страница34/35
Дата14.01.2018
Размер6.16 Mb.
ТипСказка

Русские народные сказки


1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   35

вот на этом самом поле. Стал я их бить, как траву косить, а которых конь

топчет. И в скором времени мало кто из них жив остался. А сам Огненный

щит. Пламенное копие подскакал ко мне, кричит: "Сейчас тебя смерти пре-

дам!" Я размахнулся, ударил его своим волшебным мечом, и он тотчас с ко-

ня повалился. Тут слуги его вскричали: "Вот как славно Росланей-богатырь

угостил его своим мечом. Ну-ка дай ему еще разок! Тогда и поминки по не-

му можно править!" Ударил я другой раз. Только меч его задел, как тут же

со страшной силой отскочил и мне голову отрубил, а Огненный щит. Пламен-

ное копие сразу ожил как ни в чем не бывало. В это самое время подоспел

мой названый брат. Схватил он мечкладенец и сунул мне под голову. Потом

Огненный щит. Пламенное копие много раз посылал своих богатырей и сам

приезжал, но никому не удалось вытащить меч-кладенец из-под головы, как

ни старались. Он и сейчас тут подо мной.

На том голова Росланея окончила свой рассказ и спросила:

- А ты по какому делу заехал сюда и куда путь держишь?

Еруслан Лазаревич рассказал, зачем он едет в царство Огненного щита,

Пламенного копия.

- Это похвально, Еруслан Лазаревич, что ты своих близких в горе-беде

не покинул, выручил, а теперь поехал живую воду для них доставать. Но

скажу тебе: напрасно ты туда поедешь. Ты еще не знаешь, каков есть этот

злодей Огненный щит. Пламенное копие. По-доброму, по-хорошему у него зи-

мой льду не выпросишь. Разве он даст живую воду? И силой тоже ты у него

ничего не добьешься, потому что ни стрела, ни копье, ни меч его не бе-

рут. Он тебя десять раз успеет убить, пока ты замахиваешься. А вот лучше

послушай, что я тебе стану рассказывать, хорошенько запомни и, коли пос-

лушаешься, одолеешь его.

Еруслан Лазаревич выслушал все, что ему наказывала Росланеева голова,

поблагодарил и на прощание сказал:

- Как только достану живую воду, приеду к тебе и приращу голову к те-

лу...

После этого сел на своего Ороша Вещего и поспешил в царство Огненного



щита, Пламенного копия. Стал подъезжать к городу. Огненный щит, Пламен-

ное копие увидал богатыря, выехал навстречу и издалека стал огненные

стрелы метать.

- Воротись, а то сожгу тебя! - закричал. Еруслан Лазаревич снял шлем,

помахал и крикнул:

- Приехал к тебе не биться, не ратиться, а по доброму делу!

- Кто ты таков? И чего тебе надо? Говори!

- Я из славного Картаусова королевства. Зовут меня Еруслан Лазаревич.

О твоей силе и славе молва по всей земле идет, и я хочу к тебе на службу

поступить!

Отвечает Огненный щит, Пламенное копие: - Если сумеешь с моими две-

надцатью богатырями достать меч из-под Росланеевой головы, тогда возьму

на службу, а не достанешь, пеняй на себя! Не быть тебе живому!

- Слушай, Огненный щит. Пламенное копие, обойдусь я и без твоих бога-

тырей! Один управлюсь, достану меч!

Подъехал Огненный щит, Пламенное копие поближе и говорит:

- Поезжай скорее, привези меч, тогда будешь у меня старшим над бога-

тырями!


Еруслан Лазаревич поворотил коня. Когда приехал на поле брани, голова

Росланея увидала его издали:

- Ну как? Видал Огненного щита, Пламенного копия?

- Все сделал так, как ты говорил. Приехал за мечом-кладенцом.

Голова откатилась в сторону:

- Бери, но помни: ударь только один раз!

Еруслан Лазаревич поднял меч, сел на Ороша Вещего и уехал.

Огненный щит. Пламенное копие, как только дозорный известил, выехал

навстречу и спрашивает:

- Достал меч-кладенец?

- Вот он, - поднял меч Еруслан Лазаревич, подскакал к Огненному щиту,

Пламенному копию и - раз! - ударил его изо всей силы.

Огненный щит. Пламенное копие как подкошенный упал с коня.

