• Газели Перевод В. Державина
  • Кыт’а Перевод В. Державина
  • Из «Книги мудрости Искандера»
  • Рассказ о том, как отец Искандера
  • Рассказ о том, как Искандер



  • страница17/17
    Дата14.01.2018
    Размер5.97 Mb.

    Родник жемчужин: Персидскотаджикская классическая поэзия


    1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

    Абдуррахман Джами




    Об авторе

    Абдуррахман Джами (1414–1492) – последний крупный персидско‑таджикский поэт так называемого классического периода, после которого началось раздельное развитие персидской и таджикской литератур. Джами – автор «Семерицы», состоящей из семи поэм‑маснави, дивана лирических газелей и большого числа прозаических произведений, как художественных, так и философских.



    Газели

    Перевод В. Державина


    Взгляд мой, видящий мир земной, – от тебя.

    Мир цветущий, как сад весной, – от тебя.

    Пусть не светит мне серп молодой луны.

    Дом мой полон яркой луной – от тебя.

    Так ты мечешь аркан, что хотели бы все

    Перзнять бросок роковой – от тебя.

    Кто увидел тебя, не укроется тот

    Ни щитом, ни стеной крепостной – от тебя.

    Роза хвасталась: вот, мол, одежда ее.

    Но ведь амбровый дух иной – от тебя.

    И должна разорваться одежда твоя,

    Чтоб упасть, отделиться кабой – от тебя.

    Говоришь ты: «Что хочет Джами от меня?»

    Я хочу лишь тебя самой – от тебя.

    Что видел в мире этот шейх, укрывшись в своем дому,

    Отрекшийся от нужд людских, себе лишь нужный самому?

    Он сам живую с миром связь, как пуповину, перегрыз,

    И словно шелковичный червь, ушел в свой кокон – чужд всему.

    Зачем, живой среди живых, бежит он от людских тревог?

    От всех избавясь, от себя куда уйти? В какую тьму?

    Он в зрелости, исполиеп сил, достойных дел не совершил.

    Ты, как неверному, ему не доверяйся потому…

    Ведь он верблюжьих бубенцов не слышал средь степных песков.

    Ты, внемля проповедь его, не верь и слову одному.

    Влюбленный в ложный внешний блеск, он груду раковин

    купил.

    Бесценный жемчуг свой за них отдав неведомо кому.



    Джами, не спрашивай его о чаше истинной любви, –

    Из чаши той не довелось и полглотка отпить ему.




    * * *


    Мне чуждой стала Мадраса, и ханака мне не нужна,

    Обителью молитв моих отныне стала майхана.

    В круженье зикра голоса дервишей не влекут меня,

    Спешу под сень, где пай звучит, где песня пьяная слышна.

    Что спрашиваешь ты меня о шейхах и об их делах?

    Тут глотка зычная, мой друг, и стоязычная нужна.

    Где кравчий, рушащий обет и попирающий запрет?

    Мы благочестье продадим за пиалу иль две вина.

    Ты о любви мне расскажи! Я лучше сказок не слыхал

    Под куполом страны чудес, что сказок исстари полна!

    Сожги крыла, как мотылек, пади у пог своей свечи,

    Чтобы сердца воспламенять, она всевышним зажжена.

    Но ты, Джами, чуждайся тех, кто внешним блеском увлечен!

    Не в каждой раковине, друг, жемчужина заключена.


    * * *


    Я пьян – целую ручку чаши или кувшина основанье,

    Средь пьяниц – малых и великих – с утра свершая возлиянье.

    Мне вместо четок во сто зерен дай леденец – к вину заедку,

    И не тащи меня поститься из дома, где весь век – гулянье.

    Изумлено любовью нашей, сегодня время позабыло

    О мотыльке, свече, о розе и соловье повествованья.

    Что мне возобновлять с тобою мое старинное знакомство?

    Я для тебя лишен достоинств, чужак исполнен обаянья!

    Юродивого дразнят дети, им на потеху он бранится,

    Но камни, что в меня бросаешь, не удостою я вниманья.

    Тот день, когда тебя служанка причесывала перед свадьбой,

    Принес для тысяч душ влюбленных невыносимые терзанья.

    Джами, лишь тот любить достоин, кто сердцем мужествен,

    как воин.

    Так будь же тверд, готов и жизнью пожертвовать без колебанья.




    * * *


    Вот из глаз твоих две слезинки заблестели на роьах щек,

    Будто брызги дождя упали на тюльпановый лепесток.

    Если ты слезу уронила, что же мне сказать о себе,

    Если слезы текут безмолвно по щекам моим, как поток.

    У тебя действительно слезы, а не только отблеск моих,

    Что в глазах твоих я когда‑то, словно в зеркале, видеть мог.

