страница9/35
Дата14.01.2018
Размер6.16 Mb.
ТипСказка

Русские народные сказки


1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   35

расной.

- А вот увидим! - отвечала Елена Прекрасная. - Пусть исполнит другую



задачу.

Вечером поздно воротился царевич домой еще пасмурней прежнего.

- Полно, царевич, печалиться! - сказал ему Иван - купеческий сын. -

Ложись спать, утро вечера мудренее.

Уложил его в постель, а сам надел сапоги-скороходы да шапку-невидимку

и побежал во дворец к Елене Прекрасной. Она в то самое время отдавала

приказ своей любимой служанке:

- Сходи поскорей на птичий двор да принеси мне уточку.

Служанка побежала на птичий двор, а Иван за нею; служанка ухватила

уточку, а Иван - селезня и тем же путем назад пришел.

Елена Прекрасная села за рабочий столик, взяла уточку, убрала ей

крылья лентами, хохолок бриллиантами; Иван - купеческий сын смотрит да

то же творит над селезнем.

На другой день у Елены Прекрасной опять гости, опять музыка; выпусти-

ла она свою уточку и спрашивает царевича:

- Угадал ли мою задачу?

- Угадал, Елена Прекрасная! Вот к твоей уточке пара, - и пускает тот-

час селезня...

Тут все бояре в один голос крикнули:

- Ай да молодец царевич! Достоин взять за себя Елену Прекрасную!

- Постойте, пусть исполнит наперед третью задачу. Вечером воротился

царевич домой такой пасмурный, что и говорить не хочет.

- Не тужи, царевич, ложись лучше спать: утро вечера мудренее, - ска-

зал Иван - купеческий сын. Сам поскорей надел шапку-невидимку да сапоги-

скороходы и побежал к Елене Прекрасной. А она собралась на синее море

ехать, села в коляску и во всю прыть понеслася; только Иван - купеческий

сын ни на шаг не отстает.

Приехала Елена Прекрасная к морю и стала вызывать своего дедушку.

Волны заколыхалися, и поднялся из воды старый дед - борода у него зо-

лотая, на голове волосы серебряные. Вышел он на берег:

- Здравствуй, внучка! Давненько я с тобою не виделся: все волосы пе-

репутались - причеши. Лег к ней на колени и задремал сладким сном. Елена

Прекрасная чешет деда, а Иван - купеческий сын у ней за плечами стоит.

Видит она, что старик заснул, и вырвала у него три серебряных волоса;

а Иван - купеческий сын не три волоса - целый пучок выхватил. Дед прос-

нулся и закричал:

- Что ты! Ведь больно!

- Прости, дедушка! Давно тебя не чесала, все волоса перепутались.

Дед успокоился и немного погодя опять заснул. Елена Прекрасная вырва-

ла у него три золотых волоса; а Иван - купеческий сын схватил его за бо-

роду и чуть не всю оторвал.

Страшно вскрикнул дед, вскочил на ноги и бросился в море.

"Теперь царевич попался! - думает Елена Прекрасная. - Таких волос ему

не добыть".

На следующий день собрались к ней гости; приехал и царевич. Елена

Прекрасная показывает ему Т] "и волоса серебряные да три золотые и спра-

шивает:

- Видал ли ты где этакое диво?



- Нашла чем хвастаться! Хочешь, я тебе целый пучок подарю?

Вынул и подал ей клок золотых волос да и серебряных.

Рассердилась Елена Прекрасная, побежала в свою почивальню и стала

смотреть в волшебную книгу: сам ли царевич угадывает или кто ему помога-

ет? И видит по книге, что не он хитер, а хитер его слуга, Иван - купе-

ческий сын.

Воротилась к гостям и пристала к царевичу:

- Пришли ко мне своего любимого слугу.

- У меня их двенадцать.

- Пришли того, что Иваном зовут.

- Да их всех зовут Иванами!

- Хорошо, - говорит, - пусть все придут! - А в уме держит: "Я и без

тебя найду виноватого!"

Отдал царевич приказание - и вскоре явились во дворец двенадцать доб-

рых молодцов, его верных слуг; все на одно лицо, рост в рост, голос в

голос, волос в волос.

- Кто из вас большой? - спросила Елена Прекрасная.

