• Владельцы села
  • Алексей Матвеевич Гагарин
  • Матвей Алексеевич Гагарин(1725-1730)
  • Юрий Михайлович Виельгорский (1753-1807 г.г.)
  • Матвей Юрьевич Виельгорский (1794-1866г.г.)



  • страница1/2
    Дата26.06.2018
    Размер1.37 Mb.

    Села Большие Буртасы, указывает на древность селения. Жители села Большие Буртасы издавна селились вдоль реки Буртас, этому свидетельствует протяженность села 7 километров


      1   2



    Зарождение села

    Первоначальное название села - Большие Буртасы, указывает на древность селения. Жители села Большие Буртасы издавна селились вдоль реки Буртас, этому свидетельствует протяженность села - 7 километров.

    Название села, как и реки, сохранилось от названия древнего загадочного народа «буртасы», о существовании которого мы узнали из сообщения арабского историка ХIII века Рашид-ад-Дина. О буртасах писали и пишут как о неком растворившемся во времени загадочном народе, населявшем Пензенский Край до его завоевания русскими войсками.

    Одни историки сообщают, что этот народ вымер, другие говорят о том, что восточные завоеватели истребили его и часть угнали в плен. О первых поселенцах села Большой Буртас существует три предания, когда-то записанных со слов старожил села А.Ф. Резина, 1773 г.р., и Я.С. Давыдцева, 1869 г.р.

    Одно говорит, что первыми жителями были как раз бури (бурты), которые являлись потомками древнего народа буртасы.

    Другое повествует, что первопоселенцами были крестьяне, сосланные сюда Петром I за ослушание во время строительства Санкт-Петербурга.

    Третье предание гласит, что переселенцы были из центральных губерний России.

    Ой, село моё, да раздольное,

    Вдоль по берегу речки лежишь.

    Расскажи ты мне, да привольное,

    Сколько лет на земле ты стоишь?

    Назови мне своих основателей,

    Тех, кто первый здесь дом возвели.

    Красоты твоей созидателей,

    Поименно их всех назови.

    Владельцы села

    Первым владельцем села Знаменское был русский дипломат князь



    Василий Лукич Долгоруков(1670 - 1739).

    Большой Буртас принадлежало ему до 1730 года. Род Долгоруковых дал России многих государственных и военных деятелей.

    Одним из наиболее выдающихся был Василий Лукич Долгоруков. Почти 30 лет своей жизни отдал он дипломатической службе, охраняя интересы государя за границей и содействуя авторитету и славе России, но закончил жизнь на плахе.

    Василий Лукич Долгоруков был сыном стольника и киевского воеводы Луки Федоровича Долгорукова, скончавшегося в 1710 году.

    Начало службы Василия Лукича относится к 1687 году, когда он отправился в свите своего дяди, князя Якова Федоровича, во Францию.

    Целью посольства было извещение французского короля о заключении мира между Россией и Польшей для оказания помощи германскому императору в войне с Турцией. Склонить Францию к союзу не удалось - посольство особого успеха не имело. На приеме Василий Лукич преподносил монарху Франции дары и получил от него подарок- портрет, украшенный драгоценными каменьями. Далее русское посольство отправилось в Испанию, а князь Василий остался в Париже «для усовершенствования себя в языках и науках». Здесь он основательно изучил несколько иностранных языков, заимствовал внешний лоск версальских придворных и завел полезные знакомства. Во Франции он провел 13 лет и вернулся в Россию в 1700 году.

    С этого времени начинается его официальная дипломатическая служба. Он получает назначение в посольскую свиту своего другого дяди, князя Григория Федоровича, назначенного русским посланником в Польше. От царя Петра они получили тайное задание - добиться скорейшей отправки польского вспомогательного войска против шведов для отвлечения их от Нарвы. Следовало также договориться о встрече короля Августа и Петра I. Поручение было выполнено. В дальнейшем в течение 1706 и 1707 годов Василий Лукич заменил дядю в должности русского посланника, и в его задачу входило обеспечение союза России и Польши против шведского короля Карла XII.

