• Частота симптомов КС
  • Жалобы Частота, % Жалобы

  • Скачать 16.23 Mb.


    страница43/51
    Дата29.01.2019
    Размер16.23 Mb.
    ТипРуководство

    Скачать 16.23 Mb.

    Руководство no эндокринной гинекологии


    1   ...   39   40   41   42   43   44   45   46   ...   51
    Глава 5

    Патология репродуктивной системы в переходном и старческом возрасте



    5.1. Климактерический синдром

    Определение понятия. Климактерический синдром — это свое­образный клинический симптомокомплекс, развивающийся у ча­сти женщин в период угасания функции репродуктивной системы на фоне общей возрастной инволюции организма. Его наличие осложняет физиологическое течение климактерического периода и характеризуется вазомоторными, эндокринно-обменными и нервно-психическими нарушениями. Наиболее типичные симпто­мы — приливы жара к лицу, голове, верхней половине туловища, потливость, сердцебиение, головокружение, нарушение сна, утом­ляемость, эмоциональная лабильность. Эти нарушения появляются чаще в возрасте 46—50 лет, имеют различную интенсивность и могут продолжать беспокоить женщин до 55—60 лет, а иногда и дольше. Особенности клиники КС обусловлены нередким сочетанием с ги­пертонической болезнью, атеросклерозом и другими заболеваниями переходного возраста. В связи с увеличением продолжительности жизни существенно возросло социальное значение этих заболева­ний; поэтому внимание многочисленных исследователей привле­чено к медицинским проблемам данных возрастных групп, причем особое место занимают вопросы корригирующей терапии, обеспе­чивающей адаптацию организма женщины к новому метаболиче­скому равновесию после угасания функции яичников.

    630


    5.1. Климактерический синдром

    Частота. Имеющиеся в литературе сведения о частоте возник­новения КС немногочисленны и неоднозначны. Последнее во мно­гом определяется особенностями изучавшихся популяций женского населения и различием методологических подходов к проведению подобных исследований. По нашим наблюдениям [1], относившим­ся к 1960-м годам, различные по тяжести проявления КС были об­наружены у 39 % женщин — жительниц средней полосы России старше 40 лет. Статистические данные о 1000 женщин, жительницах Англии, свидетельствуют о том, что патологические проявления, ха­рактерные для КС, по времени наступления менопаузы отсутствуют лишь у 15,8 % обследованных. Значительное большинство обследо­ванных (89,7 %) продолжали обычную повседневную деятельность. За медицинской помощью в связи с развитием КС, согласно этим данным, обращаются 10—15 % женщин, вступивших в климактери­ческий период. Частота и распространенность отдельных симпто­мов КС у женщин 45—54 лет, находящихся в постменопаузе, пред­ставлены в табл. 5.1.

    Таблица 5.1

    Частота симптомов КС у женщин 45—54 лет

    Жалобы

    Частота, %

    Жалобы

    Частота, %

    Раздражительность

    92

    Бессонница

    51

    Вялость/утомляе­мость

    88

    Суставные боли/ боль в пояснице

    48

    Депрессия

    78

    Сердцебиения

    44

    Головная боль

    71

    Истерические при­падки

    42

    Приливы жара

    68

    Запор

    37

    Нарушение памяти

    64

    Дизурия

    20

    Прибавка массы тела

    61

    Снижение либидо

    20

    Интересны данные о продолжительности заболевания КС, по­лученные по материалам разосланного по почте опросного листа жительницам г. Линкопинга, которым в 1986 г. было от 60 до 62 лет. На основании ответов, полученных от 73 % представительниц из­учаемой выборки, включавшей 2015 женщин, был сделан вывод, что все они находились в постменопаузе со средней продолжитель­ностью 11 лет. Жалобы на потливость и приливы жара предьявля-

    631


    Глава 5. Патология репродуктивной системы в переходном и старческом возрасте

    ла каждая 4-я (27 %) женщина. При продолжительности периода постменопаузы свыше 15 лет тяжелые и средней тяжести симптомы КС отметили 10 % опрошенных. В этом же исследовании были по­лучены сведения и о частоте перенесенных данной группой женщин оперативных вмешательств на органах репродуктивной системы. Общее их количество доставило 11,3 % обследованных, из которых 9,3% подверглись удалению матки, 5,8% — удалению яичников. При этом у женщин, перенесших удаление яичников, вазомоторные симптомы в постменопаузе появлялись чаще (30 %), чем у женщин с интактными яичниками (17%). Среди женщин со значительной продолжительностью заболевания КС слабые вазомоторные сим­птомы имели 9,7% обследованных, умеренные — 13,4%, тяжелые нарушения — 4,3 %; 22,3 % опрошенных ощущали дискомфорт во влагалище, который у большинства пациенток служил причиной сексуальных нарушений; 10,9 % указывали на дизурические явле­ния, 7,5 % — на повторные (больше 3 за год) инфекции мочевыводя-щих путей. Наряду с этим 9,2 % обследованных перенесли переломы в области запястья, 0,6% — переломы бедра [22].

    Приведенные данные свидетельствуют о том, что в современных условиях КС имеет склонность к длительному течению и почти у каждой 2-й женщины продолжается свыше 15 лет после наступле­ния менопаузы. Вместе с тем наибольшая частота и интенсивность типичных проявлений КС отмечаются в течение первых 2-3-х лет периода постменопаузы. Несмотря на длительную историю иссле­дований КС, до настоящего времени нельзя считать выясненными причины и механизм развития синдрома. Накопленные в литера­туре факты носят описательный характер и концентрируются пре­имущественно вокруг феномена прилива жара, а построенные на их основе концепции имеют в основном умозрительный характер.

