страница14/35
Дата14.01.2018
Размер6.16 Mb.
ТипСказка

Русские народные сказки


1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   35

хлеба краюшку да кувшин с квасом. Лег Иван и думает: что утром будет? И

видит он - пришла Дарья, села в сенях на крыльцо, распростерла светлое

платье царицы и стала в нем штопать прореху. Штопала-штопала, зашивала-

зашивала Дарья прореху, а потом и заплакала. Спрашивает ее Иван:

- Чего ты, Дарья, плачешь?

- А как мне не плакать, - Дарья отвечает, - если завтра смерть моя

будет! Велела мне царица прореху в платье зашить, а иголка не шьет его,

а только распарывает: платье-то уж таково нежное, от иглы разверзается.

А не зашью, казнит меня наутро царица.

- А дай-ко я шить попробую, - говорит Иван, - может, зашью, и тебе

умирать не надо.

- Да как тебе платье такое дать? - Дарья говорит. - Царица сказывала:

мужик ты бесталанный. Однако попробуй маленько, а я погляжу.

Сел Иван за платье, взял иглу и начал шить. Видит - и правда, не шьет

игла, а рвет: платье-то легкое, словно воздух, не может в нем игла при-

няться. Бросил Иван иглу, стал руками каждую нить с другой нитью связы-

вать. Увидела Дарья и рассерчала на Ивана:

- Нету в тебе уменья! Да как же ты руками все нитки в прорехе свя-

жешь? Их тут тыщи великие!

- А я их с хотеньем да с терпеньем, гляди, и свяжу! - ответил Иван. -

А ты иди да спать ложись, к утру-то я, гляди, и отделаюсь.

Всю ночь работал Иван. Месяц с неба светил ему, да И платье светилось

само по себе, как живое, и видел он каждую его нить.

К утренней заре управился Иван. Поглядел он на свою работу: нету

больше прорехи, повсюду платье теперь цельное. Поднял он платье на руку

и чувствует - стало оно словно бы тяжелым. Оглядел он платье: в одном

кармане книга лежит - в нее старик, отец Елены, записывал всю мудрость,

а в другом кармане - круглое зеркальце, которое старик принес от масте-

раволшебника из холодных гор. Поглядел Иван в зеркальце - видно в нем,

да смутно; почитал он книгу - не понял ничего. Подумал тогда Иван: "Люди

говорят, я бесталанный, - правда и есть".

Наутро пришла Дарья-прислужница, взяла она готовое платье, осмотрела

его и сказала Ивану:

- Благодарствую тебе. Ты меня от смерти спас, и я твое добро упомню.

Вот встало солнце над землею, пора Ивану уходить в тайное место, где

царица Елена его не отыщет. Вышел он во двор, видит - стог сена сложен

стоит; залег он в сено, думал, что вовсе укрылся, а на него дворовые со-

баки брешут, и Дарья с крыльца кричит:

- Экой бесталанный! Я и то вижу тебя, не токмо что царица! Вылезай

оттуда, сено лаптями не марай!

Вылез Иван и думает: куда ему податься? Увидел - море близко.

Пошел он к морю и вспомнил щуку.

- Щука, - говорит, - щука, вспомни Ивана!

Щука высунулась из воды.

- Иди, - говорит, - я тебя на дно моря упрячу!

Бросился Иван в море. Утащила его щука на дно, зарыла там в песок, а

воду хвостом замутила. Взяла Елена Премудрая свое круглое зеркальце, на-

вела его на землю: нету Ивана; навела на небо: нету Ивана; навела на мо-

ре на воду: и там не видать Ивана, одна вода мутная. "Я-то хитра, я-то

умна, - думает царица, - да и он-то не прост, Иван Бесталанный!" Открыла

она отцовскую книгу мудрости и читает там: "Сильна хитрость ума, а добро

сильнее хитрости, добро и тварь помнит". Прочитала царица эти слова

сперва по писанному, а потом по неписанному, и книга сказала ей: ле-

жит-де Иван в песке на дне морском; кликни щуку, вели ей Ивана со дна

достать, а не то, мол, поймаю тебя, щуку, и в обеде съем.

Послала царица Дарью-прислужницу, велела ей кликнуть из моря щуку, а

щука пусть Ивана со дна ведет.

Явился Иван к Елене Премудрой.

