• Наталия Покровская



  • страница9/83
    Дата28.08.2018
    Размер4.71 Mb.

    Российская благотворительность


    1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   83

    АЛЬБЕРТ ЛИХАНОВ: ЛЮБОВЬ, А НЕ ТЕХНОЛОГИИ ДЕЛАЮТ НАС СЧАСТЛИВЫМИ

    Вся жизнь детского и юношеского писателя, академика Российской академии образования, президента Международной ассоциации детских фондов, председателя Российского детского фонда Альберта Анатольевича Лиханова подчинена благородной цели - оградить маленьких граждан страны от всевозможных бед, причиной которых часто становятся взрослые.

    Наталия Покровская,

    «Московская правда» (Москва), № 165, 10.09.2015, c. 1


    Вся жизнь детского и юношеского писателя, академика Российской академии образования, президента Международной ассоциации детских фондов, председателя Российского детского фонда Альберта Анатольевича Лиханова подчинена благородной цели - оградить маленьких граждан страны от всевозможных бед, причиной которых часто становятся взрослые. В предисловии к его книге "За малых сих", давно ставшей энциклопедией защиты детства, есть такие строки: "Не обязательно соединенные хоть в какую-либо общность - государство, клуб, семью - каждый человек, каждая отдельно взятая совесть не просто могут быть, а должны быть растворены, как окна доброго жилища, к чужой, особенно детской, беде. Растворены, обращены должны мы быть к бедам чужим, и наша совесть, незримая миру энергия, именно должна быть направлена к этим бедам, чтобы выстроить незримый, но реальный мир взаимной помощи, без которой, как без чувства совести и действенного сострадания чужой беде, все мы - просто тварный мир, ничуть не отличимый от мира животного..." На протяжении нашего разговора, состоявшегося накануне 80-летия Альберта Анатольевича, я не переставала поражаться этому мудрому человеку, по-прежнему стоящему на страже интересов хрупкого и беззащитного мира ребенка.

    - Альберт Анатольевич, как и почему возникла идея создания Детского фонда?

    - В 1960 году, 25-летним журналистом провинциальной газеты, мне довелось прикоснуться к желанию сделать добро для маленьких сирот, обжечься, задуматься и не забыть этого ожога. История несостоявшегося благодеяния заключалась в том, что сирот воспитательница раздала на выходные взрослым, на минуточку подобревшим, в то время как истиной была любовь, требуемая навсегда. Я стал бывать в домах ребенка, детских домах, сиротских школах-интернатах, а через 20 лет опубликовал повесть "Благие намерения", экранизированную и много раз переизданную, переведенную. Но этого оказалось мало...

    В 1985 году я обратился в ЦК партии с предложением принять постановление в поддержку детских домов страны и получил одобрение. Уже тогда я предлагал восстановить Детский фонд имени Ленина, который был создан еще в 1924 году. Цели этой организации были направлены прежде всего на борьбу с беспризорностью. Фонд пользовался различными государственными льготами. Например, было принято такое интересное решение: 5 процентов от каждой проданной бутылки водки передавать на поддержку и на нужды детей, которые пострадали от алкоголизма в их семьях.

    - Отличная идея, актуальная и по сей день!

    - В те годы Дзержинскому удалось кардинально улучшить ситуацию по многим позициям. Были поставлены четкие задачи: накормить, дать кров, образование детям, оказавшимся брошенными на произвол судьбы. Выпускники сиротских учреждений заканчивали вузы, получив дорогу в большую жизнь. Механизм работал. Но постепенно многое пошло на спад. Детские дома стали беднеть, а то и нищать, нормы их обеспечения стали минимальны. Например, одно пальто воспитаннику сиротского учреждения предоставлялось на девять лет. Это же бред! Вот эту ситуацию я и счел необходимым донести до руководства страны.

    - Удалось?