- Бей его еще раз! - закричали слуги Огненного щита, Пламенного ко-

пия.

- Не в обычае у добрых молодцев дважды меч подымать. Хватит и одного



раза! - крикнул в ответ Еруслан Лазаревич.

Тогда все двенадцать богатырей Огненного щита, Пламенного копия напа-

ли на Еруслана с криком:

- Бей его! Изрубим на мелкие куски, добудем мечкладенец и оживим Ог-

ненного щита, Пламенного копия!

Да не тут-то было! Всех их побил-повоевал Еруслан Лазаревич. Затем

разыскал заветный колодец, запасся живой водой. Сам немного выпил и Оро-

шу Вещему дал. И сразу всю усталость с них как рукой сняло. Не успел вы-

ехать на поле брани, как голова Росланея тотчас его увидела и заговори-

ла:


- Коли воротился, должно, одолел Огненного щита, Пламенного копия,

моего супостата! А живую воду нашел?

- Привез, - отвечает Еруслан Лазаревич, - сейчас ты здрав будешь.

Голова подкатилась к туловищу, стала, как надлежит. Еруслан Лазаревич

спрыснул живой водой, и голова Приросла к телу. Поднялся Росланей, такой

большой и матерый - глядеть боязно.

- Ну, Еруслан Лазаревич, великую ты мне службу сослужил, век не забу-

ду! И, если понадобится, - жизни для тебя не пожалею!

- Чего об этом говорить, - сказал на это Еруслан Лазаревич. - Разве

без твоего меча-кладенца да мудрого совета мог бы я победить Огненного

щита, Пламенного копия и живую воду добыть? На вот, возьми! - и подает

ему меч.


А Росланей-богатырь отвел его руки и проговорил:

- Нет, Еруслан Лазаревич, мой названый брат, меч тебе еще пригодится.

- А ведь меч-то мне как раз по руке пришелся, - сказал Еруслан Лаза-

ревич, - спасибо, любезный Росланей, названый брат мой. Ну а теперь надо

поспешать к родителям.

- И мне надо идти своего коня искать, - промолвил Росланей-богатырь.

- Видать, где-нибудь недалеко отсюда пасется. Конь верный, только он и

может меня нести.

На том богатыри и распрощались. Росланей пошел своего коня искать, а

Еруслан Лазаревич поехал в княжество Данилы Белого. Как только приехал,

вбежал во дворец, попрыскал живой водой глаза, и сразу отец с матерью и

король Картаус с боярами прозрели и так обрадовались, что от великого

счастья даже немного поплакали. Король Картаус в честь Еруслана Лазаре-

вича завел большой пир-столованье. На том пиру все пили и ели и прослав-

ляли геройство и удаль Еруслана Лазаревича.

Пир отпировали. И говорит богатырь своим родителям:

- Надобно мне побывать в Вахрамеевом царстве. Благословите в путь-до-

рогу!


- Ну что же, - промолвил Лазарь Лазаревич, - хоть и жалко расста-

ваться, да, видно, делать нечего. Мы с матерью теперь, слава Богу, здо-

ровы. Поезжай, коли надо!

Скорым-скоро собрался, снарядился, сел на своего Ороша Вещего, и

только пыль завилась за добрым молодцем.

Ехал Еруслан долго ли, коротко и попал наконец в Вахрамеево царство.

Подъехал к стольному городу, смотрит: ворота крепко-накрепко заперты.

Постучал. На стук отозвались стражники:

- Кто таков? И чего тебе надобно?

- Зовут меня Еруслан Лазаревич, а приехал я к королю Вахрамею по доб-

рому делу.

Ворота растворились, и, как только богатырь проехал, опять их крепко

закрыли. Он подумал: "Почему город держат на запоре?"

Царь Вахрамей встретил его ласково:

- Милости просим, добрый молодец! Не знаю, как звать-величать?

- Я из Картаусова королевства, сын князя Лазаря Лазаревича, а зовут

меня Еруслан Лазаревич. Много по свету ездил, во многих землях побывал,

и захотелось ваше государство навестить.

