страница29/35
Дата14.01.2018
Размер6.16 Mb.
ТипСказка

Русские народные сказки


1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   35

- Здравствуйте, Василиса Кирбитьевна! Иван-царевич приказал кланяться

и прислал вам эту уточку. Она сидит - ничего не говорит; а он сам за нее

отвечает:

- Здравствуй, Булат-молодец! Здоров ли царевич?

- Слава Богу, здоров!

Прибегает Булат-молодец домой и опять говорит Ивану-царевичу:

- Что сидишь? Подавай гуся. Тот отрезал правое крылышко, положил на

тарелочку и подал ему. Булат-молодец взял и понес к башне:

- Здравствуйте, Василиса Кирбитьевна! Иван-царевич приказал кланяться

и прислал вам гуся. Булат-молодец хватает девицу за правую руку; вывел

ее из башни, посадил к Ивану-царевичу на лошадь, и поскакали они, добрые

молодцы, с душой красной девицей во всю конскую прыть. Поутру вста-

ет-просыпается царь Кирбит, видит, что у башни верх сломан, а дочь его

похищена, сильно разгневался и приказал послать погоню по всем путям до-

рогам.


Много ли, мало ли ехали наши витязи - Булат-молодец снял со своей ру-

ки перстень, спрятал его и говорит:

- Поезжай, Иван-царевич, а я назад ворочусь, поищу перстень.

Василиса Кирбитьевна начала его упрашивать:

- Не оставляй нас, Булат-молодец! Хочешь, я тебе свой перстень пода-

рю?


Он отвечает:

- Никак нельзя, Василиса Кирбитьевна! Моему перстню цены нет - мне

его дала родная матушка; как давала - приговаривала: носи - не теряй,

мать не забывай!

Поскакал Булат-молодец назад и повстречал на дороге погоню; он тотчас

всех перебил, оставил только единого человека, чтоб было кому царя по-

вестить, а сам поспешил нагнать Ивана-царевича. Много ли, мало ли они

ехали - Булат-молодец запрятал свой платок и говорит:

- Ах, Иван-царевич, я платок потерял; поезжайте вы путем-дорогою, я

вас скоро опять нагоню.

Повернул назад, отъехал несколько верст и повстречал погоню вдвое

больше; перебил всех и вернулся к Ивану-царевичу.

Тот спрашивает:

- Нашел ли платок?

- Нашел.

Настигла их темная ночь; раскинули они шатер, Булат-молодец лег

спать, а Ивана-царевича на караул поставил и говорит ему:

- Каков случай - разбуди меня!

Тот стоял, стоял, утомился, начал клонить его сон, он присел у шатра

и заснул.

Откуда ни взялся Кощей Бессмертный - унес Василису Кирбитьевну.

На заре очнулся Иван-царевич; видит, что нет его невесты, и горько

заплакал. Просыпается и Булат-молодец, спрашивает его:

- О чем плачешь?

- Как мне не плакать? Кто-то унес Василису Кирбитьевну.

- Я же тебе говорил - стой на карауле! Это дело Кощея Бессмертного;

поедем искать.

Долго-долго они ехали, смотрят - два пастуха стадо пасут.

- Чье это стадо?

Пастухи отвечают:

- Кощея Бессмертного.

Булат-молодец и Иван-царевич расспросили пастухов: далеко ль Кощей

живет, как туда проехать, когда они со стадом домой ворочаются и куда

его запирают? Потом слезли с лошадей, уговорились с пастухами, наряди-

лись в их платье и погнали стадо домой; пригнали и стали у ворот.

У Ивана-царевича был на руке золотой перстень - Василиса Кирбитьевна

ему подарила; а у Василисы Кирбитьевны была коза - молоком от той козы

она и утром и вечером умывалась. Прибежала девушка с чашкою, подоила ко-

зу и несет молоко; а Булат-молодец взял у царевича перстень и бросил в

чашку.


- Э, голубчики, - говорит девушка, - вы озорничать стали!

Приходит к Василисе Кирбитьевне и жалуется:

- Ноныче пастухи над нами насмехаются, бросили в молоко перстень!

Та отвечает:

- Оставь молоко, я сама процежу.

Стала цедить, увидала свой перстень и велела послать к себе пастухов.

Пастухи пришли.

- Здравствуйте, Василиса Кирбитьевна! - говорит Булат-молодец.