- Казни меня, - сказывает, - не заслужил я тебя. Одумалась Елена Пре-

мудрая: казнить всегда успеется, а они с Иваном не чужие друг другу, од-

ним семейством жили.

Говорит она Ивану:

- Пойди укройся сызнова. Перехитришь ли меня, нет ли, тогда и буду

казнить тебя либо миловать. Пошел Иван искать тайное место, чтобы царица

его не нашла. А куда пойдешь! У царицы Елены волшебное зеркальце есть:

она в него все видит, а что в зеркальце не видно, про то ей мудрая книга

скажет. Кликнул Иван:

- Эй, воробей, помнишь ли мое добро?

А воробей уже тут.

- Упади на землю, - говорит, - стань зернышком!

Упал Иван на землю, стал зернышком, а воробей склевал его.

А Елена Премудрая навела зеркальце на землю, на небо, на воду - нету

Ивана. Все есть в зеркальце, а что нужно, того нет. Осерчала премудрая

Елена, бросила зеркальце об пол, и оно разбилось. Пришла тогда в горницу

Дарья-прислужница, собрала в подол осколки от зеркальца и унесла их в

черный угол двора. Открыла Елена Премудрая отцовскую книгу. И читает

там: "Иван в зерне, а зерно в воробье, а воробей сидит на плетне".

Велела тогда Елена Дарье позвать с плетня воробья: пусть воробей от-

даст зернышко, а не то его самого коршун съест.

Пошла Дарья к воробью. Услышал Дарью воробей, испугался и выбросил из

клюва зернышко. Зернышко упало на землю и обратилось в Ивана. Стал он

как был.


Вот Иван является опять пред Еленой Премудрой.

- Казни меня теперь, - говорит, - видно, и правда я бесталанный, а ты

премудрая.

- Завтра казню, - сказывает ему царица. - Завтрашний день я на остат-

ний кол твою голову повешу. Лежит вечером Иван в сенях и думает, как ему

быть, когда утром надо помирать. Вспомнил он тогда свою матушку. Вспом-

нил, и легко ему стало - так он любил ее.

Глядит он - идет Дарья и горшок с кашей ему несет.

Поел Иван кашу. Дарья ему и говорит:

- Ты царицу-то нашу не бойся. Она не дюже злая. А Иван ей:

- Жена мужу не страшна Мне бы только успеть уму-разуму ее научить.

- Ты завтра на казнь-то не спеши, - Дарья ему говорит, - а скажи, у

тебя дело есть, помирать, мол, тебе нельзя: в гости матушку ждешь.

Вот наутро говорит Иван Елене Премудрой:

- Дозволь еще малость пожить: я матушку свою увидеть хочу, - может,

она в гости придет. Поглядела на него царица.

- Даром тебе жить нельзя, - говорит. - А ты утаись от меня в третий

раз. Не сыщу я тебя, живи, так и быть.

Пошел Иван искать себе тайного места, а навстречу ему Дарья-прислуж-

ница.


- Обожди, - велит она, - я тебя укрою. Я твое добро помню.

Дунула она в лицо Ивана, и пропал Иван, превратился он в теплое дыха-

ние женщины. Вдохнула Дарья и втянула его себе в грудь. Пошла потом

Дарья в горницу, взяла царицыну книгу со стола, отерла пыль с нее да

открыла ее и дунула в нее: тотчас дыхание ее обратилось в новую заглав-

ную букву той книги, и стал Иван буквой. Сложила Дарья книгу и вышла

вон. Пришла вскоре Елена Премудрая, открыла книгу и глядит в нее: где

Иван. А книга ничего не говорит. А что скажет, непонятно царице; не ста-

ло, видно, смысла в книге. Не знала того царица, что от новой заглавной

у буквы все слова в книге переменились.

Захлопнула книгу Елена Премудрая и ударила ее обземь. Все буквы рас-

сыпались из книги, а первая, заглавная буква, как ударилась, так и обра-

тилась в Ивана.

Глядит Иван на Елену Премудрую, жену свою, глядит и глаз отвести не

может. Засмотрелась тут и царица на Ивана, а засмотревшись, улыбнулась

ему. И стала она еще прекраснее, чем прежде была.

- А я думала, - говорит она, - муж у меня мужик бесталанный, а он и

от волшебного зеркала утаился, и книгу мудрости перехитрил!

