страница2/4
Дата17.01.2018
Размер0.6 Mb.

Сергей белов


1   2   3   4

 

(Оскорбленный ЛЁВА бьет ее в



ответ. СВЕТА визжит. За

дверью раздается рычание).

 

(Испугана).  Вот! Опять! Слышите?



 

(Влетел  АНОСОВ).

 

          АНОСОВ (в ярости).  А-а, так вот, вот ты где завизжала,  изменница!



СВЕТА (в ужасе). Борька!

ГРИГОРИЙ (озадаченно бормочет).  Борис!

СВЕТА (плаксиво).  Откуда ты взялся?

АНОСОВ.  Это вот так-то, гадина, ты  разбираешься в своих

чувствах ко мне!? На одной койке с каким-то сладеньким Лёвочкой!?..  Это с ним, что ли?.. Удавлю-у!  (Бросается на Леву, опрокидывает его на кровать и яростно душит).

 

(Его с трудом оттаскивают).



 

ГРИГОРИЙ.  Борис!

МАРИНА.  Ты с ума сошел!
АНОСОВ.  Сейчас я его, твоего Лёвочку!.. Вот этими вот руками!

 

(Ему держат руки).



 

Ногами!..

 

(Ему держат ноги).



 

Зубами!.. Ишь, с Левочкой она тут!..

СВЕТА.  Идиот! Да это ж не он, не Лёвочка!

АНОСОВ (остановился).  Нет?

ВСЕ.  Нет!

АНОСОВ.  А кто? Кто тогда этот смазливый тип?  Ну!?

МАРИНА.  Кто?

АНОСОВ.  Да!

ГРИГОРИЙ.  А это…

МАРИНА.  Это…

АНОСОВ.  Ну!!

МАРИНА.  М-муж…

АНОСОВ.  Муж? Чей?

МАРИНА.  М-моей двоюродной сестры. Раи.

АНОСОВ.  Его имя?

СВЕТА.  А тебе-то зачем?

АНОСОВ.  Его имя!?

МАРИНА.  Л… С-степа...

АНОСОВ.  Степа?

ВСЕ.  Степа!

          СВЕТА.  Степа с Раей из самой Америки прилетели сегодня, балда!

АНОСОВ (недоверчиво). Так это что… и правда американский

мужик?

ВСЕ.  Да!



АНОСОВ.  И его имя..?

ВСЕ. Степа!

АНОСОВ.  Мэйд ин ЮСА?

ЛЁВА.  О, йес, йес!  

СВЕТА.  В гостиной остановились они, на втором этаже.

АНОСОВ.  А чего он тут делает?

ГРИГОРИЙ.  Заглянул поболтать.

АНОСОВ.  Босиком?

СВЕТА.  Ну и что? У меня вон тоже на башку ничего не надето.

АНОСОВ (упрямо).  И все-таки – почему?

МАРИНА.  Почему он босиком?

АНОСОВ.  Да.

МАРИНА.  Да потому… потому что он…

ГРИГОРИЙ.  Йог!

АНОСОВ.  Йог?..

СВЕТА.  Да! Обожает босиком шастать!

АНОСОВ (все еще недоверчиво). Так, значит, говорите,  это

американский муж вашей сестры йог Степа?

ВСЕ.  Да!

АНОСОВ.  А он точно не Лёва?

ВСЕ.  Нет!

АНОСОВ.  Ну а тогда… тогда где же сладенький твой котик

Лёвочка? Куда он делся? А ну, отвечай - или… Удавлю-у!.. (Бросается на Свету и душит ее).

 

(СВЕТА визжит и брыкается.)



 

ГРИГОРИЙ.  Борис!

МАРИНА.  Перестань!

 

(Все опять оттаскивают Аносова).



 

АНОСОВ.  Да я ее, эту изменницу, вот этими вот руками!..

Ногами!.. Зубами!..

ЛЁВА (легкий акцент).  Ну и порядочки у вас тут в России!

АНОСОВ (подозрительно).  А с чего этот америкашка

по-русски-то чешет?

МАРИНА.  Да он же эмигрант.

ГРИГОРИЙ. Третьей волны.

СВЕТА.  Ну а ты накинулся на него, как последний дурак!

АНОСОВ.  Отпустите меня, Григорий Аркадьевич!

Я  только ее с хахалем ее удавлю, да и тут же опять стану порядочным человеком. А то ведь ишь – наплела, что ей, мол, одной пока побыть надо, ну а сама тут с каким-то «котиком Левочкой». Убью-у!

