• «Проблемы малого этноса в современный период глобализации»
  • Живописная Россия. ( Об увлечении Федора Солнцева.)
  • «Русский консул в турецкой Смирне» (письма Ивана Ивановича Хемницера Николаю Александровичу Львову 1782- 1784 годов)



  • страница1/3
    Дата20.04.2018
    Размер1.46 Mb.

    Система Опочининских чтений


      1   2   3

    Система Опочининских чтений
    ЯРОСЛАВСКОЕ ВЕРХНЕВОЛЖЬЕ

    И ЕГО

    СОВРЕМЕННОЕ ЭТНОКУЛЬТУРНОЕ

    ПРОСТРАНСТВО

    Выпуск II

    г. Мышкин, 2012
    Система Опочининских чтений
    ЯРОСЛАВСКОЕ ВЕРХНЕВОЛЖЬЕ

    И ЕГО


    СОВРЕМЕННОЕ ЭТНОКУЛЬТУРНОЕ

    ПРОСТРАНСТВО


    Издание Мышкинского Народного музея

    и Академии краеведения


    Выпуск 11

    г. Мышкин, 2012

    Редакционная коллегия:

    В.А.Гречухин, О.Б.Карсаков, О.А.Перова

    ЯРОСЛАВСКОЕ ВЕРХНЕВОЛЖЬЕ И ЕГО

    СОВРЕМЕННОЕ ЭТНОКУЛЬТУРНОЕ ПРОСТРАНСТВО

    Выпуск 11. Мышкин, 2012 «Мышъиздат»

    Мышкинский Народный музей

    Академия краеведения

    ВСТУПЛЕНИЕ

    Мышкинское краеведение прошло долгий путь трудов и исканий.

    Начав его в первой половине XIX столетия, оно заинтересованно и последовательно изучало родные места – сперва в пределах большого старинного Мышкинского уезда, а с 30-х годов XX века в пределах гораздо меньшего Мышкинского района, обращаясь к вопросам истории, культуры, фольклора и быта населения края. Оно знавало разные периоды своей жизни- как весьма успешные, так и весьма нелёгкие.

    Особенно трудным оказалось советское время, с 30-х до 60-х годов, когда возможности организованной работы были минимальными, а возможностей публикационной деятельности совсем не имелось. Возрождение и новый расцвет нашего краеведения началось во второй половине XX  века и дало много добрых результатов. Мы активно занимались изучением истории родной земли, экологии, литературоведения, обращались к вопросам русской духовности. Наше краеведение не обошло своим вниманием создания пособий и учебников для местных школ. В Мышкине одними из первых краеведы создали учебники по истории и географии нашего края. Замечательная работа в этом направлении проделана краеведами Кацкого стана, местности в западной части левобережных районов Ярославии.

    В Мышкине сложился свой краеведческий клуб, а так же общественное книжное издательство «Мышъгород» и общественная академия краеведения. Сельский краеведческий клуб «Кацкая летопись» прекрасно действует в Мартынове , издавая свой полиграфически исполняемый журнал. Весьма серьёзны и последовательны в своей работе наши друзья, краеведы исторического села Учма. Все краеведческие центры района успешно работают в сети Интернет, особенно содержательна такая деятельность у краеведов города Мышкина и села Учма.

    Как уже говорилось, тематика наших краеведческих исследований и мероприятий весьма разнообразна, но этнографическое направление относительно ново для нас. Мы обращались к нему и прежде, но без желаемой систематичности. А три года назад подошли к нему более основательно, нежели прежде и провели первые мероприятия и межрайонные конференции по такой тематике. Труды первой Мышкинской конференции были опубликованы в отдельном тематическом сборнике, увидевшем свет в 2011 году.

    А сегодня мы предлагаем вниманию наших читателей уже второй сборник по этой теме, включающий материалы участников нашей второй этнографической конференции. В ней принимали участие посланцы Ярославля, Борка, Мышкина, Брейтова, Некоуза, Веретеи, Учмы, Кирьянова. Каждый принёс свои интересные сведения и высказал интересные мысли, каждый добавил красоты и значимости нашему научно - краеведческому мероприятию.

    Наиболее единым и «плотным» по содержанию сообщаемых сведений оказался «блок» выступлений краеведов города Мышкина, а самым ярким опять стало выступление наших коллег из Учмы. Конференция была успешной и содержательной. Она подвела итог нашим трудам за минувший период и в немалой мере наметила перспективы их продолжения. Ознакомьтесь со всеми с этими материалами!

    Организационный комитет 11 этнографической конференции .

    «Проблемы малого этноса в современный период глобализации»
    Как только человек вышел из пещеры и осознал общность с соплеменниками на духовном уровне, родилась культура. Жизнь человека стала регламентированной, а сам человек стал существом социальным. Как следствие, стая (состоящая из человека - прямоходящего) стала племенем человека разумного, а родство племён – этносом.