- Здравствуй, Булат-молодец! Здравствуй, царевич! Как вас Бог сюда

занес?


- За тобой, Василиса Кирбитьевна, приехали; нигде Кощей от нас не

скроется: хоть на дне моря - и то отыщем!

Она их за стол усадила, всякими яствами накормила и сладко напоила.

Говорит ей Булат-молодец:

- Как приедет Кощей с охоты, расспроси, Василиса Кирбитьевна, где его

смерть. А теперь не худо нам спрятаться.

Только гости успели спрятаться, прилетает с охоты Кощей Бессмертный.

- Фу-фу! - говорит. - Прежде русского духу слыхом было не слыхать,

видом не видать, а нониче русский дух воочию является, в уста бросается.

Отвечает ему Василиса Кирбитьевна:

- Сам ты по Руси налетался, русского духу нахватался, так он тебе и

здесь чудится!

Кощей пообедал и лег отдыхать; пришла к нему Василиса Кирбитьевна,

стала спрашивать:

- Насилу дождалась тебя; уж не чаяла в живых увидать - думала, что

тебя лютые звери съели!

Кощей засмеялся:

- Эх, ты! Волос долог, да ум короток; разве могут меня лютые звери

съесть?

- Да где ж твоя смерть?



- Смерть моя в голике, под порогом валяется. Улетел Кощей, Василиса

Кирбитьевна побежала к Ивану-царевичу. Спрашивает ее Булат-молодец:

- Ну, где смерть Кощеева?

- В голике под порогом валяется.

- Нет! Надо расспросить его получше. Василиса Кирбитьевна тотчас при-

думала: взяла голик, вызолотила, разными лентами украсила и положила на

стол.

Вот прилетел Кощей Бессмертный, увидал на столе вызолоченный голик и



спрашивает, зачем это.

- Как же можно, - отвечала Василиса Кирбитьевна, - чтоб твоя смерть

под порогом валялась; пусть лучше на столе лежит!

- Ха-ха-ха! Волос длинен, да ум короток; разве здесь моя смерть?

- А где же?

- Моя смерть в козле запрятана.

Василиса Кирбитьевна, как только Кощей на охоту уехал, взяла убрала

козла лентами да бубенчиками, а рога ему вызолотила.

Кощей увидал, опять рассмеялся:

- Волос длинен, да ум короток; моя смерть далече: на море на океане

есть остров, на том острове дуб стоит, под дубом сундук зарыт, в сундуке

- заяц, в зайце - утка, в утке - яйцо, а в яйце - моя смерть!

Сказал и улетел. Василиса Кирбитьевна пересказала все это Булату-мо-

лодцу да Ивану-царевичу; они взяли с собой запасу и пошли отыскивать Ко-

щееву смерть.

Долго ли, коротко ли шли, запас весь приели и начали голодать. Попа-

дается им собака со щенятами.

- Я ее убью, - говорит Булат-молодец, - нам есть больше нечего.

- Не бей меня, - просит собака, - не делай моих деток сиротами; я те-

бе сама пригожусь!

- Ну, Бог с тобой!

Идут дальше - сидит на дубу орел с орлятами. Говорит Булат-молодец:

- Я убью орла.

Отвечает орел:

- Не бей меня, не делай моих деток сиротами; я тебе сам пригожусь!

- Так и быть, живи на здоровье!

Подходят к океан-морю широкому; на берегу рак ползет. Говорит Бу-

лат-молодец:

- Я его пришибу. А рак:

- Не бей меня, добрый молодец! Во мне корысти не много, хоть съешь -

сыт не будешь. Придет время - я сам тебе пригожусь!

- Ну, ползи с Богом! - сказал Булат-молодец. Он посмотрел на море,

увидал рыбака в лодке и крикнул:

- Причаливай к берегу!

Рыбак подал лодку. Иван-царевич да Булат-молодец сели и поехали к

острову; добрались до острова и пошли к дубу.

Булат-молодец ухватил дуб могучими руками и с корнем вырвал; достал

из-под дуба сундук, открыл его - из сундука заяц выскочил и побежал что

есть духу.

- Ах, - вымолвил Иван-царевич, - если б на эту пору да собака была,

она б зайца поймала!

Глядь - а собака уж тащит зайца. Булат-молодец взял его да разорвал -

из зайца вылетела утка и высоко поднялась в поднебесье.

