Скачать 233.64 Kb.


Дата09.11.2018
Размер233.64 Kb.
ТипСказка

Скачать 233.64 Kb.

Сказка Роли: женские: 2; мужские: 4; детские: нет; другие (животные, предметы и т п.): нет; массовка: нет



ТАТЬЯНА КОМЫЛИНА


ВАНЮША И ЦАРЕВНА

Сказка

Роли: женские: 2; мужские: 4; детские: нет; другие (животные, предметы и т.п.): нет; массовка: нет

Оригинальный язык произведения: русский; период написания: XXI век, 2014 г.

Формат файла: doc (Microsoft Word)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ВАНЮША, сын крестьянки Марьи

МАРЬЯ, мать Ванюши

ЦАРЬ КУЗЬМА

МЕЛАНЬЯ, царская дочка

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК

ВТОРОЙ СТРАЖНИК


На заднем плане сцены ворота царского дворца. Перед воротами стоят стражники. На переднем плане, на фоне богатого дворца, изба крестьянки Марьи. В избе стол, лавка и т.д. Рядом – забор. У забора полянка с цветами, либо клумба. Освещение на избу. Марья несет на коромысле вёдра с водой.
ВАНЮША: (Снимает с коромысла вёдра.) Матушка, чего ж ты не сказала, я бы и сам принес.

МАРЬЯ: Ничего, Ванюша, у тебя и так работы много.

ВАНЮША: Да я, матушка, всю работу уже переделал.

МАРЬЯ: Вот и молодец. Хороший ты у меня, Ваня. Красивый да работящий.

ВАНЮША: (Смущенно.) Да, ладно.

МАРЬЯ: А что, ладно? Жениться тебе пора, Ванюша.

ВАНЮША: Пора.

МАРЬЯ: Так в чём же дело? Невест-то всяких много, хоть в нашей деревне, хоть в соседней. И девушки-то все красивые. Вот у нас - хоть Настенька, хоть Алёнушка. Любая за тебя пойдёт, лишь позови.

ВАНЮША: Да позвать-то можно, только…

МАРЬЯ: Что, только?

ВАНЮША: Да только я хочу не на простой девушке жениться.

МАРЬЯ: На простой не хочешь? А про золотых я что-то не слыхала.

ВАНЮША: Да не на золотой, а на царской. На царской дочке я жениться хочу.

МАРЬЯ: Ой, Ванюша, что ж ты удумал?

ВАНЮША: Сон мне, матушка, один и тот уже третью ночь покоя не даёт.

МАРЬЯ: Что за сон такой?

ВАНЮША: А про то и сон, что я на царской дочке женюсь.

МАРЬЯ: Не отдаст царь за тебя дочку-то.

ВАНЮША: Это почему не отдаст? Я парень здоровый, работящий, красивый.

МАРЬЯ: Да потому и не отдаст. Кто мы, и кто царь.

ВАНЮША: Как кто? Люди. И мы люди, и они – люди.

МАРЬЯ: Да люди-то, Ванюша, разные бывают. Вот ты кто?

ВАНЮША: Кто?

МАРЬЯ: Простой мужик. А она кто?

ВАНЮША: Кто?

МАРЬЯ: Царская дочка.

ВАНЮША: А я, матушка, попытаю.

МАРЬЯ: Что ж, Ванюша, пойди, попытай счастья. Вот только котомку в дорогу соберу.

ВАНЮША: Да на что мне, матушка, котомка. Чай, недалече. За день обернусь.

МАРЬЯ: Негоже это, Ванечка, в дорогу без воды да хлеба. Положено так. (Ушла в избу.)

ВАНЮША: (Сел на лавку.) Спорить не буду. Раз положено, так тому и быть. (песня Ванюши)

Одолела добра молодца кручинушка,

Много девушек, но сердце не лежит.

Я отправлюсь испытать свою судьбинушку

По дорожке, что к царю на двор бежит.

Наши девицы - пригожие красавицы,

И любая им работа по плечу.

Караваи их на всю округу славятся.



Я же в жёны дочку царскую хочу.

МАРЬЯ: А вот и котомка в дорогу. Хлеб из дома родного, да водичка колодезная.

ВАНЮША: Спасибо, матушка. Жди меня с невестой или с добрыми вестями.

МАРЬЯ: Возвращайся поскорее, сыночек. (Ванюша уходит. Марья машет вслед ему рукой. Садится на скамейку.)
Освещение на ворота царского дворца. Стражники дремлют, опершись на копья.

ВАНЮША: Эй, служивые. Оглохли что ли?

(Один из стражников с испугу роняет копьё и падает сам. Быстро поднимается, вытягивается в струнку.)

ВТОРОЙ СТРАЖНИК: Рады стараться, ваше величество.

ВАНЮША: Ты где это величество увидел? Царь тут живёт?