    Социум задавал и продолжает формировать правила культурного развития, как личности, так и всего этноса в целом. Исторически сложилась традиция медленной эволюции этнокультурного пространства в отдельно взятой этногруппе, ограниченной по территориально - языковым признакам. Несмотря на факторы единого государства, общего алфавита и законодательных правил, традиций, условий климата, а также внутренней миграции, в русском государстве на протяжении многих веков продолжало развиваться многообразие культурных особенностей различных этнических групп. Это выражалось во всех аспектах жизни индивидуума, например: особенности покроя и украшения парадного, или праздничного костюма, особенности разговорной речи, постройки жилья, внутрисемейных отношений, и многом другом. Яркими примерами того являются, на территории Мологского уезда – сицкари, а в пределах Российской империи губернские отличия, к примеру ярославского мужика легко было отличить от вологодского по особенностям речи и манеры одеваться. Не говоря уже о таких примерах как различия между народностями, населяющими бывшую империю (северные народы кардинально отличались от народов населяющих горные области России).


    В наше время стремительных перемен и всеобщей глобализации, стремительного обмена информацией, товарами, услугами, происходят разительные перемены в культурной жизни, как небольших этносов, так и в жизни народов. Именно об этом мы и поговорим.

    Вначале, прежде всего надо учитывать, что на современном этапе с различной интенсивностью происходят процессы трансформации общемирового культурного пространства.

    В этой связи важно отметить, что этнокультурные ценности в духовной сфере - огромное интеллектуальное богатство и неисчерпаемый резерв воспроизводства общечеловеческих ценностей, культурных и нравственных традиций народов, процесса общенационального созидания. А этническое, в свою очередь, рождается из конкретно - исторических особенностей жизни народа, его биосоциальной сущности.

    Ареальное изучение многокрасочной палитры этнических культур является одной из важных научно- исследовательских задач. Актуальными становятся проблемы развития и функционирования современных этнокультур, совершивших резкий переход от традиционно-этнического к цивилизационному уровню.

    Структура культурной жизни представляет собой своеобразную триаду.

    Во- первых – это общенациональная культура, как часть мировой культуры. Во- вторых – это смешанная культура, рождающаяся в национальных образованиях на основе взаимодействия представителей социальных слоёв. В третьих- это «первичная» национальная культура живущая на определённой территории нации.

    В этнографическом плане культурное сообщество представляет собой неоднородное образование, состоящее из отдельных социокультурных образований, со своими жизненными укладами, менталитетом и самосознанием, с различными социально- экономическими и культурными уровнями развития.

    На наших глазах происходит размывание этнических , самобытных образований и объединение их под единой, псевдокультурой массовой глобализации.

    О глобализации учёные заговорили в 1960-1970-е годы, а в середине 1980-х годов американский социолог Р. Робертсон выдвинул своё концептуальное обоснование этого понятия. В 1990-е годы оно стало предметом обсуждения различных научных сообществ, и появились сотни исследований на тему глобализации. Однако учёные констатируют, что в мировой науке не существует ни устраивающей всех теории глобализации, ни даже систематического анализа её главных особенностей. В науке существуют три основных подхода к концепции глобализации.

    Так называемые «гиперглобалисты» считают , что глобализация- это новая эпоха в истории человечества, в которую отпадает необходимость в традиционных национальных государствах. «Гиперглобалисты» предвидят возникновение глобальной цивилизации, глобального гражданского общества и появление абсолютно нового мирового порядка. Это направление возникло и получило развитие в научных кругах Запада. К нему в той или иной степени принадлежат Р. Робертсон., К. Омаэ, С.Стрендж и другие.

    Противоположенным подходом к пониманию глобализации является «скептицизм». Его последователи утверждают, что глобализация - это миф, который выгоден правительствам развитых стран, осуществляющим экономическую экспансию на новые рынки, чтобы завладеть их ресурсами. К их числу условно относятся И.Валлерстайн, Дж.Томпсон, П.Херст и другие.

    Скептицизм так же характерен для антиглобалистов, признающих, однако, объективность глобализационных процессов. Их позицию наиболее последовательно выражают С.Джордж, Н.Кляйн, Н. Хомский, а в России, Б.Ю.Кагарлицкий, А.Н.Тарасов и другие.

    Промежуточную позицию занимают «трансформисты»,рассматривающие глобализацию как исторический процесс, обуславливающей перемены новейшего времени. Они указывают, чтотрансформации общественного уклада жизни не являются заведомо позитивными, однако констатируют, что по своей динамичности, интенсивности и масштабу, они не имеют прецедентов. «Трансформистами» условно можно назвать Э.Гидденса, Д.Хелда, У.Бека, Ю.Норберга и других .

    Сколь разными не были бы взгляды учёных на феномен глобализации, все они признают, что одной из её сторон является глобализация культуры. Обнаруживаемый в мире объективный и динамичный процесс униформизации культуры с одной стороны противоречит историческому опыту, основанному на культурном многообразии. Не случайно, многим критикам глобализации кажется, что она ведёт к исчезновению культуры в привычном понимании. Современная культура всё чаще характеризуется как массовая. Согласимся с мнением А.В. Захарова, который говорит, что «массовая культура не должна рассматриваться как оценочная, эстетическая категория. Это не просто упрощённое или ухудшенное издание так называемой высокой культуры, а явление совершенно другого порядка».