Они разом все закричали:

- Я большой! Я большой!

"Ну, - думает она, - тут спроста ничего не узнаешь!" - и велела по-

дать одиннадцать простых чарок, а двенадцатую золотую, из которой зав-

сегда сама пила; налила те чарки и стала добрых молодцев потчевать. Ник-

то из них не берет простой чарки, все к золотой потянулись и давай ее

вырывать друг у друга; только шуму наделали да вино расплескали! Видит

Елена Прекрасная, что шутка ее не удалася; велела этих молодцев накор-

мить-напоить и спать во дворце положить.

Вот ночью, как уснули все крепким сном, она пришла к ним с своею вол-

шебною книгою, глянула в ту книгу и тотчас узнала виновного; взяла нож-

ницы и остригла у него висок. "По этому знаку я его завтра узнаю и велю

казнить".

Поутру проснулся Иван - купеческий сын, взялся рукою за голову - а

висок-то острижен; вскочил он с постели и давай будить товарищей:

- Полно спать, беда близко! Берите-ка ножницы да стригите виски.

Через час времени позвала их к себе Елена Прекрасная и стала отыски-

вать виноватого... Что за чудо? На кого ни взглянет - у всех виски ост-

рижены. С досады ухватила она свою волшебную книгу и забросила в печь.

После этого нельзя было ей отговариваться, надо было выходить замуж

за царевича. Свадьба была веселая; три дня народ веселился.

Как покончились пиры, царевич собрался с молодою женой ехать в свое

государство, а двенадцать добрых молодцев вперед отпустил.

Вышли они за город, разостлали ковер-самолет, сели и поднялись выше

облака ходячего; летели, летели и опустились как раз у того дремучего

леса, где своих добрых коней покинули.

Только успели сойти с ковра, глядь - бежит к ним старик со стрелою.

Иван - купеческий сын отдал ему шапку-невидимку.

Вслед за тем прибежал другой старик и получил ковер-самолет, а там и

третий - этому достались сапоги-скороходы.

Говорит Иван своим товарищам:

- Седлайте, братцы, лошадей, пора в путь отправляться.

Они тотчас изловили лошадей, оседлали их и поехали в свое отечество.

Приехали и прямо к царевне явились; та им сильно обрадовалась,

расспросила о своем родном братце; как он женился и скоро ль домой бу-

дет?

- Чем же вас, - спрашивает, - за такую службу наградить?



Отвечает Иван - купеческий сын:

- Посади меня в темницу, на старое место. Как его царевна ни уговари-

вала, он таки настоял на своем; взяли его солдаты и отвели в темницу.

Через месяц приехал царевич с молодою супругою; встреча была торжествен-

ная: музыка играла, в пушки палили, в колокола звонили, народу собралось

столько, что хоть по головам ступай!

Пришли бояре и всякие чины представляться царевичу; он осмотрелся

кругом и стал спрашивать:

- Где же Иван - мой верный слуга?

- Он, - говорят, - в темнице сидит.

- Как в темнице? Кто посмел посадить?

Говорит ему царевна:

- Ты же сам, братец, на него опалился [17] и велел держать в крепком

заточении. Помнишь, ты его про какой-то сон расспрашивал, а он сказать

не хотел?

- Неужели ж это он?

- Он самый; я его на время к тебе отпускала. Царевич приказал привес-

ти Ивана - купеческого сына, бросился к нему на шею и просил не попом-

нить старого зла.

- А знаешь, царевич, - говорит ему Иван, - все, что с тобою случило-

ся, мне было наперед ведомо, все это я во сне видел; оттого тебе и про

сон не сказывал. Царевич наградил его генеральским чином, наделил бога-

тыми именьями и оставил во дворце жить. Иван - купеческий сын выписал к

себе отца и старшего брата, и стали они вместе жить-поживать, добра на-

живать.

ОКАМЕНЕЛОЕ ЦАРСТВО



О некотором царстве, в некотором государстве жил-был солдат; служил

он долго и безупречно, службу знал хорошо, на смотры, на ученья приходил

чист и исправен. Стал последний год дослуживать - как на беду, невзлюби-

ло его начальство, не только большое, да и малое: то и дело под палками

отдувайся. Тяжело стало солдату, и задумал он бежать; ранец через плечо,

ружье на плечо и начал прощаться с товарищами, а те его спрашивать:

- Куда идешь? Аль батальонный требует?