- Ах, ты, вымолвил Иван-царевич, - если б на эту пору да орел был, он

бы утку поймал!

А орел уж несет утку. Булат-молодец разорвал утку - из утки выкати-

лось яйцо и упало в море.

- Ах, - сказал царевич, - если б рак его вытащил!

А рак уж ползет, яйцо тащит. Взяли они яйцо, приехали к Кощею Бесс-

мертному, ударили его тем яйцом в лоб - он тотчас растянулся и умер.

Брал Иван-царевич Василису Кирбитьевну, и поехали в дорогу.

Ехали, ехали, настигла их темная ночь; раскинули шатер, Василиса Кир-

битьевна спать легла. Говорит Булат-молодец:

- Ложись и ты, царевич, а я буду на часах стоять. В глухую полночь

прилетели двенадцать голубиц, ударились крыло в крыло, и сделалось две-

надцать девиц:

- Ну, Булат-молодец да Иван-царевич, убили вы нашего брата Кощея

Бессмертного, увезли нашу невестушку Василису Кирбитьевну, не будет и

вам добра: как приедет Иван-царевич домой, велит вывести свою собачку

любимую; она вырвется у псаря и разорвет царевича на мелкие части. А кто

это слышит да ему скажет, тот по колена будет каменный!

Поутру Булат-молодец разбудил царевича и Василису Кирбитьевну, собра-

лись и поехали в путь-дорогу. Настигла их вторая ночь; раскинули шатер в

чистом поле. Опять говорит Булат-молодец:

- Ложись спать, Иван-царевич, а я буду караулить.

В глухую полночь прилетели двенадцать голубиц, ударились крыло в кры-

ло, и стало двенадцать девиц:

- Ну, Булат-молодец да Иван-царевич, убили вы нашего брата Кощея

Бессмертного, увезли нашу невестушку Василису Кирбитьевну, не будет и

вам добра: как приедет Иван-царевич домой, велит вывести своего любимого

коня, на котором сызмала привык кататься; конь вырвется у конюха и убьет

царевича до смерти. А кто это слышит да ему скажет, тот будет по пояс

каменный!

Настало утро, опять поехали. Настигла их третья ночь; разбили шатер и

остановились ночевать в чистом поле. Говорит Булат-молодец:

- Ложись спать, Иван-царевич, а я караулить буду.

Опять в глухую полночь прилетели двенадцать голубиц, ударились крыло

в крыло, и стало двенадцать девиц:

- Ну, Булат-молодец да Иван-царевич, убили вы нашего брата Кощея

Бессмертного, увезли нашу невестушку Василису Кирбитьевну, да и вам доб-

ра не нажить: как приедет Иван-царевич домой, велит вывести свою любимую

корову, от которой сызмала молочком питался; она вырвется у скотника и

поднимет царевича на рога. А кто нас видит и слышит да ему скажет, тот

весь будет каменный!

Сказали, обернулись голубицами и улетели. Поутру проснулся Иван-царе-

вич с Василисой Кирбитьевной и отправились в дорогу.

Приехал царевич домой, женился на Василисе Кирбитьевне и спустя день

или два говорит ей:

- Хочешь, я покажу тебе мою любимую собачку? Когда я был маленький,

все с ней забавлялся.

Булат-молодец взял свою саблю, наточил остро-остро и стал у крыльца.

Вот ведут собачку; она вырвалась у псаря, прямо на крыльцо бежит, а

Булат-молодец махнул саблею и разрубил ее пополам.

Иван-царевич на него разгневался, да за старую службу промолчал - ни-

чего не сказал.

На другой день приказал он вывесть своего любимого коня; конь перер-

вал аркан, вырвался у конюха и скачет прямо на царевича. Булат-молодец

отрубил коню голову.

Иван-царевич еще пуще разгневался, но Василиса Кирбитьевна сказала:

- Если б не он, - говорит, - ты б меня никогда не достал!

На третий день велел Иван-царевич вывесть свою любимую корову; она

вырвалась у скотника и бежит прямо на царевича. Булат-молодец отрубил и

ей голову.

Тут Иван-царевич так озлобился, что никого и слушать не стал; прика-

зал позвать палача и немедленно казнить Булата-молодца.

- Ах, Иван-царевич! Коли ты хочешь меня палачом казнить, так лучше я

сам умру. Позволь только три речи сказать...

