страница6/35
Дата14.01.2018
Размер6.16 Mb.
ТипСказка

Русские народные сказки


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

гу высыпало народу, что гороху, премногое множество! Сам царь поджидает

у пристани и встречает гостей заморских, семерых Симеонов с прекрасной

царевной, с радостью великою. Как сошли они на берег, народ стал кричать

и шуметь, а царь поцеловал царевну во уста сахарные, повел во палаты бе-

локаменные, посадил за столы дубовые, скатерти браные, угостил всякими

напитками медовыми и наедками сахарными и вскорости отпраздновал свадьбу

с душою-царевной - и было веселье и большой пир, что на весь крещеный

мир! А семи Симеонам дал волю по всему царству-государству жить да пожи-

вать привольно, торговать беспошлинно, владеть землей жалованной безо-

бидно; всякими ласками обласкал и домой отпустил с казной на разживу.

Была и у меня клячонка - восковые плечонки, плеточка гороховая. Вижу:

горит у мужика овин [12]; клячонку я поставил, пошел овин заливать. По-

куда овин заливал, клячонка растаяла, плеточку вороны расклевали. Торго-

вал кирпичом, остался ни при чем; был у меня шлык, под воротню шмыг, да

колешко сшиб, и теперь больно. Тем и сказке конец!

СКОРЫЙ ГОНЕЦ

В некотором царстве, в некотором государстве были болота непроходи-

мые, кругом их шла дорога окольная; скоро ехать тою дорогою - три года

понадобится, а тихо ехать - и пяти мало! Возле самой дороги жил убогий

старик; у него было три сына: первого звали Иван, второго Василий, а

третьего Семен - малый юныш.

Вздумал убогий расчистить эти болота, проложить тут дорогу прямохо-

жую-прямоезжую и намостить мосты калиновые, чтобы пешему можно было

пройти в три недели, а конному в трое суток проехать. Принялся за работу

вместе с своими детьми, и не по малом времени все было исполнено: намо-

щены мосты калиновые и расчищена дорога прямохожая-прямоезжая. Воротился

убогий в свою избушку и говорит старшему сыну, Ивану:

- Поди-ка ты, любезный сын, сядь под мостом и послушай, что про нас

будут добрые люди говорить - добро или худо?

По родительскому приказанию пошел Иван и сел в скрытом месте под мос-

том.

Идут по тому мосту калиновому два старца и говорят промеж себя:



- Кто этот мост мостил да дорогу расчищал - чего бы он у судьбы ни

попросил, то бы ему судьба и даровала!

Иван, как скоро услыхал эти слова, тотчас вышел из-под моста калино-

вого.


- Этот мост, - говорит, - мостил я с отцом да с братьями.

- Что ж ты желаешь? - спрашивают старцы.

- Вот кабы было у меня денег на век!

- Хорошо, ступай в чистое поле: в чистом поле есть сырой дуб, под тем

дубом глубокий погреб, в том погребе множество и злата, и серебра, и ка-

менья драгоценного. Возьми лопату и рой - будет тебе денег на целый век!

Иван пошел в чистое поле, вырыл под дубом много и злата, и серебра, и

каменья драгоценного и понес домой.

- Ну, сынок, - спрашивает отец, - видел ли кого, что бы шел али ехал

по мосту, и что про нас люди говорят?

Иван рассказал отцу, что видел двух старцев и чем они его наградили

на целый век.

На другой день посылает отец среднего сына, Василия. Пошел Василий,

сел под мостом калиновым и слушает. Идут по мосту два старца, поравня-

лись супротив того места, где он спрятался, и говорят:

- Кто этот мост мостил - чего бы он у судьбы ни попросил, то бы ему и

далось!

Как услыхал Василий эти слова, вышел к старцам и сказал:



- Этот мост мостил я с батюшкой и с братьями.

- Чего ж ты у судьбы просишь?

- Вот кабы было у меня хлеба на век!

- Хорошо, поди домой, выруби новину [13] и посей: будет тебе хлеба на

целый век!

Василий пришел домой, рассказал про все отцу, вырубил новину и засеял

хлебом.

