страница19/35
Дата14.01.2018
Размер6.16 Mb.
ТипСказка

Русские народные сказки


1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   35

- Ну прости же ты меня, прости, серый волк.

- То-то, прости... Ладно, садись на меня. Взялся за гуж, не говори,

что не дюж.

Опять поскакал серый волк с Иваном-царевичем. Долго ли, коротко ли,

добегают они до той крепости, где стоит конь златогривый.

- Полезай, Иван-царевич, через стену, сторожа спят, иди на конюшню,

бери коня, да смотри уздечку не трогай!

Иван-царевич перелез в крепость, там все сторожа спят, зашел на ко-

нюшню, поймал коня златогривого, да позарился на уздечку - она золотом,

дорогими камнями убрана; в ней златогривому коню только и гулять.

Иван-царевич дотронулся до уздечки, пошел звук по всей крепости: тру-

бы затрубили, барабаны забили, сторожа проснулись, схватили Ивана-царе-

вича и повели к царю Кусману.

- Чей ты, откуда?

- Я Иван-царевич.

- Эка, за какие глупости взялся - коня воровать! На это простой мужик

не согласится. Ну ладно, прощу тебя, Иван-царевич, если сослужишь мне

службу. У царя Далмата есть дочь Елена Прекрасная. Похить ее, привези ко

мне, подарю тебе златогривого коня с уздечкой.

Еще пуще пригорюнился Иван-царевич, пошел к серому волку.

- Говорил я тебе, Иван-царевич, не трогай уздечку! Не послушал ты мо-

его наказа.

- Ну прости же меня, прости, серый волк.

- То-то, прости... Да уж ладно, садись мне на спину.

Опять поскакал серый волк с Иваном-царевичем. Добегают они до царя

Далмата. У него в крепости в саду гуляет Елена Прекрасная с мамушками,

нянюшками. Серый волк говорит:

- В этот раз я тебя не пущу, сам пойду. А ты ступай обратно путем-до-

рогой, я тебя скоро нагоню. Иван-царевич пошел обратно путем-дорогой, а

серый волк перемахнул через стену - да в сад. Засел за куст и глядит:

Елена Прекрасная вышла со своими мамушками, нянюшками.

Гуляла, гуляла и только приотстала от мамушек и нянюшек, серый волк

ухватил Елену Прекрасную, перекинул через спину - и наутек.

Иван-царевич идет путем-дорогой, вдруг настигает его серый волк, на

нем сидит Елена Прекрасная. Обрадовался Иван-царевич, а серый волк ему:

- Садись на меня скорей, как бы за нами погони не было.

Помчался серый волк с Иваном-царевичем, с Еленой Прекрасной обратной

дорогой - синие леса мимо глаз пропускает, реки, озера хвостом заметает.

Долго ли, коротко ли, добегают они до царя Кусмана. Серый волк спрашива-

ет:

- Что, Иван-царевич, приумолк, пригорюнился?



- Да как же мне, серый волк, не печалиться? Как расстанусь с такой

красотой? Как Елену Прекрасную на коня буду менять?

Серый волк отвечает:

- Не разлучу я тебя с такой красотой - спрячем ее где-нибудь, а я

обернусь Еленой Прекрасной, ты и веди меня к царю.

Тут они Елену Прекрасную спрятали в лесной избушке. Серый волк пере-

вернулся через голову и сделался точь-в-точь Еленой Прекрасной. Повел

его Иван-царевич к царю Кусману. Царь обрадовался, стал его благодарить:

- Спасибо тебе, Иван-царевич, что достал мне невесту. Получай златог-

ривого коня с уздечкой. Иван-царевич сел на этого коня и поехал за Еле-

ной Прекрасной. Взял ее, посадил на коня, и едут они путем-дорогой.

А царь Кусман устроил свадьбу, пировал весь день до вечера, а как на-

до было спать ложиться, повел он Елену Прекрасную в спальню, да только

лег с ней на кровать, глядит - волчья морда вместо молодой жены! Царь со

страху свалился с кровати, а волк удрал прочь.

Нагоняет серый волк Ивана-царевича и спрашивает:

- О чем задумался, Иван-царевич?

- Как же мне не думать? Жалко расставаться с таким сокровищем - конем

златогривым, менять его на Жар-птицу.