- Не спрашивайте, братцы! Подтяните-ка ранец покрепче да лихом не по-

минайте!

И пошел он, добрый молодец, куда глаза глядят. Много ли, мало ли шел

- оказался в ином государстве, усмотрел часового и спрашивает:

- Нельзя ли где остановиться и отдохнуть?

Часовой сказал ефрейтору, ефрейтор - офицеру, офицер - генералу, ге-

нерал доложил самому королю. Король приказал позвать служивого перед

свои светлые очи.

Вот явился солдат - как следует, при форме, сделал ружьем на караул и

стал как вкопанный. Говорит ему король:

- Скажи мне по совести, откуда и куда идешь?

- Ваше королевское величество, не велите казнить, велите слово вымол-

вить.


Признался во всем королю по совести и стал на службу проситься.

- Хорошо, - сказал король, - наймись у меня сад караулить. У меня те-

перь в саду неблагополучно - ктото ломает мои любимые деревья, - так ты

постарайся, сбереги его, а за труд дам тебе плату немалую. Солдат согла-

сился, стал в саду караул держать. Год и два служит - все у него исправ-

но; вот и третий год на исходе, пошел однажды сад оглядывать и видит:

половина что ни есть лучших деревьев поломана.

"Боже мой! - думает сам с собою. - Вот какая беда приключилася! Как

заметит это король, сейчас велит схватить меня и повесить".

Взял ружье в руки, прислонился к дереву и крепко-крепко призадумался.

Вдруг послышался треск и шум; очнулся добрый молодец, глядь - приле-

тела в сад огромная, страшная птица и ну валить деревья! Солдат выстре-

лил в нее из ружья, убить не убил, а только ранил ее в правое крыло; вы-

пало из того крыла три пера, а сама птица по земле наутек пустилась.

Солдат - за нею. Ноги у птицы быстрые, скорехонько добежала до провалища

[18] и скрылась из глаз.

Солдат не убоялся и вслед за нею кинулся в то провалище: упал в глу-

бокую-глубокую пропасть, отшиб себе все печенки и целые сутки лежал без

памяти. После опомнился, встал, осмотрелся. Что же? - и под землей такой

же свет.


"Стало быть, - думает, - и здесь есть люди!" Шел, шел - перед ним

большой город, у ворот караульня, при ней часовой; стал его спрашивать -

часовой молчит, не движется; взял его за руку - а он совсем каменный!

Вошел солдат в караульню. Народу много - и стоят и сидят, - только

все окаменелые; пустился бродить по улицам - везде то же самое: нет ни

единой живой души человеческой, все как есть каменья! Вот и дворец -

расписной, вырезной. Марш туда, смотрит - комнаты богатые, на столах за-

куски и напитки всякие, а кругом тихо и пусто.

Солдат закусил, выпил, сел было отдохнуть, и послышалось ему, словно

кто к крыльцу подъехал; он схватил ружье и стал у дверей.

Входит в палату прекрасная царевна с мамками, с няньками. Солдат от-

дал ей честь, а она ему ласково поклонилась.

- Здравствуй, служивый! Расскажи, - говорит, - какими судьбам ты сюда

попал?


Солдат начал рассказывать:

- Нанялся-де я царский сад караулить, и повадилась туда большая птица

летать да деревья ломать. Вот я подстерег ее, выстрелил из ружья и выбил

у ней из крыла три пера; бросился за ней в погоню и очутился здесь.

- Эта птица - мне родная сестра; много она творит всякого зла и на

мое царство беду наслала - весь народ мой окаменила. Слушай же: вот тебе

книжка, становись вот тут и читай ее с вечера и до тех пор, пока петухи

не запоют. Какие бы страсти тебе ни казалися, ты знай свое - читай книж-

ку да держи ее крепче, чтоб не вырвали, не то жив не будешь! Если прос-

тоишь три ночи, то выйду за тебя замуж.

- Ладно! - отвечал солдат. Только стемнело, взял он книжку и начал

читать. Вдруг застучало, загремело - явилось во дворец целое войско,

подступили к солдату его прежние начальники и бранят его и грозят за по-

бег смертью; вот уж и ружья заряжают, прицеливаются. Но солдат на то не

смотрит, книгу из рук не выпускает, знай себе читает.

