Скачать 409.16 Kb.


страница1/3
Дата04.12.2017
Размер409.16 Kb.
ТипИсторический очерк

Скачать 409.16 Kb.

Село микулино-городище


  1   2   3

Село МИКУЛИНО-ГОРОДИЩЕ

(Исследовательский материал Российского института природного и культурного наследия им. Д. С. Лихачёва)

Село Микулино-Городище

I. Исторический очерк.


Село Микулино-Городище – одно из древнейших поселений на территории Московской области.

Оно было когда-то городом Микулиным, владением удельных микулинских князей и досталось в удел Михаилу Александровичу, внуку великого тверского князя Михаила Ярославовича, убитого в 1319 г. По словам летописи, Михаил Александрович «был муж страшен и сердце его яко сердце льву». Он находился в постоянной вражде с Дмитрием Донским и выступал против усиливающегося могущества Москвы. Был случай, когда в 1370 г. Дмитрий захватил Микулин и «вся окружныя места попленища и пожгоша».

Перед смертью Михаил Александрович пожаловал Микулин младшему из шести своих сыновей Фёдору, женатому на дочери московского боярина Фёдора Андреевича Кошки.

Фёдор оставил удел своему сыну Александру, у которого было два сына – Борис Микулинский и Фёдор Телятьевский (по уделу), давший начало роду Телятьевских.

Около 1490 г. князья Андрей Борисович, Михаил и Андрей Фёдоровичи разделили вотчину на три равные части.

Никоновская летопись сообщает о том, что в 1477 г. Иван III повёл своё войско для покорения Новгорода через Микулин к Торжку. Его хлебом-солью встретил микулинский князь Андрей Борисович. Но не угощения хотел великий князь, а требовал присоединения к своему войску тверских полков. Великий тверской князь не посмел ослушаться. Присоединившееся к Ивану III тверское войско возглавил Михаил Фёдорович Микулинский.

В том же году удельный микулинский князь Андрей Борисович поступил на службу к великому князю Ивану III. С тех пор микулинские князья находятся при Московском дворе, являясь наместниками городов и военачальниками. Среди них выделялся князь Семён Иванович – сподвижник Ивана Грозного, участник Ливонской войны и Казанского похода.

В 1579 г., при взятии Стефаном Баторием Полоцка, воевода Полоцка князь Василий Телятьевский был пленён. После этого род Микулинских попал в опалу. Все его представители были сосланы и заточены в темницу. Город Микулин был у них отобран и отдан Иваном IV во владение царевичу Ивану. Но царь Фёдор вернул Микулин Андрею Андреевичу, бывшему его рындой.

В 1600 г. князь Андрей был произведён в бояре. Во время польско-литовской интервенции, в 1605 г. он, не желая признавать самозванца, уехал в Москву к Борису Годунову. После восшествия на престол Василия Шуйского, считая себя законным наследником русского престола, Андрей Телятьевский поднял мятеж, действуя согласованно с крестьянским войском Ивана Болотникова. 5 июня 1607 года войска Болотникова и князя Телятьевского были разбиты.

Умер князь Андрей Андреевич в 1612 г. в боярском сане.

При царе Михаиле Фёдоровиче в Микулине правили наместники. Последним Микулинским князем был Фёдор Андреевич, находившийся на царской службе в качестве стольника и воеводы Тобольска, затем Астрахани. Ему принадлежала оставшаяся от князя Андрея Андреевича вотчина – треть Микулина-Городища, а две трети были за ним же в вотчине по купчей из Поместного приказа.

После смерти Фёдора Андреевича в 1645 г. по его завещанию эти земли отошли двум монастырям – Троице-Сергиеву и Кириллову. Князь Иван Андреевич Голицын, муж сестры Фёдора Андреевича Феодосии, выкупил Микулино у Троице-Сергиева монастыря, заплатив 463 рубля. Перед смертью в 1655 г. он продал это имение князю Григорию Семёновичу Куракину.

В 80-х годах XVIII в. – самом начале XIX в. Микулиным-Городищем владели Александр Александрович Нарышкин, а после его смерти его жена Анна Никитична Нарышкина. Но ей принадлежала лишь часть села. Другая его часть досталась князю Степану Борисовичу Куракину.

