостный бог!

    Ты еще никогда никому не помог.

    Если видишь, что сердце обуглено горем, –

    Ты немедля еще добавляешь ожог.


    *


    Веселись! Невеселые сходят с ума.

    Светит вечными звездами вечная тьма.

    Как привыкнуть к тому, что из мыслящей плоти

    Кирпичи изготовят и сложат дома?


    *


    Счастлив тот, кто в шелку и парче не блистал,

    Книгу славы мирской никогда не листал,

    Кто, как птица Спмург, отрешился от мира,

    Но совою, подобно Хайяму, не стал.


    *


    В этом мире глупцов, подлецов, торгашей

    Уши, мудрый, заткни, рот надежно зашей,

    Веки плотно зажмурь – хоть немного подумай

    О сохранности глаз, языка и ушей!


    *


    Увидав черепки – не топчи черепка.

    Берегись! Это бывших людей черепа.

    Чаши лепят из них – а потом разбивают.

    Помни, смертный: придет и твоя череда!


    *


    Дом разрушу, последний кирпичик в стене

    Я отдам за вино, ненавистное мне.

    «Чем расплатишься завтра?» – Чалмой и халатом.

    Не Марьям соткала их44 – сойдемся в цене!


    *


    Не рыдай! Ибо нам не дано выбирать:

    Плачь не плачь – а придется и нам умирать,

    Глиной ставшие мудрые головы наши

    Завтра будет ногами гончар попирать.


    *


    Знайся только с достойными дружбы людьми,

    С подлецами не знайся, себя не срами.

    Если подлый лекарство нальет тебе – вылей!

    Если мудрый подаст тебе яду – прими!


    *


    О палаточник! Бренное тело твое –

    Для бесплодного духа земное жилье.

    Смерть снесет полотняную эту палатку,

    Когда дух твой бессмертный покинет ее.


    *


    Словно мячик, гонимый жестокой судьбой,

    Мчись вперед, торопись под удар, на убой!

    Хода этой игры не изменишь мольбой.

    Знает правила тот, кто играет с тобой.


    *


    Я спросил у мудрейшего: «Что ты извлек

    Из своих манускриптов?» Мудрейший изрек:

    «Счастлив тот, кто в объятьях красавицы нежной

    По ночам от премудрости книжной далек!»


    *


    Я сказал: «Виночерпий сродни палачу.

    В чашах – кровь. Кровопийцею быть не хочу!»

    Мудрый мой собутыльник воскликнул: «Ты шутишь!»

    Я налил и ответил: «Конечно, шучу!»


    *


    Не тверди мне, больному с похмелья: «Не пей!»

    Все равно я лекарство приму, хоть убей!

    Нету лучшего средства от горестей мира –

    Виноградною кровью лечусь от скорбей.


    *


    Так как разум у нас в невысокой цене,

    Так как только дурак безмятежен вполне –

    Утоплю‑ка остаток рассудка в вине:

    Может статься, судьба улыбнется и мне!


    *


    Ты, всевышний, по‑моему, жаден и стар.

    Ты наносишь рабу за ударом удар.

    Рай – награда безгрешным за их послушанье,

    Дал бы что‑нибудь мне не в награду, а в дар!


    *


    Чтобы Ты прегрешенья Хайяма простил –

    Он поститься решил и мечеть посетил.

    Но, увы, от волненья во время намаза

    Громкий ветер ничтожный твой раб испустил!


    *


    Солнце светом плеснуло в окно. Благодать!

    Пьяной влаге подобно оно. Благодать!

    «Правоверные, пейте! – взывают с мечетей

    На заре муэдзины. – Вино – благодать!»


    *


    Все, что видишь ты, – видимость только одна,

    Только форма – а суть никому не видна.

    Смысла этих картинок понять не пытайся –

    Сядь спокойно в сторонке и выпей вина!


    *


    Дух мой чистый, ты гвсть в моем теле земном!

    Я с утра подкреплю тебя чистым вином,

    Чтобы ты не томился в обители праха,

    До того как проститься со мной перед сном.


    *


    Не позор и не грех – в харабат забрести.

    Благородство и мудрость у пьяниц в чести.

    Медресе – вот рассадник невежд с подлецами!

    Я без жалости их повелел бы снести.


    *


    В жизни сей опьянение лучше всего,

    Нежной гурии пение лучше всего,

    Вольной мысли кипение лучше всего,

    Всех запретов забвение лучше всего.


    *


    Мне противно, по совести говорю,

    После чарки притронуться к словарю.

    Ты над книгами высох, а я в харабате

    Пью без просыху – значит, в аду не сгорю!


    *


    Я терплю издевательства неба давно.

    Может быть, за терпенье в награду оно

    Ниспошлет мне красавицу легкого нрава

    И тяжелый кувшин ниспошлет заодно?


    *


    Почему этот кубок бесцветен и сух?

    Где райханский рубин, укрепляющий дух45?