    Кроме того, характерным признаком культурной глобализации, по мнению Н.Е.Покровского, является гибридизация культуры, которую можно объяснить как процесс создания гибридных форм искусства с «коротким периодом полураспада». Массовая культура - это продукт своеобразного и при том могущественного газетно - журнального шоу - бизнеса. Подобная культура имеет массового потребителя, независимо от его национальной, или возрастной характеристики.

    Безусловно, непрерывный поток производства информации в создании людей формирует определённые впечатления, чувство и эмоции. Ими могут быть идеологические мифологемы, симпатии и антипатии к кому-то или чему-то, тенденциозные точки зрения в результате тех зрения в результате тех же симпатий или антипатий и так далее. Массовая культура – закономерное явление, и у неё есть два непреложных признака:



    1. распространённость культурного образца среди большинства населения,

    2. воспроизводимость массами этих культурных образцов.

    3. Поэтому, когда мы говорим о тенденциях развития этнокультуры в условиях глобализации, нельзя сбрасывать, со счетов «массовую культуру», подвергшуюся в последнее время резкой критике. Однако и нее есть свои положительные качества. Ведь общепризнано, что эта культура знакомит миллионы людей с тем, что происходит в мире: достижениями науки искусства. Она позволяет увидеть редчайшие природные явления, быт и нравы людей всей планеты, важнейшие события за рубежом, познакомиться с модой и её законами, познать уникальной животный и растительный мир всех стран и континентов. Этничность как культурная обособленность в современной глобальной культуре может быть использована и как характерная черта культурного продукта, хотя, как считает исследователь В.С.Малахов, «..в популярной культуре сегодняшней России этнически маркированных продуктов крайне не много»… Это редкие исполнители и группы, наподобие Нино Катамадзе, «Вопли Видоплясова», «Мельница» («этно- рок», Грузия, Украина, Россия соответственно). «Слабый интерес к «этнике» местного производства заставляет музыкантов, работающих в этом жанре, ориентироваться на глобальную аудиторию (иногда фактически минуя национальную)..типичные примеры - Зульфия Камалова и Джамалия Низеметдин».

    К сожалению, с развитием единого культурно поля в рамках культурной и экономической глобализации, происходит размывание культурного самосознания малых этносов, исчезают особенности разговорной речи, например, практически полностью исчез, вместе с носителями уникальной говор сицкарей. Особенности в национальной одежде (Китай своим ширпотребом убил национальный костюм многих народов), отделка дешёвым сайтингом полностью разрушила уникальные особенности резьбы по дереву, которых только в Брейтовском районе насчитывалось три, Сицкая, Прозоровская и Дорская.

    Подводя итог, следует сказать, что:

    Несмотря на разные трактовки феномена этничности, исследователи признают её характерной чертой такое понятие, как этнокультура, то есть культура той или иной, реальной или воображаемой этнической группы.

    В процессе глобализации, которая имеет отдельное направление - культурная глобализация, - этнокультура подвергается сильному влиянию массовой культуры , которая поглощает и как следствие уничтожает особенности этнокультурного многообразия малого этноса.

    Невозможно сохранить все разнообразие культурного наследия наших предков, ведь жизнь не стоит на месте и мало кто из присутствующих может правильно пользоваться керогазом или протопить русскую печь, но наш долг и святая обязанность перед последующими поколениями сохранить информацию о том культурном наследии, что был накоплен нашими предками. Ведь ярким примером является гордость тирольца своим головным убором или баварца кожаными шортами, я не говорю про Среднею Азию, где национальный халат и тюбетейка непременный атрибут повседневной жизни, и эти черты культурного наследия малых этносов являются именно культурным наследием в одежде. Пусть даже в музейных или архивных хранилищах, в фото и видео материалах, но культурное наследие малых этносов должно быть сохранено. И это должно происходить под патронажем государства. Потому что деятельность одиночек, даже таких талантливых как Е.П.Балагуров, не принесёт положительных изменений в тенденцию исчезновения малых этносов населявших нашу землю.
    А.Н. Федорчук,

    научный сотрудник районного музея с.Брейтово



    Живописная Россия. ( Об увлечении Федора Солнцева.)
    Деятельность нашего земляка Федора Григорьевича Солнцева колоссальна и многогранна. Его работы по художественной археологии впечатляют, реставрационная деятельность завораживает, дизайнерская – покоряет. Стиль его творений неповторим и колоритен. След, который художник оставил в отечественной художественной культуре, получил достойную оценку в современном обществе.