В I четверти XIX в. Микулино находилось в собственности графа Николая Петровича Румянцева (1754-1826), сына фельдмаршала Р. Румянцева-Задунайского. Николай Петрович Румянцев был крупным государственным деятелем, членом Государственного совета, сенатором, министром, канцлером, а затем известным собирателем древних рукописей, этнографических и нумизматических коллекций, создателем ценнейшей библиотеки, которая легла в основу Румянцевского музея.

С 1833 г. Микулино-Городище принадлежало Николаю Гавриловичу Головину, считавшего себя потомком Микулинских князей, так как одна из дочерей предпоследнего князя Микулинского княжна Ирина Андреевна была замужем за его предком стольником Яковом Никитичем Головиным. Головин, большой любитель старины, собрал исторические материалы о Микулине и издал их под названием «Микулинская летопись». Не все сведения «Микулинской летописи» являются достоверными. Некоторые из них были фальсифицированы составителем.

В 70-х-80-х годах XIX столетия Микулино-Городище перешло в руки Н. Н. Пономарёва и его семье.

У Пономарёвых оно было куплено Александром Фёдоровичем Бухмейером и находилось в его собственности до Октябрьской революции.

Микулино-Городище было расположено на самой границе Тверского княжества. Линия многочисленных крепостей на Тверской земле (Новый Городок, Холм, Микулин, Чернятин, Клин) была создана для охраны княжества от усиливавшейся Москвы. Крепости находились на важных в стратегическом отношении точках. Они защищали водные и сухопутные дороги. Микулин охранял дорогу на Волоколамск из Твери и Старицы и судоходство (хотя и не особенно значительное) по реке Шоше. В документах XV в. упоминаются дороги, ведшие через Микулин в Новгород и Смоленск. Дороги содействовали развитию в Микулине посадских поселений и слобод, население которых занималось ремеслом и торговлей.

После присоединения Твери к Московскому княжеству в конце XV в., когда вопрос укрепления южных границ Тверского княжества потерял свою актуальность, пограничные крепости не расширялись и не совершенствовались.

Укрепления Микулина-Городища остались неизменными с XIV-XV веков.

Возможно, как и многие древние города, Микулин выделился из среды сельских поселений. Князья при строительстве своих крепостей предпочитали соседство или территорию ремесленных посёлков, что сулило значительные выгоды.

Первое летописное упоминание о Микулине-Городище относится к 1399 г. Как уже отмечалось, после смерти Великого Тверского князя Михаила Александровича его младший сын Фёдор получил, по словам летописи, «два городка Микулины с волостьми».

В литературе утвердилось мнение, что эти два городка находились в Микулине, один против другого через Шошу. Это соображение было высказано ещё в 1881 г. В. И. Покровским. Затем к нему присоединились другие исследователи. В частности, Э. А. Рикманом было отмечено, что в древности Микулин занимал территорию гораздо большую, чем занимает сейчас село, «вследствие роста города поселение перебросилось на противоположный по отношению к крепости берег Шоши и … было укреплено, представляя собой, очевидно, укреплённый посад Микулина».

Однако никаких следов укрепления валов на правом берегу Шоши нет.

Высказывались предположения, что второй Микулин Городок находится в селе Никулине в 7 км от Твери по Микулинско-Волоколамской дороге. Однако здесь есть два «но» – во-первых, вряд ли владения князя Фёдора распространялись так далеко от Микулина и так близко к Твери; во-вторых, село Никулино не расположено на реке Шоше.

Может быть, следует поискать второй Микулин на территории Микулинского же удела на реке Шоше, как указано в летописи, но в другом месте (ведь выражение Никоновской летописи «два городка Микулины с волостьми» может означать просто факт, что Микулинское княжество имело две крепости – города и носило название одной из этих крепостей)? Многие укрепления могли исчезнуть, когда отпала надобность в них, после присоединения Тверского княжества к Москве в 1435 г., однако не совсем бесследно.