Стали они жить в мире и согласии и жили так до поры до времени. Да

спрашивает однажды царица у Ивана:

- А чего твоя матушка в гости к нам не идет. Отвечает ей Иван:

- И то правда! Да ведь и батюшки твоего нету давно! Пойду-ка я наутро

за матушкой да за батюшкой.

А наутро чуть свет матушка Ивана и батюшка Елены Премудрой сами в

гости к своим детям пришли. Батюшка-то Елены дорогу ближнюю в ее царство

знал; они коротко шли и не притомились.

Иван поклонился своей матушке, а старику так в ноги упал.

- Худо, - говорит, - батюшка! Не соблюдал я твоего запрету. Прости

меня, бесталанного!

Обнял его старик и простил.

- Спасибо тебе, - говорит, - сынок. В платье заветном прелесть была,

в книге - мудрость, а в зеркальце - вся видимость мира. Думал я, собрал

для дочери приданое, не хотел только дарить его до времени. Все я ей со-

бирал, а того не положил, что в тебе было, - главного таланту. Пошел я

было за ним далече, а он близко оказался. Видно, не кладется он и не да-

рится, а самим человеком добывается.

Заплакала тут Елена Премудрая, поцеловала Ивана, мужа своего, и поп-

росила у него прощения. С тех пор стали жить они славно - и Елена с Ива-

ном, и родители их - и до сей поры живут.

ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНЬЮ

Жил-был старик. У него было три сына: двое умных, третий - дурачок

Емеля.


Те братья работают, а Емеля целый день лежит на печке, знать ничего

не хочет.

Один раз братья уехали на базар, а бабы, невестки, давай посылать

его:


- Сходи, Емеля, за водой. А он им с печки:

- Неохота...

- Сходи, Емеля, а то братья с базара воротятся, гостинцев тебе не

привезут.

- Ну ладно. Слез Емеля с печки, обулся, оделся, взял ведра да топор и

пошел на речку.

Прорубил лед, зачерпнул ведра и поставил их, а сам глядит в прорубь.

И увидел Емеля в проруби щуку. Изловчился и ухватил щуку в руку:

- Вот уха будет сладка!

Вдруг щука говорит ему человечьим голосом:

- Емеля, отпусти меня в воду, я тебе пригожусь. А Емеля смеется:

- На что ты мне пригодишься? Нет, понесу тебя домой, велю невесткам

уху сварить. Будет уха сладка. Щука взмолилась опять:

- Емеля, Емеля, отпусти меня в воду, я тебе сделаю все, что ни поже-

лаешь.

- Ладно, только покажи сначала, что не обманываешь меня, тогда отпу-



щу.

Щука его спрашивает:

- Емеля, Емеля, скажи - чего ты сейчас хочешь?

- Хочу, чтобы ведра сами пошли домой и вода бы не расплескалась...

Щука ему говорит:

- Запомни мои слова: когда что тебе захочется - скажи только:

По щучьему веленью, По моему хотенью.

Емеля и говорит:

- По щучьему веленью, По моему хотенью - ступайте, ведра, сами до-

мой...


Только сказал - ведра сами и пошли в гору. Емеля пустил щуку в про-

рубь, а сам пошел за ведрами. Идут ведра по деревне, народ дивится, а

Емеля идет сзади, посмеивается...

Зашли ведра в избу и сами стали на лавку, а Емеля полез на печь.

Прошло много ли, мало ли времени - невестки говорят ему:

- Емеля, что ты лежишь? Пошел бы дров нарубил.

- Неохота...

- Не нарубишь дров, братья с базара воротятся, гостинцев тебе не при-

везут.

Емеле неохота слезать с печи. Вспомнил он про щуку и потихоньку гово-



рит:

- По щучьему веленью, По моему хотенью - поди, топор, наколи дров, а

дрова - сами в избу ступайте и в печь кладитесь...

Топор выскочил из-под лавки - и на двор, и давай дрова колоть, а дро-

ва сами в избу идут и в печь лезут. Много ли, мало ли времени прошло -

невестки опять говорят:

- Емеля, дров у нас больше нет. Съезди в лес, наруби.

А он им с печки:

- Да вы-то на что?

- Как мы на что?.. Разве наше дело в лес за дровами ездить?

- Мне неохота...