    Позабудь ненадолго запреты ислама,

    Не скорби в одиночку – напейся за двух!


    *


    Поглядите: валяется пьяный старик.

    Он лишился рассудка – и бога постиг.

    Он в дорожную пыль головою поник,

    Бормоча: «Милосерден аллах и велик!»


    *


    Я, шатаясь, спускался вчера в погребок.

    Пьяный старец оттуда подняться не мог.

    «И не стыдно тебе, старику, напиваться?» –

    Я спросил. Он ответил: «Помилует бог!»


    *


    Мы, покинувши келью, в кабак забрели,

    Сотворили молитву у входа, в пыли.

    В медресе и в мечети мы жизнь загубили –

    В винном погребе снова ее обрели.


    *


    Ты у ног своих скоро увидишь меня,

    Где‑нибудь у забора увидишь меня,

    В куче праха и сора увидишь меня,

    В полном блеске позора увидишь меня!


    *


    Хочешь – пей, но рассудка спьяна не теряй,

    Чувства меры спьяна, старина, не теряй,

    Берегись оскорбить благородного спьяну,

    Дружбы мудрых за чашей вина не теряй.


    *


    Пусть ханжи нас позорят, возводят хулу.

    Вставши утром, на полную пиалу

    Обменяем молитвенный коврик, а чашу

    Со святою водой – разобьем об скалу!


    *


    Так как смерть все равно мне пощады не даст –

    Пусть мне чашу вина виночерпий подаст!

    Так как жизнь коротка в этом временном мире,

    Скорбь для смертного сердца – ненужный балласт.


    *


    Был бы я благочестьем прославиться рад,

    Был бы рад за грехи не отправиться в ад,

    Но божественный сок твоих лоз, виноград,

    Для души моей – лучшая из наград!


    *


    Скоро праздник великий, аллаху хвала!

    Скоро все это стадо пропьется дотла:

    Воздержанья узду и намордник намаза

    Светлый праздник господень снимает с осла!


    *


    Если ты не впадаешь в молитвенный раж,

    Но последний кусок неимущим отдашь,

    Если ты никого из друзей не предашь –

    Прямо в рай попадешь… Если выпить мне дашь!


    *


    Не устану в неверном театре теней

    Совершенства искать до конца своих дней.

    Утверждаю: лицо твое – солнца светлее,

    Утверждаю: твой стан – кипариса стройней.


    *


    Жизнь с крючка сорвалась и бесследно прошла,

    Словно пьяная ночь, беспросветно прошла.

    Жизнь, мгновенье которой равно мирозданью,

    Как меж пальцев песок, незаметно прошла!


    *


    Миром правят насилие, злоба и месть.

    Что еще на земле достоверного есть?

    Где счастливые люди в озлобленном мире?

    Если есть – их по пальцам легко перечесть.


    *


    Для того, кто усами кабак подметал,

    Кто швырял, не считая, презренный металл –

    Пусть столкнутся миры и обрушится небо –

    Для него все равно: пьяный, он задремал…


    *


    Жизнь мгновенная, ветром гонима, прошла,

    Мимо, мимо, как облако дыма, прошла.

    Пусть я горя хлебнул, не хлебнув наслажденья, –

    Жалко жизни, которая мимо прошла.


    *


    Опасайся плениться красавицей, друг!

    Красота и любовь – два источника мук.

    Ибо это прекрасное царство невечно:

    Поражает сердца – и уходит из рук.


    *


    Так как вечных законов твой ум не постиг –

    Волноваться смешно из‑за мелких интриг.

    Так как бог в небесах неизменно велик –

    Будь спокоен и весел, цени этот миг.


    *


    Страстью раненный, слезы без устали лью,

    Исцелить мое бедное сердце молю,

    Ибо вместо напитка любовного небо

    Кровью сердца наполнило чашу мою.


    *


    Если ты не дурак, поразмысли о том,

    Хорошо ль изнурять себя долгим постом?

    Пьющий – смертен, но разве бессмертен непьющий?

    Нету разницы между святым и скотом.


    *


    Сад цветущий, подруга и чаша с вином –

    Вот мой рай. Не хочу очутиться в ином.

    Да никто и не видел небесного рая!

    Так что будем пока утешаться в земном.


    *


    Много сект насчитал я в исламе46. Из всех

    Я избрал себе секту любовных утех.

    Ты – мой бог! Подари же мне радости рая.

    Слиться с богом, любовью пылая, – не грех!


    *


    Что ты плачешь и стонешь? Я в толк не возьму.

    Встань и выпей вина. Горевать ни к чему.

    Долго ль будет глядеть светлоликое солнце

    На несчастных, лицом обращенных во тьму?


    *


    От излишеств моих разве Ты обнищал?

    Что за прибыль Тебе, если я отощал?

    Я смиренно прошу, чтобы Ты, милосердный,

    Нас пореже карал и почаще прощал!


    *


    Смысла нет перед будущим дверь запирать,

    Смысла нет между злом и добром выбирать.

