страница32/35
Дата14.01.2018
Размер6.16 Mb.
ТипСказка

Русские народные сказки


1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   35

- Ступай, - говорит, - на взморье, собери хоть царевнины косточки.

Водовоз приехал к синему морю, видит - царевна жива, ни в чем невре-

дима, посадил ее на телегу и повез в густой, дремучий лес; завез в лес и

давай нож точить.

- Что ты делать собираешься? - спрашивает царевна.

- Я нож точу, тебя резать хочу!

Царевна заплакала:

- Не режь меня, я тебе никакого худа не сделала.

- Скажи отцу, что я тебя от змея избавил, так помилую!

Нечего делать - согласилась. Поехали во дворец; царь обрадовался и

пожаловал того водовоза полковником. Вот как проснулся Иван - солдатский

сын, позвал старуху, дает ей денег и просит:

- Поди-ка, бабушка, на рынок, закупи, что надобно, да послушай, что

промеж людьми говорите, нет ли чего нового?

Старуха сбегала на рынок, закупила разных припасов, послушала людских

вестей, воротилась и сказывает:

- Идет в народе такая молва: был-де у нашего царя большой обед, сиде-

ли за столом королевичи и посланники, бояре и люди именитые; в те поры

прилетела в окно каленая стрела и упала посеред зала, к той стреле было

письмо привязано от Другого змея двенадцатиглавого. Пишет змей: коли не

вышлешь ко мне среднюю царевну, я твое царство огнем сожгу, пеплом раз-

вею. Нынче же повезут ее, бедную, к синему морю, к серому камню.

Иван - солдатский сын сейчас оседлал своего доброго коня, сел и пос-

какал на взморье. Говорит ему царевна:

- Ты зачем, добрый молодец? Пущай моя очередь смерть принимать, горя-

чую кровь проливать; а тебе за что пропадать?

- Не бойся, красная девица!

Только успел сказать, летит на него лютый змеи, огнем палит, смертью

грозит.


Богатырь ударил его острой саблею и отсек все двенадцать голов; голо-

вы положил под камень, туловище в море кинул, а сам домой вернулся, на-

елся-напился, и опять залег на три дня, на три ночи. Приехал опять водо-

воз, увидал, что царевна жива, посадил ее на телегу, повез в дремучий

лес и принялся нож точить. Спрашивает царевна:

- Зачем нож точишь?

- А я нож точу, тебя резать хочу. Присягни на том, что скажешь отцу,

как мне надобно, так я тебя помилую.

Царевна дала ему клятву, он привез ее во дворец; царь возрадовался и

пожаловал водовоза генеральским чином.

Иван - солдатский сын пробудился от сна на четвертые сутки и велел

старухе на рынок пойти да вестей послушать.

Старуха сбегала на рынок, воротилась назад и сказывает:

- Третий змей появился, прислал к царю письмо, а в письме требует:

вывози-де меньшую царевну на съедение.

Иван - солдатский сын оседлал своего доброго коня, сел и поскакал к

синю морю.

На берегу стоит прекрасная царевна, на железной цепи к камню прикова-

на. Богатырь ухватил цепь, тряхнул и разорвал, словно гнилую бечевку;

после прилег красной девице на колени:

- Я посплю, а ты на море смотри: как только туча взойдет, ветер зашу-

мит, море всколыхается - тотчас разбуди меня, молодца.

Царевна начала на море глядеть... Вдруг туча надвинулась, ветер зашу-

мел, море всколыхалося - из синя моря змей выходит, в гору подымается.

Стала царевна будить Ивана - солдатского сына, толкала, толкала - нет,

не просыпается; заплакала она слезно, и капнула горячая слеза ему на ще-

ку: от того богатырь проснулся, побежал к своему коню, а добрый конь на

пол-аршина под собой земли выбил копытами. Летит двенадцатиглавый змей,

огнем так и пышет; взглянул на богатыря и воскликнул:

- Хорош ты, пригож ты, добрый молодец, да не быть тебе живому, съем

тебя, и с косточками!

- Врешь, проклятый змей, подавишься.

Начали они биться смертным боем; Иван - солдатский сын так быстро и

сильно махал своей саблею, что она докрасна раскалилась, нельзя в руках

держать! Взмолился он царевне:

- Спасай меня, красна девица! Сними с себя дорогой платочек, намочи в

синем море и дай обернуть саблю.