ГРИГОРИЙ.  Тихо, Боренька, тихо…

СВЕТА.  Идиот! Болван! Да ведь Лёва-то… и правда кот! 

АНОСОВ (озадачен). Кот?..

СВЕТА.  Да! Недаром же я тогда так и сказала – мой котик

сладенький!

          АНОСОВ.  Вре-ешь! Нет, нету в этом доме никаких котов, кроме

собак!  Ну Григорий Аркадьевич! Марина Ивановна! Да дайте же мне ее культурненько удавить! Сами ж видите, что бесстыжая эта курица прямо в глаза про кота брешет! 

СВЕТА.  А это не ихний, не ихний кот!

АНОСОВ.  А чей?

ЛЁВА.  А мой!

СВЕТА.  Да!

ЛЁВА.  Мы с Раей нашего дорогого Левочку сюда в Россию с

собою из Америки прихватили!

СВЕТА.  Вот!

АНОСОВ (по-прежнему недоверчиво). Так Лёва  и правда

ихний кот?

ВСЕ.  Да!

СВЕТА.  Ну, успокоился, крокодил?

 

(Помедлив, АНОСОВ неохотно кивает).



 

МАРИНА.  Ну и как – отпускаем его?          

ГРИГОРИЙ. Отпускаем.

АНОСОВ (растирая запястья).  А только все-таки интересно - и

куда ж этот котяра исчез из ее комнаты? Отправился собак во дворе гонять? Кстати, чудные собачки у вас, Григорий Аркадьевич. Верные, преданные. Не то, что некоторые ваши служанки…

           СВЕТА.  Ладно, пойду и впрямь поищу Лёвочку. Ну а заодно, может, и намордник собачий для некоторых женишков буйных найду. (Уходит).

           АНОСОВ (кричит вслед).  Найди! И надень его на себя! Тебе-то он больше, больше к лицу! Приглядываясь к Леве). Так, значит, только что из Америки? (Обходит его).

ЛЁВА.  О, йес!

МАРИНА.  Сегодня вечером прилетели.

АНОСОВ.  Хм, странно…

ГРИГОРИЙ.  Что именно?

АНОСОВ.  А со спины ну просто вылитый тот мужик.

ЛЁВА.  Я? Какой мужик?

АНОСОВ.  Который Светку позавчера у статуи Ленина лапал.

МАРИНА.  Мужик?

ГРИГОРИЙ.  Ленина лапал?.. то есть Светлану Захаровну?

          АНОСОВ (зло).  Да! Ее!

ГРИГОРИЙ.  Что ты говоришь!

МАРИНА.  Да это же просто немыслимо!

         АНОСОВ.  «Немыслимо…»  Еще как мыслимо, Марина Ивановна! Ну хоть бы вождя революции постыдились! Я из автобуса-то как их увидел – так боковое окно от злости рогами едва не высадил.

МАРИНА (мягко). Да вам это, поди, почудилось, Боренька.

АНОСОВ (ворчит). Почудилось… Вот я и решил украдкой ее

проверить. Прокрался вчера сюда к вам на дачу, тяпнул для пущей наглости коньяку из буфета, залез к невестушке неверной своей под кровать  – да и… (Виновато). Уснул!

МАРИНА.  Так ты это что же…  сутки почти проспал?

АНОСОВ.  Около. Перепсиховал из-за этих ходоков к

Ленину – ну и…

ГРИГОРИЙ.  Понятно.

          АНОСОВ.  Ну а проснулся, когда Лёвочку своего проклятого она окликать стала. Хм, и все же, все же… (Снова подозрительно обходит Леву).

ГРИГОРИЙ.  Что такое, Борис?

          АНОСОВ.  Да уж спина-то больно знакомая…

           ЛЁВА.  Нет, а при чем, не пойму, моя спина? Обыкновенная американская спина.

МАРИНА.  В Америке сейчас все такие носят.

          АНОСОВ.  А вот я сейчас пойду, да и проверю, где же их носят… В Америке или у Ильича под штанами. И проверю я это с помощью… башмаков!

ЛЁВА (опасливо).  В смысле?

АНОСОВ.  В смысле, что если обувка твоя сейчас у Светки

в комнате обнаружится, то…  Заказывайте пару гробиков, Григорий Аркадьевич! (Стремительно выходит, хлопнув дверью).