- Не печалься, я тебе помогу. Вот доезжают они до царя Афрона. Волк и

говорит:

- Этого коня и Елену Прекрасную ты спрячь, а я обернусь конем златог-

ривым, ты меня и веди к царю Афрону.

Спрятали они Елену Прекрасную и златогривого коня в лесу. Серый волк

перекинулся через спину, обернулся златогривым конем. Иван-царевич повел

его к царю Афрону. Царь обрадовался и отдал ему Жарптицу с золотой клет-

кой.

Иван-царевич вернулся пеший в лес, посадил Елену Прекрасную на зла-



тогривого коня, взял золотую клетку с Жар-птицей и поехал путем-дорогой

в родную сторону.

А царь Афрон велел подвести к себе дареного коня и только хотел сесть

на него - конь обернулся серым волком. Царь со страху где стоял, там и

упал, а серый волк пустился наутек и скоро догнал Ивана-царевича:

- Теперь прощай, мне дальше идти нельзя. Иван-царевич слез с коня и

три раза поклонился до земли, с уважением отблагодарил серого волка. А

тот говорит:

- Не навек прощайся со мной, я еще тебе пригожусь.

Иван-царевич думает: "Куда же ты еще пригодишься? Все желанья мои ис-

полнены". Сел на златогривого коня, и опять поехали они с Еленой Прек-

расной, с Жар-птицей. Доехал он до своих краев, вздумалось ему пополдне-

вать. Было у него с собой немного хлебушка. Ну, они поели, ключевой воды

попили и легли отдыхать.

Только Иван-царевич заснул, наезжают на него его братья. Ездили они

по другим землям, искали Жарптицу, вернулись с пустыми руками. Наехали и

видят - у Ивана-царевича все добыто. Вот они и сговорились:

- Давай убьем брата, добыча вся будет наша. Решились и убили Ива-

на-царевича. Сели на златогривого коня, взяли Жар-птицу, посадили на ко-

ня Елену Прекрасную и устрашили ее:

- Дома не сказывай ничего!

Лежит Иван-царевич мертвый, над ним уже вороны летают.

Откуда ни возьмись, прибежал серый волк и схватил ворона с воронен-

ком:


- Ты лети-ка, ворон, за живой и мертвой водой. Принесешь мне живой и

мертвой воды, тогда отпущу твоего вороненка.

Ворон, делать нечего, полетел, а волк держит его вороненка. Долго ли

ворон летал, коротко ли, принес он живой и мертвой воды. Серый волк

спрыснул мертвой водой раны Иван-царевичу, раны зажили; спрыснул его жи-

вой водой - Иван-царевич ожил.

- Ох, крепко же я спал!..

- Крепко ты спал, - говорит серый волк. - Кабы не я, совсем бы не

проснулся. Родные братья тебя убили и всю добычу твою увезли. Садись на

меня скорей!

Поскакали они в погоню и настигли обоих братьев. Тут их серый волк

растерзал и клочки по полю разметал.

Иван-царевич поклонился серому волку и простился с ним навечно.

Вернулся Иван-царевич домой на коне златогривом, привез отцу своему

Жар-птицу, а себе - невесту, Елену Прекрасную.

Царь Берендей обрадовался, стал сына спрашивать. Стал Иван-царевич

рассказывать, как помог ему серый волк достать добычу, да как братья

убили его, сонного, да как серый волк их растерзал. Погоревал царь Бе-

рендей и скоро утешился. А Иван-царевич женился на Елене Прекрасной, и

стали они жить-поживать да горя не знать.

ЦАРЕВНА-ЛЯГУШКА

В старые годы у одного царя было три сына. Вот, когда сыновья стали в

возрасте, царь собрал их и говорит:

- Сынки мои любезные, покуда я еще не стар, мне охота бы вас женить,

посмотреть на ваших деточек, на моих внучат.

Сыновья отцу отвечают:

- Так что ж, батюшка, благослови. На ком тебе желательно нас женить?

- Вот что, сынки, возьмите по стреле, выходите в чистое поле и стре-

ляйте: куда стрелы упадут, там и судьба ваша.

Сыновья поклонились отцу, взяли по стреле, вышли в чистое поле, натя-

нули луки и выстрелили. У старшего сына стрела упала на боярский двор,

подняла стрелу боярская дочь. У среднего сына упала стрела на широкий

купеческий двор, подняла ее купеческая дочь. А у младшего сына, Ива-

на-царевича, стрела поднялась и улетела, сам не знает куда. Вот он шел,

шел, дошел до болота, видит - сидит лягушка, подхватила его стрелу.