Царевна тотчас намочила свой платочек и подала доброму молодцу.

Он обернул саблю и давай рубить змея; срубил ему все двенадцать го-

лов, головы те под камень положил, туловище в море бросил, а сам домой

поскакал, наелся-напился и залег спать на трои сутки.

Царь посылает опять водовоза на взморье. Приехал водовоз, взял царев-

ну и повез в дремучий лес; вынул нож и стал точить?

- Что ты делаешь? - спрашивает царевна.

- Нож точу, тебя резать хочу! Скажи отцу, что я змея победил, так по-

милую.


Устрашил красную девицу, поклялась говорить по его словам. А меньшая

дочь была у царя любимая; как увидел ее живою, ни в чем невредимою, он

пуще прежнего возрадовался и захотел водовоза жаловать - выдать за него

замуж меньшую царевну.

Пошел про то слух по всему государству. Узнал Иван - солдатский сын,

что у царя свадьба затевается, и пошел прямо во дворец, а там пир идет,

гости пьют и едят, всякими-играми забавляются.

Меньшая царевна глянула на Ивана - солдатского сына, увидала на его

сабле свой дорогой платочек, вскочила из-за стола, взяла его - за руку и

говорит отцу:

- Государь-батюшка! Вот кто избавил нас от змея лютого, от смерти

напрасныя; а водовоз только знал нож точить да приговаривать: я-де нож

точу, тебя резать хочу!

Царь разгневался, тут же приказал водовоза повесить, а царевну выдал

замуж за Ивана - солдатского сына, и было у них веселье великое. Стали

молодые жить-поживать да добра наживать.

Пока все это деялось с братом Ивана - солдатского сына, с Иваном-ца-

ревичем вот что случилось. Поехал он раз на охоту, и попался ему олень

быстроногий. Иван-царевич ударил по лошади и пустился за ним в погоню;

мчался, мчался и выехал на широкий луг. Тут олень с глаз пропал. Смотрит

царевич и думает, куда теперь путь направить? Глядь - на том лугу ручеек

протекает, на воде две серые утки плавают. Прицелился он из ружья, выст-

релил и убил пару уток; вытащил их из воды, положил в сумку и поехал

дальше.


Ехал, ехал, увидал белокаменные палаты, слез с лошади, привязал ее к

столбу и пошел в комнаты. Везде пусто - нет ни единого человека, только

в одной комнате печь топится, на шестке стоит сковородка, на столе при-

бор готов: тарелка, и вилка, и нож. Иван-царевич вынул из сумки уток,

ощипал, вычистил, положил на сковороду и сунул в печку; зажарил, поста-

вил на стол, режет да ест.

Вдруг, откуда ни возьмись, является к нему красная девица - такая

красавица, что ни в сказке сказать, ни пером написать, - и говорит ему:

- Хлеб-соль, Иван-царевич!

- Милости просим, красная девица! Садись со мной кушать.

- Я бы села с тобой, да боюсь: у тебя конь волшебный.

- Нет, красная девица, не узнала! Мой волшебный конь дома остался, я

на простом приехал. Как услыхала это красна девица, тотчас начала

дуться, надулась и сделалась страшною львицею, разинула пасть и прогло-

тила царевича целиком. Была то не простая девица, была то родная сестра

трех змеев, что побиты Иваном - солдатским сыном.

Вздумал Иван - солдатский сын про своего брата; вынул платок из кар-

мана, утерся, смотрит - весь платок в крови. Сильно он запечалился:

- Что за притча! Поехал мой брат в хорошую сторону, где бы ему царем

быть, а он смерть получил!

Отпросился у жены и тестя и поехал на своем богатырском коне разыски-

вать брата, Ивана-царевича. Близко ли, далеко ли, скоро ли, коротко -

приезжает в то самое государство, где его брат проживал; расспросил про

все и узнал, что поехал-де царевич и охоту, да так и сгинул - назад не

бывал. Иван - солдатский сын той же самой дорогою поехал охотиться; по-

падается и ему олень быстроногий Пустился богатырь за ним в погоню. Вые-

хал на широкий луг - олень с глаз пропал; смотрит - на лугу ручеек про-

текает, на воде две утки плавают. Иван - солдатский сын застрелил уток,

приехали в белокаменные палаты и вошел в комнаты. Везде пусто, только в

одной комнате печь топится, на шестке сковородка стоит. Он зажарил уток,

вынес на двор, сел на крылечке, режет да ест.