В Писцовых книгах Московского государства XV в. описано село Городище в Микулинском уезде на реке Шоше. В конце XVI в. оно принадлежало великому князю Семёну Бекбулатовичу, получившему надел в результате репрессии Ивана Грозного против Микулинских князей. Обращает на себя внимание само название села – Городище, означающее остатки, развалины города или укрепления. Но самое удивительное в том, что в конце XVI в. оно было крупнейшим поселением Микулинского уезда. В селе был монастырь с двумя церквами и кельями. Кроме того, там стояла приходская церковь, был двор великого князя с множеством построек и садом. В селе в конце XVI в. было 40 жилых дворов, а всего с пустующими дворами и дворовыми местами около сотни. В описи упомянуты две улицы и торговая площадь с 29 лавками. Жители села Городищи платили в Дворцовый Приказ подати, кроме «ямских» и «заприметных» денег, «и за городовое и за засечное и за ямчужное дело». Может быть, это Городище и было когда-то вторым «городком Микулиным»?

Проблема существования «двух Микулиных городков» требует конечно, более серьёзного исследования.

До нашего времени сохранился Микулинский детинец на левом берегу реки Шоши, в том её месте, где она делает поворот на юго-восток, в 3-х 5-ти саженях от берега. Он представлял собой высокий земляной вал с городнями внутри него, окружностью 280 сажень, высотой в некоторых местах до трёх сажень. В древних документах Микулинский детинец назывался «осыпью» или «городовой осыпью». Само это название свидетельствует об искусственном происхождении земляного вала (он «насыпан»).

Укрепление имеет вид неправильного овала, выступающего немного к юго-востоку. Поверхность земли вокруг вала углублена – здесь был когда-то ров, наполненный водой. В древности поверх вала тянулись рубленные стены (тын) с несколькими глухими и двумя проездными башнями с воротами. Были ещё одни ворота, хозяйственные. Они выходили к ручью, впадающему в Шошу.

В XIV-XV вв. внутри Микулинского кремля стояла церковь, скорее всего деревянная. Тут же находились княжеские палаты и хозяйственные постройки. По сути, это был феодальный замок.

В более позднее время (в XVI-XVII вв.) жилые дома детинца были скорее всего каменными. К. Ф. Калантович, известный археограф и историк, посетивший Микулино по поручению его владельца графа Н. П. Румянцева в 1822 г., видел на территории городища «во многих местах… обмелевший белый камень и кирпич».

В случае военной опасности детинец служил убежищем для населения посада и ближних слобод. Люди брали с собой в крепость домашний скарб, запасы пищи, всё необходимое для обороны и даже пригоняли сюда домашний скот.

А. Н. Вершинский, известный тверской историк и краевед, сделал предположение, что на случай осады крепости существовали подземные ходы к реке для снабжения осаженных водой.

Археологические раскопки на территории Микулинского детинца велись в 1937 г. Согласно отчёту Н. П. Милонова, руководившего этими работами, на площадках городища, свободных от зарослей и кладбища XIX в., которое находилось между восточными воротами и собором, было заложено 9 шурфов. Толщина культурного слоя в них колебалась от 45 см до 2-х м. В результате раскопок были обнаружены кости животных, множество остатков керамической посуды, прослойки обожжённой земли красного цвета, сырцовый и обожженный кирпич, металлические пластины, применяемые для скрепления сводов и углов зданий, остатки кирпичной кладки, печи, выложенной из тонкого кирпича, подпольные ямы жилищ.

Следы построек были найдены в восьми шурфах из девяти. Это свидетельствует о достаточно плотной застройке территории городища.

Однако научная значимость раскопок, проведённых Н. П. Милоновым, в значительной степени обесценивается отсутствием датировки археологических слоёв.

В 1902 г. на посаде был найден клад. Крестьянин Семён Иисусин, «срывая небольшой бугор около своего дома, разбил глиняный горшок, из которого высыпались мелкие серебряные монеты». Большая часть из них принадлежала времени Ивана Грозного, лишь одна была более старой – XV века. Императорская археологическая комиссия передала этот клад Тверскому музею.

Окрестности села Микулина-Городища представляют особую ценность для археологов. Вокруг села находилось множество курганов. В 1910 г. были проведены раскопки группы курганов, расположенных к востоку от Микулина, в 1 километре от него, на правом берегу реки Шоши. «Некоторые из них, – по словам И. П. Крылова, руководившего экспедицией, – были покопаны ещё раньше, по-видимому, местными крестьянами, кое-какие курганы успели обвалиться, приняв неправильную форму… большинство же курганов очень хорошей сохранности, и их почти не коснулось разрушительное действие времени».

