страница20/35
Дата14.01.2018
Размер6.16 Mb.
ТипСказка

Русские народные сказки


1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   35

Схватили стражники столяра и кинули в темное подземелье.

А царевич на деревянном орле все дальше и дальше летит.

Любо царевичу. Просторно, вольно кругом. В ушах ветер свистит, кудри

развеваются, под ногами облака проносятся, и сам царевич - словно птица

крылатая. Куда хочет, туда в небе и поворачивает. К вечеру прилетел он в

неведомое царство, опустился на край города. Видит - стоит избушка ма-

ленькая.


Постучал царевич в дверь. Выглянула старушка.

- Пусти, бабушка, переночевать. Я тут чужой человек, никого не знаю,

остановиться не у кого.

- Отчего не пустить, сынок. Входи, места много. Я одна живу.

Развинтил царевич орла, связал в сверток, входит к старушке в избуш-

ку.


Стала старушка его ужином кормить, а царевич расспрашивает: что за

город, да кто в нем живет, да какие в городе диковинки.

Вот и говорит старушка:

- Есть у нас, сынок, одно чудо в государстве. Стоит посреди города

царский дворец, а подле дворца - высокая башня. Заперта та башня трид-

цатью замками, и охраняют ее ворота тридцать сторожей. Никого в ту башню

не пускают. А живет там царская дочь. Как родилась она, так ее с нянькой

в той башне и заперли, чтобы никто не видел. Боятся царь с царицей, что

полюбит царевна кого-нибудь и придется ее замуж на чужую сторону отда-

вать. А им с ней расставаться жалко: она у них единственная. Вот и живет

девушка в башне, словно в темнице.

- А что, и верно хороша царевна? - спрашивает царевич.

- Не знаю, сынок, сама не видала, а люди сказывали - такой красоты во

всем свете не сыщется. Захотелось царевичу в запретную башню пробраться.

Лег он спать, а сам все раздумывает, как бы ему царевну увидеть.

На другой день, как стемнело, сел он на своего деревянного орла,

взвился в облака и полетел к башне с той стороны, где окошко в тереме

было. Подлетел и стучит в стекло. Удивилась царевна. Видит - молодец

красоты неописанной.

- Кто ты, добрый молодец? - спрашивает.

- Отвори окно. Сейчас все тебе расскажу. Открыла девушка окно, влетел

деревянный орел в комнату. Слез с него царевич, поздоровался, рассказал

девушке, кто он таков и как попал сюда.

Сидят они, друг на друга глядят - наглядеться не могут.

Спрашивает царевич, согласна ли она его женой стать.

- Я-то согласна, - говорит царевна, - да боюсь, батюшка с матушкой не

отпустят.

А злая нянька, которая царевну сторожила, все выследила. Побежала она

во дворец и донесла, что так, мол, и так, к царевне кто-то прилетал, а

теперь этот молодец в доме старушки скрывается.

Прибежала тут стража, схватила царевича и потащила во дворец.

А там царь на троне сидит, гневается, дубинкой о пол стучит.

- Как ты, такой-сякой, разбойник, осмелился мой царский запрет нару-

шить? Завтра казнить тебя прикажу!

Повели царевича в темницу, бросили одного и крепкими замками заперли.

Наутро весь народ на площадь согнали. Объявлено было, что казнить

станут дерзкого молодца, который в башню к царевне проник.

Вот уж и палач пришел, и виселицу поставили, и сам царь с царицей на

казнь глядеть приехали. Вывели царевича на площадь. А он обернулся к ца-

рю и говорит:

- Ваше величество, разрешите мне последнюю просьбу высказать.

Нахмурился царь, а отказать нельзя.

- Ну, говори.

- Прикажите гонцу сбегать в дом, к старушке, где я жил, сверток мой

принести.

Не мог отказать царь, послал гонца. Принесли сверток.

А царевича в это время уже к виселице подвели, на лесенку поставили.

Подал ему гонец сверток. Развернул его царевич, вскочил на деревянного

орла - да и был таков. Взвился он над виселицей, над царем, над всей

толпой.


Ахнул царь:

- Лови его! Держи! Улетит!

А царевич направил орла к башне, полетел к знакомому окошку, царевну

подхватил и перед собой на орла посадил.