Иван-царевич говорит ей:

- Лягушка, лягушка, отдай мою стрелу. А лягушка ему отвечает:

- Возьми меня замуж!

- Что ты, как я возьму себе в жены лягушку?

- Бери, знать, судьба твоя такая. Закручинился Иван-царевич. Делать

нечего, взял лягушку, принес домой. Царь сыграл три свадьбы: старшего

сына женил на боярской дочери, среднего - на купеческой, а несчастного

Ивана-царевича - на лягушке.

Вот царь позвал сыновей:

- Хочу посмотреть, которая из ваших жен лучшая рукодельница. Пускай

сошьют мне к завтрему по рубашке.

Сыновья поклонились отцу и пошли. Иван-царевич приходит домой, сел и

голову повесил. Лягушка по полу скачет, спрашивает его:

- Что, Иван-царевич, голову повесил? Или горе какое?

- Батюшка велел тебе к завтрему рубашку сшить. Лягушка отвечает:

- Не тужи, Иван-царевич, ложись лучше спать, утро вечера мудренее.

Иван-царевич лег спать, а лягушка прыгнула на крыльцо, сбросила с се-

бя лягушечью кожу и обратилась Василисой Премудрой, такой красавицей,

что и в сказке не расскажешь.

Василиса Премудрая ударила в ладоши и крикнула:

- Мамки, няньки, собирайтесь, снаряжайтесь! Сшейте мне к утру такую

рубашку, какую видела я у моего родного батюшки.

Иван-царевич утром проснулся, лягушка опять по полу скачет, а уж ру-

башка лежит на столе, завернута в полотенце. Обрадовался Иван-царевич,

взял рубашку, понес к отцу. Царь в это время принимал дары от больших

сыновей. Старший сын развернул рубашку, царь принял ее и сказал:

- Эту рубашку в черной избе носить. Средний сын развернул рубашку,

царь сказал:

- В ней только в баню ходить. Иван-царевич развернул рубашку, изукра-

шенную златом-серебром, хитрыми узорами. Царь только взглянул:

- Ну, вот это рубашка - в праздник ее надевать. Пошли братья по домам

- те двое - и судят между собой:

- Нет, видно, мы напрасно смеялись над женой Ивана-царевича: она не

лягушка, а какая-нибудь хитра [36]...

Царь опять позвал сыновей:

- Пускай ваши жены испекут мне к завтрему хлеб. Хочу узнать, которая

лучше стряпает. Иван-царевич голову повесил, пришел домой. Лягушка его

спрашивает:

- Что закручинился?

Он отвечает:

- Надо к завтрему испечь царю хлеб.

- Не тужи, Иван-царевич, лучше ложись спать, утро вечера мудренее.

А те невестки сперва-то смеялись над лягушкой, а теперь послали одну

бабушку-задворенку посмотреть, как лягушка будет печь хлеб.

Лягушка хитра, она это смекнула. Замесила квашню, печь сверху разло-

мала да прямо туда, в дыру, всю квашню и опрокинула. Бабушка-задворенка

прибежала к царским невесткам, все рассказала, и те так же стали делать.

А лягушка прыгнула на крыльцо, обернулась Василисой Премудрой, удари-

ла в ладоши:

- Мамки, няньки, собирайтесь, снаряжайтесь! Испеките мне к утру мяг-

кий белый хлеб, какой я у моего родного батюшки ела.

Иван-царевич утром проснулся, а уж на столе лежит хлеб, изукрашен

разными хитростями: по бокам узоры печатные, сверху города с заставами.

Иван-царевич обрадовался, завернул хлеб в ширинку, понес к отцу. А царь

в это время принимал хлебы от больших сыновей. Их жены-то поспускали

тесто в печь, как им бабушка-задворенка сказала, и вышла у них одна го-

релая грязь. Царь принял хлеб от старшего сына, посмотрел и отослал в

людскую. Принял от среднего сына и туда же отослал. А как подал Иванца-

ревич, царь сказал:

- Вот это хлеб, только в праздник его есть. И приказал царь трем сы-

новьям, чтобы завтра явились к нему на пир с женами.