    Всюду, где на тропинку сада упала твоя слеза, –

    То живая роза раскрылась, то нарцисса влажный цветок.

    Словно редкие перлы‑слезы для ушных подвесок твоих

    На изогнутые ресницы нанизал ювелир‑зрачок.

    Изумленный редкостным перлом светлой тайны твоей любви,

    Нанизал Джами ожерельем жемчуг слова на нитку строк.


    * * *


    Безумец, сраженный любовью к тебе, таится в руине любой.

    Пред яркой свечой лица твоего луна – мотылек ночной.

    Все горе Якуба малой равно частице моих скорбей,

    Юсуфа цветущая красота ничто пред твоей красотой.

    Живое сердце, живая душа не для себя нам даны.

    Все, что дано нам, мы тратим в пути к далекой встрече с тобой.

    Пусть я коснулся дерзкой рукой родинки черной твоей.

    За зернышко бедного муравья грешно растоптать ногой.

    И пусть у нас разрушится дом, спасибо свету любви,

    Что есть у нас обиталище мук на улице бедствий глухой.

    Нет потерявшим сердце свое дороги в твой радостный град;

    Темной разлуки нам доля дана да пыль руины пустой.

    Выпив глоток из кубка тоски, сознанье Джами потерял;

    Горе, коль кравчий ему поднесет полный кубок такой.

    Кыт’а

    Перевод В. Державина


    Я поднял выю помыслов высоких,

    Освободившись от ярма стяжанья;

    Презрел богатства, власть. Мне светит бедность;

    Пред ней, как ночь пред солнцем, тьма стяжанья.


    * * *


    Джами, ты ворот жизни спас из лапы бытия,

    Но не схватил рукой подол того, что алчешь ты.

    Погибло шесть десятков лет. Закинь же невод свой,

    Чтобы с уловом он пришел всего, что алчешь ты.


    * * *


    В саду словесном соловей таланта, данного творцом,

    В семи двусткшьях создает напев живой, созвучий строй.

    В любой газели – «Хафт пайкар»134 хранителя казны Ганджи,

    И сто сокровищ смысла в ней, когда сумеешь ты, открой.

    Семь бейтов суть одна газель, а каждый бейт – из двух мисра.

    Не возмущайся, что газель зовут «семеркою двойной».

    Пусть будет бейтов шесть или пять, по сути это та ж газель.

    Ты вглядывайся в грани строк, следи за тайной их игрой.


    Из «Книги мудрости Искандера»

    Начало повествования


    Былых времен историки для нас

    Об Искендере начали рассказ:

    В тот год, как файлакусова135 страна

    Над миром засияла, как весна,

    Венчающий невесту счастья свет

    Дал сына шаху на закате лет.

    Ты скажешь – это с высоты высот

    Звездою новой вспыхнул небосвод.

    И поколеньям будущим в пример,

    Младенцу дали имя – Искендер.

    А на восьмом его году отец

    На голову надел ему венец,

    Назвал его наследником царей,

    Под власть его привел богатырей.

    Когда же все вельможи той земли

    Присягу Искендеру принесли

    Служить ему на всем его веку,

    Послал он сына к знаний роднику.

    И с просьбой царь пред Арасту136 предстал,

    Чтоб муж премудрый сына воспитал.

    Ученому сказал: «Ни мгла, ни тьма

    Не скроют солнца твоего ума.

    Ты звезды отразил, как океан,

    Ты знаньем озарил страну Юнан137.

    Ты, мудрый, как гармонию светил,

    Мир меж людьми и строй установил.

    И тот путями истины идет,

    Кто из ключа твоих познаний пьет.

    Когда б не ты – от неразумных дел

    И от раздоров мир бы потемнел.

    Познанья благо в людях неравно,

    Природой все не каждому дано.

    Пусть к мудрому несведущий придет,

    Чтоб научиться двигать жизнь вперед.

    По если неуч презрит свет наук,

    Ему не даст добра небесный круг.

    И если царь не будет мудрецом,

    Он родину не озарит венцом.

    И если царь в невежестве погряз,

    Он – горе для народа и для вас…

    Возлюбленный – он у меня один,

    Моя надежда, Искендер, мой сын.

    Чиста его сознания скрижаль,

    Достойна начертания скрижаль.

    Пусть учится у вас наследник мой

    Быть мудрым в управлении страной.

    Пусть так он будет вами обучен,

    Чтоб государство возвеличил он,

    Чтоб в иачынаньях добрых был счастлив

    И к людям всем, к народу справедлив,

    Чтоб завершил он замыслы отца,

    Утешил обездоленных сердца!»

    Услышал Арасту наказ царя

    И приступил, усердием горя,

    К наставничеству, и своим огнем

    Зажег светильник в сердце молодом.

