страница23/35
Дата14.01.2018
Размер6.16 Mb.
ТипСказка

Русские народные сказки


1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   35

Пожалел королевич лешего:

- Да как же я тебя выпущу?

- А пойди к своей матери, улучи минуту, вытащи ключ у ней из кармана

да меня и выпусти. Королевич так и сделал: вытащил ключ из кармана мате-

ри, прибежал в сад, сделал себе стрелку, положил на тугой лук и пустил

ее далеко-далеко, а сам кричит, чтоб мамки и няньки ловили стрелу; мамки

и няньки разбежались, в это время королевич отпер железный столб и выс-

вободил лешего.

Пошел леший рвать королевские лесы! Видит король, что звери больше не

попадаются, осерчал и напустился на свою жену: зачем ключ давала, лешего

выпускала? И созвал король бояр, генералов и думных людей, как они при-

судят: голову ли ей на плахе снять али в ссылку сослать?

Плохо пришлось королевичу - жаль родную мать, и признался он отцу,

что это его вина: вот так-то и так-то все дело было.

Взгоревался король: что ему с сыном делать? Казнить нельзя. Присудили

отпустить на все четыре стороны, на все ветры полуденные, на все вьюги

зимние, на все вихри осенние; дали ему котомку и одного дядьку. Вышел

королевич с дядькою в чистое поле. Шли они близко ли, далеко ли, низко

ли, высоко ли и увидали колодезь. Говорит королевич дядьке:

- Ступай за водою!

- Нейду! - отвечает дядька.

Пошли дальше, шли, шли - опять колодезь.

- Ступай принеси воды! Мне пить хочется, - просит дядьку королевский

сын в другой раз.

- Нейду! - говорит дядька. Вот еще шли, шли - попадается третий коло-

дезь, дядька опять нейдет, и пошел за водою сам королевич. Спустился в

колодезь, а дядька захлопнул его крышкою и говорит:

- Не выпущу! Будь ты слугой, а я - королевичем. Нечего делать, коро-

левич согласился. Потом поменялись они платьями и отправились дальше. У

Вот пришли они в иное государство, идут к царю во дворец - дядька впере-

ди, а королевич позади.

Стал дядька жить у того царя в гостях: и ест и пьет с ним за одним

столом.

Вот и говорит дядька царю:



- Ваше царское величество! Возьмите моего слугу на кухню.

Взяли королевича на кухню, заставляют его дрова носить, кастрюли чис-

тить.

Немного прошло времени - выучился королевич готовить кушанья лучше



царских поваров.

Узнал про то государь, полюбил его и стал дарить золотом. Поварам по-

казалось обидно, и стали они искать случая, как бы извести его.

Вот один раз сделал королевич пирог и поставил в печку, а повара до-

бавили яду, взяли да и посыпали на пирог.

Сел царь обедать, подают пирог; царь только было за нож взялся, как

бежит главный повар:

- Ваше величество! Не извольте кушать. И насказал на королевича много

всякой напраслины.

Царь не пожалел своей любимой собаки, отрезал кусок пирога и бросил

наземь: собака съела да тут же издохла.

Призвал государь королевича, закричал на него грозным голосом:

- Как ты смел с отравой пирог изготовить, сейчас велю тебя казнить

лютою казнью!

- Знать не знаю, ведать не ведаю, ваше величество! - отвечает короле-

вич. - Видно, поварам в обиду стало, что вы меня жалуете: нарочно меня

под ответ подвели.

Царь его помиловал, велел конюхом быть. Повел королевич коней на во-

допой, а навстречу ему леший:

Здорово, королевский сын! Пойдем ко мне в гости!

- Боюсь, кони разбегутся.

- Ничего, пойдем!

Изба тут же очутилась. У лешего три дочери; спрашивает он старшую:

- А что ты присудишь королевскому сыну за то, что меня из железного

столба выпустил?

Дочь говорит:

- Дам ему скатерть-самобранку.

Вышел королевич от лешего с подарком, смотрит - кони все тут; развер-

нул скатерть - чего хочешь, того просишь: явились и питье и еда!

На другой день гонит он царских коней на водопои, а леший опять

навстречу:

- Пойдем ко мне в гости!