На третий день посылает отец меньшого сына. Семен - малый юныш сел



под мостом и слушает. Идут по мосту два старца; только поравнялись с ним

и говорят:

- Кто этот мост мостил - чего бы у судьбы ни попросил, то бы ему

судьба и дала!

Семен - малый юныш услыхал эти слова, выступил к старцам и сказал:

- Этот мост мостил я с батюшкой и с братьями.

- Что ж ты у судьбы просишь?

- А хочу я служить великому государю в солдатах.

- Проси другого! Солдатская служба тяжелая; пойдешь в солдаты - к

морскому царю в полон попадаешь, и много будет твоих слез пролито!

- Все равно хочу служить!

- Ну, коли уж ты захотел идти в царскую службу - иди! - сказали стар-

цы Семену и обратили его в оленя быстроногого.

Побежал олень к своему дому; усмотрели его из окошечка отец и братья,

выскочили из избушки и хотели поймать. Олень повернул - и назад; прибе-

жал к двум старцам, старцы обратили его в зайца.

Заяц пустился к своему дому; усмотрели его отец и братья, выскочили

из избушки и хотели было изловить, да он назад повернул.

Прибежал заяц к двум старцам, старцы обратили его в маленькую птичку

- золотая головка. Птичка прилетела к своему дому, села у открытого око-

шечка. Усмотрели ее отец и братья, бросились ловить; птичка вспорхнула -

и назад.


Прилетела к двум старцам, старцы сделали ее попрежнему человеком и

говорят:


- Теперь, Семен - малый юныш, иди на царскую службу. Если тебе пона-

добится сбегать куда наскоро, можешь ты обращаться оленем, зайцем и

птичкою - золотая головка: мы тебя научили.

Семен - малый юныш пришел домой и стал у отца проситься на царскую

службу.

- Куда тебе идти, - отвечал отец, - ты еще мал и глуп!



- Нет, батюшка, отпусти. Отец отпустил, Семен - малый юныш срядился,

с отцом, с братьями простился и пошел в дорогу. Долго ли, коротко ли -

пришел он на царский двор, прямо к царю, и сказал:

- Ваше царское величество! Не велите казнить, велите слово вымолвить.

- Говори, Семен - малый юныш!

- Ваше величество! Возьмите меня в военную службу.

- Что ты! Ведь ты мал и глуп; куда тебе идти в службу?

- Хоть я мал и глуп, а служить буду не хуже других.

Царь согласился, взял его в солдаты и велел быть при нем.

Прошло несколько времени, вдруг объявил царю какой-то король жестокую

войну. Царь начал в поход сряжаться; в урочное время собралось все войс-

ко в готовности.

Семен - малый юныш стал на войну проситься; царь не мог ему отказать,

взял его с собою и выступил в поход.

Долго-долго шел царь с воинством, много-много земель за собой оста-

вил; вот уж и неприятель близко - дня через три надо и бой зачинать.

В те поры хватился царь своей боевой палицы и своего меча острого -

нет ни той, ни другого, во дворце позабыл; нечем ему себе оборону дать,

неприятельские силы побивать. Сделал он клич по всему войску: не

возьмется ли кто сходить во дворец наскоро да принести ему боевую палицу

и острый меч; кто сослужит эту службу, за того обещал отдать в супру-

жество дочь свою Марью-царевну, в приданое пожаловать половину царства,

а по смерти своей оставить тому и все царство.

Начали выискиваться охотники; кто говорит: я могу в три года сходить;

кто говорит - в два года, а кто - в один год; а Семен - малый юныш доло-

жил государю:

- Я, ваше величество, могу сходить во дворец и принести боевую палицу

и острый меч в три дня. Царь обрадовался, взял его за руку, поцеловал в

уста и тотчас же написал к Марье-царевне грамотку, чтоб она гонцу тому

поверила и выдала ему меч и палицу. Семен - малый юныш принял от царя

грамотку и пошел в путь-дорогу.

Отойдя с версту, обернулся он в оленя быстроногого и пустился словно

стрела, из лука пущенная. Бежал, бежал, устал и обернулся из оленя в

зайца; припустил во всю заячью прыть. Бежал, бежал, все ноги прибил и

обратился из зайца в маленькую птичку - золотая головка; еще быстрей по-

летел. Летел, летел и в полтора дня успел в то царство, где Марья-царев-

на находилась.