- Ах, вот ты кто! - сказал царь Вахрамей. - Слава о твоих подвигах и

геройстве, любезный Еруслан Лазаревич, идет по всем землям, по всем го-

родам. Дошла она и до нашего царства. И я рад дорогому гостю, но не могу

утаить от тебя, что постигло нас большое горе. Повадился трехглавый

морской змей летать, людей поедать. Оттого сидим мы взаперти, да ведь от

крылатого чудовища городские стены - не защита.

- Часто, ли морской змей прилетает? - спросил Еруслан Лазаревич.

- Через каждые три дня. Сегодня он как раз прилетит и опять кого-ни-

будь унесет, - отвечал царь Вахрамей и прибавил: - Проходи, гость доро-

гой, в покои. Надо тебе с дороги поесть, попить и отдохнуть!

- Спасибо! Но сперва надобно мне на морском берегу побывать, а уж по-

том и отдохну, - сказал Еруслан Лазаревич.

С этими словами он вышел из дворца, вскочил на Ороша Вещего и поехал

из города на морской берег. Коня остановил, затрубил в боевой рог раз и

другой. После третьего раза поднялась на море большая волна, а вслед за

тем показался из воды трехглавый морской змей. Все три пасти разинуты,

зубы оскалены, шестеро глаз злобой горят.

Взглянул змей на берег и заговорил:

- В этот раз царь Вахрамей не стал меня дожидаться, сам послал чело-

века на обед да еще и коня в придачу!

- А ты, проклятое чудовище, погоди раньше времени хвалиться, как бы

не подавиться! - крикнул богатырь. И только успел змей на берег ступить,

как Еруслан поскакал, взмахнул мечом-кладенцом и с одного раза отрубил

две головы.

Перепугался змей, взмолился:

- Могучий богатырь, не предавай меня смерти, не руби моей остатней

головы! В Вахрамеево царство летать никогда не стану, а тебе богатый вы-

куп дам. Есть у меня драгоценный камень невиданной красоты, такого на

белом свете не сыскать.

- Где же твой драгоценный камень?

- Сейчас достану!

С теми словами бросился змей в море и в скором времени воротился,

принес и отдал богатырю драгоценный камень неслыханной красоты.

Принял Еруслан Лазаревич подарок и прямо со своего коня перемахнул

змею на спину.

Вези к Вахрамею во дворец и сам ему скажи, что никогда больше не бу-

дешь нападать на людей! Ничего морскому змею не оставалось делать, как

только повиноваться. И повез он богатыря в стольный город, а Орош Вещий

вслед побежал.

В городе и во дворце начался великий переполох, когда увидели, как

чужестранный богатырь приехал на морском чудовище. И царь Вахрамей, и

весь народ стали просить, уговаривать:

- Еруслан Лазаревич, не оставляй проклятого змея в живых. Сколько

из-за него, злодея, люди слез пролили. Сейчас-то он смирный, а когда ты

уедешь, опять за старое примется. Знаем мы его!

Богатырь перечить не стал, соскочил со змея и отсек ему голову. На

двенадцати подводах вывезли горожане змея из города и закопали в глубо-

ком овраге. Убрали черные флаги, что возвещали о беде-невзгоде, и весь

народ повеселел. А Вахрамей задал пир на весь мир. Созвал гостей со всех

волостей. Рядом с собой, на самое почетное место, посадил Еруслана Лаза-

ревича принялся его потчевать.

- Ешь, пей, гость дорогой! Уж не знаю, чем отблагодарить тебя.

В ту пору из своих покоев вышла к гостям красавица царевна. Взглянул

на нее богатырь да так и обмер - до того была прекрасна Марфа Вахрамеев-

на. "Отродясь не видывал краше, - подумал он, - век бы на нее глядел,

любовался".

И у Марфы Вахрамеевны сердце екнуло. Чинно она гостям поклонилась,

еще раз глянула на Еруслана Лазаревича и глаза опустила - хорош, пригож!

Пированье-столованье окончилось. Поблагодарили гости за хлеб, за соль,

распрощались и разошлись, разъехались. Тогда Еруслан Лазаревич и повел

речь:

- Приехал я к вам, царь-государь, по доброму делу, по сватовству. Ес-



ли бы ты благословил, а Марфа Вахрамеевна пошла за меня замуж, так луч-

шей судьбы-доли мне и не надобно!

- Любезный Еруслан Лазаревич, если дочь согласна, так и я рад с тобой

породниться. Теперь за тобой дело, Марфа Вахрамеевна, - повернулся он к

дочери. - Скажи, люб ли тебе жених?