    Учил его, как надобно уметь

    Все трудности в пути преодолеть.

    Талант к познаньям – сокровенный пыл

    В душе измлада Искендер таил.

    Он сверстников своих опередил, –

    Такой в нем был запас духовных сил.

    Наука Арасту не зря прошла

    И пышно в Искендере расцвела.

    Покров с лица природы он сорвал,

    Строенья мира тайну он узнал.

    Ключ знанья он у Эклидуса138 взял,

    Кругов планетных знаки прочитал.

    Стал, наконец, он разумом велик,

    Шатры деяний светлые воздвиг.

    Расцвел и вырос – мощен и высок –

    Принес плоды посаженный росток.

    Познал законы он небесных сфер,

    Лишь истина была ему пример.

    Не обольщался внешним видом он,

    Лицом к явлений сути обращен.

    И, возмужав душой, он был готов

    Писать на свитке мира и веков.


    Рассказ о том,
    как отец Искандера
    просит Арасту
    написать для сына
    книгу заветов

    Сын шаха, завершив ученья круг,

    Вооружился мощью всех наук.

    Но, вечными заботами горя,

    В те дни пришла в упадок мощь царя.

    Шестисторонний мир тщеты земной

    Всех дел и дум царя нарушил строй.

    Услышал он призывный барабан

    К отходу в даль потусторонних стран.

    Шах Файлакус за Арасту послал,

    Приветствовал и мудрому сказал:

    «О верности и мудрости гора!

    Я чувствую, мне уходить пора.

    Во мне угасла сила бытия,

    Мне плоть не подчиняется моя.

    Явись ко мне с твоим учеником,

    Тебе не прекословящим ни в чем.

    Смерть подступает. Конь мой боевой

    На поле жизни никнет головой…»

    Лишь Арасту об этом услыхал,

    Он с Искендером пред царем предстал.

    И пали пред царем они, скорбя,

    И этим не унизили себя.

    Владыка Искендера увидал

    И, увидав, душой возликовал.

    Созвал он мудрецов своей земли.

    Когда же те с поклонами пришли,

    Велел, чтоб испытал ученый круг

    Наследника в познании наук.

    На все вопросы их ответил он,

    И круг ученых был им восхищен:

    «Шах! Все, что истиной озарено,

    Все твоему наследнику дано!

    Да, он всего достиг, чего хотел,

    Всей мудростью столетней овладел.

    Коль кладезь мудрости такой открыт,

    Невежество вселенной не грозит».

    Когда услышал это Файлакус,

    Подвластным странам, – будь то Рум иль Рус139,

    Он имя Искендера объявил,

    Венец и жезл царей ему вручил.

    Воздавши благодарность мудрецам,

    Мудрейшему сказал: «Возьми калам,

    Для сына книгу мудрости живой

    Пиши, учи, как управлять страной.

    Чтоб направляла все его дела,

    Царю путеводителем была.

    И что на месте лучше б он сидел,

    Чем приступить к свершенью черных дел».

    И внял наказу шаха Арасту,

    К каламу обратился и листу.

    За труд взялся он, именем творца

    Довел свой труд великий до конца.

    Когда ж замкнул он дверь духовных уст,

    Возликовал душою Файлакус,

    Живых письмен узор увидел он,

    Вздохнул – и погрузился в вечный сон.

    Когда царя навек затмился взор,

    Как кровью, горем обагрился двор.

    Власть с подчиненьем, с милой жизнью смерть

    Безжалостная чередует твердь.

    О смерть! Ты то в табут кладешь отца,

    Растерзывая сыновей сердца,

    То, саваном на сыне замени

    Парчу и шелк, идешь, отца казня.

    Будь счастлив, смертный! С братом по крови

    И с другом лишь в согласии живи.

    О дальнем и о близком не жалей.

    Нет друга ближе совести твоей.


    Рассказ о том,
    как Искандер
    благодаря своей скромности
    возвысился над людьми
    своего времени

    Мудрец, кем был прославлен Рум и Рус,

    Повествовал, как умер Файлакус,

    Как Искендер вступил на трон отца

    И светом жизни озарил сердца.

    И приближенным он сказал своим:

    «Вот о царе ушедшем мы скорбим!

    Поистине он нашим был отцом,

    А я, ваш брат, не выше вас ни в чем.

    О первенстве средь вас не мыслю я.

    Пусть ваша воля будет и моя.

    И что вам в мире свет – мне тоже свет,

    И что для вас во вред – и мне во вред.

    И кто из вас хоть ногу занозит,

    Заноза эта грудь мою пронзит.

    Так изберите из среды своей

    Старейшего, всех лучше и мудрей,

    Чтоб он народом правил, как отец,

    Чтобы отмыл он ржавчину сердец,

    Чтоб он людей, средь бедственных дорог,

    От холода и зноя уберег,

    Чтоб добродетель в мире уберег,

    Примером чести поразил порок!»