Опять воротился Иван-царевич домой невесел, ниже плеч голову повесил.

Лягушка по полу скачет:

- Ква, ква, Иван-царевич, что закручинился? Или услыхал от батюшки

слово неприветливое?

- Лягушка, лягушка, как мне не горевать? Батюшка наказал, чтобы я

пришел с тобой на пир, а как я тебя людям покажу?

Лягушка отвечает:

- Не тужи, Иван-царевич, иди на пир один, а я вслед за тобой буду.

Как услышишь стук да гром, не пугайся. Спросят тебя, скажи: "Это моя ля-

гушонка в коробочонке едет".

Иван-царевич и пошел один. Вот старшие братья приехали с женами, ра-

зодетыми, разубранными, нарумяненными, насурьмленными. Стоят да над Ива-

номцаревичем смеются:

- Что же ты без жены пришел? Хоть бы в платочке ее принес. Где ты та-

кую красавицу выискал? Чай, все болота исходил.

Царь с сыновьями, с невестками, с гостями сели за столы дубовые, за

скатерти браные [37] - пировать. Вдруг поднялся стук да гром, весь дво-

рец затрясся. Гости напугались, повскакали с мест, а Иван-царевич гово-

рит:

- Не бойтесь, честные гости: это моя лягушонка в коробчонке приехала.



Подлетела к царскому крыльцу золоченая карета о шести белых лошадях, и

выходит оттуда Василиса Премудрая: на лазоревом платье - частые звезды,

на голове - месяц ясный, такая красавица - ни вздумать, ни взгадать,

только в сказке сказать. Берет она Ивана-царевича за руку и ведет за

столы дубовые, за скатерти браные.

Стали гости есть, пить, веселиться. Василиса Премудрая испила из ста-

кана да последки себе за левый рукав вылила. Закусила лебедем да косточ-

ки за правый рукав бросила.

Жены больших царевичей увидали ее хитрости и давай то же делать.

Попили, поели, настал черед плясать. Василиса Премудрая подхватила

Ивана-царевича и пошла. Уж она плясала, плясала, вертелась, вертелась -

всем на диво. Махнула левым рукавом - вдруг сделалось озеро, махнула

правым рукавом - поплыли по озеру белые лебеди. Царь и гости диву да-

лись.


А старшие невестки пошли плясать: махнули рукавом - только кости раз-

летелись, одна кость царю в глаз попала. Царь рассердился и прогнал обе-

их невесток.

В ту пору Иван-царевич отлучился потихоньку, побежал домой, нашел там

лягушечью кожу и бросил ее в печь. Сжег на огне.

Василиса Премудрая возвращается домой, хватилась - нет лягушечьей ко-

жи. Села на лавку, запечалилась, приуныла и говорит Ивану-царевичу:

- Ах, Иван-царевич, что же ты наделал! Если бы ты еще только три дня

подождал, я бы вечно твоей была. А теперь прощай. Ищи меня за тридевять

земель, в тридесятом царстве, у Кощея Бессмертного... Обернулась Васили-

са Премудрая серой кукушкой и улетела в окно. Иван-царевич поплакал,

поплакал, поклонился на четыре стороны и пошел куда глаза глядят - ис-

кать жену, Василису Прекрасную. Шел он близко ли, далеко ли, долго ли,

коротко ли, сапоги проносил, кафтан истер, шапчонку дождик иссек. Попа-

дается ему навстречу старый старичок:

- Здравствуй, добрый молодец? Что ищешь, куда путь держишь?

Иван-царевич рассказал ему про свое несчастье. Старый старичок гово-

рит ему:


- Эх, Иван-царевич, зачем ты лягушечью кожу спалил? Не ты ее надел,

не тебе было ее снимать. Василиса Премудрая хитрей, мудрей своего отца

уродилась. Он за то осерчал на нее и велел ей три года быть лягушкой.

Ну, делать нечего, вот тебе клубок: куда он покатится, туда и ты ступай

за ним смело. Иван-царевич поблагодарил старого старичка и пошел за клу-

бочком.


Клубок катится, он за ним идет. В чистом поле попадается ему медведь.

Иван-царевич нацелился, хочет убить зверя. А медведь говорит ему челове-

ческим голосом:

- Не бей меня, Иван-царевич, когда-нибудь тебе пригожусь.

Иван-царевич пожалел медведя, не стал его стрелять, пошел дальше.