Обернулся человеком, вошел во дворец и подал царевне грамотку.

Марья-царевна приняла ее, распечатала, прочитала и говорит:

- Как же это сумел ты столько земель и так скоро пробежать?

- А вот как, - отвечал гонец - обратился в оленя быстроногого, пробе-

жал раз-другой по царевниной палате, подошел к Марье-царевне и приложил

к ней на колени свою голову; она взяла ножницы и вырезала у оленя с го-

ловы клок шерсти.

Олень обратился в зайца, заяц попрыгал немного по комнате и вскочил к

царевне на колени; она вырезала у него клок шерсти.

Заяц обратился в маленькую птичку с золотой головкою, птичка полетала

немного по комнате и села к царевне на руку. Марья-царевна срезала у ней

с головы золотых перышков, и все это - оленью шерсть, и заячью шерсть, и

золотые перышки завязала в платок и спрятала к себе.

Птичка - золотая головка обратилась в гонца. Царевна накормила его,

напоила, в путь снарядила, отдала ему боевую палицу и острый меч; после

они простились, на прощанье крепко поцеловались, и пошел Семен - малый

юныш обратно к царю.

Опять побежал он оленем быстроногим, поскакал косым зайцем, полетел

маленькой птичкою и к концу третьего дня усмотрел царский лагерь вблизи.

Не доходя до войска шагов с триста, лег он на морском берегу, подле ра-

китова куста, отдохнуть с дороги; палицу боевую и острый меч около себя

положил. От великой усталости он скоро и крепко уснул. В это время слу-

чилось одному генералу проходить мимо ракитова куста, увидал от гонца,

тотчас столкнул его в море, взял боевую палицу и острый меч, принес к

государю и сказал:

- Ваше величество! Вот вам боевая палица и острый меч, я сам за ними

ходил; а тот пустохвал, Семен - малый юныш, верно, года три проходит!

Царь поблагодарил генерала, начал воевать с неприятелем и в короткое

время одержал над ним славную победу.

А Семен - малый юныш, как сказано, упал в море. В ту ж минуту подхва-

тил его морской царь и унес в самую глубину.

Жил он у того царя целый год, стало ему скучно, запечалился он и

горько заплакал. Пришел к нему морской царь:

- Что, Семен - малый юныш, скучно тебе здесь?

- Скучно, ваше величество!

- Хочешь на русский свет?

- Хочу, если ваша царская милость будет. Морской царь вынес его в са-

мую полночь, оставил на берегу, а сам ушел в море. Семен - малый юныш

подумал: "Кабы солнышко засветило!"

Перед самым восходом красного солнца явился морской царь, ухватил его

опять и унес в морскую глубину.

Прожил там Семен - малый юныш еще целый год; сделалось ему скучно, и

он горько-горько заплакал. Спрашивает морской царь:

- Что, али тебе скучно?

- Скучно! - молвил Семен - малый юныш.

- Хочешь на русский свет?

- Хочу, ваше величество!

Морской царь вынес его в самую полночь на берег, сам ушел в море. Се-

мен - малый юныш опять подумал: "Кабы солнышко засветило!"

Только чуть-чуть рассветать стало, пришел морской царь, ухватил его и

унес в морскую глубину. Прожил Семен - малый юныш третий год в море,

стало ему скучно, и он горько, неутешно заплакал.

- Что, Семен, скучно тебе? - спрашивает морской царь. - Хочешь на

русский свет?

- Хочу, ваше величество!

Морской царь вынес его на берег, сам ушел в море. Семен - малый юныш

и говорит:

- Солнышко, покажись, красное, покажись!

И солнце осияло его своими лучами, и уж морской царь не смог больше

взять его в полон.

Семен - малый юныш отправился в свое государство; оборотился сперва

оленем, потом зайцем, а потом маленькой птичкой - золотая головка; в ко-

роткое время очутился у царского дворца.

А покуда все это сделалось, царь успел с войны воротиться и засватал

свою дочь Марью-царевну за генерала-обманщика.

Семен - малый юныш входит в ту самую палату, где за столом сидели же-

них да невеста.