 

(Все растерянно переглядываются).



 

МАРИНА.  Так твоя обувь там?

ЛЁВА (почти в истерике). Нет! В Калифорнии!

МАРИНА.  Боже! Убегай! Срочно!

ЛЁВА.  Куда!?

МАРИНА.  «Куда!» В город!

ЛЁВА.  Босиком!?

МАРИНА.  Гриша, туфли!..

ГРИГОРИЙ.  На!

 

(ЛЁВА лихорадочно пытается надеть



туфли Григория).

 

МАРИНА.  Ну!?



ЛЁВА (плаксиво).  Не лезут!

МАРИНА.  О, Господи!..

ГРИГОРИЙ.  Что делать?! Он же и Светлану, балда, прихлопнет!

МАРИНА.  В том-то и дело!

          ГРИГОРИЙ.  Кстати, куда она запропастилась?

          МАРИНА (почти в истерике).  За котом, в Калифорнию побежала!

ГРИГОРИЙ.  Все! Хватаю в кабинете пистолет свой служебный,

запираю Бориса в чулане и звоню в полицию. 

МАРИНА.  Правильно!

ЛЁВА. В полицию? Но…

МАРИНА.  Ну что, что – но!?

ЛЁВА.  А…  полиция документы у нас не потребует?

           ГРИГОРИЙ.  Не имею понятия! Зато вот в морге их уж точно  у тебя никто не потребует! Гарантия! Все, я за пистолетом!

 

 (За дверью кашель).



 

ЛЁВА (в ужасе).  Он!

МАРИНА.  Возвращается!

ГРИГОРИЙ (Леве).  Под кровать!

 

(ЛЁВА нырнул под кровать.



Появился АНОСОВ).

 

АНОСОВ.  Та-ак! Эй, а где же америкашка?



МАРИНА. Это кто - Степа?..   

АНОСОВ.  Степа, Степа!

МАРИНА. А он это… Пошел вроде куда-то. Ты, Гриш, не знаешь

случайно, где он?

ГРИГОРИЙ.  Ка… кажется, к соседям пошел.

АНОСОВ.  На ночь-то глядя? Зачем?

ГРИГОРИЙ.  Вроде б за этим… за солью.

АНОСОВ.  За солью? Так поздно?

МАРИНА.  А… а зачем он вам, Боренька?

АНОСОВ.  Степан-то? Нужен.

ГРИГОРИЙ.  Да зачем?

АНОСОВ.  Зачем?

МАРИНА.  Да, зачем?

АНОСОВ.  Да вот… Извиниться я хочу перед ним.

ГРИГОРИЙ и МАРИНА (изумлены).  Извини-иться?... За что!?

АНОСОВ.  А ведь зря, зря я на него зуб держал.

ГРИГОРИЙ.  Зря?

АНОСОВ.  Зря! Нет, нету у Светки в комнате никакой его обуви.

ЛЁВА (из-под кровати, возмущенно). Что-о!? Не-ету!? То есть

как это не… (Осекся).

АНОСОВ.  Он же там!

ГРИГОРИЙ.  Да-а?

МАРИНА.  Ой, и правда…

ГРИГОРИЙ.  А мы-то думали – ты к соседям, за солью…

МАРИНА.  Ладно, выходи, Лё… Степочка!

 

(ЛЁВА неохотно вылез).



 

ГРИГОРИЙ.  Как ты, чудак, туда попал?

          ЛЁВА.  Под кровать-то? Да вот… мобильник нечаянно уронил, ну и…

ГРИГОРИЙ.  А-а!

МАРИНА.  Так вот оно что! Мобильник! А мы-то думали…

ГРИГОРИЙ.  Ну и как, нашел?

ЛЁВА. Нашел. Вот он!  

МАРИНА. Ну ты прямо Шерлок Холмс!

АНОСОВ.  Слышь, Стёп, а я ведь извиниться перед тобою хочу.

ЛЁВА.  Передо мною? За что?

АНОСОВ.  Напрасно я из-за Светки зуб на тебя держал.

ЛЁВА.  Вот видишь! Видишь!

АНОСОВ.  Это не с тобой она у Ленина под штанами лизалась.

С каким-то другим хмырем.

ЛЕВА.  То-то и оно!

АНОСОВ.  Только странно вот…

ГРИГОРИЙ.  Что?

          АНОСОВ. Куда сейчас-то она запропастилась? Подозри-ительно!