- Ну, не будет тебе подарков.

Делать нечего. Слез Емеля с печи, обулся, оделся. Взял веревку и то-

пор, вышел на двор и сел в сани:

- Бабы, отворяйте ворота!

Невестки ему говорят:

- Что ж ты, дурень, сел в сани, а лошадь не запряг?

- Не надо мне лошади.

Невестки отворили ворота, а Емеля говорит потихоньку:

- По щучьему веленью, По моему хотенью - ступайте, сани, в лес...

Сани сами и поехали в ворота, да так быстро - на лошади не догнать.

А в лес-то пришлось ехать через город, и тут он много народу помял,

подавил. Народ кричит: "Держи его! Лови его!" А он знай сани погоняет.

Приехал в лес:

- По щучьему веленью, По моему хотенью - топор, наруби дровишек посу-

ше, а вы, дровишки, сами валитесь в сани, сами вяжитесь...

Топор начал рубить, колоть сухие дерева, а дровишки сами в сани ва-

лятся и веревкой вяжутся. Потом Емеля велел топору вырубить себе дубинку

- такую, чтобы насилу поднять. Сел на воз:

- По щучьему веленью, По моему хотенью - поезжайте, сани, домой...

Сани помчались домой. Опять проезжает Емеля по тому городу, где даве-

ча помял, подавил много народу, а там его уж дожидаются. Ухватили Емелю

и тащат с возу, ругают и бьют.

Видит он, что плохо дело, и потихоньку:

- По щучьему веленью, По моему хотенью - ну-ка, дубинка, обломай им

бока.


Дубинка выскочила - давай колотить. Народ кинулся прочь, а Емеля при-

ехал домой и залез на печь. Долго ли, коротко ли - услышал царь об Еме-

линых проделках и посылает за ним офицера: его найти и привезти во дво-

рец.


Приезжает офицер в ту деревню, входит в ту избу, где Емеля живет, и

спрашивает:

- Ты - дурак Емеля?

А он с печки:

- А тебе на что?

- Одевайся скорее, я повезу тебя к царю.

- А мне неохота...

Рассердился офицер и ударил его по щеке.

А Емеля говорит потихоньку:

- По щучьему веленью, По моему хотенью - дубинка, обломай ему бока...

Дубинка выскочила - и давай колотить офицера, насилу он ноги унес.

Царь удивился, что его офицер не мог справиться с Емелей, и посылает

самого набольшего вельможу:

- Привези ко мне во дворец дурака Емелю, а то голову с плеч сниму.

Накупил набольший вельможа изюму, черносливу, пряников, приехал в ту

деревню, вошел в ту избу и стал спрашивать у невесток, что любит Емеля.

- Наш Емеля любит, когда его ласково попросят да красный кафтан посу-

лят, - тогда он все сделает, что ни попросишь.

Набольший вельможа дал Емеле изюму, черносливу, пряников и говорит:

- Емеля, Емеля, что ты лежишь на печи? Поедем к царю.

- Мне и тут тепло...

- Емеля, Емеля, у царя тебя будут хорошо кормить-поить, - пожалуйста,

поедем.

- А мне неохота...



- Емеля, Емеля, царь тебе красный кафтан подарит, шапку и сапоги.

Емеля подумал-подумал:

- Ну ладно, ступай ты вперед, а я за тобой вслед буду.

Уехал вельможа, а Емеля полежал еще и говорит:

- По щучьему веленью, По моему хотенью - ну-ка, печь, поезжай к ца-

рю...


Тут в избе углы затрещали, крыша зашаталась, стена вылетела, и печь

сама пошла по улице, по дороге, прямо к царю.

Царь глядит в окно, дивится:

- Это что за чудо?

Набольший вельможа ему отвечает:

- А это Емеля на печи к тебе едет.

Вышел царь на крыльцо:

- Что-то, Емеля, на тебя много жалоб! Ты много народу подавил.

- А зачем они под сани лезли?

В это время в окно на него глядела царская дочь - Марья-царевна. Еме-

ля увидал ее в окошке и говорит потихоньку:

- По щучьему веленью, По моему хотенью - пускай царская дочь меня по-

любит...

И сказал еще:

- Ступай, печь, домой...

Печь повернулась и пошла домой, зашла в избу и стала на прежнее мес-

то. Емеля опять лежит-полеживает.