Привел и спрашивает среднюю дочь:

- А ты что королевскому сыну присудишь?

- Я ему подарю зеркальце: что захочешь, все в зеркальце увидишь!

На третий день опять попадается королевичу леший, ведет к себе в гос-

ти и спрашивает меньшую дочь:

- А ты что королевскому сыну присудишь?

- Я ему подарю дудочку: только к губам приложи, сейчас явятся и музы-

канты и песельники.

Весело стало жить королевскому сыну: ест-пьет хорошо, все знает, все

ведает, музыка целый день гремит. Чего лучше? А кони-то, кони-то! Чудо,

да и только: и сыты, и статны, и на ногу резвы.

Начал царь хвалиться своей любимой дочери, что послала ему судьба

славного конюха. А прекрасная царевна и сама давным-давно конюха запри-

метила: да как и не заметить красной девице добра молодца! Любопытно

стало царевне: отчего у нового конюха лошади и резвее и статнее, чем у

всех других? "Дай, - думает, - пойду в его горницу, посмотрю, как он,

бедняжка, поживает?"

Улучила время, когда королевич на водопой коней погнал, пришла в его

горницу, а как глянула в зеркальце - тотчас все смекнула и унесла с со-

бой и скатертьсамобранку, и зеркальце, и дудочку.

В это время случилась у царя беда: наступил на его царство семиглавый

Идолище, просит себе царевну в замужество. "А если не выдадут, так и си-

лой возьму!" - сказал он и расставил свое войско - тьму-тьмущую. Плохо

пришлось царю: кликнул он клич по всему своему царству, сзывает князей и

богатырей: кто из них победит Идолища семиглавого, тому обещает дать по-

ловину царства и вдобавок дочь в замужество. Вот собрались князья и бо-

гатыри, поехали сражаться против Идолища, отправился и дядька с царским

войском. И наш конюх сел на кобылу сиву и потащился вслед за другими.

Едет, а навстречу ему леший:

- Куда ты, королевский сын?

- Воевать.

- Да на кляче далеко не уедешь! А еще конюх! Пойдем ко мне в гости!

Привел в свою избу, зачерпнул ему ковш воды. Королевич выпил.

- Много ль в себе силы чувствуешь? - спрашивает леший.

- Да если б была палица в пятьдесят пудов, я б ее вверх подбросил да

свою голову подставил, а удара и не почуял бы.

Дал ему другой ковш выпить:

- А теперь много ли силы?

- Да если б была палица во сто пудов, я б ее выше облаков подбросил!

Зачерпнул ему третий ковш:

- А теперь какова твоя сила?

- Да если бы утвердить столб от земли до неба, я бы всю вселенную по-

вернул!

Леший зачерпнул воды из другого чана и подал королевичу; королевич



выпил - и поубавилось у него силы кабы на седьмую часть.

После этого вывел его леший на крыльцо, свистнул молодецким посвис-

том; отколь ни взялся - вороной конь бежит, земля дрожит, из ноздрей

пламя, из ушей дым столбом, из-под копыт искры сыплются. Прибежал к

крыльцу и пал на коленки.

- Вот тебе конь!

Дал ему еще палицу-буявицу да плеть шелковую. Выехал королевич на

своем вороном коне супротив рати неприятельской; смотрит, а дядька его

на березу взлез, сидит да от страху трясется. Королевич стегнул его

плеткою раз-другой и полетел на вражее воинство; много воинов мечом при-

рубил, еще больше конем притоптал, самому Идолищу семь голов снес.

А царевна все это видела: не утерпела, чтоб не посмотреть в зер-

кальце, кому она достанется. Тотчас выехала навстречу, спрашивает коро-

левича:


- Чем себя поблагодарить велишь?

- Поцелуй меня, красна девица!

Царевна не устыдилася, прижала его к ретиву сердцу и громко-громко

поцеловала, так что все войско услышало.

Королевич ударил коня - и был таков! Вернулся домой и сидит в своей

горенке, словно и на сражении не был, а дядька всем хвастает, всем расс-

казывает:

- Это я был, я Идолище победил!

Царь встретил его с большим почетом, сговорил за него свою дочь и за-

дал великий пир.

