• Ю. Д. Петухов, Н. И. Васильева
  • Вступление
  • Ю. Д. Петухов
  • Вавилон и Ассирия (Ассур-Русса). Деградация ближневосточных ариев. Крах русов Двуречья. Натиск аравийских протосемитов



  • страница1/27
    Дата18.10.2017
    Размер4.3 Mb.
    ТипКнига

    Русы Великой Скифии


      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

    Юрий Дмитриевич Петухов Нина Ивановна Васильева

    Русы Великой Скифии


    «Русы Великой Скифии»: Вече; Москва; 2008

    ISBN 978-5-9533-1985-0

    Аннотация



    Эта книга потрясает и завораживает необычностью авторской концепции, масштабностью панорамы повествования. Перед читателем предстает евразийская история — от эпохи палеолита до наших дней. Теория суперэтноса русов, разработанная писателем и историком Юрием Дмитриевичем Петуховым, не просто оригинальна. Она представляет культурное наследие народов нашего Отечества, прежде всего русского, поистине великим и чрезвычайно важным для понимания всей эволюции человечества.

    Ю. Д. Петухов, Н. И. Васильева

    Русы Великой Скифии




    Европа как западная окраина Великого Скифского мира, Великой Цивилизации русов




    Вступление

    Александр Блок провиденциально отождествлял русских со скифами. Но при этом он взволнованно писал: «Да, скифы мы, да, азиаты мы, / С раскосыми и жадными очами». Поэт был прав, ставя знак равенства между скифами и их потомками — русскими. Но про «азиатов» и «раскосые» очи он явно переборщил. Поэту-романтику подобная «гипербола» простительна. Мы же, занимаясь сугубой наукой, помним, что скифы, как и мы, народ индоевропейской языковой семьи, этнос (точнее, суперэтнос в классическом понятии) европеоидный. А у европеоидов глаза не раскосые. Увы.

    На мировоззрение Блока безусловно повлиял западноевропейский взгляд на Россию. Да, по мнению обитателей карликовых стран Европы, все, что восточней Польши, — это уже Азия. А Азия, в понимании европейцев, — дикая, раскосая, необузданная, алчная и при этом безвольная.

    Мы, нынешние «европейски образованные» русские, впитав в себя всю мировую культуру в большей степени, чем ее впитали сами европейцы (и это очевидно), постепенно находим в себе силы избавляться от попутно впитанных «европейских» стереотипов. Мы воссоздаем нашу и не нашу историю, реконструируем прошлое, но уже без того потрясающего «немецкого романтизма», который в XVIII–XIX веках нашей эры приобрел характер эпидемии, даже пандемии и на долгие десятилетия замутил зрение не только поэтам, но и серьезным историкам, политологам, социологам.

    Европа реальная, Европа, населенная европеоидами, значительно, во много раз больше той части света, которую мы именуем Европой. И если смотреть на исторический процесс с этих позиций, из центра обитания европейской — европеоидной расы, — то мы, русские, находимся нынче в самом центре Европы истинной, а та, старая «Европа» есть лишь западная окраина нашего обширного и не только обжитого нами, но и созданного нами мира.

    В нашем суперэтносе во все тысячелетия и века его существования был распространен неувядающий и привлекательный тезис о «России Молодой» (по сути, это «тезис обновления», «бессмертия»). Одним казалось, что Россия Молодая началась с 1991 года, другим, что с 1917-го, третьим — с преобразований Петра, четвертым — с призвания Рюрика в 862-м, пятым — с основания Кием матери городов русских Киев-града и т. д.

    В этом исследовании мы расскажем вам о России еще более молодой — России Скифской. И неважно, что в те времена такого звучного греко-латино-литературного наименования наша великая держава не носила. Главное, что она была Великая Скифия, населенная русами и прочими народами и племенами, которых русы вовлекли в стремительный бег Истории и так или иначе приобщили к строительству не только суперэтноса, но и государства, которое, трансформируясь на протяжении многих столетий, сохранилось до нашего смутного времени «крушения империй».

    Безусловно, Великая Скифия не первое государство (или супергосударство — государство государств, по аналогии: союз племен — суперсоюз союзов племен) русов. Для подавляющего большинства наших предков Великая Скифия явилась очередной «Россией Молодой», затмившей предыдущие ипостаси России — от Ближневосточной изначальной Руси (Сури) и Бореальной Руси до империи хеттов и Рима расенов-этрусков.