Рассказал Булат-молодец про первую ночь, как в чистом поле прилетали

двенадцать голубиц и что ему говорили - и тотчас окаменел по колена;

рассказал про другую ночь - и окаменел по пояс. Тут Иван-царевич начал

его упрашивать, чтоб до конца не договаривал. Отвечает Булат-молодец:

- Теперь все равно - наполовину окаменел, так не стоит жить!

Рассказал про третью ночь и оборотился весь в камень.

Иван-царевич поставил его в особой палате и каждый день стал ходить

туда с Василисой Кирбитьевной да горько плакаться.

Много прошло годов; раз как-то плачет Иван-царевич над каменным Була-

том-молодцом и слышит - из камня голос раздается:

- Что ты плачешь? Мне и так тяжело!

- Как мне не плакать? Ведь я тебя загубил. И тут пала горючая слеза

Ивана-царевича на каменного Булата-молодца. Ожил он. Иван-царевич с Ва-

силисой Кирбитьевной обрадовались и на радостях задали пир на весь мир.

МАРЬЯ МОРЕВНА

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был Иван-царевич. У

него было три сестры: одна Марья-царевна, другая Ольга-царевна, третья

Анна-царевна.

Отец и мать у них померли. Умирая, они сыну наказывали:

- Кто первый за сестер станет свататься, за того и отдавай - при себе

не держи долго.

Царевич похоронил родителей и с горя пошел с сестрами во зеленый сад

погулять.

Вдруг находит на небо туча черная, встает гроза страшная.

- Пойдемте, сестрицы, домой, - говорит Иван-царевич.

Только пришли во дворец - как грянул гром, раздвоился потолок, и вле-

тел к ним в горницу ясен сокол. Ударился сокол об пол, сделался добрым

молодцем и говорит:

- Здравствуй, Иван-царевич! Прежде я ходил гостем, а теперь пришел

сватом: хочу у тебя сестрицу Марью-царевну посватать.

- Коли люб ты сестрице, я ее не держу - пусть идет.

Марья-царевна согласилась. Сокол женился и унес ее в свое царство.

Дни идут за днями, часы бегут за часами - целого года как не бывало.

Пошел Иван-царевич с двумя сестрами во зеленый сад погулять. Опять вста-

ет туча с вихрем, с молнией.

- Пойдемте, сестрицы, домой, - говорит царевич. Только пришли во дво-

рец - как ударил гром, распалась крыша, раздвоился потолок, и влетел

орел. Ударился орел об пол и сделался добрым молодцем.

- Здравствуй, Иван-царевич! Прежде я гостем ездил, а теперь пришел

сватом.

И посватал Ольгу-царевну. Отвечает Иван-царевич:



- Если люб ты Ольге-царевне, то пусть за тебя идет, я с нее воли не

снимаю.


Ольга-царевна согласилась и вышла за орла замуж. Орел подхватил ее и

унес в свое царство. Прошел еще один год. Говорит Иван-царевич своей

младшей сестрице:

- Пойдем, во зеленом саду погуляем. Погуляли немножко. Опять встает

туча с вихрем, с молнией.

- Вернемся, сестрица, домой!

Вернулись домой, не успели сесть - как ударил гром, раздвоился пото-

лок, и влетел ворон. Ударился ворон об пол и сделался добрым молодцем.

Прежние были хороши собой, а этот еще лучше.

- Ну, Иван-царевич, прежде я гостем ходил, а теперь пришел сватом:

отдай за меня Анну-царевну.

- Я с сестрицы воли не снимаю. Коли ты полюбился ей, пусть идет за

тебя.

Вышла за ворона Анна-царевна, и унес он ее в свое государство. Остал-



ся Иван-царевич один. Целый год жил без сестер, и сделалось ему скучно.

- Пойду, - говорит, - искать сестриц. Собрался в дорогу, шел, шел и

видит: лежит в поле рать-сила побитая. Спрашивает Иван-царевич:

- Коли есть тут жив человек, отзовись: кто побил это войско великое?

Отозвался ему жив человек:

- Все это войско великое побила Марья Моревна, прекрасная королевна.

Пустился Иван-царевич дальше, наезжал на шатры белые, выходила к нему

навстречу Марья Моревна, прекрасная королевна:

- Здравствуй, царевич. Куда тебя Бог несет - по воле аль по неволе?