Закричали петухи - и все разом сгинуло! На другую ночь страшней было,

а на третью и того пуще: прибежали палачи с пилами, топорами, молотами,

хотят ему кости дробить, жилы тянуть, на огне его жечь, а сами только и

думают, как бы книгу из рук выхватить. Такие страсти были, что едва сол-

дат выдержал.

Запели петухи - и наваждение сгинуло! В тот самый час все царство

ожило, по улицам и в домах народ засуетился, во дворец явилась царевна с

генералами, со свитою, и стали все благодарствовать солдату и величать

его своим государем.

На другой день женился он на прекрасной царевне и зажил с нею в любви

и радости.

ЗОЛОТОЙ КОНЬ

В некотором царстве, в некотором государстве жил старик со старухой.

Старик охотою промышлял, старуха дома хозяйничала.

Жаден старик, а старуха еще пуще. Что старик ухлопает, то старуха

слопает.

Вот встает рано утром старик и говорит:

- Поднимайся, старуха! Разогревай сковородку, пошел я на охоту.

Ходил-ходил старик по лесу, ни зверя, ни птицы не нашел. А старуха

сковородку грела, пока не покраснела.

Идет старик домой с пустой сумой. Видит - сидит на гнездышке птичка,

под ней двадцать одно яичко. Хлоп! Убил ее.

Приходит домой.

- Ну, старуха, принес я закуску!

- А что же ты, старик, принес?

- Да вот убил на гнездышке птичку, взял под ней двадцать одно яичко.

- Ах ты, дурак старый! Не надо было птицу бить. Яйца-то ведь они, на-

сиженные, никуда не годные. Садись-ка теперь сам, доводи их до дела.

И птицу жарить не захотела. Не стал старик перечить, сел в лукошко

вместо наседки.

Сидел он двадцать одну неделю. Высидел не двадцать птенцов, а двад-

цать молодцов. Одно яйцо осталось.

Старуха не унимается.

- Сиди, - говорит, - чтоб было кому работать, коров пасти, хозяйство

блюсти.


Просидел он еще двадцать одну неделю. Старуха с голоду померла, а

старик вывел на свет красавца молодца и назвал его Иваном.

Живет старик, поживает, добра наживает. Названные дети с утра до ве-

чера работают. А старик похаживает, брюхо поглаживает, на работников

покрикивает. Разбогател. Землю пшеницей засеял. Пришло время убирать.

Наставили братья скирдов видимо-невидимо.

Стал старик примечать, что скирды пропадают. Зовет своих молодцов:

- Надо, дети, караулить!

Назначил всем черед - по ночи каждому сторожить. Ивану последняя ночь

досталась.

Братья караул проспали, ничего не видали. Настала Иванова очередь.

Пошел он в кузницу, отковал молот в двадцать пять пудов, в полтора

пуда железные удила. Из пуда конопли узду свил.

Сел под скирдом, караулит. До полуночи просидел. Слышит конский то-

пот: кобылица бежит, под ней земля дрожит, за ней двадцать один жеребе-

нок.


Топнула она ногой, развалился скирд, жеребята его вмиг разметали.

Ударил Иван кобылицу молотком между ушей. Села она на коленки. Обро-

тал [19] ее Иван и повел вместе с жеребятами к себе во двор. Ворота на

засов, а сам спать лег.

Встает утром старик.

- Ты что спишь, Иван, бездельник?

- Нет, батюшка, я не бездельник, - отвечает Иван. - Приказ я твой вы-

полнил.


Посмотрел старик - полный двор лошадей. Похвалил Иванаперед

братьями:

- Вот у меня Иван какой! А вы что? Дураки нерачительные...

Стали они лошадей делить. Старик взял кобылицу. Старшие братья на вы-

бор лошадей облюбовали, а Ивану достался самый захудалый жеребеночек.

Вот собираются братья на охоту. Садятся на резвых коней.

Иван своего жеребеночка попробовал - положил руку ему на спину. Гнет-

ся жеребеночек, на все четыре ноги садится. Тяжела для него хозяина ру-

ка. Пустил его Иван на сутки в луга. На другой день положил руку - не

гнется жеребеночек. Положил ногу - гнется. Пустил еще на сутки в луга.