Только царевна не будь глупа - возьми да и скажись, что у ней голо-

вушка болит, ретивое щемит. Как быть, что делать нареченному зятю?

- Батюшка, - говорит он царю, - дай мне корабль, я поеду за ле-

карствами для своей невесты, да прикажи и конюху со мною ехать: я ведь

больно к нему привык!

Царь послушался, дал ему корабль и конюха. Вот они и поехали; близко

ли, далеко ли отплыли - дядька приказал сшить куль, посадить в него ко-

нюха и пустить в воду.

Царевна глянула в зеркальце, видит - беда! Села в коляску - и поско-

рей к морю, а на берегу уж леший сидит да невод вяжет.

- Мужичок! Помоги моему горю: злой дядька королевича утопил.

- Изволь, красна девица! Вот и невод готов! Приложи-ка сама к нему

белые ручки.

Вот царевна запустила невод в глубокое море, вытащила королевича и

повезла с собою, а дома все дочиста отцу рассказала.

Сейчас веселым пирком да и за свадебку: у царя ни мед варить, ни вино

курить - всего вдоволь! А дядька накупил разных снадобий и воротился на-

зад: входит во дворец, а тут его и схватили. Свадьба королевича была ве-

селая. И я там был, мед-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало.

ЖАР-ПТИЦА И ВАСИЛИСА-ЦАРЕВНА

В некотором царстве, за тридевять земель - в тридесятом государстве

жил-был сильный, могучий царь. И был у того царя стрелец-молодец, а у

стрельца-молодца конь богатырский.

Раз поехал стрелец на своем богатырском коне в лес поохотиться. Едет

он дорогою, едет широкою - и наехал на золотое перо жар-птицы: как огонь

перо светится!

Говорит ему богатырский конь:

- Не бери золотого пера. Возьмешь - горе узнаешь!

И задумался добрый молодец - поднять перо али нет? Коли поднять да

царю поднести, ведь он щедро наградит, а царская милость кому не дорога?

Не послушался стрелец своего коня, поднял перо жар-птицы, привез и под-

носит царю в дар.

- Спасибо! - говорит Царь. - Да уж коли ты достал перо жар-птицы, то

достань мне и саму птицу. А не достанешь - мой меч, твоя голова с плеч!

Стрелец залился горькими слезами и пошел к своему богатырскому коню.

- О чем плачешь, хозяин?

- Царь приказал жар-птицу добыть.

- Я ж тебе говорил: не бери пера, горе узнаешь! Ну да не бойся, не

печалься: это еще не беда, беда впереди! Ступай к царю, проси, чтоб к

завтрашнему дню сто кулей отборной пшеницы было по всему чистому полю

разбросано.

Царь приказал разбросать по чистому полю сто кулей отборной пшеницы.

На другой день на заре поехал стрелец-молодец на то поле, пустил коня

по воле гулять, а сам за дерево спрятался.

Вдруг зашумел лес, поднялись волны на море - летит жар-птица. Приле-

тела, спустилась наземь и стала клевать пшеницу. Богатырский конь подо-

шел к жар-птице, наступил на ее крыло копытом и крепко к земле прижал, а

стрелец-молодец выскочил из-за дерева, подбежал, связал жар-птицу верев-

ками, сел на коня и поскакал во дворец.

Приносит царю жар-птицу. Царь увидал, обрадовался, поблагодарил

стрельца за службу, жаловал его чином и тут же задал ему другую задачу:

- Коли ты сумел достать жар-птицу, так достань же мне невесту: за

тридевять земель, на самом краю света, где восходит красное солнышко,

есть Василисацаревна - ее-то мне и надобно. Достанешь - златомсеребром

награжу, а не достанешь - то мой меч, твоя голова с плеч!

Залился стрелец горькими слезами, пошел к своему богатырскому коню.

- О чем плачешь, хозяин? - спрашивает конь.

- Царь приказал добыть ему Василису-царевну.

- Не плачь, не тужи. Это еще не беда, беда впереди! Ступай к царю,

попроси палатку с золотою маковкой да разных припасов и напитков на до-

рогу. Царь дал ему и припасов, и напитков, и палатку с золотой маковкой.