    Патибиология. В свете современных представлений наиболее типичные проявления КС — эпизоды приливов жара и потливо­сти — имеют вазомоторную природу, они характеризуются по­вышением кожной температуры, расширением периферических сосудов, транзиторным учащением сердцебиений и изменениями электрического кожного сопротивления. Ощущение приливов жара возникает внезапно в области лица и распространяется на шею и грудь. С помощью термографических исследований было установ­лено, что во время прилива жара температура кожи повышается приблизительно на 5 °С, что отмечается по всей поверхности кож-

    632


    5.1. Климактерический синдром

    ного покрова, но ощущается, как указывалось, только в области лица и верхней половины грудной клетки. Ощущение жара про­должается обычно несколько минут и часто сопровождается по­краснением кожи и появлением пота на лице и шее. Эти эпизоды очень неприятны и могут сочетаться с головокружением, тошно­той, головной болью, сердцебиениями. Такие симптомы могут быть спровоцированы эмоциональным стрессом, возбуждением, стра­хом и исчезают столь же быстро, как появляются. У 80 % женщин с КС и приливами жара последние продолжаются свыше 1 года, у 25 % они длятся более 5 лет.

    Во время прилива ускоряется ток крови в кожных капиллярах, обнаруживается просветление капилляроскопического фона, увели­чивается количество открытых капилляров. Характерное ощущение жара возникает вследствие центральной гипертермии и появляет­ся спустя 30—60 с после обнаружения при капилляроскопическом исследовании спастического состояния в артериальных коленах капилляров (рис. 5.1). Это совпадает по времени с развитием ве­нозного застоя. Поэтому прекращение прилива больные ощущают раньше, чем происходят изменения в капиллярной сети. У здоровых людей феномен прилива жара удается воспроизвести при введении адреналина или кофеина, а также наблюдать при назначении боль­ным кломифена и даназола. Повышение кожной температуры во время прилива сопровождается снижением базальной температуры тела и учащением частоты сердечных сокращений до 130 уд./мин. Изменения температуры и электрического сопротивления кожи настолько характерны, что их можно использовать в качестве объ­ективного маркера наступления прилива жара во время сна. Не­которые исследователи отмечают связь между появлением прилива жара в ночное время у женщин, находящихся в постменопаузе, и эпизодом просыпания. В большинстве случаев нарушение сна пред­шествует переменам на плетизмограмме, изменениям кожного со­противления и температуры.

    Особенности нейроэндокринных изменений в период угасания функции репродуктивной системы детально разобраны в разд. 1.6 настоящего руководства. В данной главе мы сочли целесообразным остановиться непосредственно на гормональной характеристике эпизода прилива жара при КС. Результаты многочисленных иссле­дований, в том числе основанных на определении концентрации тропных гормонов аденогипофиза, половых гормонов, гормонов

    633




    Рис. 5.1. Изменения содержания ЛГ и ФСГ в периферической крови,

    кожной температуры и частоты пульса (уд./мин) в сопоставлении с

    эпизодами приливов жара (стрелки) у пациентки до и через 10 дней

    после проведения гормонального лечения

    5.1. Климактерический синдром



    щитовидной железы и коры надпочечников в крови вне, во время прилива жара и после его прекращения, позволяют заключить, что повышение уровня гонадотропинов и эстрогенов не является глав­ным и единственным фактором патогенеза КС.

    При сравнительном изучении гормонального гомеостаза в пост-менопаузальном периоде у 7 женщин с приливами жара и у 4 без них (при заборе проб крови каждые 2 ч в течение суток) у обследо­ванных с приливами жара в сравнении с группой сравнения было обнаружено повышение уровня содержания 17р-эстрадиола и Э1 в плазме периферической крови [6]. Отечественные авторы приводят результаты исследования состояния нейроэндокринной системы на высоте прилива и спустя 10-15 мин после его окончания [15]. Было обнаружено, что прилив жара сопровождается увеличением выбро­са в периферический кровоток ЛГ (в 2,7 раза), АКТГ (в 1,7 раза), ТТГ (в 1,3 раза) и кортизола (в 1,9 раза). В то же время не выявлено изменений в плазме крови концентрации ФСГ, ПРЛ и гормонов щитовидной железы (Т3 и Т4). Нельзя исключить, что отмечаемые на высоте прилива гормональные изменения являются в основном опосредованными, а не первоначальными реакциями гипоталамо-гипофизарной системы в ответ на эпизод изменения функциональ­ного состояния женщины.

    Одной из наиболее существенных особенностей нейроэндо­кринной системы женщины с развившимся КС является исклю­чительная ее лабильность, в связи с чем даже обычные стимулы, не выходящие за пределы повседневных ситуационных раздражителей, а тем более превышающие их по силе, могут аггравировать патофи­зиологические системные сдвиги. С другой стороны, уникальность КС заключается в том, что он подвергается обратному развитию, которое может наступать или спонтанно, или под влиянием раз­личного рода воздействий. Тем самым выявляется его функцио­нальная природа. Расширению наших представлений о механизмах формирования КС способствуют данные, полученные в результате применения различного рода медикаментозных препаратов и функ­циональных проб [15].

    Так, при исследовании функции системы гипофиз—кора надпо­чечников было обнаружено существенное повышение уровня АКТГ в плазме периферической крови у больных с КС средней тяжести (19,6—43,3 пмоль/л) и особенно у больных с тяжелыми формами КС (49,0—166,0 пмоль/л) в сравнении с соответствующей возрастной

    635


    1   ...   39   40   41   42   43   44   45   46   ...   51

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Руководство no эндокринной гинекологии

    Скачать 16.23 Mb.