    Когда же Искендер умолк, кругом

    Из всех грудей раздался клич, как гром:

    «Ты будешь нам главою и вождем!

    Ты выше всех нас сердцем и умом!»

    И вновь ему присягу принесли

    Богатыри и знатные земли.

    Шах Искендер ответил им тогда:

    «Владейте жизнью долгие года!

    Вы подняли меня, как солнце дня,

    Вы в пыль, как тень, не бросили меня.

    Клянусь по справедливому пути,

    По честному пути всю жизнь идти!

    Клянусь сердца печальных исцелить!

    Несчастных от несчастий защитить!

    Ведь если шах людей потопчет в прах,

    Душой он жалкий нищий, а не шах.

    Коль сердцем шах изменчив, что ни час,

    Какая польза от него для вас?

    Для блага подданных я жить клянусь!

    На страже прав народа быть клянусь!»

    И удивлялись все его словам,

    Да будет в них пример иным царям.


    ]pr1

    Фон Хаммер издал в переводе на немецкий язык стихотворения Фирдоуси, Низами, Анвари, Руми, Сзади, Хафиза, Джами.




    ]pr2

    Гете однажды сказал: «Персы из всех своих поэтов, за пять столетий, признали достойными только семерых, – а ведь среди прочих, забракованных ими, многие будут почище меня».




    ]pr3

    См.: Ашрафи М.М. Персидско‑таджикская поэзия в миниатюрах XIV–XVII вв. Душанбе, 1974; Джами в миниатюрах XVI в., М., 1966; Масленицына С.П. Искусство Ирана (собрание Государственного музея искусств народов Востока. Л., 1975); и др.




    ]pr4

    Бертелъс Е.Э. Избранные труды, т. 4. М., 1965, с. 432.




    ]pr5

    Белкин Д.И. Концепция Востока в творчестве Пушкина. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук М., 1970, с. 13.




    ]pr6

    Конрад Н.И. Запад и Восток. М., 1966. с. 507.




    ]pr7

    «Вопросы философии», 1978, № 11, с. 119




    ]pr8

    Бертелъс Е.Э. Избранные труды, т. 3, с. 109 – 125.




    ]pr9

    Крымский А.Е. Вступительная статья к книге «Персидские лирики». М., 1961, с. XVII




    ]pr10

    Стариков А.А. Послесловие к книге Фирдоуси «Шах‑наме», т. 1. М., 1957, с. 500




    1 По поверьям мусульманских народов, планета Сатурн – источник несчастий.


    2 Шахид Балхи – поэт, современник и друг Рудаки.


    3 В основе стихотворения «Вино» лежит описание способа приготовления вина, восходящего к древним иранским обычаям. В персидской поэзии это стало своего рода поэтической традицией, и многие поэты отдали ей дань.


    4 …мать вина… – виноград.


    5 ввергаем в мрак тюрьмы. – Виноград помещают в бочки для брожения.


    6 …кудри, словно мускус… – т.е. черные.


    7 В основе стихотворения лежит кораническая легенда о Юсуфе (Иосифе Прекрасном). Старшие братья из зависти продали малолетнего Юсуфа в рабство, а отцу заявили, что его задрал волк, и показали обагренную кровью овцы рубашку мальчика. Вторую рубашку разорвала Зулейха, жена соправителя Египта. Она влюбилась в Юсуфа и пыталась соблазнить его, он бежал от нее, но она ухватилась за рубашку и порвала ее. Юсуф в Египте стал соправителем, в голодный год к нему прибыли братья, не узнавшие его. Он подложил в пшеницу свою рубашку, от благоуханья которой прозрел его ослепший отец Якуб (Иаков)


    8 Разгадка: калам – тростниковое перо.


    9 Мощнотелый – прозвище Рустама


    10 Хосров – шах, царь.


    11 Семь подвигов (по персидски хафтхан) – распространенный в персидско‑таджикской поэзии сюжет описания семи подвигов героя. Традиция восходит к древним иранским сказаниям. В «Шах‑наме» есть «Семь подвигов Рустама» и «Семь подвигов Исфандиара». Народный герой Рустам совершает подвиги и рискует жизнью за независимость и честь отчизны; царевича Исфандиара волнуют мотивы личной мести; Рустам делает своего проводника Улада правителем Мазандерана, а Исфандиар проявляет чувство жестокости, убивая Гургсара. Андарман – туранский богатырь, сын Арджаспа, убит Исфандиаром.