- Ну, - говорит, - теперь нам с тобой никакая погоня не страшна.

И помчал их орел в государство царевича. А там бедный столяр в подзе-

мелье сидит, глаз с неба не сводит - не летит ли царевич обратно? Завтра

две недели кончаются, висеть столяру на веревке, коли царский сын не во-

ротится.

И вдруг видит - летит по небу орел деревянный, а на нем царевич, да

не один, а с девушкой-красавицей. Опустился орел посреди царского двора.

Снял царевич с него невесту, к отцу с матерью повел. Рассказал им, где

он пропадал две недели. Те от радости тревогу свою ему простили, а сто-

ляра из подземелья выпустили.

Великий пир царь устроил. Три месяца свадьбу праздновали.

МАРЬЯ-КРАСА - ДОЛГАЯ КОСА

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были царь с цари-

цей. И была у них единственная дочь Марья-краса - долгая коса. Жили они

хорошо и счастливо.

Вдруг пришла на них страшная беда. Налетел на царство-государство

страшный Змей о девяти головах, о девяти хоботах, о девяти хвостах. С

ним два сына Змееныша. Старший о шести головах, младший о трех. Закричал

Змей такие слова:

- Слушайте, царь с царицей и весь народ! Все я царство огнем сожгу,

пеплом развею. Все леса повыдеру, все реки-озера повыплесну, все поля,

луга притопчу, всех людей погублю! А хотите живыми быть, кормите меня с

сыновьями по самую смерть. Чтобы каждый день к вечерней заре оставляли

на Буян-горе девушку молодую. Нам на съеденье, вам на спасенье. Что тут

делать?

Заплакал весь народ горько, да делать нечего. Стали с той поры каждый



день к вечеру брать по девушке молодой, вели ее на Буян-гору, к столет-

нему дубу приковывали.

Налетали тут змеи, девушку пожирали, косточки в озеро бросали.

В ту пору, в то время был у бедной бабушки-задворенки на краю города

любимый внук Ваня.

Увидал раз Иван, как у синего моря на золотом песке Марья-краса -

долгая коса хороводы водила, и полюбил ее без памяти.

Вдруг весть пришла, что завтра царевне на съеденье к Змею идти.

Встал поутру Иван, говорит бабушке:

- Готовь мне, бабушка, льняную рубашку чистую, пойду я биться со Зме-

ем лютым - или живым не буду, или Марью-царевну освобожу.

Заплакала тут бабушка, приготовила ему льняную рубаху, побежала в

огород, принесла жгучей крапивы, стала из жгучей крапивы вторую рубаху

плесть. Плетет рубаху, сама от боли плачет.

- Вот, - говорит, - Ванечка, надень ты эту рубаху. Будет Змей тебя

кусать - языки обожжет.

- Хорошо, - говорит Иван. Вот на вечерней заре обрядился Иван. Взял

острую косу, железную палицу, надел льняную рубаху, сверху крапивную,

попрощался с бабушкой и пошел на гору Буян.

Стоит на горе Буян столетний дуб. У дуба Марьякраса - долгая коса зо-

лотой цепью прикована. Увидела она Ивана - заплакала.

- Ты зачем пришел, добрый молодец? Мой черед смерть принимать, горя-

чую кровь проливать, а тебе за что пропадать? Прилетит сейчас Змей и те-

бя сожрет.

- Не бойся, красна девица! Авось не сожрет - подавится.

Подошел Иван к царевне, ухватил золотую цепь богатырской рукой, ра-

зорвал, как гнилую веревочку. Потом лег на песок, положил голову

Марье-красе на колени и говорит:

- Я посплю, царевна, недолгим сном, а ты на море смотри. Только туча

взойдет, ветер зашумит, море всколыхнется, тотчас разбуди меня!

Заснул Иван богатырским сном. А Марья-краса на море смотрит. Вдруг

туча надвинулась, ветер зашумел, море всколыхнулось, из синей волны

трехголовый у змей идет.

Разбудила Марья-царевна Ивана. Только тот на ноги вскочил, а Змей уже

тут как тут.

- Ты, Иван, зачем пожаловал? Богу молись, с белым светом простись да

полезай скорей сам в мою глотку, тебе же легче будет.

- Врешь, проклятый Змей! Не проглотишь! Подавишься.