    Но здесь мы сосредоточим свое внимание именно на Скифской Руси — необъятной империи (если не «цолитической», то этнокультурно-языковой), раскинувшейся на гигантских просторах Евразии — и, что чрезвычайно интересно, почти совпадающей в своих границах с Российской империей XIX — нач. XX вв.

    Великая Русская Скифия — часть нашей великой истории, наша прародина, забывать о которой мы не имеем права. Помня о том, что таковой прародиной для нас была и вся Центральная, Южная и Северная Европа, памятуя о наших отчинах на ее землях, мы не должны пренебрегать и евразийскими просторами, освоенными нашими бесстрашными и могучими предками — созидателями, земледельцами и воинами, истинными сынами и дочерьми первонарода нашей планеты — суперэтноса русов.




    Ю. Д. Петухов

    Русы Циркумпонтиды и скифо-сибирского мира. Арийская проблема

    Предуведомление. В данной книге, рассматривая проблемы скифов, Скифии, мы естественным образом затрагиваем частично Ближний Восток, Индию, Среднюю Азию, Сибирь… — области, на которые русы-арии, индоевропейцы, скифы так или иначе оказали влияние. Цель настоящей публикации — уточнить некоторые аспекты сложнейшей проблемы.



    Вавилон и Ассирия (Ассур-Русса). Деградация ближневосточных ариев. Крах русов Двуречья. Натиск аравийских протосемитов

    Вавилон и Ассирию-Ассурию, как южную часть циркумпонтийской зоны, заселяли такие же русы, какими были русы-скифы Северного Причерноморья. Единый суперэтнос делился на несколько крупных родов. При этом русы-скифы и русы-ассуры, скажем, II тыс. до н. э. отличались друг от друга не больше, чем современные русские и малороссы. Преимущество скифов было в том, что тюркские и монголоидные этносы еще не развились в достаточной мере, чтобы угрожать им. А беда русов-ассуров состояла в постоянном давлении на них протосемитских предэтносов, идущих волнами из Аравии. Русы-ассуры были бы ассимилированы протосемитами значительно раньше. Но «волны с севера» — выселки русов-индоевропейцев из Северного Причерноморья, периодически «накатывающие» на Ближний Восток и, в частности, в Двуречье, — спасали их от деградации, вымирания и вытеснения семитами, они подпитывали русов-ассуров генетически, антропологически, этнически. До первых веков нашей эры.

    Ко времени появления Ассирийской и Вавилонской империй (по сути, это одна Ближневосточная Империя, управлявшаяся разноэтническими ассурскими и вавилоно-ниневийскими династиями) русы, еще составлявшие основу ближневосточной цивилизации, начинали терять господствующее положение на собственной прародине и повсеместно утрачивать власть.

    По «классической схеме» около 1950 г. до н. э. в Месопотамию, на земли прежнего Шумера — Су-Мира и в Северное Двуречье вторглись «кочевые племена амореев» и пришли ассирийцы… Началась история Вавилона на юге и Ассирии на севере, история ассирийцев и вавилонян как двух «семитских» этносов, сформировавшихся где-то и как-то… (о реальном этногенезе ассирийцев и вавилонян стыдливо умалчивается). По этой «схеме» про шумеров нам предлагается забыть — а ведь их никто не истреблял до «двенадцатого колена», забыть, несмотря на то что культура и мифология Вавилона и Ассирии были трансформированными культурой и мифологией шумеров, то есть русов и гибридных русов, несмотря на то что «племена марту» и за тысячу лет до того приходили кочевниками на земли шумеров и русов-сурийцев, не создавая при этом «царств».

    По существу, «классическая» библеистическая школа пытается навязать нам мнение, что некие «амореи» семитического происхождения и «ассирийцы», также семиты, пришедшие неизвестно откуда (кочевники), вдруг сами, своим трудом и своим гением создали огромное государство, Ассиро-Вавилонию, на месте «разгромленного» Шумера, северных и западных княжеств… И это принимается на веру, на слепую наивную веру. Более того, это становится постулатом в учебниках, справочниках и в основополагающих учениях всех исторических школ. Фундаментом, на котором затем строится «здание» всей истории Древнего Востока. Вот этот «фундамент»: семиты создают государства Древнего Востока, одно за другим. Именно они (не считать же каких-то шумеров и хараппцев!) есть первогосударственники и создатели первых цивилизаций Древнего мира, зачинатели всей земной цивилизации. Каким образом первобытные кочевники, не достигшие даже уровня керамического неолита, могли создавать государства и империи, не поясняется.