    Во время многолетних разъездов по России в рамках работ по художественной археологии Федор Григорьевич занимался еще одним увлекательным занятием – он зарисовывал с натуры костюмы и одеяния обитателей европейской части России. Первые рисунки появились в 20-е годы XIX века, а последние – в конце жизни художника. За это время была составлена целая коллекция народных одежд жителей нашей страны середины XIX века, кроме того, позже художник включил в собрание некоторые акварели из своих историко-археологических изысканий. В коллекцию вошли акварели русских исторических костюмов разных эпох: великокняжеские, царские, боярские одежды, одеяния духовных лиц, военные костюмы и снаряжение.

    В окончательную коллекцию вошло 325 акварелей. Альбом имеет титульный лист, выполненный в 1869 году. Свою коллекцию Солнцев назвал «Одежды русского государства»

    Немного о самой коллекции. Акварели выполнены на плотной бумаге формата А5, и собраны в черную картонную коробку специального размера. Под каждым рисунком располагается надпись, содержащая название костюма и местности, где эту одежду носили. Также практически под каждым рисунком указан год, скорее всего относящийся ко времени создания акварели. Эти надписи помогают определить географию поездок Федора Григорьевича по России.

    Листы расположены по тематическим блокам, их насчитывается 16:


    1. Народные одежды;

    1. Киевской губернии;

    1. Козаки;

    2. Поляки;

    3. Албанцы и Венгерцы;

    4. Славяне;

    5. Цыганские пляски;

    6. Финны и Чухны;

    7. Военные;

    8. Великокняжеския и царския одежды;

    9. Боярския одежды;

    10. Из Олеария;

    11. Татары;

    12. Рисунки исторические и фрески;

    13. Духовные одежды;

    14. Утварь.

    Для нашей конференции наибольший интерес представляет первый раздел коллекции «Народные одежды» и особо 9 рисунков, относящихся к Ярославской губернии.

    География первого раздела очень обширна. В блок вошли рисунки народных костюмов, наверное, всех губернских, уездных и просто малых городов европейской части России. Среди них: Курск, Белозерск, Воронеж, Устюжна Железнопольская, Боровск, Галич, Тихвин, Торжок, Вышний Волочок, Тверь, Осташков, Ржев, Псков, Изборск, Рязань, Витебск, Смоленск, Ярославль, Мышкин, Пенза, Петербург, Тамбов, Олонец, Тула, Кашира, Вельск, Петрозаводск, Кострома, Новгород, Серпухов, Вологда, Нижний Новгород, Калуга, Москва, Владимир.

    На рисунках запечатлены народные женские, девичьи и мужские костюмы и головные уборы, зимние и летние наряды, подвенечные уборы, старинные праздничные наряды, выделяются костюмы по сословной принадлежности: мещанки, купчихи, крестьянина и крестьянки, по профессии: ямщика, барышника, извозчика, разносчика квасу, торговца, плотника.

    Обратим наше особое внимание на костюмы жителей Ярославской губернии и в частности Мышкинского уезда.

    Все рисунки содержат изображения, крестьянских одеяний. Датированы 1826-м, 1830-м, 1832, и 1836 годами. Видимо, созданы во время первых поездок художника. Другие источники также это подтверждают. Известно, что А.Н. Оленин посылал Федора Солнцева в середине 20-х годов в Ярославскую губернию с историко-археологическими изысканиями, кроме того, в воспоминаниях самого Солнцева указано о его довольно продолжительной поездке к матушке в Верхне-Никульское после окончания Академии художеств во второй половине 1820-х годов.

    На рисунках мы видим два портрета ярославских крестьян, портрет ярославской крестьянки и один портрет мышкинского крестьянина в летних и зимних одеждах. На остальных рисунках представлены парные изображения крестьянина и крестьянки, выполняющих различную хозяйственную и домашнюю работу: посев зерна, сенокос, поход за водой с коромыслом.

    Костюмы очень колоритны. Женщины в рубахах с вышивкой и сарафанах, головной убор - платок. Мужчины в косоворотках, портах и сапогах. На голове шляпы различной формы. Кроме того, на рисунках изображены забавы детей: перетягивание палки, качели. Рисунки дают представление о быте крестьян нашей местности, их занятиях, увлечениях, традициях.

    Немного о судьбе этого альбома. В последние годы жизни, когда коллекция была уже собрана полностью, Федор Григорьевич пытался продать ее в какое-либо государственное учреждение, так как находился в стесненных финансовых рамках. Ему пытался помочь его друг – издатель журнала «Русская старина» Михаил Иванович Семевский, хлопоча перед знатными особами о ее продаже. Но коллекция не была куплена, знатоки предлагали Федору Григорьевичу выкупить рисунки выборочно, на что тот не согласился. Собрание народных костюмов после смерти Солнцева перешло по наследству его племяннику Константину Дионисьевичу Солнцеву, который, в свою очередь, тоже пытался ее продать. После нескольких попыток это ему удалось и коллекция была продана за 6 тысяч рублей серебром в Императорскую публичную библиотеку.