Схватил Иван острую косу, размахнулся во все плечо и скосил у Змея

все три головы. Поднял серый камень, собрал три головы. Языки вырезал, в

сумку спрятал, головы под камень положил, туловище в море столкнул, сам

на песок упал, заснул богатырским сном. Стоит Марья-краса - долгая коса

ни жива ни мертва. Не знает - плакать или радоваться. Села на песок,

подняла голову Ивана, на колени себе положила, шелковым платком пот вы-

терла. Вдруг видит: туча надвинулась, ветер зашумел, море всколыхнулось.

Лезет из синего моря Змей, на Буян-гору поднимается. Стала царевна Ива-

нушку будить. А Иван спит богатырским сном. Ухватила его царевна за во-

лосы.


- Проснись! Проснись, Иванушка! Наша смерть идет!

Тут вскочил Иван на ноги. Увидал его шестиглавый Змей, заворчал, за-

фыркал.

- Жалко мне тебя, добрый молодец! Тебя есть - вкусу в тебе нет. Прог-



лочу тебя разве не разжевывая.

- Ничего, - говорит Иван, - авось подавишься!

Схватил Иван свою острую косу, размахнулся широко рукой, отрубил Змею

три головы. А три головы огнем палят, дымом дышат, глаза выжигают. Ухва-

тила Марья-краса свою долгую косу, стала золотой косой Змея по глазам

хлестать. Обернулся Змей в ее сторону. Подскочил тут Иван, отрубил Змею

оставшиеся три головы. Языки вырезал, головы под камень спрятал, тулови-

ще в море столкнул. Сам упал на крутой берег, уткнулся в золотой песок и

заснул богатырским сном.

Подняла Марья-краса его голову, себе на колени положила, шелковым

платочком пот вытерла. Вдруг туча надвинулась, ветер зашумел, море вско-

лыхнулось.

Выходит из моря старший Змей о девяти головах, о девяти хоботах, о

девяти хвостах. Каждый хвост в свою сторону бьет, каждый хобот своим на-

певом поет, каждая голова зубами щелкает.

Испугалась Марья-краса пуще прежнего, стала Ивана будить.

- Вставай, вставай, Иванушка! Старший Змей идет, нас с тобой сожрет!

Спит Иван непробудным сном. Плачет над ним царевна, слезами обливает-

ся.

- Проснись, проснись, Иванушка! Русский человек смерть лежа не встре-



чает, перед нею на ногах стоит!

Тут проснулся Иван, встрепенулся Иван, схватился за косу острую.

Налетел тут на него девятиголовый Змей, закричал, зафыркал.

- И хорош ты, и пригож ты, добрый молодец! Да не быть тебе живому.

Съем я тебя, да и с косточками.

- Врешь, проклятая гадина! Подавишься. Начали они биться смертным бо-

ем. Лес кругом на корню шатается, песок столбом поднимается, по синему

морю волны идут. Змей огнем пышет, дымом душит. Иван косой косит. Коса у

него в руках докрасна раскалилась. Семь голов Иван отрубил - две одолеть

не может. Ухватил его было Змей поперек, да выплюнул. Крапивная рубашка

язык обожгла.

Подбежала тут Марья-царевна, стала Змея по глазам косой хлестать.

Обернулся Змей в ее сторону, а тут Иван подскочил, две последние го-

ловы Змею ссек. Языки вырезал, головы под камень спрятал, туловище в мо-

ре столкнул. Пала Марья-царевна Ивану в ноги.

- Спасибо тебе, Иванушка! Меня освободил, всю землю Русскую избавил.

Будешь ты моим суженым, батюшке помощником, моей матушке - любимым сын-

ком.


Сняла она с руки золотой перстенек, Ивану на мизинный палец надела.

А Иванушка на ногах шатается, кровавый пот по лицу бежит. Упал Иван

на сырой песок, заснул богатырским сном, - видно, смертно намаялся. Села

Марья-царевна около него, сон оберегает, комаров-мух отгоняет.

Ехал мимо царский воевода на белом коне. Сам страшный, голова струч-

ком, руки-ноги граблями. Видит, Марья-царевна сидит, крепким сном Иван

спит, под камнем головы валяются. Ухватил он Марью-царевну за косу, по-

садил ее на коня с собой рядом, завез в густой дремучий лес и давай нож

точить.