Отвечает ей Иван-царевич:

- Добрые молодцы по неволе не ездят.

- Ну, коли дело не к спеху, погости у меня в шатрах.

Иван-царевич тому и рад: две ночи в шатрах ночевал. Полюбился Марье

Моревне и женился на ней. Марья Моревна, прекрасная королевна, взяла его

с собой в свое государство. Пожили они вместе столькото времени, и взду-

малось королевне на войну собираться. Покидает она на Ивана-царевича все

хозяйство и приказывает:

- Везде ходи, за всем присматривай, только в этот чулан не загляды-

вай.

Он не вытерпел: как только Марья Моревна уехала, тотчас бросился в



чулан, отворил дверь, глянул - а там висит Кощей Бессмертный, на двенад-

цати цепях прикован.

Просит Кощей у Ивана-царевича:

- Сжалься надо мной, дай мне напиться! Десять лет я здесь мучаюсь, не

ел, не пил - совсем в горле пересохло.

Царевич подал ему целое ведро воды; он выпил и еще запросил:

- Мне одним ведром не залить жажды. Дай еще!

Царевич подал другое ведро. Кощей выпил и запросил третье; а как вы-

пил третье ведро, взял свою прежнюю силу, тряхнул цепями и сразу все

двенадцать порвал.

- Спасибо, Иван-царевич, - сказал Кощей Бессмертный, - теперь тебе

никогда не видать Марьи Моревны, как ушей своих.

И страшным вихрем вылетел в окно, нагнал на дороге Марью Моревну,

прекрасную королевну, подхватил ее и унес к себе.

А Иван-царевич горько-горько заплакал, снарядился и пошел в путь-до-

рогу: "Что ни будет, а разыщу Марью Моревну".

Идет день, идет другой, на рассвете третьего видит чудесный дворец. У

дворца дуб стоит, на дубу ясен сокол сидит.

Слетел сокол с дуба, ударился оземь, обернулся добрым молодцем и зак-

ричал:


- Ах, шурин мой любезный!

Выбежала Марья-царевна, встретила Ивана-царевича радостно, стала про

его здоровье расспрашивать, про свое житье-бытье рассказывать. Погостил

у них царевич три дня и говорит:

- Не могу у вас гостить долго: я иду искать жену мою, Марью Моревну,

прекрасную королевну.

- Трудно тебе сыскать ее, - отвечает сокол. - Оставь здесь на всякий

случай свою серебряную ложку: будем на нее смотреть, про тебя вспоми-

нать. Иван-царевич оставил у сокола свою серебряную ложку и пошел в до-

рогу.


Шел он день, шел другой, на рассвете третьего видит дворец еще лучше

первого. Возле дворца дуб стоит, на дубу орел сидит.

Слетел орел с дерева, ударился оземь, обернулся добрым молодцем и

закричал:

- Вставай, Ольга-царевна, милый наш братец идет!

Ольга-царевна тотчас прибежала, стала его целовать, обнимать, про

здоровье расспрашивать, про свое житье-бытье рассказывать.

Иван-царевич погостил у них три денька и говорит:

- Дольше гостить мне некогда: я иду искать жену мою, Марью Моревну,

прекрасную королевну. Отвечает орел:

- Трудно тебе сыскать ее. Оставь у нас серебряную вилку: будем на нее

смотреть, тебя вспоминать. Он оставил серебряную вилку и пошел в дорогу.

День шел, другой шел, на рассвете третьего видит дворец лучше первых

двух. Возле дворца дуб стоит, на дубу ворон сидит. Слетел ворон с дуба,

ударился оземь, обернулся добрым молодцом и закричал:

- Анна-царевна, поскорей выходи, наш братец идет!

Выбежала Анна-царевна, встретила его радостно, стала целовать-обни-

мать, про здоровье расспрашивать, про свое житье-бытье рассказывать.

Иван-царевич погостил у них три денька и говорит:

- Прощайте. Пойду жену искать, Марью Моревну, прекрасную королевну.

Отвечает ворон:

- Трудно тебе сыскать ее. Оставь-ка у нас серебряную табакерку: будем

на нее смотреть, тебя вспоминать.

Царевич отдал ему серебряную табакерку, попрощался и пошел в дорогу.

День шел, другой шел, а на третий добрался до Марьи Моревны.