    12 Гуштасп – иранский шах, отец Исфандиара. Гуштасп потерпел поражение от туранского правителя Арджаспа, который увел в плен двух его дочерей, сестер Исфандиара. Исфандиар в это время томился в темнице, куда был заточен по навету недругов, и не соглашался выступить против туранцев. Лишь известие о гибели брата и пленении сестер заставило его переменить решение и двинуться на Туран. Во время этого похода и совершает он свои семь подвигов.


    13 Руиндиж – крепость в Туране, дословно «Бронзовый замок». В эту крепость были заключены сестры Исфандиара.


    14 Гургсар – туранский воин, плененный Исфандиаром. Был его проводником (см. сказание «Семь подвигов»). По завершении похода убит Исфащщаром.


    15 Арджасп – правитель Турана, который вторгся в Иран, требуя от Гуштаспа, шаха Ирана, отречения от новой религии – веры Зардушта (Зороастра). Арджасп убил Лухраспа, отца Гуштаспа, в Балхе и нанес поражение иранскому воинству. Впоследствии разбит и убит Исфандиаром.


    16 Руинтан – бронзовотелый. Так был прозван Исфандиар за неуязвимость тела. У него было только одно уязвимое место – глаза (сравните уязвимую пяту Ахиллеса). Во время битвы Рустама и Исфандиара богатыоь Рустам пустил стрелу в глаза противнику.


    17 Пророк Зардушт, Гуштаспа одаряя… – По преданию, пророк Зардушт (Зороастр) явился к иранскому шаху Гуштаспу с проповедью новой религии. Гуштасп обратился в новую веру, и это послужило поводом к войне между Ираном и Тураном.


    18 Лухраси – отец Гуштаспа, дед Исфандиара. Был убит Арджаспом.


    19 Кахрам – туранский воин, сын Арджаспа, убит иранцами.


    20 Фаршидвард – сын Гуштаспа, брат Исфандиара. Пал геройской смертью в битве с воинами Арджаспа. Его гибель сильно повлияла на Исфандиара, который, узнав о его смерти, согласился выступить против Арджаспа, забыв обиду на отца, заточившего его в темницу.


    21 Хоть райских садов и восемь… – по мусульманским представлениям, в раю восемь садов.


    22 Прозвище Насира Хосрова.


    24 …и «клад, что ветра принесли»… – Как рассказывается в исторических сочинениях, во время морского сражения ветер пригнал к иранцам казну византийского флота. Отсюда это выражение. Означает нечто легко доставшееся.


    25 Пустынь – уединенное место, где жил отшельник.


    26 Мне известно, что мне ничего не известно! – распространенный в персидской поэзии мотив, восходящий к известному изречению Сократа.


    27 Управляется мир Четырьмя и Семью. – В то время существовало представление, что мир состоит из четырех стихий (вода, земля, огонь, воздух) и подвластен воле Солнца, Луны и планет Сатурн, Юпитер, Марс, Венера, Меркурий.


    28 Где Бахрам отдыхал, осушая бокал… – Имеется в виду герой многих персидских романтических поэм Бахрам Гур, проводивший большую часть своего времени на пирах и в окружении красавиц.


    29 …только искра и капля, только ветер и прах… – Перечислены четыре первоэлемента античной и средневековой философии: огонь, вода, воздух, земля.


    30 …для того, кто из глины бутыль сотворил. – Бутыль из глины – гончарный кувшин для вина. Бутыль из тыквы – сосуд, изготовленный из выдолбленной тыквы, размером намного больше глиняного кувшина. По мусульманским поверьям, грех совершает не только пьющий вино, но и тот, кто изготовляет посуду для вина. Но бутыль из тыквы – не дело человеческих рук, а творение природы, т.е. бога, следовательно, бог как бы противоречит себе, карая тех, кто изготовляет посуду для вина.


    31 …сотворенный из праха… – человек. По религиозным поверьям, бог сотворил человека из глины, т.е. из праха. Скульптором здесь поэт называет творца.


    32 Крыша, дверь и четыре стены моей жизни… – т.е. все мое существо.


    33 Семь небес или восемь? – По средневековым мусульманским представлениям, небеса состоят из семи или девяти сфер. Хайям подчеркивает, что это не соответствует действительности.


    34 …семерка планет… – Солнце, Луна, Сатурн, Юпитер, Меркурий, Марс, Венера. В переводе неточность – следовало бы не «планет», а «светил».


    35 …четыре стихии… – земля, вода, воздух, огонь.


    36 Небесный телец – созвездие Тельца. «Телец под землею» – бык, на котором, согласно мусульманским представлениям, держится земля. Под «ослами» и «овцами» поэт подразумевает людей.


    37 Под луной подразумевается луноликая красавица.


    38 Если пост я нарушу… – По мусульманским религиозным предписаниям, в месяце поста (рамазан) от зари до сумерек нельзя ни есть, ни пить. Ночью прием пищи разрешен.