Спрашивает его Марья-царевна:



- Что ты, добрый человек, делать собираешься?

- Я нож точу, тебя убить хочу!

Заплакала царевна.

- Не режь меня, добрый человек! Я тебе ничего худого не сделала.

- Скажи отцу, что я тебя от смерти избавил, Русскую землю от гадов

освободил, посулись, что будешь ты мне верной женой, - тогда помилую.

Ничего не поделаешь, пришлось Марье-царевне согласие дать.

Повез ее воевода во дворец. Привез к царю, змеиные головы показал.

- Вот, - говорит, - кто тебя от беды избавил!

Обрадовался царь, обнял воеводу.

- Через три дня, - говорит, - честным пирком да за свадебку!

Марья-краса плачет, а слово сказать боится. Только через три дня к

вечеру проснулся Иван, видит - один он на Буян-горе, нет рядом Марьи-ца-

ревны, нет под серым камнем змеиных голов. Пошел Иван в город, пришел к

бабушке. Обрадовалась бабушка. Пироги на стол тащит, жаркую баньку то-

пит.


А Иван говорит:

- Пойди-ка, бабушка, в город, послушай, что люди говорят.

Сбегала бабушка в город, послушала, что люди говорят, воротилась на-

зад, рассказывает:

- Идет по народу молва, что будет сегодня у царя великий пир - чест-

ная свадьба. Выдает царь Марьюцаревну за воеводу. А ты думал, Иванушка,

она за бедняка пойдет!

Иванушка в бане вымылся, чистую рубаху надел, стал молодец хорош-при-

гож - лучше не надо! Вечером пошел во дворец. Там пир идет. Гости

пьют-едят, всякими играми забавляются.

Ходит воевода по горницам, хорохорится.

- Кто вас, хлопцы, от смерти спас? Вы мне теперь слова поперек не

молвите!

Марья-царевна сидит бела, как мел, глаза наплаканы.

Взял Иван золотой кубок, налил в него меду сладкого, опустил в него

золотое кольцо, позвал девку-чернавку и говорит:

- Поклонись Марье-царевне, пускай выпьет до самого дна за того, кто

ее от смерти спас. Поднесла чернавка кубок Марье-царевне. Выпила

Марья-краса до самого дна. Подкатился к ее губам золотой перстенек. Вы-

нула его Марья-царевна, обрадовалась.

- Батюшка, - говорит, - не тот меня от смерти избавил, кто рядом со

мной сидит, хорохорится, а тот меня спас, что меж гостями стоит, кому я

этот перстень дала, кого суженым назвала. Выйди сюда, Иванушка!

Вышел Иван на середину горницы. Марья-царевна к нему подошла. Гости

разахались, переглядываются. Вскочил воевода, ругается:

- Ах ты, этакой! Людей честных обманывать! Кто Змея убил, тот и голо-

вы срубил, тот их и во дворец приволок.

А Иван ему в ответ:

- Если ты Змея убил, ему головы срубил, скажи, какой в головах

"изъян?


- Никакого изъяну в головах нет - они целехоньки. Я его не ранил, не

колол, с одного разу голову ссек.

Поднял головы змеиные Иван, пасти раскрыл.

- Вот, - говорит, - какой в головах изъян! Языков-то в них нет! Они у

меня в сумочке.

Тут Марья-царевна подошла и говорит:

- А вот мой платочек шелковый. На нем кровь и пот Иванушки.

Тут царь разгневался, приказал воеводу плетьми прогнать, а Ивана об-

венчал с Марьей-красой - долгой косой тем же вечером.

Тут и сказке конец, а кто слушал - молодец.

БЕЗНОГИЙ И СЛЕПОЙ БОГАТЫРИ

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь с царицею;

у них был сын Иванцаревич, а смотреть-глядеть за царевичем приставлен

был Катома-дядька, дубовая шапка. Царь с царицею достигли древних лет,

заболели и не чают уж выздороветь; призывают Ивана-царевича и наказыва-

ют:


- Когда мы помрем, ты во всем слушайся и почитай Катому-дядьку, дубо-

вую шапку; станешь слушаться - счастлив будешь, а захочешь быть ослушни-

ком - пропадешь как муха.