    - Мне повезло. И в 1985 году было принято постановление, которое существенно улучшило материально-техническое обеспечение сиротских учреждений. А в 1987 году председатель правительства СССР Николай Рыжков пригласил меня на беседу о положении детей в стране, после чего предложил мне возглавить группу по подготовке очередного правительственного решения. Новое постановление было принято 31 июля 1987 года. Чуть позже Горбачев пригласил меня на заседание Политбюро, где я получил возможность прямо и откровенно рассказать об удручающем положении в мире детства. Меня выслушали, услышали и предложили возглавить оргкомитет по созданию Советского детского фонда имени В. И. Ленина. 14 октября 1987 года состоялась учредительная конференция, которая избрала меня председателем фонда. Его отделения были созданы во всех союзных республиках, краях, областях.

    - Пережив происшедшие в стране политические и экономические перемены, Детский фонд продолжил свое существование. Как в постперестроечные годы сложилась его судьба?

    - В октябре 2006 года Общероссийский общественный фонд "Российский детский фонд" был переименован в Общероссийский общественный благотворительный фонд "Российский детский фонд". А в 2003 году мы получили специальный консультативный статус при Экономическом и социальном Совете ООН. Сегодня наш фонд входит в состав Международной федерации образовательных систем, сотрудничает с Детским фондом ООН (ЮНИСЕФ).

    И сегодня у нашего фонда 76 региональных отделений, которые работают по самым различным долгосрочным благотворительным программам, направленным на оказание дополнительной социальной помощи нуждающимся детям. Многие председатели наших региональных отделений - члены общественных палат своих регионов, они входят в состав различных советов при губернаторах и правительствах регионов, являются членами комиссий по правам ребенка.

    - А как, на ваш взгляд, сейчас реализуется в стране поддержка детей-сирот? Все ли хорошо?

    - Раньше финансирование сиротских учреждений осуществлялось из федерального бюджета. Сейчас оно отдано на откуп местных властей. Не думаю, что это правильно. Сиротство - не региональная, а национальная, общероссийская проблема. А сейчас сиротских учреждений становится все меньше, от них избавляются. Хуже всего ситуация обстоит в небольших населенных пунктах. Содержать детский дом за счет муниципальных средств в современных условиях сложно. Вот и встают вопросы о ликвидации учреждения, об объединении с другими...

    - Сейчас появилась новая установка - передавать детей в приемные семьи...

    - Наш Детский фонд первым начал создавать подобную модель, руководствуясь лучшим европейским опытом. Но мы создавали семейные детские дома, суть которых заключалась в том, чтобы люди, желательно имеющие своих детей, брали на воспитание не менее пяти детей-сирот. Это ведь серьезное решение! Такой семье государство обеспечивало социальный пакет. Мама была по сути воспитателем небольшого детского дома, ей засчитывался стаж работы. Причем если собственного жилья у семьи не было, ей его предоставляли. Сегодня у нас есть отдаленные результаты созданных при поддержке Детского фонда подобных детских домов. Мы по сей день курируем эти семьи. Но в 1996 году семейные детские дома были переведены в статус приемных семей. А разница-то принципиальная! В приемные семьи средства выделяются на содержание детей, причем в зависимости от возможностей региональных бюджетов. В Москве, например, такая финансовая поддержка весьма приличная, а в некоторых других регионах - ничтожно мала. Это, на мой взгляд, неправильно.

    - При этом сегодня становится больше людей, которые принимают решение взять на воспитание сироту...

    - С одной стороны, это хорошо, а с другой... Я не приемлю, если при принятии такого решения семья руководствуется соблазном денег. Посмотрите статистику: процент возврата детей в сиротские учреждения в нашей стране, особенно в провинции, не уменьшается, а становится больше! Сегодня все стало слишком просто: захотел - взял, понял, что не справляется, - вернул...