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК: Тут. А где ж ему ещё жить.

ВАНЮША: И царская дочка с ним?

ВТОРОЙ СТРАЖНИК: С ним. А где ж ей ещё быть.

ВАНЮША: Ну, тогда правильно пришёл.

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК: Стой на месте. Видишь линию?

ВАНЮША: Вижу.

ВТОРОЙ СТРАЖНИК: Это граница. Её переходить запрещено.

ВАНЮША: Кем запрещено?

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК: Как кем? Царём.

ВАНЮША: Царём? А-а.

ВТОРОЙ СТРАЖНИК: Это владения царя. А без царского разрешения границу переходить не велено. Ясно?

ВАНЮША: Ясно.

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК: А ты кто такой будешь? Доложи по форме.

ВАНЮША: Ванюша я, Марьи – крестьянки сын. А вы, значит, дворец стережёте?

ВТОРОЙ СТРАЖНИК: Так точно! Стережём.

ВАНЮША: А чего его стеречь?

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК: Как чего стеречь? Да у нас во дворце стены золочёные, лестницы точёные.

ВТОРОЙ СТРАЖНИК: Крылечки все резные, а окна расписные.

ВАНЮША: Ну и кто же ваши крылечки да окна украдёт?

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК: А, может, ты.

ВАНЮША: Да на что они мне? Я и сам такие смастерить могу.

ВТОРОЙ СТРАЖНИК: А чего тогда пришел?

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК: А ну, доложи по форме. Чего пришёл?

ВАНЮША: Жениться я пришёл.

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК: Жениться? И на ком?

ВАНЮША: Как на ком? На царской дочке.

ВТОРОЙ СТРАЖНИК: На царской?

(Смеются.)

ВАНЮША: На царской, на царской. Идите, доложите царю.

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК: Не получится.

ВАНЮША: Это почему же не получится?

ВТОРОЙ СТРАЖНИК: Нам нельзя пост покидать.

ВАНЮША: А как же вы с царём общаетесь?

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК: Как общаемся? Кричим.

ВАНЮША: Так кричите.

ПЕРВЫЙ И ВТОРОЙ СТРАЖНИКИ: (Повернулись друг к другу лицами и кричат.) А-а-а!

ВАНЮША: А вы чего друг другу кричите-то?

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК: А кому надо?

ВАНЮША: Так царю надо кричать.

ВТОРОЙ СТРАЖНИК: Что кричать?

ВАНЮША: Что жених пришёл.

ВТОРОЙ СТРАЖНИК: Не получится.

ВАНЮША: Это почему не получится?

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК: Я рупор выронил, а без рупора царь-батюшка не услышит.

ВАНЮША: А где выронил-то?

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК: Да здесь. Вон лежит, видишь?

ВАНЮША: Вижу. Так поди подними.

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК: Нам пост покидать не велено.

ВАНЮША: Так давай я подниму. (Делает шаг к рупору)

ВТОРОЙ СТРАЖНИК: Стой! Границу переходить тоже не велено.

ВАНЮША: Да что же это такое: то не велено, это не велено. (Кричит.) Эй, царь, что у тебя за порядки такие?

ГОЛОС ЦАРЯ: Кто кричать изволил? Кто мой покой нарушить изволил? Эй, стража!

ПЕРВЫЙ И ВТОРОЙ СТРАЖНИКИ: Рады стараться ваше величество!

ГОЛОС ЦАРЯ: Чему рады-то, олухи? А ну, отпирайте ворота. Царь-батюшка сам изволит на двор выйти.

ПЕРВЫЙ И ВТОРОЙ СТРАЖНИКИ: Так точно, ваше величество! (Открывают ворота, выходит царь.)

ЦАРЬ: Точно, точно. Куда уж точней.

ВАНЮША: Так ты и есть царь?

ЦАРЬ: Я и есть царь. А что не похоже? Царь Кузьма.

ВАНЮША: Ну, здорово, царь-батюшка.

ЦАРЬ: (Обошёл Ивана со всех сторон.) Да поздоровее видали.

ВАНЮША: Что-то, Царь-батюшка, имя у тебя какое-то не царское.

ЦАРЬ: Как это не царское? Самое что ни на есть царское. Я Кузьма, и отец мой был Кузьма. И отец моего отца был Кузьма. И Кузьма моего Кузьмы был Кузьма. Тьфу, заболтался с тобой. А ты сам-то кто такой будешь?

ВАНЮША: Ванюша я, Марьи-крестьянки сын. Изба наша первая у дороги.

ЦАРЬ: Ванюша, значит?

ВАНЮША: Ванюша.

ЦАРЬ: И зачем ты, Ванюша, пожаловал?

ВАНЮША: Хочу на царской дочке жениться.

ЦАРЬ: На царской дочке?