Стрелец-молодец сел на своего богатырского коня и поехал за тридевять

земель. Долго ли, коротко ли, приезжает он на край света, где красное

солнышко из синего моря восходит. Смотрит, а по морю плывет Василиса-ца-

ревна в серебряной лодочке, золотым веслом гребет.

Стрелец-молодец пустил своего коня в зеленых лугах гулять, свежую

травку щипать, а сам разбил палатку с золотою маковкою, расставил разные

кушанья и напитки, сел в палатке - угощается, Василисы-царевны дожидает-

ся.

А Василиса-царевна усмотрела золотую маковку, приплыла к берегу, выш-



ла из лодочки и любуется на палатку.

- Здравствуй, Василиса-царевна! - говорит стрелец. - Милости просим

хлеба-соли откушать, заморских вин испробовать.

Василиса-царевна вошла в палатку. Начали они есть-пить, веселиться.

Выпила царевна стакан заморского вина, захмелела и крепким сном заснула.

Стрелец-молодец крикнул своему богатырскому коню, конь в один миг прибе-

жал. Тотчас снимает стрелец палатку с золотой маковкою, садится на бога-

тырского коня, берет с собою сонную Василису-царевну и пускается в

путь-дорогу, словно стрела из лука. Приехал к царю. Тот увидал Васили-

су-царевну, сильно обрадовался, поблагодарил Стрельца за верную службу,

наградил его казною великою и пожаловал большим чином.

Василиса-царевна проснулась, узнала, что она далеко-далеко от синего

моря, стала плакать, тосковать, совсем с лица переменилась; сколько царь

ни уговаривал - все напрасно.

Вот задумал царь на ней жениться, а она и говорит:

- Пусть тот, кто меня сюда привез, поедет к синему морю, посреди того

моря лежит большой камень, под тем камнем спрятано мое подвенечное

платье - без того платья замуж не пойду!

Царь тотчас за стрельцом-молодцом:

- Поезжай скорее на край света, где красное солнышко восходит. Там на

синем море лежит большой камень, а под камнем спрятано подвенечное

платье Василисы-царевны. Достань это платье и привези сюда - пришла пора

свадьбу играть! Достанешь - больше прежнего награжу, а не достанешь - то

мой меч, твоя голова с плеч!

Залился стрелец горькими слезами, подошел к своему богатырскому коню.

"Вот когда, - думает, - не миновать смерти!"

- О чем плачешь, хозяин? - спрашивает конь.

- Царь велел со дна моря достать подвенечное платье Василисы-царевны.

- А что говорил я тебе: не бери золотого пера, горе наживешь! Ну да

не бойся: это еще не беда, беда впереди! Садись на меня, да поедем к си-

нему морю. Долго ли, коротко ли, приехал стрелец-молодец на край света и

остановился у самого моря. Богатырский конь увидел, что большущий морс-

кой рак по песку ползет, и наступил ему на шейку своим тяжелым копытом.

Взмолился морской рак:

- Не губи меня, оставь мне жизнь! Что тебе нужно, все сделаю.

Отвечал ему конь:

- Посреди синего моря лежит большой камень, под тем камнем спрятано

подвенечное платье Василисы-царевны; достань это платье!

Рак крикнул громким голосом на все синее море. Тотчас море всколыхну-

лось, и сползлись со всех сторон на берег раки большие и малые -

тьма-тьмущая! Старший рак отдал им приказание, бросились они в воду и

через час времени вытащили со дна моря, изпод великого камня, подвенеч-

ное платье Василисы-царевны.

Приезжает стрелец-молодец к царю, привозит царевнино платье, а Васи-

лиса-царевна опять заупрямилась:

- Не пойду, - говорит царю, - за тебя замуж, пока не велишь ты

стрельцу-молодцу в горячей воде искупаться.

Царь приказал налить чугунный котел воды, вскипятить как можно горя-

чей воды да в тот кипяток стрельца бросить. Вот все готово, вода кипит,

брызги так и летят. Привели бедного стрельца.

"Вот беда, так беда! - думает он. - Ах, зачем я брал золотое перо

жар-птицы! Зачем коня не послушался?"

Вспомнил про своего богатырского коня и говорит царю:

- Царь-государь! Позволь перед смертью пойти с конем попрощаться.