    С таким же успехом мы могли бы считать создателями Киевской Руси печенегов и половцев. Впрочем, и те и другие знали верховую езду и имели военную организацию. Протосемиты и семиты Древнего Востока не имели ни того, ни другого. Они пасли коз и овец. Во времена смут контролировали «большие дороги». Таборами сидели под стенами городов. Чрезвычайно активно занимались меновой торговлей (отсюда в дальнейшем наследственные профессии менял, ростовщиков и т. п.).

    Нет, печенеги и половцы не создавали Киевской Руси, как позже пресловутые «татаро-монголы» не создавали Владимиро-Суздальской, Московской Руси… Они приходили в созданные задолго до них государства, приходили, пользуясь смутами, войнами, периодами упадка и раздробленности… Они приходили не демиургами и культуртрегерами… Шумерский эпос красочно описал нам «людей смерти» и всю обстановку разрухи, упадка, деградации городов-княжеств Месопотамии… И на самом деле с приходом «амореев» не возникают империи. С 1950 по 1700 г. до н. э. в Двуречье остаются все те же княжества… Они так или иначе пытаются выжить. И выживают, как выживали позже и русские княжества после «батыевых нашествий».

    Смогли бы существовать эти государства, если бы «люди смерти» и мифические «ассирийцы»-семиты истребили бы все население княжеств? Нет. Значит, население, пусть и изрядно поредевшее, оставалось на землях Двуречья прежним, состоящим из индоевропейцев-русов, шумеро-русов, гибридных шумеров и ассимилированных «людей пустыни», горцев, русов-эламитов, русов-кавказоидов и арменоидных русов. Просто теперь в ряды горожан и селян вливалось все больше мигрантов-протосемитов.

    Нечто похожее происходит и с нами. В настоящее время в Москву (и другие города России) переселяются десятки миллионов мигрантов (азербайджанцев, армян, таджиков, афганцев, китайцев, вьетнамцев и т. д.). Означает ли это, что данные мигранты создали Москву, Россию или на их базе создадут свое принципиально новое государство? Безусловно, нет. Данные мигранты, несмотря на их незаурядную спекулятивно-посредническую активность, не являются созидателями. Они преуспевают до тех пор, пока существует базисное, созидающее, государствообразующее население. Они существуют за счет приобретения товара у одних слоев базисного населения (или извне) и перепродажи товара другим слоям базисного населения (а также за счет всех видов криминала). Мигранты связаны родоплеменными догосударственными узами и потому незначительно поддаются ассимиляции. Но активно вносят в общество свои уклады, традиции, привычки (клановость, кумовство, гаремность, систему бакшишей-взяток, подкуп, рэкет, вымогательство, похищения и торговлю людьми, что приводит к рабовладению и работорговле, и т. п.)

    Названия «ассирийцы» и «вавилоняне» не являются этнонимами. Это географическо-территориальные, топонимические понятия. Северным центром Двуречья стал город-княжество Ассур-Русса (в топониме заложен этноним «русы» — он первичен для автохтонов-основателей города-княжества, но вторичен для многочисленных и разнородных обитателей позднего Ассура-Ассирии как империи), а южным центром стал Вавилон (исходно Бабл или Библа; «библеистическая» этимология «Бабили» = «ворота богов» неверна, здесь очевиден подгон под псевдоиврит задним числом. Интересна очевидная языковая связь с другими городами русов Губла-Эбла-Библ-Библа — флексии «-ла, — ля» предполагают, что топонимы были женского рода).

    Два города-центра неслучайно возродились, окрепли и усилились буквально через век-полтора после пика упадка и деградации Шумера — Су-Мира. И, разумеется, не благодаря пришельцам-кочевникам. Эти два центра выделились как наиболее жизнестойкие очаги сопротивления всеуничтожающим племенам «марту» («амореям» и прочим протосемитам). Вместе с тем, давая решительный отпор прямым вторжениям, Вавилон и Ассур-Русса, втягивали в свои орбиты не только соседние города-княжества, но и наиболее цивилизованную часть «амореев»-кочевников, используя их мобильность, способность к торговле… Это превратило Вавилон и Ассур в крупные торговые центры.