    39 Вечный калам – перо творца, которым предначертана судьба всех людей.


    40 Кто, живя на земле, не грешил? – В некоторых средневековых сборниках приводится предание о том, что однажды Хайям обратился к богу с этим четверостишием как бы в оправдание своего права грешить, т.е. пить вино, не соблюдать пост, любить красивых женщин. Случайно, говорится в предании, кувшин с вином у Хайяма опрокинулся, и тогда будто Хайям произнес следующее рубай («Ты кувшин мой разбил…»)


    41 Это влага, чреватая всем на земле! – В оригинале дословно так: «Это вода, беременная огнем». – распространенный образ вина в персидской поэзии.


    42 Каждой ветки рукою коснулся Муса… – т.е. ветки преобразились чудесным образом, словно их коснулась чудотворная рука Мусы.


    43 В каждой малой травинке проснулся Иса… – т.е. все травинки ожили, воскресли, словно их коснулось дыхание Исы


    44 Не Марьям соткала их – т.е. чалма и халат являются обыденными вещами, их не соткала Марьям.


    45 …рейханский рубин, укрепляющий дух… – вино сорта рейхани. Рубином вино названо из‑за красного цвета.


    46 Много сект насчитал я в исламе. – Как полагают авторы богословских сочинений, в исламе было семьдесят (или семьдесят две) религиозных сект(ы).


    47 …вино – не порок! – Разумеется, в Коране о вине ничего подобного не говорится. Буквально вот как выглядит соответствующее место в Коране: «Они спрашивают тебя о вине и майсире. Скажи: „В них обоих – великий грех и некая польза для людей, но грех их больше пользы“. Таким образом, Омар Хайям прибегает к распространенному в его стихах софистическому приему использования коранических цитат для поэтических целей.


    48 …без Джафара может сделать Халид? – Собственные имена Джафар и Халид употреблены здесь как нарицательные.


    49 Был изгнан Адам из эдема за зернышко райской пшеницы. – По коранической версии, Адам был изгнан из рая за то, что отведал пшеницы, которая была для него запретна.


    50 …иголку Исы… – По мусульманским поверьям, Иса (Иисус) вознесся на небо вместе с иголкой, которая принадлежала его матери Мариам (Марии‑богородице).


    51 Ты кровью зайцев змей Заххака поить задумал и водой… – занялся невыполнимым делом, поскольку змей Заххака кормили мозгом людей, а вода и кровь зайца змеями не будут приняты.


    52 Влага Хызра – живая вода, которой владел пророк Хызр.


    53 …и эти гордые руины танур Куфы не превзойдет. – По преданию, во время всемирного потопа печь (танур) старухи в Куфе не была залита водой.


    54 …где в глину превращен Сальман… – где похоронен Сальман


    55 …притчу о змее и садоводе… – Имеется в виду распространенная на Ближнем и Среднем Востоке притча о садоводе, который пытался поймать змею, но был укушен ею.


    56 …бешеный двухцветный пес… – т.е. этот мир.


    57 «…одеяние синего неба…» – Синий и лиловый цвета у мусульман – признак траура. Следовательно, небо всегда носит траур, и потому весь мир всегда печален.


    58 Мои, мои, мои! – «Мои» на одном из диалектов Грузии означает «приди». Вместе с тем персидское слово «муи» (волосок) в арабской графике пишется точно так же. Поэтому слова «мои» и «муи» в строке 4‑й – омографы.


    59 «Узкоглазая татарка!..» – Узкоглазая – намек на тюркский тип, считающийся в персидской поэзии эталоном красоты. Слово «узкоглазый» одновременно в фарси означает «скупой», что в данном случае означает: скупая на похвалу.


    60 …дань с Омана за два лета… – В Оманском заливе добывали жемчуг, поэтому дань с этих земель была большой.


    61 «Змею я луну вручил…» – Луна – красавица, змей (дракой) символизирует погибель. Смысл фразы – «убил Фитне».


    62 Солнце в мир несет весну – и несет тельца… – т.е. наступила весна, поскольку Солнце весною переходит в зодиакальный знак Тельца.


    63 …пьянотомные нарциссы розе придала… – приняла томный вид, поскольку нарциссы – глаза, роза – щеки.


    64 Применила семь она снадобий сполна… – Семь снадобий – набор косметических средств женщины в Иране, состоящий из хны, басмы, сурьмы, румян, белил, золотой фольги и галии (ароматической смеси).


    65 Морской бык – мифическое морское быкообразное чудовище, которое по ночам выходит на сушу и пасется при освещении Самоцвета, которым он обладает. В поэме же самоцвет (прекрасная дева) несет быка.


    66 Кожаный ковер, меч и голова – атрибуты казни.