Вдруг является к нему красная девица:

- Хлеб-соль, добрый молодец! Зачем на дворе ешь?

Отвечает Иван - солдатский сын:

- Да в горнице неохотно, на дворе веселей будет! Садись со мною,

красная девица!

- Я бы с радостью села, да боюсь твоего коня волшебного.

- Полно, красавица! Я на простой лошаденке приехал.

Она и поверила и начала дуться, надулась страшною львицею и только

хотела проглотить доброго молодца, как прибежал волшебный конь и обхва-

тил ее богатырскими ногами.

Иван - солдатский сын обнажил свою саблю острую и крикнул зычным го-

лосом:

- Стой, проклятая! Ты проглотила моего брата Ивана-царевича! Выкинь



его назад, не то изрублю тебя на мелкие части.

Львица и выкинула Ивана-царевича: сам-то он мертвый.

Тут Иван - солдатский сын вынул из седла два пузырька с водою целящей

и живой; взбрызнул брата целящей водою - плоть-мясо срастается; взбрыз-

нул живой водой - царевич встал и говорит:

- Ах, как же долго я спал!

Отвечает Иван - солдатский сын:

- Век бы тебе спать, если б не я!

Потом берет свою саблю и хочет рубить львице голову; она обернулась

душой-девицей, такою красавицей, что и рассказать нельзя, начала слезно

плакать и просить прощения. Глянул на ее красу неописанную, смиловался

Иван - солдатский сын и пустил ее на волю вольную.

Приехали братья во дворец, сотворили трехдневный пир; после попроща-

лись; Иван-царевич остался в своем государстве, а Иван - солдатский сын

поехал к своей супруге и стал с нею поживать в любви и согласии.

СКАЗКА О СЛАВНОМ, МОГУЧЕМ БОГАТЫРЕ ЕРУСЛАНЕ ЛАЗАРЕВИЧЕ

В некотором государстве жил король Картаус, и было у него на службе

двенадцать богатырей. А самым сильным и главным из двенадцати богатырей

почитался князь по имени Лазарь Лазаревич. И сколько ни старались другие

богатыри, никто из них не мог на поединках победить Лазаря Лазаревича. И

вот исполнилось ему двадцать лет. Стали родители поговаривать:

- Приспело время сыну семьей обзаводиться!

Да и сам Лазарь Лазаревич жениться был не прочь, только невесты выб-

рать никак не может: то отцу с матерью не по нраву, то жениху не люба.

Так и шло время. И стал Лазарь Лазаревич проситься у родителей:

- Отпустите меня в путь-дорогу. Хочу на белый свет поглядеть, да и

себя показать.

Родители перечить не стали. И вот распростился добрый молодец с от-

цом, с матерью и уехал из Картаусова королевства.

Долго ли, коротко ли, близко ли, далеко ли путь продолжался - приехал

Лазарь Лазаревич в иноземное королевство. А в том королевстве весь народ

в великой тоске-печали: убиваются-плачут все от мала до велика. Спраши-

вает он:

- Какая у вас беда-невзгода? О чем весь народ тужит?

- Ох, добрый молодец, не знаешь ты нашего горя, - отвечают ему. - По-

вадился в наше королевство морской змей летать и велел каждый день по

человеку ему на съедение посылать. А коли не послушаемся, грозится все

наши деревни и города спалить - головней покатить. Вот и сегодня прово-

жали одну девицу, отвели на морской берег, на съедение морскому чудови-

щу. Богатырь не стал больше ни о чем спрашивать, пришпорил коня и поска-

кал на морской берег. В скором времени увидал он - сидит на берегу деви-

ца, горько плачет. Подъехал к ней Лазарь Лазаревич:

- Здравствуй, девица-душа?

Подняла девица голову, взглянула на него и промолвила:

- Уезжай-ка, добрый человек, отсюда поскорее. Выйдет сейчас из моря

змей, меня съест, и тебе живому не бывать.