    В 1934 году в числе многих произведений отечественного искусства эта коллекция оказалась в США у частного коллекционера, который в 1970-е годы продал ее в Ньюйорскую Публичную библиотеку, где она и находится по сей день в Славянско-Балтийском отделе. В марте 2006 года в Нью-Йорке открылась выставка «Воображаемая Россия» которая была посвящена русскому искусству 19- начала 20 веков и центральное место на ней занимала коллекция народных костюмов Федора Григорьевича Солнцева. Выставка сопровождалась Международным симпозиумом.

    Друг и коллега Федора Солнцева по журналу «Русская старина», известный ученый и литератор М.И. Семевский по праву назвал коллекцию «Живописная Россия». Благодаря этому альбому современники могут познавать и изучать быт и нравы своих предков, а также жителей разных уголков России. Это собрание акварелей художника является итогом многолетнего творчества в области отечественной истории и этнографии.


    Н.А. Носова, научный сотрудник музейного отдела

    ИБВВ РАН, п. Борок.



    «Русский консул в турецкой Смирне»

    (письма Ивана Ивановича Хемницера Николаю Александровичу Львову 1782- 1784 годов)
    Пятнадцать писем И.И.Хемницера из Турции 1782-84 годов, сохранившиеся в подлинниках, были опубликованы академиком Яковом Карловичем Гротом в издании, которое ныне является библиографической редкостью: Сочинения и письма Хемницера по подлинным его рукописям, с биографическою статьёю и примечаниями Я.Грота.- СПб.: Императорская Академия Наук, 1873.-434с.:портр., ил. Экземпляр этой книги хранится в редком фонде Ярославской ОУНБ им. Н.А.Некрасова. В последующих изданиях сочинений Хемницера письма не публиковались.

    Письма адресованы близкому другу Ивана Ивановича Николаю Александровичу Львову (сноска №1) ( 1751-1804), оставившему заметный след в русской культуре. Как архитектор, Львов прославился не только возведением классически прекрасных дворцов, усадеб, храмов и многих других сооружений в Петербурге с окрестностями, в Тверской губернии и в иных местах, но и применением принципиально нового материала для строительства- земли. Так, для Павла I был им построен из этого, не в пример мрамору, дешёвого, но надёжного материала не какой- нибудь погреб, а Приоратский дворец в Гатчине( 1798!). Этот дворец выдержал даже бомбёжки фашистов в Великую Отечественную войну.

    К изобретениям Львова относятся печи с вентиляцией, толь, которым и сейчас ещё покрывают крыши; он занимался организацией добычи каменного угля на Валдайской возвышенности, введением в практику торфоразработок и многими другими полезными государству делами.

    А ещё Львов был известным поэтом и переводчиком; глубоко изучал народную поэзию и народную музыку; составил совместно с композитором Иваном Прачем двухтомное «Собрание русских народных песен с их голосами» (1790), которому предпослал трактат «О русском народном пении», а в своё либретто комической оперы «Ямщики на подставе» ввёл записанные им подлинные ямщицкие песни, аранжированные Е.И.Фоминым. Николай Александрович вновь отыскал и надёжно установил и укрепил во время экспедиции в Крым потерянный ранее «Тмутараканский камень» с древнейшей русской надписью XI века (сноска №2); опубликовал два рукописных древнерусских памятника

    ( сноска 3); создал тексты нескольких национальных русских опер и сатирическую пьесу «Парисов суд».

    Львов был человеком большого ума, тонкого вкуса, безусловным авторитетом для писателей, поэтов, балетмейстеров, художников, музыкантов. Вокруг Николая Александровича сложился удивительный кружок, в котором умы и таланты, скреплённые дружбой, как бы зажигались один от другого. Костяк львовского кружка составляли поэт Гавриил Державин, драматург Василий Капнист, художники Левицкий и Боровиковский, композитор Фомин, баснописец Иван Хемницер.

    Иван Иванович Хемницер (1745- 1784) родился на Волге, в Енотаевской крепости Астраханской губернии 5 (16) января 1745 года в семье военного штаб – лекаря, выходца из Саксонии. Читать и писать научился, едва начав говорить, любую науку схватывал на лету, намного опережая в развитии своих сверстников, рос любителем природы, добрым, весёлым, скромным мальчиком. На одиннадцатом году жизни оказался в Петербурге, где отец готовил его к медицинскому поприщу. Однако в двенадцатилетнем возрасте, послушались какого-то офицера, наивный Ванечка, тайно от отца, скрыв свой возраст, поступил в солдаты пехотного Нотебургского полка и пробыл на военной службе 12 долгих , суровых лет, участвуя в походах периода Семилетней войны.
    Служа уже офицером для «курьерских посылок» при генерал- аншефе А.М.Голицыне (1769), Хемницер познакомился с Н.А.Львовым, тогда тоже, как и Державин с Капнистом, военным, и, по его протекции выйдя в отставку, начал работать в горном училище, где переводил и углублённо редактировал минералогические труды. В 1776 году Хемницер и Львов сопровождали своего начальника М.Ф. Соймонова в его поездке по Голландии, Германии и Франции; по ходу путешесвтия Хемницер и Львов сопровождали своего начальника М.Ф.Соймонова в его поездке по Голландии, Германии, Франции; по ходу путешествия Хемницер вёл дневник, так же опубликованный Я.К.Гротом. Тайным увлечением Хемницера было написание басен, которые, под нажимом восторженных почитателей скромного автора Львова, Капниста и Державина, вышли в 1779 году небольшой книжкой «Басни и сказки NN, в стихах» со стихотворным посвящением «Милостивой государыне M…А….Д….».