Увидала его Марья-царевна и говорит царю:

- Государь-батюшка! Не вели казнить, позволь речь говорить.

- Говори, дочь моя милая! Что тебе надобно?

- Государь-батюшка! Не тот мой жених, что за столом сидит, а вот он -

сейчас пришел! Покажи-ка, Семен - малый юныш, как в те поры ты наскоро

сбегал за боевой палицей, за острым мечом.

Семен - малый юныш оборотился в оленя быстроногого, пробежал раз-дру-

гой по комнате и остановился возле царевны. Марья-царевна вынула из пла-

точка срезанную оленью шерсть, показывает царю, в коем месте она ее сре-

зала, и говорит:

- Посмотри, батюшка! Вот мои приметочки. Олень оборотился в зайца.

Зайчик попрыгал-попрыгал по комнате и прискочил к царевне; Марья-царевна

вынула из платочка заячью шерсть.

Зайчик оборотился в маленькую птичку с золотой головкою. Птичка поле-

тала-полетала по комнате и села к царевне на колени; Марья-царевна раз-

вязала третий узелок в платке и показала золотые перышки. Тут царь узнал

всю правду истинную, приказал генерала казнить, Марью-царевну выдал за

Семена - малого юныша и сделал его своим наследником.

ИВАН - КРЕСТЬЯНСКИЙ СЫН И ЧУДО-ЮДО

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были старик и ста-

руха, и было у них три сына. Младшего звали Иванушка. Жили они - не ле-

нились, с утра до ночи трудились: пашню пахали да хлеб засевали.

Разнеслась вдруг в том царстве-государстве дурная весть: собирается

чудо-юдо поганое на их землю напасть, всех людей истребить, все горо-

да-села огнем спалить. Затужили старик со старухой, загоревали. А стар-

шие сыновья утешают их:

- Не горюйте, батюшка и матушка! Пойдем мы на чудо-юдо, будем с ним

биться насмерть! А чтобы вам одним не тосковать, пусть с вами Иванушка

останется: он еще очень молод, чтобы на бой идти.

- Нет, - говорит Иванушка, - не хочу я дома оставаться да вас дожи-

даться, пойду и я с чудом-юдом биться!

Не стали старик со старухой его удерживать да отговаривать. Снарядили

они всех троих сыновей в путьдорогу. Взяли братья дубины тяжелые, взяли

котомки с хлебом-солью, сели на добрых коней и поехали. Долго ли, корот-

ко ли ехали - встречается им старый человек.

- Здорово, добрые молодцы!

- Здравствуй, дедушка!

- Куда это вы путь держите?

- Едем мы с поганым чудом-юдом биться, сражаться, родную землю защи-

щать!


- Доброе это дело! Только для битвы вам нужны не дубинки, а мечи бу-

латные.


- А где же их достать, дедушка!

- А я вас научу. Поезжайте-ка вы, добрые молодцы, все прямо. Доедете

вы до высокой горы. А в той горе - пещера глубокая. Вход в нее большим

камнем завален. Отвалите камень, войдите в пещеру и найдете там мечи бу-

латные.

Поблагодарили братья прохожего и поехали прямо, как он учил. Видят -



стоит гора высокая, с одной стороны большой серый камень привален. Отва-

лили братья тот камень и вошли в пещеру. А там оружия всякого - и не

сочтешь! Выбрали они себе по мечу и поехали дальше.

- Спасибо, - говорят, - прохожему человеку. С мечами-то нам куда

сподручнее биться будет!

Ехали они, ехали и приехали в какую-то деревню. Смотрят - кругом ни

одной живой души нет. Все повыжжено, поломано. Стоит одна маленькая из-

бушка. Вошли братья в избушку. Лежит на печке старуха да охает.

- Здравствуй, бабушка! - говорят братья.

- Здравствуйте, молодцы! Куда путь держите?

- Едем мы, бабушка, на реку Смородину, на калиновый мост. Хотим с чу-

дом-юдом сразиться, на свою землю не допустить.

- Ох, молодцы, за доброе дело взялись! Ведь он, злодей, всех разорил,

разграбил! И до нас добрался. Только я одна здесь уцелела... Переночева-

ли братья у старухи, поутру рано встали и отправились снова в путь-доро-

гу.