На другой день царь с царицею померли; Иван-царевич похоронил родите-

лей и стал жить по их наказу: что ни делает, обо всем с дядькой совет

держит. Долго ли, коротко ли - дошел царевич до совершенных лет и наду-

мал жениться; приходит к дядьке и говорит ему:

- Катома-дядька, дубовая шапка! Скучно мне одному, хочу ожениться.

- Что же, царевич! За чем дело стало? Лета твои таковы, что пора и о

невесте думать; поди в большую палату - там всех царевен, всех королевен

портреты собраны, погляди да выбери: какая понравится, за ту и сватайся.

Иван-царевич пошел в большую палату, начал пересматривать портреты, и

пришлась ему по мысли королевна Анна Прекрасная - такая красавица, какой

во всем свете другой нет! На ее портрете подписано: коли кто задаст ей

загадку, а королевна не отгадает, за того пойдет она замуж; а чью загад-

ку отгадает, с того голова долой. Иван-царевич прочитал эту подпись,

раскручинился и идет к своему дядьке.

- Был я, - говорит, - в большой палате, высмотрел себе невесту Анну

Прекрасную; только не ведаю, можно ли ее высватать?

- Да, царевич! Трудно ее достать; коли один поедешь - ни за что не

высватаешь, а возьмешь меня с собой да будешь делать, как я скажу, - мо-

жет, дело и уладится.

Иван-царевич просит Катому-дядьку, дубовую шапку ехать с ним вместе и

дает ему верное слово слушаться его и в горе и в радости.

Вот собрались они в путь-дорогу и поехали сватать Анну Прекрасную ко-

ролевну. Едут они год, и другой, и третий, и заехали за много земель.

Говорит Иван-царевич:

- Едем мы, дядя, столько времени, приближаемся к землям Анны Прекрас-

ной королевны, а не знаем, какую загадку загадывать.

- Еще успеем выдумать!

Едут дальше; Катома-дядька, дубовая шапка глянул на дорогу - на доро-

ге лежит кошелек с деньгами; сейчас его поднял, высыпал оттуда все

деньги в свой кошелек и говорит:

- Вот тебе и загадка, Иван-царевич! Как приедешь к королевне, загадай

ей такими словами: ехали-де мы путем-дорогою, увидали: на дороге добро

лежит, мы добро добром взяли да в свое добро положили! Эту загадку ей в

жизнь не разгадать; а всякую другую сейчас узнает - только взглянет в

свою волшебную книгу; а как узнает, то и велит отрубить тебе голову. Вот

наконец приехал Иван-царевич с дядькою к высокому дворцу, где проживала

прекрасная королевна; в ту пору-времечко была она на балконе, увидала

приезжих и послала узнать: откуда они и зачем прибыли? Отвечает Иван-ца-

ревич:


- Приехал я из такого-то царства, хочу сватать за себя Анну Прекрас-

ную королевну.

Доложили о том королевне; она приказала, чтобы царевич во дворец шел

да при всех ее думных князьях и боярах загадку загадывал.

- У меня, - молвила, - такой завет положен: если не отгадаю чьей за-

гадки, за того мне идти замуж, а чью отгадаю - того злой смерти предать!

- Слушай, прекрасная королевна, мою загадку, - говорит Иван-царевич,

- ехали мы путем-дорогою, увидали - на дороге добро лежит, мы добро доб-

ром взяли да в добро положили.

Анна Прекрасная королевна берет свою волшебную книгу, начала ее пе-

ресматривать да отгадки разыскивать; всю книгу перебрала, а толку не до-

билась. Тут думные князья и бояре присудили королевне выходить замуж за

Ивана-царевича; хоть она и не рада, а делать нечего - стала готовиться к

свадьбе. Думает сама с собой королевна: как бы время протянуть да жениха

отбыть? И вздумала - утрудить его великими службами. Призывает она Ива-

на-царевича и говорит ему:

- Милый мой Иван-царевич, муж нареченный!

Надо нам к свадьбе изготовиться: сослужи-ка мне службу невеликую: в

моем королевстве на таком-то месте стоит большой чугунный столб; перета-

щи его в дворцовую кухню и сруби в мелкие поленья - повару на дрова.