И. П. Крыловым было раскрыто 6 курганов. В одном из них была найдена медная серьга круглой формы грубой работы. Другой курган представлял собой, по всей видимости, захоронение более знатного человека. В нём было найдено множество предметов: 2 серебряных браслета и один витой медный, медные бубенчики, привязываемые к поясу, медный перстень, части серебряного ожерелья, состоящего из трёх колец, 3 серебряные бусины, спаянные вместе – на медной проволоке, серебряная серьга с рельефными знаками и орнаментом по краю, семь бусин в виде огуречных зёрен из неопределённого материала.

В других четырёх курганах каких-либо предметов обнаружено не было.

По свидетельству старожилов села Микулина-Городище и в самом Микулине на посаде у моста на правой стороне реки Шоши тоже были курганы, уничтоженные лет двадцать назад.

Неизвестные науке курганы существовали (а может быть и сейчас целы) в окрестностях Микулина, на запад от него, между сёлами Нестеровским и Плетенинским, недалеко от берега реки Шоши. В «Межевой памяти» 1637 г. размежеванию земель принадлежавших Троице-Сергиеву монастырю села Нестеровского и сельца Плетенинского, находившегося во владении боярского сына Никиты Ивановича Чашникова, сказано: «Направе курган на Троицкой земле, а от водорсины налеве три кургана на Никитиной земле Чашникова».

Бывали в Микулине и случайные находки. Кроме упомянутого клада серебряных монет, в 1913 г. во время сооружения усыпальницы А. Ф. Бухмейера недалеко от Михаило-Архангельского собора при рытье фундамента строящего здания на глубине 3-4 аршин были обнаружены кости домашних животных и поделки из железа.

Следует обратить внимание на то, что уже в 1362 г. вблизи Микулина на реке Шоше находились два монастыря: Воскресенский на левом берегу к востоку от крепостного вала и Богородский, местонахождение которого нам не известно.

Сам факт существования этих монастырей наталкивает на мысль о неизбежном существовании при них слобод, в которых жили монастырские служки и ремесленники, производившие предметы, необходимые в монастырском обиходе. Так что Микулин имел не только удобное географическое положение, что немало способствовало его возвышению, но и благоприятную среду для развития экономических связей.

Активное строительство церквей в XV в. вне пределов городского вала свидетельствует о развитом в то время посаде Микулина-Городища.

Так, в 1420 г. князь Фёдор Михайлович (умер в 1430 г.) построил на правом берегу Шоши на горе церковь Воскресения. В последующее время это место было отмечено каменной часовней, стоявшей в XIX в. напротив дома тогдашнего владельца села Микулина Н. Г. Головина.

Сыном Фёдора Александром на правой же стороне реки Шоши была воздвигнута Введенская церковь, которая находилась, по словам Н. Г. Головина, составителя «Микулинской летописи» «где ныне находится земля церковнослужителей».

Упоминание о существовании на правом берегу реки Шоши Борисоглебской слободы также относится к XV в. В 1457 г. в ней была построена деревянная церковь Бориса и Глеба.

Между 1513 и 1525 гг. неподалёку от неё, близ Ивановского луга, появилась церковь Иоанна Богослова, построенная героем Ливонской войны Микулинским князем Иваном Андреевичем Пунко-Лугвицей.

О том, что Микулин в первой четверти XVI в. был для того времени значительным городом, не только в экономическом, но и политическом и военном смысле говорит тот факт, что великий Московский князь Василий III с семьёй во время нашествия на Москву крымского хана Махмет-Гирея избрал местом своего убежища среди множества других городов именно Микулин.

Наличие по обе стороны реки Шоши развитого посада в XIII-XV вв. подтверждается археологическими раскопками, проведёнными летом 1987 г.