    Староассирийский и старовавилонский периоды истории Месопотамии (1800–1550 гг. до н. э.) показали, что никакой смены населения (якобы шумеро-индоевропейского на семитское) не было. Все центры ирригационного земледелия в Двуречье были восстановлены. «Люди пустыни» не смогли бы этого добиться ни при каких обстоятельствах, для такого прорыва им потребовалось бы десять — двенадцать тысяч лет, чтобы самостоятельно войти в фазу производящего хозяйствования. Каналы, поля, амбары-храмы для зерна, силосные башни, мельницы восстанавливали и налаживали коренные жители Двуречья: русы, гибридные русы — при возможном участии сезонной наемной рабочей силы из наиболее развитых протосемитов. Часть «патриархов» наиболее обеспеченных родов протосемитов становилась землевладельцами, интегрируясь в вавилонское или ассирийское общество.

    В любом случае после ряда вторжений кочевников, очередных миграций гибридных русов с Армянского нагорья, из Элама, Митанни, Сурии-Палестины этнический состав Вавилона и Ассура-Руссы становился все более пестрым и разнородным.

    После Старовавилонского и Староассирийского периодов мы не можем говорить ни об одном государстве Месопотамии как о моноэтническом. Все они становятся полиэтническими. Но традиции, культура, мифология этих государств продолжают оставаться в рамках традиций суперэтноса русов, заложенных и творчески переработанных еще в эпоху развитого Шумера-Все-мира и Сурии-Русии-Палестины. Даже известная всем царица Семирамида (пример искажения имен) носит шумеро-ассуро-вавилоно-русское имя: Шаммурамат — Сама-Мира-Мат = «Самодержица Мира-Мать» или «Всего Мира Мать» (Шумер = «Все-Мир»).

    В Вавилоне и Ассирии, а, по сути, в одной обширной империи, менявшей свои центры: Вавилон — Ассур — Вавилон — Ассур — Ниневия (сравни: Киев — Владимир — Москва — Петербург — Москва), происходило множество событий: войн, переворотов, смен династий, вторжений иноземцев, широко описанных в научной и популярной литературе. Но главным событием был почти незамеченный исследователями процесс растворения русов, а позже гибридных русов в этносах бывшего этнококона, окружавшего месопотамские роды суперэтноса. Об этом не принято писать в научной литературе, имеющей табуизированные темы. Но главное в Истории не история государств, династий, то есть не придворная хроника, а история этносов — их зарождение, становление, перерождение, гибель, иногда возрождение…

    Мы четко видим государственные образования.

    Но мы видим и тех, кем они создавались. И кем разрушались.

    После этого утверждать, что все этносы равны, что все они несут в себе равносозидающее и равноразрушающее начала, было бы антинаучно, лженаучно и просто ложно. Оседлые земледельцы древних и средневековых цивилизаций знали это из собственного опыта: для них кочевые народы были вполне олицетворением разрушения, горя, страданий и смерти. Поэтому их и называли «людьми смерти». Налет кочевников на селение нес смерть быструю. Инфильтрация кочевых родов в оседлое общество несла обществу смерть медленную, растянутую в веках…

    Поздний полиэтнический Ассур-Вавилония — не «царство», а империя, включающая в себя различные «царства»-княжества и многие народы, перемешанные в метрополии. Именно в полиэтническом Вавилоне русы и вычленившиеся из суперэтноса народности начали утрачивать ощущение родства и воспринимать друг друга разными «языками». Отсюда сюжет о Вавилонской башне, о едином народе, едином языке и Вседержителе, который за гордыню разделил этот единый род людской на семьдесят два «языка-племени». Сюжет предельно историчен: до Вавилона автохтоны Месопотамии и Ближнего Востока ощущали себя (несмотря на диалектные и этнические различия) единым большим народом (суперэтносом русов во всем его многообразии). Даже молодые вычленившиеся из первонарода народности еще связывали себя с ним, говорили на понятных диалектах первоязыка. Но в Старовавилонский и Средневавилонский периоды различия стали слишком заметны. Молодые этносы Древнего Востока перестали воспринимать друг друга родственными, вышедшими из одного лона. И все же речь в сюжете о Вавилонской башне идет не о множестве различных народов, собравшихся воедино, чтобы построить огромный столп-зиккурат, а об одном первонароде с одним первоязыком и, главное, о разделении изначального народа и разделении изначального языка. Интеллектуальная элита того времени, прежде всего жрецы-волхвы, хранившие устное предание и записавшие данный сюжет, знали, как «образуются народы». Они были современниками, очевидцами этногенеза в Вавилонии и Ассуре. И мы вполне можем им доверять.