МАРИНА (неуверенно).  Да вроде бы кота ищет.

ГРИГОРИЙ.  Вот-вот!

АНОСОВ.  Так долго? Да за это время можно б и таракана в

доме сыскать.

 

(Появилась СВЕТА).



 

Наконец-то! Ну  и где же ты столько пропадала? Только не говори,

что кота искала!

СВЕТА.  А твое-то какое собачье дело?

АНОСОВ.  Такое! А ну, отвечай, где сейчас была!

СВЕТА (зло).  В сортире! Пронесло! Устраивает?

АНОСОВ.  А почему так долго носило?

СВЕТА (кричит). А кто ты такой, чтобы о подобном интиме у

дамы выведывать!?

АНОСОВ (кричит).  Кто я такой? Твой жених законный!

СВЕТА.  А ты не ори на меня! Достал!

          АНОСОВ.  А ты не целуйся с чужим мужиком под штанами у Ленина!

СВЕТА.  Очумел? Под какими еще штанами!?

          АНОСОВ.  Под бронзовыми! На статуе! Под штанами самого  вождя революции!

СВЕТА.  А я, может, цветы ему под штаны носила!

АНОСОВ.  Мужику!?

СВЕТА.  Ильичу, балда!

АНОСОВ.  Не ори! А не то на твою могилу цветы носить станут!

ГРИГОРИЙ.  Борис!..

МАРИНА.  Светлана!..

АНОСОВ.  А ну-ка, отвечай, с кем ты под Ильичем шуры-муры?!

 

(Появилась РАИСА).



 

РАИСА (недовольно) Что тут у вас происходит? То крики, то

беготня, то еще что…  Да дайте хоть немного поспать!

МАРИНА.  Извини уж нас, Раечка!

ГРИГОРИЙ.  А мы тут…

АНОСОВ (Леве). Так это и есть ваша жена?

ВСЕ (кроме Раисы).  Да!

МАРИНА.  Рая.

АНОСОВ (Раисе).  А это ваш муж? (Кивает на Лёву).

ТЕ ЖЕ.  Да!

СВЕТА.  Степа.

АНОСОВ.  Он и правда йог?

ТЕ ЖЕ.  Да!

          АНОСОВ.  А я не у вас спрашиваю! (Раисе). Так он у вас и правда йог? Настоящий?

РАИСА (возмущена).  Послушайте! Да что же здесь происходит?

АНОСОВ (с нарастающим подозрением). Вот именно! И

почему они все время за вас отвечают?

           РАИСА (указывает на Аносова).  Что это за мужчина? И по какому праву  он меня допрашивает? Марина, может, ты мне все объяснишь?

АНОСОВ.  И мне, и мне!

МАРИНА (растеряна). Раечка, милая… Успокойся… Тебе никак

нельзя волноваться…

РАИСА.  Нельзя? Мне? Почему?

          МАРИНА.  Ну, как… Ты ведь утомилась… Ураган, дорога…

 то-сё…


          СВЕТА.  Еще бы – из самой Америки перла!

МАРИНА.  Нну и к тому же…

РАИСА.  Что – к тому же?

ГРИГОРИЙ.  К тому же все это из-за болезни твоей, Раиса!

РАИСА (вздрогнула).  Из-за моей? Болезни?..

ГРИГОРИЙ.  Да!

РАИСА.  Ка…кой?

ГРИГОРИЙ.  Какой? (Латинская фраза).

СВЕТА.  Во как!

РАИСА.  А… а что это?

ГРИГОРИЙ.  Забыла? Провалы в памяти!

 

(Молчание).



 

СВЕТА.  Озвереть и не жить!

          ЛЁВА (плаксиво). Раечка! Дорогая жена моя!..  Опять! Опять у тебя начинается все то же самое!

 

(РАИСА крайне растеряна).



 

          АНОСОВ (Раисе).  Ну, мне ваша болезнь, если честно, по барабану, но только скажите – ну а кот у вас есть?

ВСЕ (кроме Раисы). Есть!

АНОСОВ.  Погодите! (Раисе). Как его зовут?

ВСЕ (кроме Раисы). Лёва!

АНОСОВ (негодуя).  А вы не подсказывайте!

РАИСА (растеряна). Извините… Да о чем, о чем вы? Какой еще

кот? Какой Лёва?