- Помилуй, королевна! Нешто я приехал сюда дрова рубить? Мое ли это

дело! На то у меня слуга есть: Катома-дядька, дубовая шапка. Сейчас при-

зывает царевич дядьку и приказывает ему притащить на кухню чугунный

столб и срубить его в мелкие поленья повару на дрова. Катома-дядька по-

шел на сказанное место, схватил столб в охапку, принес в дворцовую кухню

и разбил на мелкие части; четыре чугунных полена взял себе в карман -

"для переду годится!"

На другой день говорит королевна Ивану-царевичу:

- Милый мой царевич, нареченный муж! Завтра нам к венцу ехать: я пое-

ду к коляске, а ты верхом на богатырском жеребце; надобно тебе загодя

объездить того коня.

- Стану я сам объезжать коня! На то у меня слуга есть.

Призывает Иван-царевич Катому-дядьку, дубовую шапку.

- Ступай, - говорит, - на конюшню, вели конюхам вывести богатырского

жеребца, сядь на него и объезди; завтра я на нем к венцу поеду.

Катома-дядька смекнул хитрости королевны, не стал долго разговари-

вать, пошел на конюшню и велел конюхам вывести богатырского жеребца.

Собралось двенадцать конюхов; отперли двенадцать замков, отворили две-

надцать дверей и вывели волшебного коня на двенадцати железных цепях.

Катома-дядька, дубовая шапка подошел к нему; только успел сесть - вол-

шебный конь от земли отделяется, выше лесу подымается, что повыше лесу

стоячего, пониже облака ходячего. Катома крепко сидит, одной рукой за

гриву держится, а другой вынимает из кармана чугунное полено и начинает

этим поленом промежду ушей коня осаживать. Избил одно полено, взялся за

другое, два избил, взялся за третье, три избил, пошло в ход четвертое. И

так донял он богатырского жеребца, что не выдержал конь, возговорил че-

ловеческим голосом:

- Батюшка Катома! Отпусти хоть живого на белый свет. Что хочешь, то и

приказывай: все будет по-твоему!

- Слушай, собачье мясо! - отвечает ему Катомадядька, дубовая шапка. -

Завтра поедет на тебе к венцу Иван-царевич. Смотри же: как выведут тебя

конюхи на широкий двор да подойдет к тебе царевич и наложит свою руку -

ты стой смирно, ухом не пошевели; а как сядет он верхом - ты по самые

щетки в землю подайся да иди под ним тяжелым шагом, словно у тебя на

спине непомерная тягота накладена.

Богатырский конь выслушал приказ и опустился еле жив на землю. Катома

ухватил его за хвост и бросил возле конюшни:

- Эй, кучера и конюхи! Уберите в стойло это собачье мясо.

Дождались другого дня; подошло время к венцу ехать, королевне коляску

подали, а Ивану-царевичу богатырского жеребца подвели. Со всех сторон

народ сбежался - видимо-невидимо! Вышли из палат белокаменных жених с

невестою; королевна села в коляску и дожидается: что-то будет с Ива-

ном-царевичем? Волшебный конь разнесет его кудри по ветру, размечет его

кости по чисту полю. Подходит Иван-царевич к жеребцу, накладывает руку

на спину, ногу в стремено - жеребец стоит словно вкопанный, ухом не ше-

вельнет! Сел царевич верхом - волшебный конь по щетки в землю ушел; сня-

ли с него двенадцать цепей - стал конь выступать ровным тяжелым шагом, а

с самого пот градом так и катится.

- Экий богатырь! Экая сила непомерная! - говорит народ, глядя на ца-

ревича.


Перевенчали жениха с невестою; стали они выходить из церкви, взяли

друг дружку за руки. Вздумалось королевне еще раз попытать силу Ива-

на-царевича, сжала ему руку так сильно, что он не смог выдержать: кровь

в лицо кинулась, глаза под лоб ушли. "Так ты этакий-то богатырь, - дума-

ет королевна, - славно же твой дядька меня опутал... только даром вам

это не пройдет!"

Живет Анна Прекрасная королевна с Иваном-царевичем как подобает жене

с богоданным мужем, всячески его словами улещает, а сама одно мыслит:

каким бы то способом извести Катому-дядьку, дубовую шапку; с царевичем

1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   35

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Русские народные сказки