    67 …коль его осел застрянет на дороге той… – т.е. если он окажется в затруднении.


    68 …куколок таразских играм обучала… – обучала кокетству («играм») дев из города Тараза, славившегося кокетливыми красавицами.


    69 И послала перлы морю иль – сказать верней – Солнцу отдала Плеяды в щедрости своей… – отдала то, в чем получающий дары не нуждался, поскольку морю не нужны жемчуга, а Солнцу – свет Плеяд.


    70 Червонная сера – термин мусульманской алхимии.


    71 …сфера цвета кохля… – цвета сурьмы. Имеется в виду небо.


    72 …перлами наполнила пасть Левиафана… – разбросала звезды в черной пасти ночного неба.


    73 Из финика – из изящного ротика.


    74 …и шафрана съесть сегодня хочет он для смеха… – По поверью, шафран способствует веселому настроению.


    75 …развернул пред Хейром свиток с именем своим… – проявил свою злодейскую натуру, поскольку Хейр – добро, Шерр – зло.


    76 …и туз их белый рделся… – Туз здесь – белки глаз.


    77 А давно ль с быком, вертящим жернов, схож он был… – был слеп, поскольку волу на мельнице постоянно завязывали глаза, в результате чего он лишался зрения.


    78 …но закрыли лица… – набросили покрывала, поскольку посторонний мужчина, по шариату, не должен видеть лицо женщины.


    79 …а огонь впивала… – страдала от мук любви.


    80 …с Утридом повенчал Зухрё… – сочетал браком небесного письмоводителя Утарида (Меркурия) с небесной музыкантшей, прекрасной Зухрой (Венерой).


    81 Ковсара влага – вода райского источника Каусар.


    82 последние шесть строк поэмы – лирическое отступление автора, написанное в назидание властителям.


    83 …тогры крылатый росчерк. – Почерк тогра отличается множеством линий, поэтому с ней сравниваются разбросанные в беспорядке волосы локонов.


    84 …венец царей Ахсатан… – Ахсатан – ширван‑шах Ахсатан ибн Манучехр, по заказу которого была написана поэма Низами «Лейли и Меджнун».


    85 «Маснави» – так называется основное произведение Руми, написанное в форме маснави. «Маснави» представляет изложение философских положений суфизма, иллюстрированных притчами фольклорного происхождения.


    86 Пророк Халилуллах – почетное прозвище Ибрагима, дословно значит «друг Аллаха».


    87 Ангур – виноград – по‑персидски, инаб – по‑арабски, узум – по‑тюркски, стафилъ – по‑гречески.


    88 Казвинец – житель города Казвин в Иране. Казвинцы в фольклоре и литературе славятся глупостью и простоватостью.


    89 Шамс – дословно «солнце». Так звали наставника поэта, который подписывал свои стихи именем духовного учителя.


    90 Как слов Сулеймана удод… – По преданию, удод вел мудрые беседы с Сулейманом (библейским Соломоном).


    91 …жом вращающий уныло, вол с повязкою глазной. – Имеется в виду вол с завязанными глазами, который вращал мельницу или пресс.


    92 И Шируйэ сказал Хосров, прощаясь… – Имеется в виду сасанидский шах Хосров II Павриз (591–628), свергнутый с трона сыном Шируйэ при поддержке придворных.


    93 Но если Фарс – смутьяна отчий край, в Рум, в Санаа его не изгоняй. – Книга «Бустан» посвящена правителю Фарса. Поэт говорит, что преступников следует не изгонять из отчизны, а примерно наказывать на месте.


    94 …бадахшанспий лал… – На средневековом Востоке славились бадахшанские лалы.


    95 …руми… – румийцев, византийцев.


    96 …не может Диджлою напиться… – никак не может утолить свою жажду. Диджла – река Тигр.


    97 Для саламандры ведь пожар – не горе. – По мусульманским представлениям, саламандра не горит в огне.


    98 От мук огня он уберег Калила, Мусу живым пронес по волнам Нила. – Намек на корапические эпизоды. Халил – пророк Ибрагим (библейский Авраам) – был брошен в огонь по велению тирана Немврода, но по воле бога остался жив, а тиран был жестоко наказан творцом. Муса (библейский Моисей) в первый же день рождения был брошен в деревянном ящике в Нил, так как фараоном было приказано убивать всех новорожденных иудеев. Сундук был подобран дочерью фараона.


    99 Сад ибн Занги – правитель Фарса (1195–1226). От его имени происходит поэтический псевдоним поэта – Саади.


    100 Тюрчанка – в персидской поэзии тип тюрчанки считался образцом красавицы.


    101 …в ухо вдень, как рабу, кольцо… – На мусульманском востоке рабы носили в ухе кольцо с именем хозяина.