          СВЕТА.  Опять память провалилась! Ну а этот до нее все  докапывается, бесстыжий…

МАРИНА (неодобрительно). А ведь и в самом деле…

ГРИГОРИЙ.  Ая-яй! Нехорошо так с больною.

ЛЁВА.  Оборзел совсем.

АНОСОВ.  И все равно я вам -  не верю! Короче, ладно, пошел я!

СВЕТА.  Куда?

АНОСОВ (орет).  Леву, кота искать!!

ГРИГОРИЙ.  Зачем?

АНОСОВ.  Зачем? А вот возьму, да и проверю – есть он тут или

вы мне про него для чего-то наврали!

МАРИНА.  Ну а если он убежал куда?

          АНОСОВ.  Кот?! Куда!? Когда злющие псы во дворе! Ну и если я скотину эту заморскую в доме сейчас не сыщу, то!.. Заказывайте гробы, Григорий Аркадьевич! (Уходит, хлопнув дверью).

 

(За дверью слышен его удаляющийся голос:



- Лёва! Лёвочка! Кыс-кыс-кыс!)

 

МАРИНА.  Какой ужас!



РАИСА.  Да что же здесь происходит?

ГРИГОРИЙ. Ладно, я – в кабинет! За пистолетом!

СВЕТА.  Правильно!

РАИСА.  За пистолетом? Зачем!?

ГРИГОРИЙ.  Объясните ей! (Уходит).

ЛЁВА.  Да, Свет, а куда же ботинки мои исчезли?

МАРИНА.  Кстати!

СВЕТА (лукаво).  А я быстренько докумекала, что Борька их

может там сыскать, отправилась, мол,  якобы за котом, ну а сама взяла,  да и припрятала твою обувь!  

ЛЁВА.  Где!?

СВЕТА.  В чулане, под тряпьем в левом углу.

МАРИНА.  Умница!

ЛЁВА.  Бегу! Обуваться! (У дверей, вполголоса бормочет).

Обуваюсь, и - вон, вон из этого дурдома! (Уходит).

РАИСА.  Да что же все это значит?

МАРИНА.  Раюш, милая, извини, но если бы Лева не назвался

твоим супругом…

РАИСА.  Ко-от?! Моим супругом!?

МАРИНА.  Да нет! Лёва – это босой мужчина!

          СВЕТА.  Который Степа!   Хотя Борька,  обалдуй, полагает, что Лёвочка это кот.

РАИСА.  Погодите, погодите! Так, значит, босяк – это…

СВЕТА.  Лева!

МАРИНА.  Твой муж!

РАИСА.  Так… А кот? Степа?

МАРИНА.  Нет! Степа – это твой муж!

РАИСА.  Но он же Лёва!

МАРИНА.  Да! То есть нет! Лёва это якобы – якобы! – ваш со

Степаном кот!

СВЕТА.  Которого вы из Америки с собой притащили!

РАИСА.  Гм… Итак – мой кот Лёва, а мой муж Степа?

МАРИНА.  Точно.

РАИСА.  А почему, кстати, мой супруг босиком?

МАРИНА.  Он йог.

РАИСА.  Это правда?

СВЕТА.  Не-ет! Просто Борька его тут босым застукал и решил,

что это мой хахаль Лёва. Ну а тот р-раз! – да и с перепугу моментально обделался… то есть заделался йогом и вашим супругом Степой.  Ну а Лёвочка при этом автоматически в кота обратился.

РАИСА (трясет головой).   Брррр!.. Ну а теперь все сначала и

по порядку.

МАРИНА (мрачно). Если успеем…  

 

(Влетел ЛЁВА).



 

ЛЁВА (Свете). Нет там моих ботинок!

СВЕТА.  Ни одного?

ЛЁВА.  Только пачка презервативов!

СВЕТА.  А, да, да, да… Это ж я их туда... Ну а куда ж я твои

ботиночки-то девала?..  (Припоминает).

ЛЁВА.  Куда!?

МАРИНА (нервничая). Да погоди ты с ботинками… Пошлепай

пока босиком.

ЛЁВА (истерично).  Не могу! У меня ноги озябли!

МАРИНА (кричит).  Ничего! Купим тебе гроб с подогревом!..

Итак, Раюш  – а вот и он, трусоватый твой муженек.

СВЕТА.  Степан. Йог поганый.

РАИСА (с сарказмом).  Спасибо, девочки! Подыскали!.. Ну а тот,

второй, значит…

МАРИНА.  Борис.