Подъезжают к самой реке Смородине, к калиновому мосту. По всему бере-

гу лежат мечи да луки поломанные, лежат кости человеческие.

Нашли братья пустую избушку и решили остановиться в ней.

- Ну, братцы, - говорит Иван, - заехали мы в чужедальнюю сторону, на-

до нам ко всему прислушиваться да приглядываться. Давайте по очереди в

дозор ходить, чтоб чудо-юдо через калиновый мост не пропустить.

В первую ночь отправился в дозор старший брат. Прошел он по берегу,

посмотрел за реку Смородину - все тихо, никого не видать, ничего не слы-

хать. Лег старший брат под ракитов куст и заснул крепко, захрапел гром-

ко.


А Иван лежит в избушке - не спится ему, не дремлется. Как пошло время

за полночь, взял он свой меч булатный и отправился к реке Смородине.

Смотрит - под кустом старший брат спит, во всю мочь храпит. Не стал

Иван его будить. Спрятался под калиновый мост, стоит, переезд сторожит.

Вдруг на реке воды взволновались, на дубах орлы закричали - подъезжает

чудо-юдо о шести головах. Выехал он на середину калинового моста - конь

под ним споткнулся, черный ворон на плече встрепенулся, позади черный

пес ощетинился.

Говорит чудо-юдо шестиголовое:

- Что ты, мой конь, споткнулся? Отчего ты черный ворон, встрепенулся?

Почему ты, черный пес ощетинился? Или вы чуете, что Иван - крестьянский

сын здесь? Так он еще не родился, а если и родился, так на бой не сго-

дился! Я его на одну руку посажу, другой прихлопну!

Вышел тут Иван - крестьянский сын из-под моста и говорит:

- Не хвались, чудо-юдо поганое! Не подстрелил ясного сокола - рано

перья щипать! Не узнал доброго молодца - нечего срамить его! Давай-ка

лучше силы пробовать: кто одолеет, тот и похвалится. Вот сошлись они,

поравнялись, да так ударились, что кругом земля загудела.

Чуду-юду не посчастливилось: Иван - крестьянский сын с одного взмаха

сшиб ему три головы.

- Стой, Иван - крестьянский сын! - кричит чудоюдо. - Дай мне передох-

нуть!


- Что за отдых! У тебя, чудо-юдо, три головы, а у меня одна. Вот как

будет у тебя одна голова, тогда и отдыхать станем.

Снова они сошлись, снова ударились. Иван - крестьянский сын отрубил

чуду-юду и последние три головы. После того рассек туловище на мелкие

части и побросал в реку Смородину, а шесть голов под калиновый мост сло-

жил. Сам в избушку вернулся и спать улегся.

Поутру приходит старший брат. Спрашивает его Иван:

- Ну что, не видал ли чего?

- Нет, братцы, мимо меня и муха не пролетала!

Иван ему ни словечка на это не сказал. На другую ночь отправился в

дозор средний брат. Походил он, походил, посмотрел по сторонам и успоко-

ился. Забрался в кусты и заснул.

Иван и на него не понадеялся. Как пошло время за полночь, он тотчас

снарядился, взял свой острый меч и пошел к реке Смородине. Спрятался под

калиновый мост и стал караулить.

Вдруг на реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались -

подъезжает чудо-юдо девятиголовое. Только на калиновый мост въехал -

конь под ним споткнулся, черный ворон на плече встрепенулся, позади чер-

ный пес ощетинился... Чудо-юдо коня плеткой по бокам, ворона - по

перьям, пса - по ушам!

- Что ты, мой конь, споткнулся? Отчего ты, черный ворон, встрепенул-

ся? Почему ты, черный пес, ощетинился? Или чуете вы, что Иван -

крестьянский сын здесь? Так он еще не родился, а если и родился, так на

бой не сгодился: я его одним пальцем убью!

Выскочил Иван - крестьянский сын из-под калинового моста:

- Погоди, чудо-юдо, не хвались, прежде за дело примись! Еще посмот-

рим, чья возьмет!