А у царя во дворце крик да слезы. Марья-царевна по Емеле скучает, не

может жить без него, просит отца, чтобы выдал он ее за Емелю замуж. Тут

царь забедовал, затужил и говорит опять набольшему вельможе.

- Ступай приведи ко мне Емелю живого или мертвого, а то голову - с

плеч сниму.

Накупил набольший вельможа вин сладких да разных закусок, поехал в ту

деревню, вошел в ту избу и начал Емелю потчевать.

Емеля напился, наелся, захмелел и лег спать. А вельможа положил его в

повозку и повез к царю. Царь тотчас велел прикатить большую бочку с же-

лезными обручами. В нее посадили Емелю и Марьюцаревну, засмолили и бочку

в море бросили. Долго ли, коротко ли - проснулся Емеля; видит - темно,

тесно.

- Где же это я?



А ему отвечают:

- Скучно и тошно, Емелюшка! Нас в бочку засмолили, бросили в синее

море.

- А ты кто?



- Я - Марья-царевна.

Емеля говорит:

- По щучьему веленью, По моему хотенью - ветры буйные, выкатите бочку

на сухой берег, на желтый песок...

Ветры буйные подули. Море взволновалось, бочку выкинуло на сухой бе-

рег, на желтый песок. Емеля и Марья-царевна вышли из нее.

- Емелюшка, где же мы будем жить? Построй какую ни на есть избушку.

- А мне неохота... Тут она стала его еще пуще просить, он и говорит:

- По щучьему веленью, По моему хотенью - выстройся каменный дворец с

золотой крышей... Только он сказал - появился каменный дворец с золотой

крышей. Кругом - зеленый сад: цветы цветут и птицы поют.

Марья-царевна с Емелей вошли во дворец, сели у окошечка.

- Емелюшка, а нельзя тебе красавчиком стать?

Тут Емеля недолго думал:

- По щучьему веленью, По моему хотенью - стать мне добрым молодцем,

писаным красавцем... И стал Емеля таким, что ни в сказке сказать, ни пе-

ром описать.

А в ту пору царь ехал на охоту и видит - стоит дворец, где раньше ни-

чего не было.

- Это что за невежа без моего дозволения на моей земле дворец постро-

ил?

И послал узнать-спросить: "Кто такие?"



Послы побежали, стали под окошком, спрашивают. Емеля им отвечает:

- Просите царя ко мне в гости, я сам ему скажу. Царь приехал к нему в

гости. Емеля его встречает, ведет во дворец, сажает за стол. Начинают

они пировать. Царь ест, пьет и не надивится:

- Кто же ты такой, добрый молодец?

- А помнишь дурачка Емелю - как приезжал к тебе на печи, а ты велел

его со своей дочерью в бочку засмолить, в море бросить? Я - тот самый

Емеля. Захочу - все твое царство пожгу и разорю.

Царь сильно испугался, стал прощенья просить:

- Женись на моей дочери, Емелюшка, бери мое царство, только не губи

меня!

Тут устроили пир на весь мир. Емеля женился на Марье-царевне и стал



править царством.

Тут и сказке конец, а кто слушал - молодец.

БРАТЬЯ-ОХОТНИКИ

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были два брата -

охотника.

Вот раз пошли они на добычу. Золотого зайца увидели. Все за ним шли

да шли. Заблудились, в дремучем лесу очутились.

А заяц прыгнул в кусты и пропал с глаз. Нечего делать охотникам -

придется в лесу заночевать.

Меньшой брат взял ружье и пошел поискать - может, какая дичина попа-

дется, а старшой остался кашу варить.

Сварил кашу, дожидается своего брата. Глядит - выходит на поляну ста-

ричок, сам не выше пня, шапка в аршин, а борода в три сажени.

- Здравствуй, охотник! - говорит.

- Здорово! - отвечает старшой брат.

- Можно твоей каши покушать?

А старшой брат жаден был.

- Нет, - говорит, - нам самим двоим мало. Взял тогда старичок полов-

ник и ударил им охотника по лбу. Тот сразу уснул.

А старичок сел, кашу съел и в лес ушел. Пришел меньшой с охоты.

- Что, брат, сварил кашу? - спрашивает.

- Нет, что-то я приболел, - отвечает старшой. Стыдно ему признаться,

что не сумел за себя постоять.