ВАНЮША: На царской.

ЦАРЬ: А ты, Ванюша, ничего не попутал?

ВАНЮША: А чего ж тут путать? Давай зови свою дочку.

ЦАРЬ: Ещё, значит, стало быть, один жених отыскался. (стражникам) Что стоите? Кричите в рупор, дочку царскую зовите.

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК: Не можем, ваше величество.

ЦАРЬ: Как так – не можем?

ВТОРОЙ СТРАЖНИК: Рупор у нас на землю упал.

ЦАРЬ: Так поднимите.

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК: Мы без веления царя-батюшки с места не сдвинемся.

ЦАРЬ: Ну, так я велю. Подайте мне рупор!

ВТОРОЙ СТРАЖНИК: Рады стараться, ваше величество!

ЦАРЬ: Вот и старайтесь. (Стражник подаёт царю рупор. Царь кричит.) Доченька, ты посмотри, кто к нам пришёл.

ГОЛОС МЕЛАНЬИ: И кто же к нам пришёл, папенька?

ЦАРЬ: Жених к тебе пришёл, доченька.

ГОЛОС МЕЛАНЬИ: Сейчас, папенька. Только с боку на бок повернусь, да на ножки становлюсь и сразу выйду.

ЦАРЬ: Вот и делов-то. Сейчас и дочка моя выйти изволит.

А ты, Ванюша, позволь поинтересоваться, почему на царской дочке жениться удумал? Тебе что, своих, деревенских мало?



ВАНЮША: Почему мало? Много. Только сон мне, царь-батюшка, приснился, что я царскую дочку в жёны взял.

ЦАРЬ: Сон, говоришь?

ВАНЮША: Сон, царь-батюшка.

ЦАРЬ: А ты, Ванюша, не врёшь? Может богатству моего захотелось?

ВАНЮША: На что мне твоё богатство, царь-батюшка? У меня своё богатство есть?

ЦАРЬ: Позвольте полюбопытствовать, это какое же?

ВАНЮША: Руки, ноги да голова.

ЦАРЬ: Что-то я не пойму, а при чём здесь это? Я же про богатство спрашиваю.

ВАНЮША: Так руки у меня золотые. А это ли не богатсво?

ЦАРЬ: А ну, покажи! (Рассматривает руки Ванюши.) Не обманывай меня, Ванюша. Руки как руки. Что-то не вижу я на них золота.

ВАНЮША: Да это у нас говорят так, если человек всё делать умеет, руки у него золотые.

ЦАРЬ: Вон оно что.

ВАНЮША: А самое главное моё богатство - матушка моя любимая. Дома она меня дожидается.

(Выходит царская дочка. Толстая, щёки пухлые, сама важная. Сосёт петушок на палочке.)

МЕЛАНЬЯ: Умаялась я, папенька, пока дошла. Где жених-то, папаня?

ЦАРЬ: Да вот он.

ВАНЮША: Ну, здравствуй. Ты и есть царская дочка?

МЕЛАНЬЯ: Конечно я. Или не видишь?

ВАНЮША: Вижу. А чего ж ты такая невоспитанная? Не здороваешься почему?

МЕЛАНЬЯ: Папенька, он жениться на мне пришёл или воспитывать меня будет?!

ЦАРЬ: Успокойся, доченька. Жениться, конечно, жениться.

МЕЛАНЬЯ: (Ванюше) Ладно, пока я реветь не начала, давай всё сначала.

ВАНЮША: Давай. Ну, здравствуй. А звать тебя как?

МЕЛАНЬЯ: Меланья я.

ВАНЮША: Вот что, Меланья, я на тебе жениться хочу.

МЕЛАНЬЯ: Ну, так что за беда? Хочешь, так женись.

ВАНЮША: Так мне с тобой сначала поговорить надо.

ЦАРЬ: А чего говорить? Пришел жениться, так женись.

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК: Женись, женись, а то от нашей Меланьи все женихи сбегают. (Смеётся).

ВТОРОЙ СТРАЖНИК: Ага. Как увидят эту красоту, так и сбегают. (Смеётся).

ЦАРЬ: Молчать! Вам царь слова не давал.

ПЕРВЫЙ И ВТОРОЙ СТРАЖНИКИ: Рады стараться ваше величество!

ЦАРЬ: Вот и старайтесь. А ты говори Ванюша, говори. Чего ты узнать-то хотел?

ВАНЮША: А ты, Меланья, невеста-то богатая? Платьев-то у тебя много нашито?

МЕЛАНЬЯ: А ещё бы не много! Я ведь царская дочка. Вот утром встану, новое платье надену — да к зеркалу. Погляжусь на себя, полюбуюсь — да к другому зеркалу, в другом платье. Да потом третье надену — да к третьему зеркалу. А потом — четвёртое…

Вот так целый день до вечера наряжаюсь да в зеркала гляжусь.