- Хорошо, ступай прощайся!

Пришел стрелец к своему богатырскому коню и слезно плачет.

- О чем плачешь, хозяин?

- Царь велел в кипятке искупаться.

- Не бойся, не плачь, жив будешь! - сказал ему конь и наскоро загово-

рил стрельца, чтобы кипяток не повредил его белому телу.

Вернулся стрелец из конюшни; тотчас подхватили его рабочие люди - и

прямо в котел. Он раз-другой окунулся, выскочил из котла - и сделался

таким красавцем, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Царь увидал,

что он таким красавцем сделался, захотел и сам искупаться, полез сдуру в

воду и в ту ж минуту сварился.

Царя схоронили, а на его место выбрали стрельцамолодца. Женился он на

Василисе-царевне и жил с нею долгие лета в любви и согласии.

ВЕДЬМА И СОЛНЦЕВА СЕСТРА

В некотором царстве, далеком государстве жилбыл царь с царицей, у них

был сын Иван-царевич, с роду немой. Было ему лет двенадцать, и пошел он

раз в конюшню к любимому своему конюху. Конюх этот сказывал ему всегда

сказки, и теперь Иван-царевич пришел послушать от него сказочки, да не

то услышал.

- Иван-царевич! - сказал конюх. - У твоей матери скоро родится дочь,

а тебе сестра; будет она страшная ведьма, съест и отца, и мать, и всех

подначальных людей; так ступай, попроси у отца что ни есть наилучшего

коня - будто покататься, и поезжай отсюда куда глаза глядят, коли хочешь

от беды избавиться.

Иван-царевич прибежал к отцу и с роду впервой заговорил с ним; царь

так этому возрадовался, что не стал и спрашивать: зачем ему добрый конь

надобен? Тотчас приказал что ни есть наилучшего коня из своих табунов

оседлать для царевича. Иван-царевич сел и поехал куда глаза глядят.

Долго-долго он ехал; наезжает на двух старых швей и просит, чтоб они

взяли его с собой жить. Старухи сказали:

- Мы бы рады тебя взять, Иван-царевич, да нам уж немного жить. Вот

доломаем сундук иголок да изошьем сундук ниток - тотчас и смерть придет!

Иван-царевич заплакал и поехал дальше. Долго-долго ехал; подъезжает к

Вертодубу и просит:

- Прими меня к себе!

- Рад бы тебя принять, Иван-царевич, да мне жить остается немного.

Вот как повыдерну все эти дубы с кореньями - тотчас и смерть моя!

Пуще прежнего заплакал царевич и поехал все дальше да дальше. Подъез-

жает к Вертогору, стал его просить, а он в ответ:

- Рад бы принять тебя, Иван-царевич, да мне самому жить немного. Ви-

дишь, поставлен я горы ворочать; как справлюсь с этими последними - тут

и смерть моя!

Залился Иван-царевич горькими слезами и поехал еще дальше.

Долго-долго ехал; приезжает наконец к Солнцевой сестрице. Она его

приняла к себе, кормила-поила, как за родным сыном ходила. Хорошо было

жить царевичу, а все нет-нет да и сгрустнется: захочется узнать, что в

родном дому деется. Взойдет, бывало, на высокую гору, посмотрит на свой

дворец и видит, что все съедено, только стены осталися! Вздохнет и зап-

лачет. Раз этак посмотрел да поплакал - воротился, а Солнцева сестра

спрашивает:

- Отчего ты, Иван-царевич, нонче заплаканный?

Он говорит:

- Ветром в глаза надуло. В другой раз опять то же; Солнцева сестра

взяла да и запретила ветру дуть.

И в третий раз воротился Иван-царевич заплаканный; да уж делать нече-

го - пришлось во всем признаться, и стал он просить Солнцеву сестрицу,

чтоб отпустила его, добра молодца, на родину понаведаться. Она его не

пускает, а он ее упрашивает; наконец упросил-таки, отпустила его на ро-

дину понаведаться и дала ему на дорогу щетку, гребенку да два моложавых

яблочка: какой бы ни был стар человек, а съест яблочко - вмиг помолоде-

ет!