Зарумянилась девица-красавица, потупила очи ясные и потом промолвила:

- Я твоя и воля твоя, батюшка царь-государь! А коли благословишь, так

я согласна.

- Вот и хорошо! - весело сказал царь Вахрамей. - Ай, по сердцу, по

душе мне зять сыскался. В царском житье ни пива варить, ни вина курить -

всего вдоволь. В скором времени свадьбу сыграли, пир отпировали. И стал

Еруслан Лазаревич жить-поживать со своей молодой женой Марфой Вахрамеев-

ной у тестя.

День за днем, неделя за неделей - так незаметно почти целый год про-

шел.

Как-то раз говорит Еруслан Лазаревич Марфе Вахрамеевне:



- Надо съездить проведать родителей, да и тебя показать отцу с ма-

терью.


- Ох, рада бы я радехонька поехать твоих родителей повидать и с тобой

не разлучаться, да ведь сам видишь, нельзя мне теперь в дальнюю дорогу

ехать, а путь туда не близкий, не легкий. Навести их в этот раз один,

только скорее возвращайся. А на тот год уже всей семьей поедем. И помни:

как поедешь мимо Девьего царства, станут тебя звать погостить, смотри не

заезжай. Если заедешь, околдует тебя Царь-девица.

- Ну что ты! Зачем мне в Девье царство заезжать?

Потом подал ей золотой перстень с тем драгоценным камнем, что от

морского змея получил:

- Если сын у нас родится, отдай ему, когда он в возраст придет. И

пусть ни днем ни ночью перстня этого с руки не снимает.

Затем собрался, снарядился и отправился в путьдорогу.

Едет Еруслан Лазаревич да едет. День прошел и другой прошел. На тре-

тий день видит - раскинулся перед ним сад, глазом не охватишь. В том са-

ду великолепный дворец стоит, золотой крышей на солнышке горит. Окна во

дворце хрустальные, наличники замысловатой резьбой изукрашены.

Только поравнялся с садом, как вырыскнул кто-то на коне из ворот.

Вгляделся Еруслан Лазаревич и увидел: скачет к нему поленица [46] уда-

лая, на коне сидит как влитая. Глаза у поленицы соколиные, брови черного

соболя, личико белое, румяное, из-под шлема спадают косы русые до пояса.

Заговорила - словно реченька зажурчала:

- Ведь я тебя, добрый молодец, из окошечка увидала. Чего ради едешь

мимо, к нам не заворачиваешь попить-поесть, коня накормить, побеседо-

вать?


- Спасибо, Царь-девица, недосуг мне. Еду отца с матерью навестить, -

отвечал Еруслан Лазаревич. Сам глядит на поленицу - глаз оторвать не мо-

жет.

- Что за недосуг! - молвила Царь-девица. - Не торопись ехать, торо-



пись коня кормить, скорее приедешь куда надо.

И улыбнулась, будто летним ласковым солнышком обогрела.

Сразу позабыл богатырь про женин наказ, повернул коня и стремя в

стремя поехал с Царь-девицей в чудесный сад.

В Девьем государстве девицы-красавицы - одна другой краше, а прекрас-

нее всех сама Царь-девица, удалая поленица.

Еруслану Лазаревичу тотчас жаркую баню натопили. Намылся он, напарил-

ся. Стала Царь-девица угощать его винами заморскими, медами светлыми,

всяких кушаньев на стол наставила. Напоила, накормила, начала на лютне

играть да своим тонким, нежным голосом подпевать. Слушает добрый молодец

не наслушается, глядит на Царь-девицу не наглядится. Потом набежало во

дворец множество девиц и почали песни петь и хороводы водить.

В песнях, плясках да забавах год прошел и другой прошел. А Еруслану

Лазаревичу думается: "Ох, долго загостился! На часок заехал, а прожил

два дня". Стал было Царь-девицу благодарить:

- Пора мне ехать!

А она принялась уговаривать, ласковыми словами улещать:

- Свет Еруслан Лазаревич! Не покидай меня, не езди, останься!

- Нет, надо мне родителей повидать!

- Успеешь с отцом, с матерью свидеться! Побудь хоть недельку, утешь

меня!