Древние посадские поселения располагались как обычно вдоль дороги. Она соединяла Микулин с Волоколамском и Тверью. Правобережное селище (Борисоглебская слобода) (обследовалась Р. Л. Розенфельдом в 1978 г.), начинаясь от берега реки Шоша, тянулось к югу по обе стороны дороги. Мощность культурного слоя здесь достигается 50см. На территории слободы найдена серая и красноглиняная керамика XIII-XV в., а так же бронзовая подвеска-амулет в виде конька, датируемая XII-XIV вв. как уже отмечалось, здесь в XV в. уже стояла церковь Бориса и Глеба. Другая церковь находилась неподалёку от моста через Шошу, возможно, это как раз и была Введенская церковь, построенная князем Александром Фёдоровичем в первой половине XV в. Напротив, через дорогу, находились древние курганы, утраченные недавно во время работ по проведению газопровода. В XVI-XVII вв. правобережное селище распространилось дальше на юг.

Посад на левом берегу Шоши шёл вдоль тракта восточнее крепости, поднимаясь от реки на север. В процессе раскопок обнаружена старая дорога, мощённая диким камнем. Мощность культурного слоя 40 см. площадь селища XIII-XVII вв. составляет 12400 кв. м.

К северу от крепости, вдоль дороги, идущей на запад, тянулись селища. На их месте встречается серая (XIII-XIV вв.) и красноглиняная (XIII-XV вв.) керамика.

На территории бывшего Воскресенского монастыря, упомянутого в документах под 1362-1364 гг. найдены фрагменты белоглиняной, красноглиняной и краснолощёной керамики XV-XVII вв.

Боле конкретное представление о древнем Микулине-Городище можно получить лишь из документов XVI-XVII вв., поскольку ранние материалы почти не сохранились, а те, что сохранились, не дают целостного представления о древнем городе.

Самыми ранними историческими источниками, в которых говорится о существовании в Микулине внутри крепостного вала собора Михаила Архангела, являются Тверские писцовые книги первой половины XVI в. и некоторые другие акты феодального землевладения. В одном из них, относящимся к 1540 г., сказано, что некий Григорий Васильевич Жуков-Оплечуев писал в Духовной грамоте: «…даю по своей душе… в Микулинск к Архангелу рубль».

Долгое время считалось, что существующий Архангельский собор был построен в конце XIV в. (1398 г.). для этого были некоторые основания, связанные с вариантами возможного толкования летописных сообщений. Однако прямых указаний на постройку в 1398 г. в Микулине каменного собора летописи не дают. К тому же исследователи были введены в заблуждение появившейся на западной стене храма, справа от входа, закладной доски, датировавшей собор 6906 (1398) годом.

А. Н. Вершинский, тщательно проанализировавший источники и доказавший позднее происхождение закладной доски на стене храма (она оказалась фальшивкой, сфабрикованной владельцем Микулина-Городища Н. Г. Головиным во время «реставрации» собора в 1849-1850гг.), опроверг мнение об очень древнем происхождении Михаило-Архангельского собора, что вполне соответствует также и архитектурным особенностям памятника.

Постройка существующего собора связана с именем Микулинского князя Семёна Ивановича, который был смертельно ранен в 1559 г. и погребён в Микулинском соборе. «История о Казанском царстве» подробно повествует о ратных подвигах знаменитого в ту пору сподвижника Ивана Грозного и его смерти после тяжёлого ранения, попутно сообщая о перестройке Микулинского собора. Князь Семён Иванович «положен бысть в отечестве своем в Николине (Микулине) в новосозданной от него церкви, яко смерти его ради».

Известие летописи является вполне достоверным. Оно блестяще подтверждается надписью, обнаруженной А. Н. Вершинским на гробнице князя в Микулинском соборе, где указана дата его смерти «в лето 7065 (1559 г.) августа 2-го дня».

Жена Семёна Ивановича княгиня Евдокия в память о своём муже дала вклад в Троице-Сергиев монастырь «вотчину ево и свою в уезде Микулинском… да в Микулине 12 дворов на посаде Казанских. А дала если ту вотчину с лесы и с луги и со всеми угодьи и с отхожими пожнями по реке Шоше, изстари потяглам, куды ходил топор и соха и коса…».

Брат Семёна Ивановича князь Дмитрий Иванович Пунков был убит при взятии Казани в 1566 г. В память о нём жена Софья устроила в соборе приделы Дмитрия Селунского и Григория Богослова.