    Упоминания о собственно семитских богах в Месопотамии вообще отсутствуют. Это общепризнанный научный факт. Если бы семиты той эпохи имели своих собственных богов и активно участвовали в духовно-культурной жизни Вавилона-Ассура, то их божества непременно вошли бы в общий пантеон империи. Этого не случилось. Все божества вавилонян и ассирийцев имели шумеро-аккадское происхождение. Это лучшее доказательство прямой этнокультурно-языковой преемственности от русов к шумерам и далее — ассуро-вавилонянам (руссо-вавилонянам).

    В результате цепи неблагоприятных событий (вторжений, войн, разрухи…) на первый план вышел культ «темной» ипостаси Рода-Вседержителя, а именно Велес-Ваал-Баал-Бел. Он занял главенствующее место в вавилонском пантеоне под эпитетом Смертный Дух или Смерти Дух = Мардух, Мардук («мара» = «смерть»). Этимологии, приводимые в энциклопедиях и учебниках, не заслуживают внимания. Суровое время возвело на трон суровых богов (но не новых, а традиционных). И кровавые человеческие жертвы приносились именно такому богу, богу-духу смерти-мары, повелителю загробного мира, земных богатств и земной власти (вспомним, что Вол-Вел-Ваал происходит из корневой основы «вл-» = «власть, владеть»).

    На севере в Ассуре закрепился культ бога-героя Ашшура-Ассура, то есть Руса. И это естественно, север в большей степени сопротивлялся растворению русов в иноэтнических массах пришельцев. Ашшур-Рус был не просто богом-героем, он был знаменем единения и борьбы. Ашшур-Рус — прямая светлая ипостась рода, в его теониме заключен сам этноним рода — «рус». Именно поэтому он становится в Ассурии единым божеством. Жрецы-волхвы русов, осознавая, что первоэтнос стремительно растворяется в смыкающемся этнококоне, сделали отчаянную попытку объединить всех (русов, гибридных русов, семитов, кавказоидов) под Единым Богом суперэтноса, то есть объединить духовно.

    Но если чисто антропологические различия в подобном единении не существенны (например, сейчас русскими называют себя люди разных антропологических типов и подрас), то диалектно-языковое напластование век за веком видоизменяло сам первоязык и, соответственно, культуру, уклад, традиции… Под воздействием все новых и новых волн мигрантов русы и гибридные русы утрачивали свои исходные признаки. Вавилоно-ассирийская империя теряла свое «национальное лицо».

    Ассур XIII–VII веков до н. э. можно сравнить, скорее, не с имперской Россией, а с Советским Союзом, в котором доля русских в верхних и средних эшелонах власти, в среде научной и творческой интеллигенции была снижена до минимума. В Советской России это снижение было произведено искусственно с 1917 по 1928 г., когда этнические русские истреблялись и изгонялись из страны, а их социально-экологическую нишу занимали представители «этнококона» (грузины, армяне, латыши, евреи, поляки и т. д.). Вместо этнических русов Романовых[1] страной стали править: еврей Ленин-Бланк, грузин Сталин-Джугашвили, грузинский еврей Берия, гибридный татаро-малоросс Хрущев, гибридный романо (молдавано) малоросс Брежнев и т. п. Несмотря на это Советская Россия оставалась Россией и значительную ее часть составляли русские (прямые и косвенные потомки русов).

    В Ассуре-Руссе процесс ассимиляции не имел, как в раннем СССР, характера искусственно разжигаемой тотальной «классово-антишовинистической» ненависти. Ассимиляция, а точнее, вычленение малых этносов из суперэтноса и параллельное смешение исходных русов с мигрантами из уже вычленившихся прежде предэтносов и этносов, проходили более естественно, без инспирированных верхами «теорий» и без уничтожения коренной нации страны под видом всеобщей «интернационализации».