Поддался добрый молодец на уговоры да на ласку. Резвые ноги будто к



месту приросли. Остался в Девьем царстве. Ему кажется - неделя прошла,

ан восьмой год на исходе.

Вскоре после того, как уехал Еруслан Лазаревич, Марфа Вахрамеевна ро-

дила сына. Дали ему имя Еруслан Ерусланович. Родился Еруслан Ерусланович

крепким да сильным и с самых первых дней стал так быстро расти и мате-

реть, что на втором году казался двенадцатилетним подростком. А когда

ему исполнилось семь лет, стал он могучим богатырем. Не находилось ему в

поединках во всем государстве равного по силе и сноровке. Всех побеждал.

Однажды спрашивает Еруслан Ерусланович у матери:

- Скажи, сударыня матушка, где мой батюшка Еруслан Лазаревич? Говори-

ли, будто уехал он в Картаусово королевство к дедушке с бабушкой. Не

приключилось ли в пути-дороге с ним чего? Благослови, я поеду батюшку

разыскивать.

Заплакала Марфа Вахрамеевна:

- Ну куда ты поедешь, как опричь своего царства нигде не бывал, ниче-

го не видал? Отец уехал и не иначе как попал в Девье царство. Околдова-

ли, зачаровали там его, и нет оттуда возврату. А ты и вовсе погибнешь!

Не вникает в это Еруслан Ерусланович, знай стоит на своем.

- Все равно поеду, батюшку Еруслана Лазаревича разыщу и привезу до-

мой.


Видит Марфа Вахрамеевна - не уговорить ей сына, и сказала:

- Ну, будь по-твоему, поезжай, только возьми вот этот перстень и не

снимай его с руки ни днем, ни ночью.

И надела на палец Еруслану Еруслановичу золотой перстень с драгоцен-

ным камнем, подарком морского змея.

Король Вахрамей тоже долго отговаривал внука, а под конец рукой мах-

нул:

- Поезжай!



Скорым-скоро Еруслан Ерусланович снарядился и стал прощаться. Царь

Вахрамей, Марфа Вахрамеевна и все нянюшки, мамушки, сенные девушки вышли

его провожать. Видали, как на коня садился, да не видели, как укатился.

Только пыль столбом завилась за добрым молодцем.

Ехал он долго ли, коротко ли - версты тогда были немереные, и на тре-

тий день поутру раскинулся перед ним громадный чудесный сад, а в саду

дворец с золоченой крышей и хрустальными окнами. "Это и есть Девье

царство", - подумал молодой богатырь. Подъехал к воротам и вскричал

громким голосом:

- Посылайте поединщика, а не то ворота порушу!

Услышала Царь-девица и спрашивает:

- Кто такой в ворота ломится, поединщика требует?

- Приехал какой-то чужестранный витязь, совсем еще, видать, молодой,

- отвечает богатырь, что стоит стражником у ворот.

- Поезжай без промедления да хорошенько проучи его, невежу! - прика-

зала Царь-девица.

Богатырь из ворот выехал и закричал:

- Кто ты такой, молодой невежа? В ворота ломишься да еще и поединщика

требуешь!

- Вот когда съедемся, узнаешь, какой я есть невежа! - крикнул в ответ

молодой наездник.

Съехались, и Еруслан Ерусланович легким ударом с первого раза вышиб

богатыря из седла.

- Смерти тебя предавать не стану! Ступай скажи Царь-девице: пусть

пришлет поединщика. Не к лицу мне с таким, как ты, силами мериться!

Побитый богатырь воротился, рассказал про могучего витязя. Царь-деви-

ца пошла будить Еруслана Лазаревича:

- Встань, пробудись, мил сердечный друг! Приехал какой-то чужестран-

ный младой богатырь и требует поединщика. Жалко будить тебя, да делать

нечего. Ведь только на тебя и вся надежда!

Еруслан Лазаревич поднялся, надел боевые доспехи, оседлал Ороша Веще-

го и выехал в чистое поле, в широкое раздолье.

Съехались они и так сильно сшиблись, что кони сели на задние ноги, а

богатыри ни который ни которого не ранили. Повернули коней, разъехались

и стали снова съезжаться.

"По виду совсем еще юноша, а никому не уступит силой да боевой сно-

ровкой", - подумал Еруслан Лазаревич.