    Басни имели невероятный успех и впоследствии неоднократно переиздавались.

    В 1781 году покровитель Хемницера Соймонов оставил службу в реорганизованном горном ведомстве, вслед за ним вышел в отставку и Химницер. Нужно было искать новое место службы. Благодаря хлопотам Львова, в 1782 Иван Иванович был назначен русским вице-консулом в турецкий город Смирну, где и умер в Бурнаве близ Смирны 19 (30) марта 1784 года от тяжёлой болезни.

    Но это всё внешняя канва событий, а жизнь и судьба человеческая просвечивает в письмах на грубой почтовой бумаге, адресованных близкому другу. Письма, по договорённости с адресатом, имеют не только даты, но и номера , а так же отметки Львова о датах ответа на них и способах пересылки.

    На обороте сложенного письма адрес: «Милостивому государю моему Николаю Александровичу Его высокоблагородию Льву. В Санктпетербурге».( ссылка 4)

    Ответные послания Львова « небесному Ивану», как он называл его, до нас не дошли. Каковыми они могли быть, можно представить, читая в сохранившихся письмах Николая Александровича Державину: «Слава Богу, что по приезде моем в Петербург первое перо обмакнул я в удовольствие писать к тебе, мой друг - радость».(ссылка 5) Или ему же в другом письме:» Не стыдно ли тебе г.губернатор ( ссылка 6), что ты мне уже на два письма не отвечаешь? Горой бы тя, проклятого ленивца».(ссылка 7)

    О впечатлении от писем Львова Хемницер пишет с трогательной теплотой, например, так: «Ты видишь, мой друг, что я в Цареграде. Да ето ничево, что в Цареграде. Да то много для меня что я в нем нашел от тебя письмо и словесное о тебе известие. Знаешь какова моя рожа когда не ипохондрическая? Такова то она была когда я письмо твое читал. Много! много в нем доброва…твое письмо на большое расстояние вперед меня к здоровью подвинуло: слово (в) слово толчком» ( с.50). Это писано в «Константинополе, 8 августа 1782 года» ( ссылка 8), по пути к месту службы. Вот несколько строк из константинопольских впечатлений.

    Они экзотичны. Тут архитектура Софийского собора и мечетей соседствует с входом в Сераль, где «видели две головы возмутившихся в некоторой провинции янычар, выложенных при манифесте, лежащем тоже, как и головы, на земле, придерживаемом наложенными на нево камнями: по щастью проходящих головы ети выпотрошены, то есть одна только кожа соломою набитая» ( с.55) . А подробное описание водопровода, проходящего по всему городу ( «некоторые выводы есть ещё построенные римлянами»), переходит в живую картинку городских улиц: «…Представь себе клетки на клетках и все клетки. Улица уже другой, так что самая широкая 6 шагов а самая узкая2»; да и те что шагнуть то собака, которую трогать однако не трогают. Кошек соберётся на забор кучами сотни по две и кормят их потрохом как можно больше. Все животные на улицах и рождаются, и живут и плодятся и умирают; и умерши совершенно в пепел тут же обращаются; разумеется из подволь, без всякого насилия природы, не употребляя ни извести ни прочего какого либо рода погребения»(с 56). Неожиданно эти записи на другой же день приобрели историческое значение, потому что в ночь на 10 августа в Костантинополе начался пожар: «Горело 61 час. Ветер был преужасный» ( с 58). В результате огнём было уничтожено две трети города и погибло «по разным слухам тысячи две или больше» горожан.Хемницер рисует схему пожара и добляет: : «Теперь чернь уж на русских взносит что будто они зажги по причине Крыма или лутче сказать чтоб занять их кроме Крыма другим. Каково ето слышать?» (с. 57-58).

    Вот так встретила Турция русского посланника. В самой Смирне, пишет Хемницер, «вся набережная покрыта была народам собравшимся смотреть меня. Согрешил я тут что вспомнил о собственных стихах, по

    Улицам смотреть зеленова осла кипит народу без числа» ( ссылка 9)

    (с . 63). Местная власть тут же постаралась прибрать к рукам русского генерального консула, как она это сделала с представителями других государств, -сначала наглым пренебрежением и хамством, а затем предложением огромных взяток, но не тут-то было.

    Хемницер заставил уважать свою страну. Теперь уже не смели казнить без русского суда даже сарынь- всякий бандитствующий сброд, набранный на русские корабли в чужих краях ( а ведь ранее был прав тот, кто сумеет откупиться), не говоря уж о возможности безопасной торговли русских купцов и охране их проживания или построении православной церкви. Беспредельно щепетильный, Иван Иванович скорее втридорога переплачивал за услуги и проживание, даже не получая вовремя, как водится, денег из России, чем позволил бы усомниться в собственном достоинстве.