Глядь, летит над ним селезень. Он нацелился, а селезень говорит ему че-

ловеческим голосом:

- Не бей меня, Иван-царевич, я тебе пригожусь. Он пожалел селезня и

пошел дальше. Бежит косой заяц. Иван-царевич опять спохватился, хочет в

него стрелять, а заяц говорит человеческим голосом:

- Не убивай меня, Иван-царевич, я тебе пригожусь. Пожалел он зайца,

пошел дальше. Подходит к синему морю и видит - на берегу, на песке, ле-

жит щука, едва дышит и говорит ему:

- Ах, Иван-царевич, пожалей меня, брось в синее море!

Он бросил щуку в море, пошел дальше берегом. Долго ли, коротко ли,

прикатился клубочек к лесу. Там стоит избушка на курьих ножках, кругом

себя поворачивается - Избушка, избушка, стань по-старому, как мать пос-

тавила: к лесу задом, ко мне передом. Избушка повернулась к нему пере-

дом, к лесу задом. Иван-царевич взошел в нее и видит: на печи, на девя-

том кирпиче, лежит баба-яга, костяная нога, зубы - на полке, а нос в по-

толок врос.

- Зачем, добрый молодец, ко мне пожаловал? - говорит ему баба-яга. -

Дело пытаешь или от дела лытаешь?

Иван-царевич ей отвечает:

- Ах ты, старая хрычовка, ты бы меня прежде напоила, накормила, в ба-

не выпарила, тогда бы и спрашивала.

Баба-яга его в бане выпарила, напоила, накормила, в постель уложила,

и Иван-царевич рассказал ей, что ищет свою жену, Василису Премудрую.

- Знаю, знаю, - говорит ему баба-яга, - твоя жена теперь у Кощея

Бессмертного. Трудно ее будет достать, нелегко с Кощеем сладить: его

смерть на конце иглы, та игла в яйце, яйцо в утке, утка в зайце, тот за-

яц в каменном сундуке, а сундук стоит на высоком дубу, и тот дуб Кощей

Бессмертный как свой глаз бережет.

Иван-царевич у бабы-яги переночевал, и наутро она ему указала, где

растет высокий дуб. Долго ли, коротко ли, дошел туда Иван-царевич, видит

- стоит, шумит высокий дуб, на нем каменный сундук, а достать его труд-

но.

Вдруг, откуда ни взялся, прибежал медведь и выворотил дуб с корнем.



Сундук упал и разбился. Из сундука выскочил заяц - и наутек во всю

прыть. А за ним другой заяц гонится, нагнал и в клочки разорвал. А из

зайца вылетела утка, поднялась высоко, под самое небо. Глядь, на нее се-

лезень кинулся, как ударит ее - утка яйцо выронила, упало яйцо в синее

море... Тут Иван-царевич залился горькими слезами - где же в море яйцо

найти!


Вдруг подплывает к берегу щука и держит яйцо в зубах. Иван-царевич

разбил яйцо, достал иголку и давай у нее конец ломать. Он ломает, а Ко-

щей Бессмертный бьется, мечется. Сколько ни бился, ни метался Кощей,

сломал Иван-царевич у иглы конец, пришлось Кощею помереть.

Иван-царевич пошел в Кощеевы палаты белокаменные. Выбежала к нему Ва-

силиса Премудрая, поцеловала его в сахарные уста. Иван-царевич с Васили-

сой Премудрой воротились домой и жили долго и счастливо до глубокой ста-

рости.


ДЕРЕВЯННЫЙ ОРЕЛ

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь. И было у

царя множество слуг. Да не простых прислужников, а разных мастеров: и

столяров, и гончаров, и портных. Любил царь, чтобы и платье у него луч-

ше, чем у других, было сшито, и посуда хитрее расписана, и дворец

резьбою украшен. Мастеров в царском дворце видимо-невидимо было. Все они

по утрам собирались к царскому выходу и ждали, кому какое дело царь на

сегодня назначит. И вот случилось раз, что столкнулись у царского порога

золотых дел мастер и столяр. Столкнулись и заспорили - кто из них свое

ремесло лучше знает и чья работа труднее.

Золотых дел мастер и говорит:

- Твое мастерство невелико, ты над деревом сидишь, деревянные вещи

режешь. То ли дело моя работа: я все из чистого золота делаю - любо-до-

рого поглядеть.