    С 1707 по 1720 год Долгоруков был послом в Дании, где ему поручено было разорвать союз датского короля Фридриха IV с Карлом XII и затем укрепить союз и дружбу России с Данией. Миссия эта была особенно трудной. Прекрасно разбираясь в положении в основных странах Европы, Василий Лукич сумел не только выполнить поручение, но и давать своему государю крайне полезные сведения и налаживать выгодные контакты на будущее. Получая указания от Петра I, князь всегда старался поступать с наибольшей выгодой для России

    Миссия в Дании была окончена, и в 1720 году Василий Лукич отправляется послом во Францию хлопотать о посредничестве при примирении России со Швецией и о признании Петра императором.

    По возвращении из Франции в 1723 году Долгоруков был назначен сенатором, а в следующем году стал полномочным министром в Варшаве, с поручением защищать на сейме интересы православных в русских областях Речи Посполитой и добиваться признания за Петром I императорского титула.

    Верой и правдой служа Петру Великому, Василий Лукич продолжал служить после его смерти Екатерине I не менее ревностно. В мае 1725 года он снова был отправлен в Польшу на сейм в качестве чрезвычайного министра - для определения претендента на престол Курляндии.

    В царствование Петра II Долгоруков, назначенный членом Верховного тайного совета, был руководителем всех честолюбивых планов фамилии Долгоруковых. Свою фамилию он считал самой аристократической в России и связывал с ней мысль о благоденствии страны. Во время предсмертной болезни Петра II он был самым энергичным участником в составлении подложного духовного завещания в пользу своей родственницы - невесты государя Екатерины Алексеевны Долгоруковой. Замысел этот потерпел неудачу, и Долгоруков, тотчас по кончине Петра II, на заседании Верховного тайного совета поддержал предложение князя Голицына об избрании в императрицы герцогини Курляндской Анны Иоанновны. Василий Лукич активно участвовал в редактировании «ограничительных пунктов» («кондиций»), он сам отвез их в Митаву и уговорил Анну Иоанновну подписать их. Василий Лукич сопровождал будущую императрицу в Москву. Поселив ее во дворце, он сам остался при ней. Без его разрешения с ней никто не смел говорить, даже родные сестры. Ходили слухи, что он намеривался сам жениться на Анне Иоанновне и провозгласить себя правителем государства. Он пользовался большим доверием еще некоронованной императрицы, пока та не узнала о его роли в ограничении ее самодержавной власти. А в апреле 1730 года Анна Иоанновна потребовала присутствия бывшего фаворита при публичном уничтожении составленных им «кондиций».

    Опала Василия Лукича быстро распространилась и на его родственников. Многие из Долгоруковых были отправлены в отдаленные провинции, сам же Василий Лукич получил назначение губернатором в Сибирь. Но он «слишком долго» добирался к месту назначения, и в день коронации императрицы находился близко от Москвы. Сразу же последовал новый манифест: «За многие его, князя Василия Долгорукова, как Ее Императорскому Величеству самой, так и государству бессовестные противные поступки, лиша его чинов и кавалерии сняв, послать в дальнюю его деревню». Так Василий Лукич был сослан в Пензенскую вотчину Керенского уезда село Знаменское. Первое время по приезде туда он содержался весьма строго: ему не дозволено было выходить из дома даже для посещения церкви.

    12 июня 1730 года Сенат издал новый указ, которым повелевалось заточить князя Долгорукова в Соловецкий монастырь. Здесь ему разрешалось выходить из кельи только для посещения церкви, пищу ему приносили из монастырской трапезы, а общаться он мог лишь с прислугой. В монастыре князь Василий написал завещание, поделив оставшееся после конфискации наследство между родственниками.

    Пять лет провел Василий Лукич в таких тяжелых условиях, но затем его участь была несколько облегчена. Ему стали выдаваться кормовые деньги на содержание себя и прислуги, а режим содержания чуть смягчился. Так продолжалось до 1739 года.

    В начале 1739 года все князья Долгоруковы были доставлены в Шлиссельбург, где начала работать особая комиссия, образованная для рассмотрения их дела. После признания князя Ивана Алексеевича относительно подложной духовной Петра II, комиссия приговорила всех к суровым наказаниям, а четверым, в том числе и князю Василию, вынесла смертный приговор.

    Василий Лукич Долгоруков был привезен в Новгород, подвергнут допросам и пытке, и 8 ноября 1739 года обезглавлен. Его останки были захоронены в Новгороде в церкви Святого Николая Чудотворца

    Алексей Матвеевич Гагарин
    Вторым обладателем села Большой Буртас, был князь Алексей Матвеевич Гагарин, который был единственным сыном казненного при Петре I в 1721 году сибирского губернатора Матвея Петровича Гагарина за укрытие доходов от торговли с Китаем (казнокрадстве) и превышение власти.