Приехал Иван-царевич к Вертогору, всего одна гора осталась; он взял



свою щетку и бросил во чисто поле: откуда ни взялись - вдруг выросли из

земли высокие-высокие горы, верхушками в небо упираются, и сколько тут

их - видимо-невидимо! Вертогор обрадовался и весело принялся за работу.

Долго ли, коротко ли - приехал Иван-царевич к Вертодубу, всего три

дуба осталося; он взял гребенку и кинул во чисто поле: откуда что -

вдруг зашумели, поднялись из земли густые дубовые леса, дерево дерева

толще! Вертодуб обрадовался, благодарствовал царевичу и пошел столетние

дубы выворачивать. Долго ли, коротко ли - поехал Иван-царевич к стару-

хам, дал им по яблочку; они съели, вмиг помолодели и подарили ему плато-

чек; как махнешь платочком - станет позади целое озеро!

Приезжает Иван-царевич домой. Сестра выбежала, встретила его, приго-

лубила.


- Сядь, - говорит, - братец, поиграй на гуслях, а я пойду - обед при-

готовлю.


Царевич сел и бренчит на гуслях; выполз из норки и мышонок и говорит

ему человеческим голосом:

- Спасайся, царевич, беги скорее! Твоя сестра ушла зубы точить.

Иван-царевич вышел из горницы, сел на коня и поскакал назад; а мышо-

нок по струнам бегает: гусли бренчат, а сестра и не ведает, что братец

ушел. Наточила зубы, бросилась в горницу, глядь - нет ни души, только

мышонок в нору скользнул. Разозлилась ведьма, так и скрипит зубами, и

пустилась в погоню. Иван-царевич услыхал шум, оглянулся - вот-вот наго-

нит сестра; махнул платочком - и стало глубокое озеро. Пока ведьма пе-

реплыла озеро, Иван-царевич далеко уехал.

Понеслась она еще быстрее... вот уж близко! Вертодуб угадал, что ца-

ревич от сестры спасается, и давай вырывать дубы да валить на дорогу -

целую гору накидал! Нет ведьме проходу! Стала она путь прочищать, грыз-

ла, грызла, насилу продралась, а Иван-царевич уж далеко. Бросилась дого-

нять, гнала, гнала, еще немножко, и уйти нельзя. Вертогор увидал ведьму,

ухватился за самую высокую гору и повернул ее как раз на дорогу, а на ту

гору поставил другую. Пока ведьма карабкалась да лезла, Иван-царевич

ехал да ехал и далеко очутился.

Перебралась ведьма через горы и опять погнала за братом... Завидела

его и говорит:

- Теперь не уйдешь от меня. Вот близко, вот нагонит! В то самое время

подскакал Иван-царевич к теремам Солнцевой сестрицы и закричал:

- Солнце, Солнце! Отвори оконце. Солнцева сестрица отворила окно, и

царевич вскочил в него вместе с конем.

Ведьма стала просить, чтоб ей выдали брата головою; Солнцева сестра

ее не послушала и не выдала. Тогда говорит ведьма:

- Пусть Иван-царевич идет со мной на весы, кто кого перевесит. Если я

перевешу - так я его съем, а если он перевесит - пусть меня убьет!

Пошли; сперва сел на весы Иван-царевич, а потом и ведьма полезла,

только ступила ногой, так Ивана-царевича вверх и подбросило, да с такою

силою, что он прямо попал к Солнцевой сестре в терема, а ведьмазмея ос-

талась на земле

ЦАРЬ-ДЕВИЦА

В некотором царстве, в некотором государстве был купец; жена у него

померла, остался один сын Иван. К этому сыну приставил он дядьку, а сам

через некоторое время женился на другой жене, и как Иван - купеческий

сын был уже на возрасте и больно хорош собою, то мачеха и влюбилась в

него. Однажды Иван - купеческий сын отправился на плотике по морю охот-

ничать с дядькою, вдруг увидели они, что плывут к ним тридцать кораблей.

На тех кораблях была царь-девица с тридцатью другими девицами, своими

назваными сестрицами Когда плотик сплылся с кораблями, тотчас все трид-

цать кораблей стали на якорях Ивана - купеческого сына вместе с дядькой

позвали на самый лучший корабль; там их встретила царь-девица с трид-

1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   35

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Русские народные сказки