Как взмахнул Иван своим булатным мечом раздругой, так и снес у чу-

да-юда шесть голов. А чудо-юдо ударил - по колени Ивана в сырую землю

вогнал. Иван - крестьянский сын захватил горсть песку и бросил своему

врагу прямо в глазищи. Пока чудо-юдо глазищи протирал да прочищал, Иван

срубил ему и остальные головы. Потом рассек туловище на мелкие части,

побросал в реку Смородину, а девять голов под калиновый мост сложил. Сам

в избушку вернулся. Лег и заснул, будто ничего не случилось.

Утром приходит средний брат.

- Ну что, - спрашивает Иван, - не видал ли ты за ночь чего?

- Нет, возле меня ни одна муха не пролетала, ни один комар не пищал.

- Ну, коли так, пойдемте со мной, братцы дорогие, я вам и комара и

муху покажу.

Привел Иван братьев под калиновый мост, показал им чудо-юдовы головы.

- Вот, - говорит, - какие здесь по ночам мухи да комары летают. А

вам, братцы, не воевать, а дома на печке лежать!

Застыдились братья.

- Сон, - говорят, - повалил...

На третью ночь собрался идти в дозор сам Иван.

- Я, - говорит, - на страшный бой иду! А вы, братцы, всю ночь не спи-

те, прислушивайтесь: как услышите мой посвист - выпустите моего коня и

сами ко мне на помощь спешите.

Пришел Иван - крестьянский сын к реке Смородине, стоит под калиновым

мостом, дожидается. Только пошло время за полночь, сырая земля заколеба-

лась, воды в реке взволновались, буйные ветры завыли, на дубах орлы зак-

ричали. Выезжает чудо-юдо двенадцатиголовое. Все двенадцать голов свис-

тят, все двенадцать огнем-пламенем пышут. Конь у чуда-юда о двенадцати

крылах, шерсть у коня медная, хвост и грива железные. Только въехал чу-

до-юдо на калиновый мост - конь под ним споткнулся, черный ворон на пле-

че встрепенулся, черный пес позади ощетинился. Чудоюдо коня плеткой по

бокам, ворона - по перьям, пса - по ушам!

- Что ты, мой конь, споткнулся? Отчего, черный ворон, встрепенулся?

Почему, черный пес, ощетинился? Или чуете, что Иван - крестьянский сын

здесь? Так он еще не родился, а если и родился, так на бой не сгодился:

только дуну - и праху его не останется! Вышел тут из-под калинового мос-

та Иван - крестьянский сын:

- Погоди, чудо-юдо, хвалиться, как бы тебе не осрамиться!

- А, так это ты, Иван - крестьянский сын? Зачем пришел сюда?

- На тебя, вражья сила, посмотреть, твоей храбрости испробовать!

- Куда тебе мою храбрость пробовать! Ты муха передо мной!

Отвечает Иван - крестьянский сын чуду-юду:

- Пришел я не сказки тебе рассказывать и не твои слушать. Пришел я

насмерть биться, от тебя, проклятого, добрых людей избавить!

Размахнулся тут Иван своим острым мечом и срубил чуду-юду три головы.

Чудо-юдо подхватил эти головы, чиркнул по ним своим огненным пальцем, к

шеям приложил, и тотчас все головы приросли, будто и с плеч не падали.

Плохо пришлось Ивану: чудо-юдо свистом его оглушает, огнем его

жжет-палит, искрами его осыпает, по колени в сырую землю его вгоняет...

А сам посмеивается:

- Не хочешь ли ты отдохнуть, Иван - крестьянский сын.

- Что за отдых? По-нашему - бей, руби, себя не береги! - говорит

Иван.


Свистнул он, бросил свою правую рукавицу в избушку, где братья его

дожидались. Рукавица все стекла в окнах повыбивала, а братья спят, ниче-

го не слышат.

Собрался Иван с силами, размахнулся еще раз, сильнее прежнего, и сру-

бил чуду-юду шесть голов. Чудо-юдо подхватил свои головы, чиркнул огнен-

ным пальцем, к шеям приложил - и опять все головы на местах. Кинулся он

тут на Ивана, забил его по пояс в сырую землю.

Видит Иван - дело плохо. Снял левую рукавицу, запустил в избушку. Ру-

кавица крышу пробила, а браться все спят, ничего не слышат.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Русские народные сказки