    Алексей Матвеевич Гагарин был женат на дочери вице-канцлера барона Шафирова Петра Павловича (1669-1739) – Анне Петровне.

    Старшая сестра Анны Петровны – Марфа Петровна (1697-1731) состояла в браке с Сергеем Григорьевичем Долгоруковым (так же и Василий Лукич Долгоруков был участником заговора на притязания на царский престол и казнен вместе с ним 8 ноября 1738года)

    После казни князей Долгоруких при опале их близких родственников князь Алексей Матвеевич Гагарин своеобразно воспользовался родством с ними: именным указом от 27 ноября 1730 года ему были пожалованы 1493 души из отписанных вотчин князя Василия Лукича Долгорукого. Одной из этих вотчин и было село Большой Буртас.

    По рассказам современников Алексей Матвеевич Гагарин был кутилой и расточителем. После казни своего отца был разжалован Петром I в простые матросы и служил в Адмиралтействе.
    Дети:

    Дочь – Графиня Анна Алексеевна Гагарина (Матюшкина) (17.02.1722-3.05.1804), фрейлина императрицы Елизаветы Петровны (с 1744г.) гоф-дама (с 1759 г), в день коронации Екатерины II (22.09.1762г.) пожалована в стат-дамы. Первая стат-дама – Екатерины II., которая отзывалась о ней как о наиболее преданной из всех представленных к императрице дам. Павел I в память службы ее при дворе его отца возвел ее в достоинстве обер-гофмейстерины, а затем пожаловал в кавалерственные дамы ордена Св.Екатерины 1-го класса. В 1754 году при помощи Елизаветы Петровны вышла замуж за тайного советника Дмитрия Михайловича Матюшкина (1725-1800), возведенного в 1762 году императором Австрии Францем I в графское достоинство.

    Дочь – княгиня, стат-дама (с1773г) Дарья Алексеевна Гагарина(Голицина)(январь 1724-18.03.1798), в браке за фельдмаршалом Екатерины II – князем Алексеем Михайловичем Галициным(январь 1724-1798)

    Сын – Граф Матвей Алексеевич Гагарин (27.04.1725-10.03.1793г) майор лейб-гвардии Семеновского Его величества полка (генерал-майор) (1763-1765). На службе с 1742 года, в отставке с 1770 года, брак Анна Васильевна Гагарина (Салтыкова)

    В середине XVIII века село Большой Буртас находилось в Подлесском стане Шацкой провинции Воронежской губернии.

    По материалам 2-й ревизии (1744года) в нем насчитывалось 1190 душ крепостных крестьян мужского пола, в с.Никольском(Куземкино) 585 душ, в д.Самариха- 273 души.



    Матвей Алексеевич Гагарин(1725-1730)

    Третьим обладателем села Большой Буртас был сын графа Алексея Матвеевича Гагарина- лейб-гвардии Семеновского Его величества полка /1763-1765/ секунд-майор /генерал-майор/ /на службе с 1742 года, в отставке с 1770 года/ князь Матвей Алексеевич Гагарин. Был женат на Анне Васильевне Салтыковой. Потомства не имел.

    Как указано в 3-ей ревизии /переписи/ 1762 года три поселения: Большой Буртас, Никольское, деревня Самариха – вотчина лейб-гвардии князя Матвея Алексеевича Гагарина.

    В 1785 году село Большой Буртас показано в составе Верхнее-Ломовского уезда Пензенской губернии за князем Матвеем Алексеевичем Гагариным /3684 ревизских душ с крестьянами в селах Маркино, Троицкое, Шичкалей и других/.

    В «Экономических примечаниях» имеется описание села Знаменского, в котором находилось 275 дворов и проживало 1400 душ мужского пола и 1380 женского: «Лежит село вдоль безымянного оврага и речки Буртас. В летнее время в самых мелких местах бывает Буртас глубиной в пол-аршина, шириной в 6 сажень. В ней рыбы: щука, окуни, лини, плотва, которая ловится жителями для своего, а иногда и господского употребления. На реках же Буртас и Кандиевке стоят три ручные мельницы. Водою довольствуются из речки… Лучше родится рожь, овес. Лес дровяной, березовый, осиновый, дубовый, липовый, кленовый, ореховый. В нем звери: волки, лисицы; птицы: тетерева, дикие голуби, соловьи, чижи, дрозды. Крестьяне сидят на оброке, платят помещику в год с души по 2 рубля 50 копеек. Промысел имеют хлебопашество и скотоводство. Женщины сверх полевой работы упражняются в домашнем рукоделии. Прядут лен, овечью шерсть, ткут холсты и сукна для своего употребления, а частично и на продажу».