- Не к лицу мне, девица-красавица, от змея убегать, а вот отдохнуть

охота: притомился в пути-дороге. Я вздремну, а ты, как только змей пока-

жется, тотчас же разбуди меня.

Слез с коня, лег на траву-мураву и уснул крепким богатырским сном.

Много ли, мало прошло времени, вдруг взволновалось море, зашумело,

поднялась большая волна. То змей море всколыхнул. И принялась девица бу-

дить чужеземного богатыря. А Лазарь Лазаревич спит, не пробуждается.

В ту пору змей из воды вынырнул, выбрался на берег. Заплакала девица

горючими слезами, и упала одна слеза богатырю на лицо. Он проснулся,

увидал змея.

Змей ухмыляется:

- Эко как сегодня раздобрились: вместо одного человека двоих привели,

да еще и коня наприбавок!

- А не подавишься ли одним мной, поганое чудовище? - закричал бога-

тырь и кинулся на змея. Началась у них смертная схватка, кровавый бой.

Долго бились-ратились. И стал Лазарь Лазаревич замечать, что притомился

змей, слабеть начал. Тут богатырь изловчился, кинулся на чудовище и с

такой силой ударил его булатным мечом, что напрочь отсек змею голову.

Подошел потом к девице, а она чуть живая от страха. Окликнул ее. Де-

вица обрадовалась:

- Ой, не чаяла я живой остаться и тебя живым, невредимым увидеть!

Спасибо, что избавил меня от лютой смерти, и я прошу тебя, добрый моло-

дец, не знаю, как по имени звать-величать, поедем к моим родителям. Там

батюшка наградит тебя!

- Награды мне никакой не надо, а к отцу-матери тебя отвезу.

Сперва девице помог сесть, а потом и сам сел на коня. Приехали в го-

род. Отец с матерью увидели из окна дочь - глазам не верят. Выбежали

встречать. Плачут и смеются от радости.

- Неужто лютый змей пощадил тебя, дитятко?! Или сегодня только - от-

пустил еще раз повидаться с нами, погоревать?

- Вот кто избавил меня от лихой смерти, - отвечала девица и указала

на Лазаря Лазаревича. - Он убил проклятого змея.

Отец с матерью не знали, как и благодарить богатыря. Под руки ввели

его в белокаменные палаты, усадили за стол на самом почетном месте. На

стол наставили всяких кушаньев и питья разного. Ешь, пей, чего только

душа пожелает.

А после хлеба-соли отец стал спрашивать:

- Скажи, храбрый рыцарь, чем отблагодарить тебя?

Опустил добрый молодец буйну голову, помолчал, потом посмотрел на ро-

дителей и на девицу-красавицу:

- Не прогневайтесь на меня за мои слова. Я есть князь из славного

Картаусова королевства. Зовут меня Лазарь Лазаревич. Живу покуда холост,

не женат. Ваша дочь-красавица мне по сердцу пришлась, и, если люб я ей,

так благословите нас под венец идти. То и была бы для меня самая большая

награда.

Услышала эти речи девица, потупилась, зарделась, как маков цвет.

А отец сказал:

- Ты, любезный Лазарь Лазаревич, мне по душе, по нраву пришелся, а

дочь неволить не стану и воли у нее не отнимаю. Как она сама скажет, так

тому и быть. Не прими моих слов за обиду. Ну, что скажешь, дочь милая?

Пуще прежнего зарумянилась красавица и тихонько промолвила:

- Уж коль пришла пора мне свое гнездо вить, так, видно, так тому и

быть. Люб мне Лазарь Лазаревич, избавитель мой.

- А невеста согласна, так мы с матерью и подавно перечить не станем,

- сказал отец. - За нашим благословением дело не станет.

И в скором времени принялись веселым пирком да за свадебку.

Свадьбу сыграли, пир отпировали, а после свадьбы Лазарь Лазаревич

увез молодую жену в свое королевство.

На исходе первого года родился у них сын. Назвали его Ерусланом. Рос

Еруслан не по дням, а по часам, будто тесто на опаре подымался. В три

года был, как десятилетний.

И стал он на царский двор побегивать, с боярскими детьми стал в игры

играть. А сила у него была непомерная, и он по молодости да несмышленос-

ти шутил с боярскими детьми шутки нехорошие: схватит кого за руку - рука

прочь, кого за ногу схватит - ногу оторвет.