На третий день приводит Иван коня. Кладет ногу - не гнется. Сам са-

дится - гнется конь. Пустил опять на сутки в луга.

На четвертый день садится Иван на своего коня - не гнется под ним

конь.


А братья давно уже уехали на охоту. Едет Иван по чистому полю, дого-

няет братьев. День проходит, второй проходит - не видно в чистом поле

никого. Вот третий день кончается, ночь наступает. Смотрит Иван - похо-

же, виднеется огонек. "Знать, братья мои кашу варят".

Ближе подъезжает - все видней да жарче огонь. Подскакал Иван, а это

золотое перо лежит. Жалко Ивану расстаться с золотым пером. А конь ему

человеческим голосом говорит:

- Не подымай, Иван, золотого пера, большая беда будет!

Не послушал Иван коня, поднял перо и за пазуху спрятал.

Съезжаются братья домой. Дает им старик приказ вычистить коней:

- Буду нынче смотр делать. Дал он старшим братьям щетки да мыло. Ива-

ну ничего не дал.

Приуныл Иван. А конь его говорит:

- Не печалься, хозяин. Возьми золотое перо, махни туда-сюда - все бу-

дет как надо.

Вот братья повымыли, повычистили своих коней, а Иван только пером

махнул: стал конь золотой, волос к волосу лежит, в гриву алые ленты

вплетены, на лбу звезда сияет.

Выводят старшие братья на смотр старику своих коней. Все кони чисты,

все хороши.

А Иван вывел - еще лучше. Конь пляшет золотой.

- Эх вы! - говорит старик. - Какой плохонький конек ему достался, а

сейчас лучше ваших всех. Взяла братьев ревность:

- Давайте, ребята, придумаем, что бы такое на Ивана наговорить.

Приходят к старику:

- Ты, батюшка, не знаешь, какой наш Иван хитрый. Он нам не тем еще

хвалился.

- А чем же он хвалился, ребята?

- Я, - говорит, - не то, что вы. Захочу, достану кота-игруна, гуса-

ка-плясуна и лисицу-цимбалку. Поверил старик. Призывает Ивана.

- Тут ребята про тебя говорят, что ты можешь достать кота-игруна, гу-

сака-плясуна и лисицу-цимбалку.

- Нет, батюшка! Ничего я об этом не знаю.

- Как так не знаешь? Ты мне не перечь! Ни к чему мне такая речь. Хоть

и не нужны они мне, а чтобы достал их непременно!

Загоревал Иван, пошел к своему коню на совет:

- Ох, верный мой конь, беда мне... А конь говорит:

- Это - беда не беда, впереди будет беда. Садись на меня, поедем до-

бывать заказанное.

Отправляется Иван в чужие города. Остановился конь у высоких хором и

говорит:

- Живет здесь богатый купец. Ступай к нему, проси продать кота-игру-

на, гусака-плясуна и лисицу-цимбалку. Будет просить он в обмен твоего

коня. Ты соглашайся. Только смотри, когда будешь меня отдавать, сними с

меня узду.

Сделал Иван, как велел конь. Отдал ему купец кота-игруна, гусака-пля-

суна, лисицу-цимбалку, а Иван - взамен своего золотого коня.

Уздечку снял. Говорит:

- Уздечка у меня дареная, непродажная.

Вышел в чисто поле, слышит - земля дрожит. Подбегает к нему верный

конь.

- Ну, поедем домой, хозяин. Ушел я от купца. Привез Иван старику по-



дарки. Сбежались братья смотреть на диво. Лисица в цимбалы бьет, кот

песни играет, гусак пляшет.

- Эх вы! - говорит старик братьям. - Никуда вы не годны. Вот Иван у

меня голова - все исполнил мои дела!

А те в ответ:

- Ох, батюшка, Иван не то еще знает. Сам хвастался.

- А что? Что он знает, ребята?

- Он нам, батюшка, говорил: "Я знаю, где гуслисамоигры достать".

Призывает старик Ивана:

- Иван, привези мне гусли-самоигры!

- Ох, батюшка, я их видать не видал, слыхать про них не слыхал.