    Деньги деньгами, но воспитать сироту - задача непростая. Здесь совсем иной стимул должен быть! Вот сейчас наблюдается тенденция закрытия детских домов. Нельзя этого делать! Мы не знаем, что будет завтра. Был уже в нашей стране клинический случай, когда в кризис приемным семьям перестали выплачивать пособия. И начался массовый возврат сирот в учреждения. Воспитание ребенка - это дело души и совести. К сожалению, не всегда благородные чувства движут теми, кто принимает на себя обязательства стать приемным родителем. И ребенок тогда становится предметом торга. Я за ту систему, когда люди берут на воспитание ребенка не за деньги, а за любовь. Это очень сложная материя... Да, сейчас много разных инноваций. Но при этом появился недавно и новый юридический термин - "разусыновление". Когда мы создавали семейные детские дома, такое и представить было невозможно.

    - Парадокс... Сейчас в стране становятся популярны школы приемных родителей. Как вы к этому относитесь?

    - Сложно. Как любовь к ребенку подчинить технологиям? У нас в Ростовской области есть семья Сорокиных. Живут они в сельской местности, сами построили дом, через них про-шли 57 детей. Эти люди всегда решали сами свои проблемы. Представляете, когда сейчас вся семья собирается вместе - это около 150 человек! Это уникальная семья! А люди простые. Их никто ничему не учил. Хотя наш фонд, конечно, им помогал. Кстати, те семейные детские дома, которые создавались еще в советское время с помощью нашего Детского фонда, до сих пор существуют, в них воспитаны уже несколько поколений детей. Но они создавались тогда, когда деньги не были главным стимулом, поэтому это очень крепкие, большие и дружные семьи.

    - Вы считаете, деньги извратили систему семейного устройства детей-сирот?

    - Думаю, отчасти - да. Сегодня деньги вообще играют слишком большую роль в нравственном становлении общества. Некоторые регионы сейчас упражняются в "стахановском движении" - аннулировать детские дома, всех сирот раздать в семьи. Мол, дорого обходится содержание ребенка в учреждении. Конечно, ребенку лучше жить в семье. Но при этом - ведь обязательно и в любви! Нельзя же все деньгами мерить! Невозможно заставить или научить любить, любовь не подчиняется технологиям. А у нас царит какая-то повсеместная стандартизация...

    - По каким направлениям сегодня осуществляется деятельность Детского фонда?

    - Всего у фонда тридцать различных программ, из которых отделения выбирают те, которые для них более актуальны в этот момент. Одни из самых серьезных - медико-социальные, направленные на оказание организационной и благотворительной финансовой помощи в проведении лечения и реабилитации конкретному ребенку, а также детским лечебным и реабилитационным учреждениям. У нас есть свой реабилитационный центр, в рамках которого осуществляются различные социальные проекты. Конечно, в наши дни работать сложнее, нам не всегда удается найти общий язык с государственными структурами.

    - Альберт Анатольевич, у вас уникальный опыт поддержки детства. От чего сегодня, на ваш взгляд, нужно его защищать?

    - От всего. Детство - штучная история... Мне кажется, сегодня самое главное - суметь защитить детей от тех стандартов, которые нам навязывают... Знаете, луч надежды всегда в области идеализма. Думаю, со временем ситуация будет улучшаться, и в нашем обществе снова станут цениться нематериальные, духовные ценности, поступки и порывы души. Смысл нашей организации, моей писательской миссии в том, чтобы в любые времена инноваций, оптимизаций и стандартизаций вырабатывать в детях иммунитет к дурному, чтобы все хорошее, что есть в душе, просыпалось. Добро не передается в наследство. Его нужно воспитывать в себе, в своих детях. Я могу себя считать счастливым человеком, хотя прожил непростую жизнь, мое детство пришлось на военное время. Но меня всегда окружали хорошие люди. Очень важно, чтобы рядом с каждым человеком были любящие близкие. Это крылья! Любовь, душевность, самоотверженность, а не технологии делают нас счастливыми.


    1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   83

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Российская благотворительность