СВЕТА.  Запасной мой жених. (Не без гордости).  Между прочим,

три годика отмотал в тюряге.

МАРИНА (изумлена).  Что? Твой Борис сидел?

СВЕТА.  А то! Двух каких-то мужиков изувечил в пивбаре. Так

что прошу любить и жаловать!

ЛЁВА (визжит).  Где мои ботинки!?

МАРИНА (Свете, с упреком).  Ну и чего ж ты не сказала нам с

Гришей, что Борис  сидел?

СВЕТА.  Боялась.

МАРИНА.  Чего?

СВЕТА.  Что вы его тогда жить сюда на дачу не пустите.

           МАРИНА.  А сейчас? Не боишься, что, не найдя кота, он тебе слегка испортит косметику? 

СВЕТА (спохватилась, испуганно).  Ой, и правда!

МАРИНА.  Господи, да куда же Гришенька-то пропал?

 

(Появился АНОСОВ).



 

АНОСОВ (в ярости).  Что-о, надули!? Нету никаких котов в

доме!

МАРИНА.  Неужели?



РАИСА.  Как?

СВЕТА.  А… а ты, Боренька, хорошо ли все осмотрел?

АНОСОВ.  Замечательно!

СВЕТА.  А на крышечку домика, миленький, ты заглядывал?

АНОСОВ.  И на крышечку, и в подвальчик! Даже в унитазик

носик свой засунул!.. Эй, а хозяин где?

МАРИНА.  Гриша-то? А он это…

СВЕТА.  Умчался за писто… Ой, да он же мышей ловит, поди.

АНОСОВ.  Кто – Григорий Аркадьевич!?

ВСЕ.  Ко-от!

АНОСОВ.  Да нету, говорю, нигде вашего кота!

СВЕТА.  А может, это гаденькие собачки его скушали?

АНОСОВ.  Да ну уж не-ет! Это, чую, гаденькие девчонки меня

отчего-то за нос водят!

МАРИНА.  Да ты что!

РАИСА.  С ума сошел!

ЛЁВА.  Что он несет?

АНОСОВ (орет).  А где же тогда ваш кот!? Где!? Мыши съели!?..

Короче -  все! Получай, изменница!

СВЕТА.  За что!?

АНОСОВ.  За поцелуи под ленинскими штанами!..

 

(Бросается на Свету.



Остальные ее защищают.

Крики, визги, борьба.

Появился ГРИГОРИЙ с пистолетом).

 

ГРИГОРИЙ (кричит).  Ти-ихо-о! Стоя-ать! (Стреляет вверх).



 

(Все застыли).

 

МАРИНА (изумлена).  Ты что, Гриш?



ГРИГОРИЙ (в ярости). Кто утащил флешку из моего кабинета? МАРИНА.  Флешку? Какую?

ГРИГОРИЙ.  С секретной документацией!

МАРИНА.  Как, она у тебя пропала? Когда?

ГРИГОРИЙ.  А я знаю!? Судя по всему -  когда погас свет.

МАРИНА.  Погоди, а наши собаки? Разве они пустили бы в дом

посторонних?

          ГРИГОРИЙ.  В том-то и дело! Вот потому-то ее наверняка и украл кто-то из этих.

МАРИНА.  Из этих?..

          ГРИГОРИЙ.  Да! А ну, сели все на этот диван!

МАРИНА.  Надеюсь, меня ты не подозреваешь?

          ГРИГОРИЙ.  Нет!  (Кричит).  Я кому сказал – а ну все на этот  диван!

 

(Все, кроме Марины, кто послушно,



кто ворча рассаживаются на диване).

 

МАРИНА.  Ну и как ты обнаружил пропажу?



ГРИГОРИЙ.  Представляешь - захожу в кабинет, пистолет взял.

Направляюсь к телефону звонить в полицию – и тут…

МАРИНА.  Ну?

ГРИГОРИЙ.  Глядь – а на столе непорядок. Так, кое-что сдвинуто

слегка, но я-то вижу.

          РАИСА.  А это не служанка передвинула при уборке?

          СВЕТА.  Я!? Да я к его рабочему столу и подойти-то боюсь!

Хозяин с первого же дня запретил!

РАИСА (холодно, со скрытым упреком). Да-а, похоже, не

вовремя я со своим приездом.

          МАРИНА (Григорию). Кстати! Надеюсь, ты не подозреваешь  мою сестру?

ГРИГОРИЙ (хмуро). Почему нет? И она находилась все это

время в доме.