    Небо мечет вслепую игральные кости.

    Все, что выпало, надо успеть проиграть.


    *


    Виночерпий! Расплавленный лал принеси.

    Луноликая! В кубок уста погрузи.

    Ибо жаркие губы любимой и кубок

    С этой огненной влагою – в кровной связи.


    *


    О прославленном скажут: «Спесивая знать!»

    О смиренном святом: «Притворяется, знать…»

    Хорошо бы прожить никому не известным,

    Хорошо самому никого бы не знать.


    *


    Милосердный, я кары твоей не боюсь,

    Славы скверной и скользких путей не боюсь.

    Знаю: ты обелишь меня в День воскресенья.

    Черной книги твоей, хоть убей, не боюсь!


    *


    Тот, кто мыслью парит от земли вдалеке,

    Кто узду вдохновения держит в руке,

    Даже он с запрокинутой головою

    Перед сущностью божьей стоит в столбняке!


    *


    О мудрец! Если бог тебе дал напрокат

    Музыкантшу, вино, ручеек и закат –

    Не выращивай в сердце безумных желаний.

    Если все это есть – ты безмерно богат!


    *


    О вино! Ты – живая вода, ты – исток

    Вдохновенья и счастья, а я – твой пророк.

    Я тебя прославляю в согласье с Кораном:

    Ведь сказал же аллах, что вино – не порок47!


    *


    Мы похожи на циркуль, вдвоем, на траве:

    Головы у единого тулова две,

    Полный круг совершаем, на стержне вращаясь,

    Чтобы снова совпасть головой к голове.


    *


    Жизнь моя – не запойное чтение книг,

    Я с хвалебной молитвою к чарке приник.

    Если трезвый рассудок – твой строгий учитель,

    Ты рассудка не слушай: он – мой ученик!


    *


    Жизнь короткую лучше прожить не молясь,

    Жизнь короткую лучше прожить веселясь.

    Лучше нет, чем среди этой груды развалин

    Пить с красоткой вино, на траве развалясь!


    *


    Я раскаянья полон на старости лет.

    Нет прощения мне, оправдания нет.

    Я, безумец, не слушался божьих велений –

    Делал все, чтобы только нарушить запрет!


    *


    Виночерпий! Прекрасней Иосифа ты.

    Умереть за тебя – нет прекрасней мечты.

    Свет очей моих – прах твоих ног, виночерпий!

    Ты – бессмертное солнце среди темноты.


    *


    Бросил пить я. Тоска мою душу сосет.

    Всяк дает мне советы, лекарства несет.

    Ни одно облегчения мне не приносит –

    Только полная чарка Хайяма спасет!


    *


    Мы с тобою – добыча, а мир – западня.

    Вечный ловчий нас травит, к могиле гоня.

    Сам во всем виноват, что случается в мире,

    А в грехах обвиняет тебя и меня.


    *


    Когда глину творенья аллах замесил,

    Он меня о желаньях моих не спросил.

    И грешил я по мере отпущенный сил.

    Справедливо ль, чтоб в рай меня бог не впустил?


    *


    Нищий мнит себя шахом, напившись вина.

    Львом лисица становится, если пьяна.

    Захмелевшая старость беспечна, как юность.

    Опьяневшая юность, как старость, умна.


    *


    О законник сухой, неподкупный судья!

    Хуже пьянства запойного – трезвость твоя.

    Я вино проливаю – ты кровь проливаешь.

    Кто из нас кровожаднее – ты или я?


    *


    О мудрец! Если тот или этот дурак

    Называет рассветом полуночный мрак, –

    Притворись дураком и не спорь с дураками.

    Каждый, кто не дурак, – вольнодумец и враг!


    *


    О вино! Замени мне любовь и Коран.

    О духан! Я – из верных твоих прихожан.

    Выпью столько, что каждый идущий навстречу

    Сразу спросит: «Откуда бредет этот жбан?»


    *


    Страсть к неверной сразила меня, как чума.

    Не по мне моя милая сходит с ума!

    Кто же нас, мое сердце, от страсти излечит,

    Если лекарша наша страдает сама?


    *


    Я несчастен и мерзок себе, сознаюсь,

    Но не хнычу и кары небес не боюсь.

    Каждый божеский день, умирая с похмелья,

    Чашу полную требую, а не молюсь!


    *


    Мне, господь, надоела моя нищета,

    Надоела надежд и желаний тщета.

    Дай мне новую жизнь, если ты всемогущий!

    Может, лучше, чем эта, окажется та.


    *


    Если б я властелином судьбы своей стал –

    Я бы всю ее заново перелистал

    И, безжалостно вычеркнув скорбные строки,

    Головою от радости небо достал!


    *


    Дураки мудрецом почитают меня.

    Видит бог: я не тот, кем считают меня.

    О себе и о мире я знаю не больше

    Тех глупцов, что усердно читают меня.

    1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   17

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Родник жемчужин: Персидскотаджикская классическая поэзия