Рассердился старик.

- Надоели, - говорит, - мне твои отпоры! Ты мне не перечь! Ни к чему

мне такая речь. Чтобы достал гусли-самоигры!

Пошел Иван к коню на совет:

- Ой, конь мой верный! Вот пришла моя беда!

Конь ему отвечает:

- Это - беда не беда, впереди будет беда. Иди спать. Утро вечера муд-

ренее.

Встает Иван рано, седлает золотого коня, отправляется в густые леса.



Ехали-ехали. Видят: стоит избушка на курьих лапках, на собачьих пят-

ках.


Говорит Иван:

- Избушка, избушка, стань ко мне передом, на запад задом.

Повернулась избушка. Выходит из нее баба-яга, костяная нога - на сту-

пе ездит, метлой подметает, пестом погоняет.

- Ах ты, добрый молодец! - говорит. - Зачем сюда заехал? Или тебе го-

ловы не жалко?

Иван ей отвечает:

- Эх, бабушка ты, старушка! Не спросила ты, какое у меня горе-беда!

Накормлен ли я, напоен ли я или с голоду помираю? У нас на Руси дорожно-

го человека злым словом не встречают, добром привечают. Сперва накормят,

напоят, а потом и разговор ведут. Умилилась старушка его словам.

- Иди, - говорит, - парень, сюда. Моим гостем будешь.

Слезает Иван с золотого с коня. Входит в избушку на курьих лапках, на

собачьих пятках. Сажает его старушка за стол. Накормила, напоила, про

горе-беду расспросила.

- Ах, бабушка! Горе мое большое, - говорит, - Иван. - Как мне быть?

Где мне гусли-самоигры добыть?

- Я, родимый, знаю, где эта диковинка.

- Ой, бабушка, расскажи, моему горю помоги!

- Парень-красота, жалко мне тебя. Трудное это дело. Есть у меня сест-

ра, а у нее сын Змей Горыныч. Так эти гусли у него. Не любит он духу че-

ловечьего. Боюсь, как бы он тебя не съел. Ну уж я постараюсь для тебя -

сестру упрошу, тебе помогу. Вот мой двор, а посреди двора - дубовый кол.

Привяжи к нему коня за шелковые повода. А я дам тебе клубочек, держи его

за кончик. Будет он катиться, а ты следом иди. Вот идет Иван, а клубочек

впереди катится. Приходит ко двору Змея Горыныча. Заперты ворота на две-

надцати цепях, на двенадцати замках. Постучался Иван. Вышла старушка -

мать Змея Горыныча.

- Ох, парень молодой, зачем сюда - зашел? Мой сын прилетит голодный,

он тебя съест!

Отвечает ей Иван:

- Бабушка ты, старушка! Не спросила ты у меня, какая моя беда. Голод-

ный ли я, холодный ли? У нас на Руси дорожного человека злым словом не

встречают, добром привечают. Сперва накормят, напоят, а потом и разговор

ведут.

Умилилась старушка его словам, повела его в избу. Накормила, напоила,



про беду-горе расспросила.

- Не печалься, парень-красота, - говорит, - Я твоему горю помогу.

Уже полночь подходит, скоро Змей Горыныч прилетит. Надо Ивана пря-

тать.


Старушка говорит:

- Ложись под лавку. Я буду сына встречать, тебя, парня, защищать.

Вот в полночь прилетел Змей Горыныч. Летит - земля дрожит, деревья

качаются, листья осыпаются. Влетел в избу, повел носом и говорит:

- Русь-кость пахнет.

А старушка ему отвечает:

- И-и, сыночек! По Руси летал, Руси набрался, вот тебе Русью и пах-

нет.


- Собирай, мать, поесть, - говорит Змей Горыныч.

Выдвигает старушка из печи целого быка, подает на стол ведро вина.

Выпил Змей Горыныч вина, поел сладко быка. Повеселел.

- Эх, мать, с кем бы мне в карты сыграть? - говорит.

Старушка отвечает:

- Я бы нашла, дитенок, с кем тебе в карты сыграть, да боюсь - вред

ему от тебя будет.

- Уважу я тебя, мать, - говорит Змей Горыныч. - Никакого вреда ему не

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   35

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Русские народные сказки