    Ассур-Руссу I тыс. до н. э. вполне можно было назвать многонациональной державой. И все же держава эта, огромная империя, раскинувшаяся от Персидского залива до Средиземного моря, держалась не на вычленившихся малых этносах, не на мигрантах, не на амореях, арамеях, касситах, арменоидах, протоевреях, митаннийцах и мифических, «обобщенных» ассирийцах (термин, сходный с понятием «советский народ»), а на вполне конкретной государствообразующей исходной основе, на русах. Причем русы той эпохи не имели никакой собственной этнической организации (представительства, землячества, старост от «клана-тейпа» и т. д.), они на Ближнем Востоке уже давно вышли из стадии родоплеменных отношений, перепоручив функции глав, судей и воинов рода государству. Государственный же механизм в свою очередь работал (и работает до наших дней) не по этническим законам, предоставляя места во власти и экономике не по этнической принадлежности, а по раскладу сил. В результате, как это и бывает повсеместно в крупных наднациональных государствах, империях, коренной государствообразующий этнос оказался безоружным перед малыми этносами, пользующимися равными правами с ним, но имеющими дополнительно четкую, сильную племенную организацию и нерушимые родовые узы (вплоть до «семьи»-мафии).

    Нет ничего странного в том, что приход к экономической и политической власти инородных мафиозных кланов стал началом конца цивилизации Двуречья и катастрофой для патриархально-земледельческих общин Вавилонии-Ассура, катастрофой для всех русов (в том числе и гибридных), своим трудом создавших в болотистой и знойной Месопотамии подлинный «рай на земле», величайшую цивилизацию древности.

    Недаром Вавилон среднего и позднего периода, насквозь пропитанный духом торгашества, продажности, город-вертеп разлагающегося ростовщического и рабовладельческого «интернационала» в последующей оценке христианских философов получил звание «блудницы» («вавилонская блудница») и стал символом «золотого тельца», бездуховности, бесчеловечности, «пира во время чумы». Власть бывших кочевников, профессиональных менял, ростовщиков, торговцев и стала таким нескончаемым «пиром» посреди «чумы», которой было подвергнуто коренное население, ведущее производящий образ хозяйствования. Рано или поздно вавилонская финансово-ростовщическая «пирамида» (как и все последующие «пирамиды») должна была обрушиться.

    Очень долго, несколько веков, власть торгового «интернационала», особенно в Ассуре-Руссе, оставалась за ширмой. А на переднем плане, как на знаменитых ассирийских рельефах, были статные, длинноволосые и русобородые цари, князья, сановники и военачальники, охотящиеся на могучих львов с колесниц. Типичные индоевропейские, арийские сюжеты, арийские колесницы, арийские благородные цари-воины кшатрийской касты (арийско-кавказоидная подраса). Никаких намеков на диких кочевников-семитов с их овцами (переднеазиатская подраса).

    Навязанное нам представление о том, что в древности весь Ближний Восток был заполнен семитами и что именно они делали историю, есть, мягко говоря, совершенно фантастическая гипербола. Не только Малая Азия и Палестина, но и вся Сурия-Русия, вся Северная и Средняя Месопотамия были плотно заселены помимо самих исходных русов-индоевропейцев сыновними индоевропейскими народами, вычленившимися из суперэтноса. Огромная держава индоевропейцев — Митанни — простиралась от Персии-Порусии до Ханаана. Митаннийцы были индоевропейцами последней генерации (скифами), пришедшими в Северную Месопотамию из Северного Причерноморья и принесшими (наряду с хеттами в Малой Азии) индоевропейский культ коня и боевых колесниц. Их огромное царство (1500–1330 гг. до н. э.) распалось после вторжения родственных родов хеттов. Но сами индоевропейцы-митаннийцы никуда не исчезли, они остались на Ближнем Востоке. И именно их династии привили русам и гибридным русам Ассура-Руссы любовь к колесницам, охоте на львов и прочим воинским потехам. Еще раньше в Ассур с Армянского нагорья волнами спускались хурриты, арменоидные русы-индоевропейцы. А с восточных Загросских гор приходили индоевропейцы-касситы, народ, вычленившийся из суперэтноса под воздействием эламитов и кавказоидных русов. Одни династии сменяли другие, но население Ассура-Руссы оставалось в рамках традиций суперэтноса.