Пришли бояре к королю Картаусу, жалуются:

- Мы в великой обиде. Сын Лазаря Лазаревича губит, калечит наших де-

тей. В играх удержу не знает, кому руку, кому ногу оторвал. Осуши наши

слезы, государь! Прикажи Еруслана Лазаревича в темницу посадить, либо

пусть он уедет из нашего королевства. Выслушал Лазарь Лазаревич коро-

левский приказ, опустил буйну голову ниже могучих плеч и пошел домой в

большой печали.

- Что это, Лазарь Лазаревич, ты такой кручинный? - встретила его же-

на. - Или какая беда-невзгода приключилась?

Рассказал Лазарь Лазаревич про королевский приказ и промолвил:

- Это ли не беда-невзгода?

Горько жена заплакала. А Еруслан Лазаревич весь разговор слышал, по-

дошел к родителям, учтиво поклонился и говорит:

- Не прогневайтесь на меня, батюшка и матушка, злого умысла я не дер-

жал, когда играл с боярскими детьми, а вашей вины в том нету. И коли ко-

роль Картаус приказал мне уехать из королевства, так, видно, тому и

быть. Да вот еще: достать бы мне меч булатный по моей руке, доспехи рат-

ные и коня.

- Да разве мало у нас коней на конюшне? - сказал Лазарь Лазаревич. -

А мечей да доспехов ратных полон оружейный покой, знай выбирай?

- Доспехи-то и меч я подберу в оружейном покое, - ответил Еруслан Ла-

заревич, - а вот коня по мне у нас в конюшне не нашлось. Всех до одного

испытал. Выведут конюхи какого, брошу на холку руку - сразу на колени

упадет. На таких мне не ездить.

- Ну тогда ступай в заповедные луга. Там Фролпастух стережет моих ко-

ней. Кони в табунах необъезженные, там и выберешь коня по себе, - прого-

ворил Лазарь Лазаревич.

И стали собирать, снаряжать Еруслана Лазаревича. Подобрал он доспехи

богатырские, по руке себе разыскал булатный меч и копье долгомерное,

взял седельце черкесское, потничек, войлочек, уздечку наборную да плетку

ременную. Простился с отцом, с матерью и отправился в путь-дорогу.

Вышел из города и шел долго ли, коротко ли, близко ли, далеко ли и

пришел на заповедные луга. По лугам дорога проторена. В ширину та дорога

- коню не проскочить. "Кто же по этой дороге ездит? - подумал Еруслан

Лазаревич. - Дай-ка сяду на обочину, подожду".

Много ли, мало ли времени просидел и увидал: бежит по дороге табун

коней. Тот табун только что пробежал, а за ним другой, больше прежнего,

скачет. И вслед табунщик едет. Сравнялся он с Ерусланом Лазаревичем и

заговорил:

- Здравствуй, Еруслан Лазаревич! Чего тут сидишь? Кого ожидаешь?

- А ты кто такой? И почему знаешь, как меня зовут?

- Да как мне тебя не знать! Ведь я служу табунщиком у твоего родителя

Лазаря Лазаревича. Обрадовался Еруслан Лазаревич:

- Меня батюшка натакал идти в заповедные луга коня выбрать. У нас в

конюшне все конишки не ражие [43]. Которому брошу руку на холку, тот и

упадет на коленки. Тем коням не носить меня. Пособи мне, Фролушка, коня

достать, век твое добро помнить буду.

- Не тужи, Еруслан Лазаревич, дело обойдется. Есть у меня конь на

примете. Конь богатырский. Когда воду пьет, на озере волны, будто в бу-

рю, вздымаются, с деревьев листья осыпаются. Только не знаю, сможешь ли

ты - его поймать? Если поймаешь да сумеешь удержать, конь тебе покорит-

ся, почует наездника. Вот он - впереди первого табуна с водопоя бежит

гляди!