    Оказавшись вдали от родины, её официальным представителем перед другим этносами, Хемницер смог «переломить» собственную природу человека не от мира сего, застенчивого до того, что посторонние и не догадывались о его удивительном чувстве юмора, рассеянного, временами даже нелепого, героя анекдотов. ( ссылка 10). Уже в феврале 1783 года он пишет Львову: «Турки мои с часу на час глаже становятся. Не знаю что впредь будет, теперь хоть бы куды. Поборолся я однако с ними, так чуть было не до чахотки: такие проклятые! Они было и русского консула, так как бывало всех других, оброчным крестьянином делать, дрогоманов выгонять, из каждой дряни с поклонами да с поклонами( как например посадские у нас ходят) к себе приходить заставлять хотели; однако нет, шалуны, ошиблись. Теперь мой кади другим тоном говорит: когда нашева матроса вешать сбирался, говорил драгоманам: приходите сюда с карманами набитыми цекинами венецианскими, а теперь своим туркам говорит: читайте указаны от Порты присланные о русских, и сердце у вас выскочит.

    Они обыкли поклоны принимать от протчих моего звания господ. Нет, нет, что во что ни станет, думал я, а етому не бывать…Теперь что называется и торг наш происходит почти безданно, беспошлинно. Вот каков характер здешних людей. От одной крайности в другую. Право ,видят и не видят; наши боясь только Бога да стядясь совести пошлину платят, и то только разве десятую часть. Только и твердят что Москов, то есть русских трогать не надобно( с.81-82).

    Иван Иванович с наружным спокойствием и даже весёлостью

    ( «играя политического актёра пред всеми», с.86) воспринимает слухи о своём предполагаемом повешении или разрубании на кусочки недоброжелателями ( что так характерно для этих мест, где «режут и режутся всякой день», с.75). наглядно демонстрируя, как «имя российское защитою служит теперь и протчим» ( с. 82). Он отмечает верность турок данному слову, что нехарактерно, по его мнению, для тамошних греков и французов, и пишет о любви к нему простых людей, даже янычар из охраны. Таков в чужом этносе не просто человек, а человек - представитель своей державы. Но…душа его остаётся прежней.

    Эта душа страдает от одиночества, рвётся к своим и близким, с огромной нежностью перебирает воспоминания о знаках внимания со стороны той самой М.А.Д., которой посвящена бессмертная книга басен. Мария Алексеевна Дьякова ( 1753-1807)- дочь обер- прокурора сената и урождённой княжны Мышецкой, красавица ( ссылка11), умница (ссылка12), блиставшая драматическим талантом и прекрасным, поистине «итальянским» голосом в оперных спектаклях (ссылка 13) домашнего театра Бакулина. И Хемницер, и Львов были влюблены в Машеньку, сватались к ней, но получили от её родителей презрительный отказ – не знатны, не богаты. Однако чувство Н.А. Львова к Машеньке было взаимным. Влюблённые, с помощью В.В.Капниста, который, на правах жениха сестры, сопровождал Машеньку на бал, тайно обвенчались в маленькой церкви на Галерной, а потом жена вернулась к себе домой. Три мучительных года брак невозможно было обнародовать, но стойкость Марии Алексеевны , отвергавшей всех женихов, кроме Львова, победила.

    В письмах Львову Хемницер свято соблюдает известную ему тайну и каждый раз передаёт трогательные приветы некоему «другу» ( ссылка 14) , иногда напрямую к нему обращались: «Письмо от твоего друга, которое ко мне писано было, я ещё не получил. Попроси ево пожалуйста чтоб он меня не забывал: он тебя послушается. Вспомни ему обещание ево которое он мне дал ходя по васильевскому мосту которой на петербургскую сторону, когда он говорил что что письмами своими награждать будет те которые я за твоими недосугами получать от тебя иногда не буду, чего бы однако ж я также не желал. Говоря с вами об вас мне веселее стало; а то право, ..не с кем слова молвить, а слов то очень очень много; все что думаешь, скрыть в себе самом» ( с.67)

    Иван Иванович их обоих любит больше, чем себя, его дружбу с Львовым не может омрачать соперничество. Вот удивительная приписка на французском языке (ссылка15) в январском письме из Смирны 1783 года ( перевод К.Грота): «Твоя подруга, говоришь ты, подле тебя, тихонько прерывает тебя в дружеских размышлениях, которые ты мне посвящаешь, искренно уверяет меня в своей привязанности ко мне и посылает мне петлицу. Право , с вашей стороны очень любезно, что вы, м., г., и вы м.. гдрыня, будучи наедине друг с другом, вспоминаете о третьем лице, вашем приятеле. Конечно, можно думать о своем приятеле часто и даже всегда, если угодно, но, будучи наедине…Как бы я желал описать вам чувства, которые теснились во мне при чтении этих строк в вашем письме! О дружба!» ( с 79)