- Ну, не беда, - говорит меньшой брат. Наварил каши. Поужинали

братья, легли спать. Наутро старшой брат пошел на охоту, а меньшой кашу

варить остался.

Вот наварил он каши, сидит, дожидается своего брата. Глядит - выходит

на поляну старичок, сам не выше пня, шапка с аршин, борода в три сажени.

- Здорово, охотник!

- Здравствуй, милый, - отвечает меньшой брат.

- Можно твоей кашки покушать?

- Что ж, коли голоден, садись ешь.

Вот старичок сел, всю кашу съел.

- Спасибо, тебе охотник, - говорит. - Хороша твоя каша. Пока прощай,

а в беду попадешь, про меня вспомни.

Завернул в кусты, и словно его не было. Пришел с охоты старшой брат.

Стали они домой собираться.

Вот идут они по лесу. Глядь - навстречу великан. Голова вровень с ду-

бами, ноги - две колоды, вместо живота - сорокаведерная бочка.

- Здорово, охотники! Далеко идете?

- Да вот заблудились. Может, ты дорогу покажешь?

- Это дело пустое. Пойдем сперва ко мне в гости. Приводит их великан

к себе домой. За стол сажает, вином и всякими кушаньями угощает.

А за столом кухарка прислуживает. Нет-нет и посмотрит на меньшого

брата охотника, будто сказать что-то ему хочет.

Попросил он у нее воды испить. Подносит кухарка ему воды, а сама шеп-

чет:

- Берегись, охотник! Хочет вас великан зарезать и съесть!



Наливает им великан по стакану вина. Старшой брат пьет, а меньшой че-

рез плечо льет. Подают на стол арбуз. Великан арбуз на куски режет да на

ноже в рот гостям сует.

"Э, - думает охотник, - этак он нас сейчас зарежет. Дай-ка и я ему

подам".

Взял нож, словно хочет ломоть арбуза отрезать да хозяина угостить.



Изловчился и приставил великану нож к горлу.

Испугался великан, арбузом подавился, на землю повалился.

Взял у него охотник ключ и пошел дом смотреть. Открывает одну дверь,

видит - комната вся коврами убрана. Открывает вторую комнату - та сереб-

ром украшена. К третьей двери подходит.

А кухарка ему говорит:

- Не ходи туда, охотник, - там твое горе. Не послушался ее охотник,

отпер и третью дверь. В золоте вся комната блестит. Сидит в той комнате

девица писаной красоты.

- Зачем, - спрашивает, - ты сюда, добрый молодец, зашел? Великан при-

дет, тебя съест и меня живой не оставит.

А он ей отвечает:

- Нет великана в живых. Хотел он меня съесть, да сам подавился. Пой-

дем, красавица, со мной. Рассказал ей, как было.

- А коли так, - говорит девица, - то принеси мой именной платочек, он

у великана в кармане лежит. Побежал охотник, достал именной платочек,

принес его девице. Поцеловала она охотника и назвалась его невестой.

Старшой брат пьяный был, все спал, ничего не видал. Разбудили они

его, взяли с собой кухарку и пошли домой.

Вот дошли до речки.

А девица та сестрой великана была. Она охотника боялась, сиротой

притворялась, сама смерти ему хотела. Спрятала она платочек за пазуху и

говорит:

- Беда мне! Второпях именной платочек обронила. Побежал охотник за

платочком, а девица его ждать не стала, села в лодку со старшим братом и

переехала на другую сторону.

Ходил-ходил охотник по лесу, платочка не нашел. Прибежал обратно к

реке - ни брата, ни невесть И переправиться не на чем.

Ночь наступает. Что делать? Вспомнил он тут про лесного старичка.

Только подумал о нем, видит - высокий забор, жилье какое-то. Постучал

охотник в ворота, выходит к нему старичок, сам не выше пня, шапка с ар-

шин, а борода в три сажени.

- Здравствуй, охотник! Я тебя ждал. Рассказал ему охотник свое горе.

- Знаю, - говорит старичок. - Виноват ты, охотник, сам. Зачем третью

дверь отпер? Нельзя тебе сейчас домой возвращаться. Там тебя погибель

ждет. Определился охотник к старичку на год в караульщики - амбары сто-

рожить, а тот его за это должен хитрой науке обучить.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   35

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Русские народные сказки