Когда съехались во второй раз, опять сшиблись мечами, Еруслан Лазаре-

вич ударил с такой силой, что поединщик не удержался в седле и упал с

коня на сыру землю. А Орош Вещий сразу ступил ему на грудь. Глянул Ерус-

лан Лазаревич на богатыря и заметил - что-то блеснуло у юноши на руке.

Еще взглянул, узнал свой перстень, и пало ему на ум: "Уж не сын ли мой?"

Спрашивает:

- Скажи, какого ты роду-племени, как тебя по имени зовут, величают по

отчеству?

- Если бы мой конь ступил тебе на грудь, я не стал бы спрашивать, вы-

пытывать у тебя ни роду, ни племени, ни про отца, ни про мать, а отрубил

бы напрочь голову!

- Не хочу я твою молодую жизнь губить, - проговорил Еруслан Лазаре-

вич. - Только скажи, кто твои родители и как тебя зовут?

- Моя мать - Марфа Вахрамеевна, а отец - славный, могучий богатырь

Еруслан Лазаревич. Меня зовут Еруслан Ерусланович.

Еруслан Лазаревич тотчас с коня на землю соскочил, поднял молодого

витязя, крепко обнял его и говорит:

- Вот как мы встретились, мой сын дорогой! А сколько тебе лет?

- Мне исполнилось семь лет, восьмой пошел. Захотелось тебя разыскать.

И вот как привелось встретиться.

"Как же так? - подумал Еруслан Лазаревич. - Гостил я в Девьем царстве

всего одну неделю с небольшим, а сыну теперь уж восьмой год пошел". По-

том сказал:

- Поедем поскорее, сын дорогой, в Вахрамеево царство.

Сели на коней и поехали домой. Много было радости, когда Марфа Вахра-

меевна и царь Вахрамей встретили богатырей. Устроил царь Вахрамей пир на

весь мир. А когда отпировали, он сказал:

- Слушай, Еруслан Лазаревич, зять мой любезный, стал я стар, совсем

одолели меня недуги, да немощи. Становись на престол и правь царством, а

я на покое буду век доживать!

- Так-то оно так, - отвечал Еруслан Лазаревич, - по белу свету я на-

ездился, с копьем долгомерным да с мечом-кладенцом натешился и царством

править согласен. Только есть у меня забота: про отца с матерью ничего

не знаю. Повидаться охота, а от царских дел недосуг туда ехать.

- О том тужить-горевать нечего, - Вахрамей говорит, - есть у тебя те-

перь замена. Еруслан Ерусланович съездит в Картаусово королевство, пок-

лон отвезет да в гости их к нам пригласит.

И вот заступил на престол Еруслан Лазаревич, а Еруслан Ерусланович

уехал в Картаусово королевство. Много ли, мало ли времени прошло, воро-

тился Еруслан Ерусланович домой, а с ним приехали и родители Еруслана

Лазаревича. На радости завели пир на весь мир. Я на том пиру был, мед да

пиво пил, обо всем этом узнал, да и рассказал.

ФОМА БЕРЕННИКОВ

В некотором царстве-государстве жил-был мужик - Фомка Беренников -

такой сильный да дородный, что если пролетит мимо воробей да зацепит его

крылом, так он и с ног свалится! Плохо ему на белом свете, все его оби-

жают, и вздумал он: "Дай пойду утоплюся с горя!"

Подходит к болоту; увидали его лягушки и прыгнули в воду.

"Постой, - думает Фомка, - не стану топиться: и меня люди боятся!"

Воротился домой, стал на пашню сбираться; а лошаденка у него была

дрянная, на работе замученная; натерло ей хомутом шею до крови, и обле-

пили ее слепни да мухи видимо-невидимо! Фомка подошел, как ударит ла-

донью - одним махом сто побивахом! - и говорит:

- Ох, да я сам богатырь! Не хочу пахать, хочу воевать!

Соседи над ним смеются:

- Куда тебе, дураку, воевать; тебе впору свиньям корм давать!

Не тут-то было: назвался Фомка богатырем, взял тупицу и косарь, что

лучину скопают, надел на себя старый кафтан да высокий яломок, сел на

свою клячу и поехал в чистое поле ступою бредучею. В чистом поле врыл в

землю столб и написал на нем:

- Еду сражаться в иные города - одним махом сто побивахом!

1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   35

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Русские народные сказки