А столяр отвечает:

- Не хитро дорогую вещь сделать, коли золото само в цене. Ты вот из

простого древа сделай такую штучку, чтобы все кругом диву дались. Вот

тогда я поверю, что ты мастер.

Спорили они, спорили, чуть до драки не дошло, да в это время царь вы-

ходит. Услыхал он этот разговор, усмехнулся и приказал:

- Сделайте вы мне оба по диковинке: один из золота, другой - из дере-

ва. Погляжу на них и решу, кто из вас лучший мастер.

С царем не поспоришь, коли жизнь дорога. Пошли мастера из дворца каж-

дый к себе, оба крепкую думу думают, как бы друг друга перегнать в мас-

терстве. Дал им царь неделю сроку. Через неделю приходят оба мастера во

дворец, Становятся в ряд с другими, ждут царского выхода. И у каждого по

свертку в руках.

Вышел царь и говорит:

- Ну, молодцы, показывайте ваше искусство, - а сам в бороду усмехает-

ся.


Приказал он позвать в палату и царицу, и молодого сына-царевича.

- Пусть они на вашу работу поглядят. Сели царь с царицей на лавку, а

царевич рядом встал. Вышел вперед золотых дел мастер:

- Прикажи, царь-батюшка, большой чан воды принести.

Принесли большой чан, воды налили. Развязал мастер свой узелок, вынул

оттуда золотую утку и пустил ее на воду. Поплыла утка, словно живая: го-

ловой вертит, крякает, носиком перышки обчищает.

Открыл царь рот от удивления, а царица кричит:

- Да это живая утка, а не золотая! Он, видно, живую утку золотом пок-

рыл!


Обиделся мастер:

- Какая же она живая? Прикажите мне ее разобрать по частям и опять на

винтики собрать. Вынул он утку из чана, сначала ей крылышки отвинтил,

потом голову, а после и всю на кусочки разобрал. Разложил на столе, да и

давай снова свинчивать. Свинтил, пустил на воду. И поплыла утка лучше

прежнего.

Захлопали все придворные в ладоши:

- Ну и мастер! Ну и чудо сделал! Век такого не видывали!

Обернулся царь к столяру: - Теперь ты свое искусство показывай.

Поклонился столяр:

- Прикажи, ваше царское величество, окошко в этой горнице отворить.

Отворили окошко. Развернул столяр свой сверток, вынимает из него орла

деревянного. Да так этот орел хорошо сделан был, что от живого не отли-

чить. А столяр и говорит:

- Утка-то золотая только по воде плавает, а мой орел в облака подыма-

ется.


Сел столяр на орла и повернул винтик. Поднял его орел и мигом вылетел

по воздуху из царской палаты. Кинулись все к окнам, смотрят, рты разину-

ли, а столяр над царским двором в воздухе разные круги делает. Влево по-

вернет винтик - орел книзу летит, вправо повернет - подымается. У царя

от удивления корона на затылок съехала, глядит он в окошко, оторваться

не может. А все кругом словно замерли. Такого мастерства никто не виды-

вал.

Покружил столяр по воздуху и обратно в палату влетел. Поставил орла в



сторонку и к царю подходит:

- Ну как, царь-батюшка, доволен ли ты моим искусством?

- Слов не нахожу, так доволен, - царь отвечает. - Да как же ты этак

умудрился? Да как же ты ему этот винтик пристроил?

Начал столяр "царю объяснить, а в это время царица как ахнет, как

закричит:

- Куда ты? Куда? Ах, ловите, остановите!

Обернулись все на ее голос - и видят: пока царь столяра расспрашивал,

царевич молодой вскочил на орла, повернул винтик - и вылетел из окна на

двор.


- Вернись скорей! Куда ты? Убьешься! - кричат ему царь с царицей.

А царевич махнул рукой, да и полетел через забор серебряный, которым

дворец огорожен был. Повернул он винтик вправо - поднялся орел за облака

и скрылся из глаз.

Царица без памяти лежит, а царь на столяра гневается.

- Это, - говорит, - ты нарочно такую шутку придумал, чтобы нашего сы-

на единственного сгубить. Эй, стражники! Схватить его и бросить в темни-

цу. А если через две недели царевич не вернется, вздернуть столяра на

виселицу.

1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   35

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Русские народные сказки