Таким образом, существующий в селе Микулине-Городище храм датируется серединой XVI в., хотя, безусловно, на его месте стоял более древний собор, ведь недаром «История о Казанском царстве» подчёркивает то, что Семён Иванович был похоронен в «новосозданной» церкви.

Архитектурный облик собора до наших дней в основных своих чертах сохранился без изменений: четырёхстолпный пятиглавый крестовокупольный храм. Коробовые своды его спираются на подпружные арки. Фасады делятся лопатками на три прясла и завершаются закомарами, под которыми проходит карниз. В средних пряслах с трёх сторон дверные проёмы с перспективными порталами. Барабаны глав, прорезанные узкими окнами, украшены кирпичным декором. Собор имеет три апсиды, из которых средняя больше боковых. Стены сложены из крупного кирпича, с забутовкой булыжником и мусором, залитым известковым раствором. Фундамент из белого камня, обрамлён выступающими валиками и полочками. Первоначально здание имело высокий подклет, в котором была родовая усыпальница микулинских князей.

Писцовые книги Московского государства XVI в., конечно, являются для нас бесценным историческим материалом, но, к сожалению, в них отсутствует описание Микулина-Городища, а монастыри и церкви лишь названы, в связи с необходимостью указать их владения в Микулинском уезде.

И тем не менее, этот источник даёт много интересных и совершенно новых для нас сведений.

Впервые упомянут под 1539-1540-м гг. Михаило-Архангельский собор, тогда ещё старый (ему принадлежала деревня Бородино и «иных 12 деревень и 2 починка»), церковь Рождества богородицы на посаде (возможно, она была когда-то главным храмом находившегося в Микулине Богородского монастыря), Успенская церковь «в торгу».

Из этой же писцовой книги узнаём, что храм Бориса и Глеба был не приходским (но может быть и приходским тоже), а монастырским храмом – на правом берегу Шоши в центре посада стоял Борисоглебский монастырь. Ему принадлежали в уезде деревни Дедово, Русаково, Асаурова «и иные 11 деревень».

Впервые назван Вознесенский монастырь, «что в Микулине на посаде». До сих пор в документах речь шла о Воскресенском монастыре, примыкавшем к Микулину с восточной стороны. Может быть, это просто путаница в названиях? В источниках XVII в. (о чём будет сказано позднее) описан Воскресенский монастырь и упомянута одновременно Вознесенская улица, название которой связано, скорее всего, со стоявшей на ней или поблизости от неё церковью. Может быть, это был главный храм ещё одного монастыря, находившегося на территории древнего Микулина?

Писцовые книги XVI в. впервые свидетельствуют о существовании в Микулине доселе неизвестного нами монастыря – Благовещенского, владевшего двумя деревнями и двумя починками.

В более ранних документах ни Благовещенский монастырь, ни просто Благовещенская церковь не упоминаются.

Суммируя сведения известных нам исторических источников, можно сказать, что к XVI в. в Микулине было 4 монастыря и пять (лишь известных нам, их, возможно, было больше) посадских церквей.

Город Микулин был окружён множеством сельских поселений. Владели ими либо мелкие вотчинники, либо помещики-дворяне, т. наз. «служивые люди». По свидетельству Писцовых книг XVI в. ближайшее к Микулину, находившееся в 2-х верстах от него село Плетенинское в 1539-1540 гг. принадлежало Михаилу Васильевичу Еропкину. «В селе была церковь царя Константина, двор боярский, во дворе поп… а крестьян 3 двора, пашни в поле 70 четьи, сена 202 копен. К тому же селу деревни: дер. Борышево…, дер. Бурмакино…, дер. Коровкино Малое…, дер. Теплухино…, дер. Рубцово…, дер. Юрлово…, дер. Балагурино…, дер. Панино…, дер. Ниское…, дер. Маурино…, дер. Скоблеево…».

За братьями Антоном и Истомою Воинскими среди других поселений Микулинского стана была деревня Боборыкино в полутора верстах к востоку от Микулина. В ней было «два двора, пашни, в поле 15 четьи, сена 20 копен».

  1   2   3

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Село микулино-городище

Скачать 409.16 Kb.