    Тоска по близким людям, вероятно, усугубила тяжесть заболевания

    ( ссылка 16) Хемницера в чужой стране, он не дожил и до 40 лет. Тело его, стараниями друзей, было перевезено на русский берег и похоронено в Николаеве, где был поставлен памятник с его стихами в качестве эпитафии: «Жил честно, целой векъ трудился/ И умеръ голъ, как родился. И. Х…….оъ». Гравюра с этого памятника воспроизводилась в многочисленных переизданиях басен Хемницера; первые из этих изданий были выпущены его друзьями- с виньетами А.Оленина, тоже члена львовского кружка, и гравированным портретом. «Не в сутерп» было русскому консулу в Турции, «очень и очень не в сутерп. Нет способу, не могу пристать, не могу привыкнуть; к кому бы ты думал? К людикам здешним…Не забыть мне сказанное в письме Вас. Вас. ( ссылка 17) писанном ко мне в Петербург когда узнал он что я в Смирну еду: « да подумал ли ты хорошенько что ты сделал? Да ты таки без друзей там с ума сойдёшь». Типун бы ему на перо. Нещастие мое ( есть ли ето нещастием назвать можно), что я податься на знакомство никак не могу естьли поводов к заключению дружбы непредвижу..Словом и прямо тебе сказать, кроме отечества и самого Петербурга для меня нет спасения» с. 91). Как перекликается это со словами Львова: «Никогда я не умел рассудком разорвать связь сердечную»

    ( с.42). Но именно сердечные связи и проходят сквозь все времена, «а иначе зачем на земле этой вечной живу», как сказал поэт (ссылка 18) уже двадцатого столетия.
    С.Н. Левагина, ведущий методист

    областной юношеской

    библиотеки имени А.А. Суркова,

    г.Ярославль.



    Ссылки:

    1. Наиболее полные сведения о жизни о творчестве Н.А.Львова, кроме энциклопедических изданий, представлены в монографии: Глумов А.Н., Н.А.Львов/ А.Н.Глумов; послесловие А.М.Харламовой; примеч. А.Б.Никитиной.-М.: Искусство, 1980.- 208 с.: портр, ил.- (Жизнь в искусстве)

    2. Монгайт А.Л.Надпись на камне/А.Л.Монгайт.- М., 1969.-С.23-25.

    3. В том числе «Летописец русский от пришествия Рурика до кончины Иоанна Васильевича» ( 1798), названный позже «Львовской летописью».

    4. Хемницер И.И. Сочинения и письма Хемнецера по подлинным его рукописям, с биогр.ст. и примеч.Я.Грота.- СПБ, 1873.- С.46. Далее в тексте статьи цитаты из этого издания сопровождаются указанием страницы.

    5. Цит.по:Грот Я.К.Жизнь Державина-М., 1997.-С.353.

    6. Державин был в это время тамбовским губернатором.

    7. Там же.

    8. Хемницер посетил Константинополь как заинтересованный путешественник, проживал же он в это время неподалёку, в Буюк- дере.

    9. Хемницер вспоминает свою басню «Зелёный осёл»

    10. Некоторые из этих анекдотов приводит Львов в своих «Материалах к биографии Хемницера», посланных Капнисту, например, такой: «В Париже влюбился он в одну самозванку, графиню Фюстель, и на все мои уверения противу знатности ея никак не соглашался, покуда не обрала она его и перстнями и пряжками; тогда он пришед ко мне говорил: никак и впрямь она, братец, бродяга: теперь уж просит денег у меня, только никак этому статься нельзя- она читает Избавленный Иерусалим…»( с.42).

    11. Знаменитые ее портреты работы художников Левицкого и Боровиковского.

    12. Так, она угадала авторство анонимной книги басен Хемницера и ответила ему стихами, опубликовав их, тоже анонимно, в «Северном вестнике» (1779, ноябрь): «По языку и мыслям узнала, /Кто басни новые и сказки сочинил:/ Их Истина располагала/ Природа рассказала/ Хемницер написал» (Глумов А. Указ. Соч., с.30)

    13. «Колония» Саккини, «Игрок» Реньяра, и др. В «Дидоне», написанной опальным Княжниным, она играла вместе с великим ярославским актером, соратником Ф.Волкова, Дмитревским.

    14. В своем последнем письме из Смирны от 29/18 февраля 1784 года он радуется за Марью Алексеевну, что она «уже без страха ЛЬВОВА»с.92)

    15. В ТЕКСТЕ ПИСЕМ Хемницера Львову есть не только фразы, но и целые вставные куски на иностранных языках, например на итальянском, обращение к архитектору Кваренги, подписанное Giovanni Chemnizer/

    16. В письмах упоминается язва и болезнь груди.

    17. В.В. Капнистом.

    18. Б. Окуджава «Грузинская песня»
      1   2   3

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Система Опочининских чтений