    Юрий Михайлович Виельгорский (1753-1807 г.г.)

    Четвертым обладателем села Знаменское был граф Юрий Михайлович Виельгорский.



    По женской линии происходят от графа А.М. Гагарина, получившего в 1730 году во владение с. Знаменское (Большой Буртас) Керенской округи. Затем это село перешло его сыну генерал-майору Матвею Алексеевичу Гагарину (27.4.1725 — 10.3.1793) и дочери обер-гофмейстерше кавалеру ордена Св. Екатерины Анне Алексеевне Матюшкиной (1722 — 3.5.1804), на средства которой в Знаменском построен храм.

    После смерти в 1793 году князя Матвея Алексеевича Гагарина село Большой Буртас, а также села Куземкино, Самариху, Троицкое, Орьевотож /новопоселенное в 1744 году, 166 душ мужского пола, перевезены из села Большой Буртас/ указом ЕкатериныII было пожаловано мужу дочери старшей сестры Матвея Алексеевича графу Виельгорскому – польскому посланнику при дворе империатрицы. Всего графу было пожаловано 16 тысяч десятин земли, 2 тыс. 133 ревизских души в с. Знаменском и Троицком.

    Польский, а затем российский государственный деятель. Занимал достаточно высокую должность полевого писаря литовского (по-латински notariuscampestris). Принадлежа к партии противников Польской конституции 1791 года, после её принятия вошёл в состав делегации оппозиционеров, отправившейся в Санкт-Петербург для встречи с Екатериной II; затем был одним из видных деятелей Тарговицкой конфедерации.

    В 1792 г. назначен конфедерацией чрезвычайным и полномочным послом Польши в Санкт-Петербурге. Во время Восстания Костюшко в 1794 г. заочно приговорён, вместе с семью другими виднейшими фигурами пророссийской партии, к смертной казни, которая была проведена ineffigie. После Третьего раздела Польши перешёл на русскую службу. Был камергером, гофмаршалом, а с 1800 г. — сенатором. От брака с дочерью графа Д.М. Матюшкина - восемь детей; из внучек одна - за писателем графом Соллогубом, ко второй (Анне) неудачно сватался Н.В. Гоголь. Любил литературу и искусства, сам был музыкантом и одним из учредителей с.-петербургского филармонического общества. Между драматическими сочинениями его наибольшим успехом пользовалась "Olympie". Последнее время жизни он занимался сочинением "О воспитании российского дворянского юношества". Умер в 1807 г., не успев напечатать своих сочинений.

    Матвей Юрьевич Виельгорский (1794-1866г.г.)

    После смерти Юрия Михайловича Виельгорского его вотчины перешли к сыновьям Матвею и Михаилу.



    Матвей Юрьевич Виельгорский получил села Знаменское и село Самариху с 2030 душами мужского и 2176 женского пола. Крестьяне были полной собственностью графа.

    Сын сенатора, музыканта и писателя Юрия Михайловича Виельгорского от второго брака с графиней Софьей Дмитриевной Матюшкиной. Принимал участие в войнах против французов 1812-1814 гг. После окончания Отечественной войны Виельгорский продолжил службу в качестве ротмистра, а с 1821 года — подполковника в Псковском кирасирском полку, стоящем в городе Севске Орловской губернии. Как солист и ансамблист Матвей Юрьевич выступал главным образом в музыкальных салонах в Фатеевке, затем в Санкт-Петербурге. Ему посвящен ряд произведений, в том числе 2-я соната для виолончели и фортепиано Ф. Мендельсона. Один из учредителей Симфонического общества (1848). Был одним из первых директоров Российского музыкального общества.

    С 1826 г. состоял членом Театрального комитета. В 1839 г. назначен на службу по ведомству Императорского Двора, состоял управляющим при императрицах Александре Федоровне и Марии Александровне. От своего отца унаследовал любовь к искусствам, в особенности к музыке.