Увидала она своего милого, бросилась к нему на шею, залилась слезами

и промолвила:

- Ах, Иван-царевич, зачем ты меня не послушался - посмотрел в чулан и

выпустил Кощея Бессмертного?

- Прости, Марья Моревна, не поминай старого. Лучше поедем со мной;

пока не видать Кощея Бессмертного. Авось не догонит!

Собрались и уехали. А Кощей на охоте был. К вечеру он домой ворочает-

ся, под ним добрый конь спотыкается.

- Что ты, несытая кляча, спотыкаешься? Аль чуешь какую невзгоду?

Отвечает конь:

- Иван-царевич приходил, Марью Моревну увез.

- А можно ли их догнать?

- Можно пшеницы насеять, дождаться, пока она вырастет, сжать ее, смо-

лотить, в муку обратить, пять печей хлеба наготовить, тот хлеб поесть да

тогда вдогонь ехать - и то поспеем.

Кощей поскакал, догнал Ивана-царевича.

- Ну, - говорит, - первый раз тебя прощаю за твою доброту, что водой

меня напоил; и в другой раз прощу, а в третий берегись - на куски изруб-

лю. Отнял у него Марью Моревну и увез. А Иван-царевич сел на камень и

заплакал.

Поплакал-поплакал и опять воротился назад за Марьей Моревною. Кощея

Бессмертного дома не случилось.

- Поедем, Марья Моревна!

- Ах, Иван-царевич, он нас догонит!

- Пускай догонит. Мы хоть часок-другой поедем вместе.

Собрались и уехали. Кощей Бессмертный домой возвращается, под ним

добрый конь спотыкается.

- Что ты, несытая кляча, спотыкаешься? Аль чуешь какую невзгоду?

- Иван-царевич приходил, Марью Моревну с собой взял.

- А можно ли их догнать?

- Можно ячменю насеять, подождать, пока он вырастет, сжать-смолотить,

пива наварить, вдоволь напиться, до отвалу наесться, выспаться да тогда

вдогонь ехать - и то поспеем.

Кощей поскакал, догнал Ивана-царевича:

- Ведь я ж говорил, что тебе не видать Марьи Морены, как ушей своих!

Отнял ее и унес к себе. Остался Иван-царевич один, поплакал-поплакал

и опять воротился за Марьей Моревною. На ту пору Кощея дома не случи-

лось.

- Поедем, Марья Моревна!



- Ах, Иван-царевич, ведь он догонит, тебя в куски изрубит!

- Пускай изрубит, я без тебя жить не могу!

Собрались и поехали. Кощей Бессмертный домой возвращается, под ним

добрый конь спотыкается.

- Что ты спотыкаешься? Аль чуешь какую невзгоду?

- Иван-царевич приходил, Марью Моревну с собой взял.

Кощей поскакал, догнал Ивана-царевича, изрубил его в мелкие куски и

поклал в смоляную бочку; взял эту бочку, скрепил железными обручами и

бросил в синее море, а Марью Моревну к себе увез. В то самое время у

зятьев Ивана-царевича серебро почернело.

- Ах, - говорят они, - видно, беда приключилась!

Орел бросился на сине море, схватил и вытащил бочку на берег. Сокол

полетел за живою водою, а ворон - за мертвою.

Слетелись все трое в одно место, разрубили бочку, вынули куски Ива-

на-царевича, перемыли и склали, как надобно.

Ворон брызнул мертвою водою - тело срослось, соединилось. Сокол брыз-

нул живою водою - Иван-царевич вздрогнул, встал и говорит:

- Ах, как я долго спал!

- Еще бы дольше проспал, если бы не мы, - отвечали зятья. - Пойдем

теперь к нам в гости.

- Нет, братцы, я пойду искать Марью Моревну. Приходит к ней и просит:

- Разузнай у Кощея Бессмертного, где он достал себе такого доброго

коня.

Вот Марья Моревна улучила добрую минуту и стала Кощея выспрашивать.



Кощей сказал:

- За тридевять земель, в тридесятом царстве, за огненной рекою живет

баба-яга. У ней есть такая кобылица, на которой она каждый день вокруг

света облетает. Много у нее и других славных кобылиц. Я у нее три дня

пастухом был, ни одной кобылицы не упустил, и за то баба-яга дала мне

одного жеребеночка.

- Как же ты через огненную реку перебрался?

- А у меня есть такой платок - как махну в правую сторону три раза,

1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   35

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Русские народные сказки