МАРИНА.  Господи! Да ну ты сам-то подумай! Раюша, с

которой мы выросли вместе с пеленок, и вдруг?..    

ГРИГОРИЙ.  И  тем не менее...

МАРИНА.  Она же только что из Америки!

ГРИГОРИЙ (упрямо).  Ну и что?

МАРИНА (виновато).  Раюш, извини, но…

РАИСА.  Марина, я все-все-все понимаю.

          МАРИНА.  А ты не мог унести эту флешку – ну, например, на работу сегодня утром?   

ГРИГОРИЙ.  Понимаешь, утром я оставил ее в системном блоке.

Чтобы вечером еще поработать с нею. Ну а сейчас иду к телефону, глядь – а ее там нету! Я – в сейф, в ящики рабочего стола, в книжный шкаф… Неужели, думаю, что-то у меня с памятью, и я по рассеянности флешку эту проклятую куда-то засунул?..

СВЕТА (ахнула). Провалы в памяти! Перекинулось!..

          ГРИГОРИЙ.  Да погоди! Короче, ищу, ищу… Весь кабинет, представь, по сантиметру обшарил  – ну вот нету, и все! И лишь потом припомнил, где же я недавно мельком видел ее, когда надевал этот вот халат.

МАРИНА.  И где?

ГРИГОРИЙ.  Да там же, в системном же блоке!

МАРИНА.  А сейчас ее, значит, нет?

          ГРИГОРИЙ.  В том-то и дело! (Громко).  Ну а теперь сознавайтесь – кто же из вас украл мою флешку?

ЛЁВА.  Я…

 

(Все ахнули).



 

ГРИГОРИЙ.  Что-о!?

ЛЁВА.  Я… не могу ноги чем-нибудь укутать? Замерзли…

ГРИГОРИЙ.  Тьфу ты!

АНОСОВ (подозрительно).  Значит, говоришь, йог?

          СВЕТА.  Копыта у него, понимаешь, замерзли…  А еще заслуженный  йог Америки!

          МАРИНА (Григорию).  Да, если это столь ценная флешка, то почему бы не заявить о краже в полицию? 

          ГРИГОРИЙ.  В полицию? Чтобы о пропаже секретных документов сразу же все узнали? Да меня после этого не то, что не повысят, а и вообще посадить могут!

МАРИНА.  И действительно…

ГРИГОРИЙ.  Борис!

АНОСОВ.  Ну?

ГРИГОРИЙ.  Где у тебя работает дядя?

АНОСОВ.  А что?

ГРИГОРИЙ.  А то! Где?

АНОСОВ.  Дядя? Какой? У меня их трое.

          ГРИГОРИЙ. Да этот… (Припоминает).  Аносов Александр… Нет, Алексей… Да, Алексей Александрович.

АНОСОВ (насторожился). Дядя Леша?.. А что?

ГРИГОРИЙ.  Где он работает?

АНОСОВ (неохотно).  В какой-то фирме.

ГРИГОРИЙ.  В какой?

АНОСОВ.  А пес ее знает.

ГРИГОРИЙ.  Хорошо, тогда - кем?

АНОСОВ.  Вроде охранником… 

ГРИГОРИЙ.  Не охранником, а зам начальника службы

безопасности.

АНОСОВ.  Да?.. (Осторожно). А вы-то откуда знаете?

          ГРИГОРИЙ.  Наводил справочки, Борис, наводил подробные справочки.

СВЕТА.  Об его дяде?

ГРИГОРИЙ.  Да!

СВЕТА (глуповато прыснула).  А почему не о тете? Вы ведь,

мужики, все ну такие бабни…

ГРИГОРИЙ (перебивает ее).  Да потому, что на этот раз меня

интересовал именно его дядя.   

СВЕТА.  Да-а? Ну вы и шалун! (Игриво грозит ему пальцем).

Так сказать, боец голубого фронта!

ГРИГОРИЙ (с раздражением).  Слушай, помолчи, а? (Аносову).

Итак, ты поддерживал с ним отношения?

АНОСОВ.  С дядей Лешей? Какие?

СВЕТА («гомосексуальным» голосом). Партнерские.

ГРИГОРИЙ.  Замолчи! (Аносову). Так поддерживал или нет?

АНОСОВ.  Нет.

ГРИГОРИЙ.  Никаких?

АНОСОВ.  Абсолютно.

1   2   3   4