    Обладая природным талантом, прекрасно овладел игрой на  виолончели, был знатоком этого инструмента, виртуозом, сочинявшим виолончельные пьесы. Собрал большую коллекцию старинных инструментов, в числе которой имелись работы выдающегося итальянского мастера Страдивари.

    Граф был основателем и первым директором Русского Музыкального Общества, а также вице-председателем Общества Поощрения Художников.

    «Маленький храм изящных искусств»-так назвал дом Виельгорских в Санкт-Петербурге замечательный французский композитор Гектор Берлиоз, не раз бывавший в нем.

    Дом Виельгорских до сих пор выполняет свою благородную просветительскую миссию. В его стенах звучат голоса детей, познающих азы музыки, живописи, искусства и науки. С 1993 года часть помещений дома отдана Российской гимназии при Государственном Русском музее, воспитанники которой бережно хранят память об удивительном прошлом этого здания.

    Путешествуя по России летом 1837 года усадьбу Знаменское посетил наследник престола будущий император Александр II.

    Александр II старший сын Николая I в сопровождении воспитателя, поэта В.А.Жуковского, историка К.Д.Кавелина и графа Бенкендорфа.

    Принимавшие высоких гостей помещики братья Виельгорские дали в их честь завтрак и показали по их просьбе одну мещерку и двух мещеряков в национальных одеждах.

    Также во время этого путешествия по России в период с 29 июня по 1 июля 1837 года Александр II был в Пензе: посещал кафедральный собор, принимал «служащих чиновников и собравшееся дворянство», осматривал тюремный замок , больницу, гимназию, училище садоводства, присутствовал на балу в общественном саду возле дома губернатора. Пожаловал 5000 рублей «нуждающимся в пособии жителям г.Пензы». По пути из Пензы останавливался в Мокшане, присутствовал в соборе у обедни. Кроме того, посетил Нижний Ломов и Земетчино. Сделал запись в дневнике, начав строкой: «Пребывание в Пензе…». В Пензенском литературном музее хранятся копии с тех рисунков с видами Пензы, сделанных Жуковским. Оригиналы находятся в Государственном музее в Санкт-Петербурге.

    После отмены крепостного права в 1861 году помещики снова распорядились землей по своему усмотрению и отрезали у крестьян лучшие участки в свою пользу. В.И. Ленин назвал «освобождение» бессовестнейшим грабежом крестьян.

    В 1861 году в селе Большие Буртасы и в деревне Самарихе помещику принадлежало 2087 душ мужского пола. Крестьяне пользовались 8271 десятиной земли, т.е. приходилось примерно 4 десятины на душу. На женщин не давалось совсем. После реформы крестьянам оставили 6161 десятину, а более двух тысяч десятин было отрезано в пользу помещика. По «Положению» в Керенском уезде высший надел составлял три десятины. С этой земли крестьяне должны были прокормить семью, одеться, обуться, поправить избу, приобрести и прокормить скот, уплатить многочисленные налоги.

    Крестьяне были обречены на нищенское существование. Да и эту землю волю они обязаны были выкупить у помещика, а до выкупа должны ходить на барщину, т.е. снова находиться в кабале. Поэтому крестьяне села Большие Буртасы и другие приняли активное участие в Кандиевском восстании против грабительской реформы.

    Зачитанный им царский манифест они сочли подложным, требовали с помещика полной свободы и без выкупа земли. Узнав о восстании в Кандиевке, крестьяне села Большое Буртасы не вышли на барщину. 8 апреля послали в село Высокое представителей: Василия Горячева и Максима Потапова, которые возвратясь объяснили, что есть указ – убирать помещиков и чиновников. Они отправились к священнику Сперанскому, грозились убить, если он не даст им волю. Священник сбежал. Роты солдат стояли в Большом Буртасе. С восставшими жестоко расправились. Особенно жестоко наказали вожаков крестьянского восстания Василия Горячева, Павла Буданова, Максима Потапова, ИсаяКонобевцева, приговорив по 700 ударов шпицрутенами и к ссылке в сибирские рудники на 15 лет.


      1   2

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Села Большие Буртасы, указывает на древность селения. Жители села Большие Буртасы издавна селились вдоль реки Буртас, этому свидетельствует протяженность села 7 километров