    102 …как сова, жизнь влачу в руинах. – По мусульманским представлениям, совы вьют гнезда в развалинах.


    103 Арканы рвавший мул Дулдул… – мул пророка Мухаммеда, на котором он якобы вознесся на небо; в преданиях Дулдул славится своей мощью.


    104 Зачем коснулся ты, зефир, кудрей моей любимой? Отныне в цепи завитков закован одержимый – т.е. зефир донес до поэта аромат кудрей возлюбленной, и он оказался в оковах любви к ее локонам.


    105 . На кровлю неба знамя взносил в ночи Бахрам. – Иносказание: взошла планета Бахрам (Марс).


    106 …уже в цене упала татарская газель. – Имеется в виду, что из‑за весенних благоуханий упал в цене мускус.


    107 …обрел Дауда голос, избавленный от тьмы… – Утром поэт обрел голос такой же прекрасный, как у Дауда (библейского Давида). Согласно мусульманской традиции, Псалмы Давида служат образцом прекрасной музыки.


    108 Надела перстень Джама мне на руку души… – душа поэта получила перстень, дарующий власть над миром.


    109 …на вершине седьмой твердыни… – на седьмом небе.


    110 …на ширь восьмого луга – края «восьмого неба».


    111 Татарский мускус… – Мускус получали из поджелудочной железы кабарги, водившейся в Туркестане.


    112 …алой кумарский… – самый ароматный алой привозили из страны кхмеров. Кумарский – кхмерский.


    113 …ты прочитал Якубу Египта талисман. – Ветер донес до Якуба аромат рубашки Юсуфа.


    114 …блеск Сулейманова кольца. – По преданию, у Сулеймана (библейского Соломона) был перстень с именем бога, и этот перстень якобы давал ему возможность знать обо всем, что происходило в мире.


    115 На Ахримановом пути… – на пути нечистой силы.


    116 Полуденного шаха – солнца.


    117 Хосров из Индии – ночь.


    118 …лунный лик у египтян… – Юсуф.


    119 …а полюс, что старик Якуб, в дому тоски слезу отер… – т.е. полюс грустит и рыдает из‑за наступления ночи, словно Якуб.


    120 …барбат звенящий – вот мой вор. – Поэт говорит, что его ограбил и довел до разорения музыкальный инструмент барбат, слушая звуки которого он бездельничает.


    121 Ты будешь долго ли пытать в теснине этой сердца пыл… – долго ли ты будешь страдать от сердечного пыла в этом тесном мире.


    122 Кинжал Бахрама – кинжал небесного воина Бахрама (Марса).


    123 Когда под сенью райских кущ собой украсила айван невеста высшего и скрыт был голубою тканью стан… – Когда взошло солнце, все небо стало голубым.


    124 …побег рейхана – прядь ее… – т.е. ее локоны были как базилик.


    125 Красота Юсуфа, знаю, в Зулейхе зажгла желанья… – Жена соправителя Египта Зулейха (см.) влюбилась в юного раба Юсуфа за его красоту.


    126 Кипарис, точно «нун» пред «алифом» перед девственным станом да будет!» – «Нун» – буква арабского алфавита, по начертанию напоминает обод и служит символом для согбенного стана. «Алиф» – буква арабского алфавита, представляет по начертанию вертикальную линию и служит поэтическим символом для стройного стана. Поэт говорит, что прямой кипарис да будет согбенным перед стройным станом красавицы, словно ободообразный «нун» в сравнении с вертикальной чертой «алифа».


    127 Для Хафиза в хмелю Кеяниды – ничто… – Для Хафиза, когда он пьян, властелины ничего не значат.


    128 …все царство Джама ветер разметал? (см. Джамшид).


    129 …хоть зовись он Санаи… – Поэт хочет сказать, что прославленных поэтов (таких, как Санаи), не ценят.


    130 Ладья газелей – сборник стихов.


    131 Дух мулиёнского ручья – строчка из стихотворения Рудаки.


    132 Чигилъский светоч – красавица из города Чигиля, славившегося своими красавицами.


    133 Ступит вновь Юсуф на землю Ханаана… – т.е. проданный в рабство в Египет Юсуф вновь вернется на родную землю.


    134 «Хафт пайкар» – «Семь красавиц», название одной из поэм «Пятерицы» Низами.


    135 Файлакус – Филипп, отец Александра Македонского.


    136 Арасту – Аристотель, был воспитателем Александра Македонского.


    137 Юнан – Греция.


    138 Эклидус – Эвклид.


    139 …подвластным странам, будь то Рум иль Рус… Рум – Византия, Запад; Рус – Россия (русские земли никогда не входили во владения македонских царей).

    1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Родник жемчужин: Персидскотаджикская классическая поэзия