    На упомянутых рельефах и фресках, которые автору довелось изучать в Британском музее, Лувре и в других исторических сокровищницах мира, мы видим отнюдь не семитов, а индоевропейцев с выраженными арменоидными и кавказоидными чертами, которые русы приобрели на Армянском нагорье и в Закавказье-Загроссе. Именно по этим чертам индоевропейцев в научном мире XIX–XX вв. было принято называть «кавказской расой».

    Огромный научный материал (лингвистический, топонимический, археологический, антропологический и т. д.) позволяет нам утверждать, что Ближний Восток был вплоть до I тыс. до н. э. не только родиной индоевропейцев, но и их абсолютной, практически не делимой ни с каким иным большим народом или государственным объединением вотчиной. Постепенно отдаляющиеся этнически друг от друга индоевропейские народы (сыновние этносы суперэтноса) воевали между собой, воевали с собратьями-хеттами из Малой Азии, воевали с Египтом, делили престолы, обладали по отдельности и вместе колоссальной силой… Но были бессильны против постепенной и на первый взгляд малозначительной инфильтрации семитов Аравии в их земли. Если бы протосемиты пришли в Ассур большой могучей армией, они были бы разбиты, развеяны по сторонам света… Но они приходили «патриархальными» таборами. И спасения от них не было.

    К эпохе гибели Вавилона и Ассура-Руссы семиты составляли значительное меньшинство населения этих пульсирующих империй. Чрезвычайно активное меньшинство. А в истории зачастую остается тот, кто активно заявляет о себе. Но даже при самых больших натяжках и допусках мы не можем считать Ассур-Руссу семитским, арменоидно-кавказоидным или каким-либо этнически иным государственным образованием. Причисление Ассура-Ассирии к государствам Древнего Востока, созданным семитами, что мы часто встречаем в научных трудах, учебниках и энциклопедиях, глубоко ошибочно. Протосемиты, семиты на поздних этапах существования ближневосточных княжеств, царств и империй научились входить во власть, использовать ее и весь механизм государства в своих целях. Но отнюдь не они были создателями этих государств (Ассирии, Вавилона, Израиля, Иудеи, Финикии и др.). Как не были создателями России (Советской России) большевики-«революционеры», в подавляющем большинстве своем этнические евреи-семиты, которые в 1917 г. захватили власть и использовали уже имеющиеся рычаги и механизмы этой власти, отлаженного государственного аппарата. То, что они в дальнейшем в силу внегосударственного менталитета разладили этот аппарат, не удивительно. За две тысячи лет «рассеяния» евреям, несмотря на их феноменальные способности и «избранность», создать где-либо государство не удалось. (Израиль не исключение, он существует за счет колоссальных дотаций США, ФРГ и СССР-России, по сути, он и создан был по воле Сталина и Рузвельта, то есть извне.) Прочие семитские государства (арабские) можно назвать, скорее, родоплеменными анклавами, существующими за счет продажи исполинских запасов нефти. Мне, как историку и социологу, неизвестно ни одно государство семитов, созданное семитами по классической схеме: многовековым трудом коренного населения и организационным гением его вождей. И в таком выводе нет ничего уничижительного для народов хамито-семитской языковой семьи. Так как в общеземной цивилизации каждый народ играет свою и только свою роль. Не нам дано определять степень «полезности» или «бесполезности» этносов. Это касается и кочевых народностей Аравии, по-своему боровшихся за свое выживание.

    История чрезвычайно маловариантна. Из тысячелетия в тысячелетие, пусть и на «новых витках спирали», повторяются одни и те же сюжеты. Индоевропейские народы и народности последовательно и повсеместно отступают перед последовательным и повсеместным «вторжением» потомков семитов. И это несмотря на ветхозаветное пророчество, в коем сказано было, что со временем, дескать, Иафет войдет хозяином в шатры Симовы.

    В Двуречье, в частности в Вавилоне-Ассуре, потомки Сима, в совокупности с арменоидами и кавказоидами, к началу VI в. до н. э. весьма основательно ассимилировали и потеснили исходных русов-иафетитов-индоевропейцев — вошли во дворцы Иафетовы.

      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Русы Великой Скифии