Промчался табун мимо, а табунщик говорит:

- Пойдем к озеру, я покажу, где конь воду пьет, а ты завтра с утра

садись там в засаду и жди. Наутро притаился Еруслан Лазаревич и стал

ждать. Слышит: задрожала земля, послышался конский топ все ближе и бли-

же... И вот проскакал мимо к водопою первый табун. Всех впереди -

конь-огонь: глазами искры мечет, из ноздрей пламя, из ушей дым кудреват

подымается. Забрел по колено в воду и стал пить. В озере волны подня-

лись, на берегу с деревьев листья посыпались.

Напился конь и только выскочил на берег, как Еруслан Лазаревич ухва-

тил его правой рукой за гриву, а левой уздечку держит. Взвился конь и

так ударил копытами, что земля задрожала, но вырваться из рук богатыря

не мог и утихомирился, почуял настоящего хозяина.

- Вот эдак-то лучше, Орош Вещий! - Взнуздал его, взял повод в руки,

отвел туда, где седло да доспехи лежали.

Оседлал Еруслан Лазаревич Ороша Вещего, надел на себя доспехи ратные.

В это время подъехал к водопою Фрол-пастух:

- Вижу, покорился тебе конь! Сумел совладать.

- Спасибо, Фролушка! Сослужил ты мне службу. Век буду помнить!

На том они и расстались. Видел табунщик, как добрый молодец на коня

садился, а не успел заметить, как он из глаз скрылся, только пыль стол-

бом завилась, будто его и не было.

Ехал Еруслан Лазаревич день ли, два ли и выехал на широкое поле.

Смотрит: что такое? Все поле усеяно мертвыми телами. Лежит на том поле

рать-сила побитая. Громко вскричал Еруслан Лазаревич:

- Есть ли, жив хоть один человек?

Отозвался голос:

- Только я один и остался жив из всего нашего войска!

Подъехал Еруслан и спрашивает:

- Скажи, кто побил, повоевал ваше войско?

- Иван, русский богатырь, - ответил раненый воин.

- А где теперь Иван, русский богатырь?

- Поезжай на полдень, может, его и настигнешь. Он уехал биться с дру-

гим нашим войском. Еруслан Лазаревич повернул коня и поехал. Ехал долго

ли, коротко ли и выехал на большое поле - широкое раздолье. И на этом

поле лежит побитая ратьсила.

Снова богатырь крикнул громким голосом:

- Коли есть тут кто живой, откликнись!

Приподнялся один человек:

- Чего тебе надо, витязь? Я только один жив и остался из всего нашего

войска.


- Чья это побитая рать и кто вас повоевал?

- Лежит тут войско Феодула Змеулановича. А побил-повоевал нас Иван,

русский богатырь.

- А где он сейчас, Иван, русский богатырь?

- Да вот видишь поскоки коня богатырского: целые холмы земли из-под

копыт мечет. Держись этой ископыти и, коли конь у тебя резвый, настиг-

нешь его. Поблагодарил Еруслан Лазаревич воина и поехал вокруг поля в ту

сторону, куда вела ископыть. Ехал он и день, и два с утренней зари до

вечерней и на третий день увидал на зеленом лугу шатер белополотняный.

Возле шатра богатырский конь пшеницу ест. Еруслан Лазаревич расседлал,

разнуздал своего коня и пустил на волю. Орош Вещий тотчас подошел к пше-

нице и тоже принялся есть.

Вошел Еруслан Лазаревич в шатер и видит: спит в шатре крепким сном

Иван, русский богатырь. Ухватился было Еруслан за меч, да подумал: "Нет,

не честь мне, а бесчестье на сонного руку подымать, а вот самому с доро-

ги отдохнуть надобно". Подумал так и сам повалился спать.

Первым проснулся Иван, русский богатырь. Проснулся и увидел незваного

гостя. Стал его будить:

- Встань, проснись, пробудись, добрый молодец?

Еруслан Лазаревич поднялся, а Иван, русский богатырь, говорит:

- Хоть и лег ты спать у меня в шатре незваный, непрошеный, да ведь

постоя с собой не возят. По нашему русскому обычаю, коли гость гостит да

не пакостит, такому гостю всегда честь и место. А ты, как видно, худых

мыслей не держишь. Садись со мной хлеба-соли отведать да рассказывай,

кто ты есть таков? Чьих родов, каких городов, как звать-величать тебя?

- Я на славного королевства Картаусова. Зовут меня Еруслан Лазаревич.

1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   35

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Русские народные сказки