ВАНЮША: До вечера всё наряжаешься? А когда же ты работаешь-то?

МЕЛАНЬЯ: Работать? Ой, Ванюша, какое ты слово-то скучное сказал! Я, Ванюша, ничего делать не умею. У меня всё слуги делают.

ВАНЮША: Как же, вот женюсь я на тебе, поедем мы в деревню, так ты сумеешь хлеб-то спечь? Печку-то растопить сможешь?

МЕЛАНЬЯ: Хлеб? В печку? Да что ты, Ванюшка! Ведь в печке дрова горят, а сунешь туда хлеб — он углём станет. Мне царь-тятенька сказывал — хлеб-то на ёлках растёт.

ЦАРЬ: На ёлках, доченька, на ёлках.

ВАНЮША: На ёлках? Ну, поглядел бы я, где это такие ёлки водятся.

Ну, а скажи-ка мне, хорошая ли ты рукодельница? Нашила к свадьбе перин, подушек, одеял?



МЕЛАНЬЯ: (Руками замахала.) Да что ты, Ванюша! Стану я, царская дочка, на постели спать!

ВАНЮША: А ты как же без постели? На полу, что ли?

МЕЛАНЬЯ: Нет, не на полу. Я ведь царская дочка. У меня, Ванюша, не постель, а целая комната пухом набита. Войду я в неё, — нырну да вынырну, нырну да вынырну… Так вот и сплю.

ВАНЮША: Это что же, ты мне целую избу пухом набьёшь?

ЦАРЬ: Набьёт, а как же, конечно, набьёт.

ВАНЮША: Да как же мы в такой избе жить-то станем? Ведь задохнёмся! Ты, может, и привыкла, а нам с матушкой этак несподручно. Нет, видать, ты хозяйка-то плохая. Может, ты хоть грамотнее обучена? Так возьму я тебя в деревню, станешь наших ребят в школе грамоте учить.

МЕЛАНЬЯ: Ребят? Да что ты, Ванюша! Опомнись! Стану я, царская дочка, ребят деревенских учить! Да я, Ванюшка, ребят терпеть не могу, заниматься с ними ни за что не стану. Да, по правде сказать, я, Ванюша, и не шибко грамотная.

ВАНЮША: Неграмотная? Чего ж ты экая выросла большущая, толстущая, а неучёная?

МЕЛАНЬЯ: Да я, Ванюшка, две буковки-то знаю, расписаться могу. Знаю буковки “Мы” да “Кы”.

ВАНЮША: Это что ж такое “Мы” да “Кы”? У нас так в деревне и ребята не скажут, не то что взрослый человек.

МЕЛАНЬЯ: А это, Ванюшка, моё имя и отчество: “Мы” — Меланья, а “Кы” — Кузьмовна. Вот две буковки-то и есть.

ВАНЮША: Чего ж ты всех остальных-то не выучила?

МЕЛАНЬЯ: Экой ты, Ванюша, неладный, всё тебе не так да не этак! Я и то в нашей семье самая учёная. Царь-то, тятенька, у нас и вовсе малограмотный…

ЦАРЬ: Ага, я и вовсе малограмотный. Я только одну букву Кы знаю, Кузьма, стало быть. Это Меланьюшка у нас учёная.

ВАНЮША: Да уж, ученая. Ну, хоть что-то ты умеешь?

МЕЛАНЬЯ: А как же! Ещё я реветь умею. Да так, что папенька уши затыкает!

ВАНЮША: Ну, дурное дело – не хитрое. Знаешь что, царь-батюшка, должен я пойти домой, с матушкой посоветоваться, подходящая ли Меланья мне невеста.

МЕЛАНЬЯ: А чего советоваться?

ЦАРЬ: Пойди, Ванюша, пойди, голубчик. А назавтра опять приходи.

МЕЛАНЬЯ: (Схватила Ванюшу за руку.) Стой! Куда? Папаня, я сейчас реветь буду.

(Стражники закрыли уши.)

ЦАРЬ: Не реви, Меланья, опять всех в округе распугаешь.

МЕЛАНЬЯ: Тогда ты его не отпускай. А ну, как не вернётся?

ЦАРЬ: Вернется, Меланьюшка, обязательно вернется. От такого богатства мало кто откажется.

МЕЛАНЬЯ: И правда, папенька, уж я такое богатство! Такое богатство!

ЦАРЬ: Да я сейчас не про тебя говорил.

МЕЛАНЬЯ: Как не про меня? А про кого же?

ЦАРЬ: Да про наше богатство, твоё приданое.

МЕЛАНЬЯ: Я не поняла, мне что, опять реветь?

ЦАРЬ: Да подожди ты, Меланья. Заладила одно: реветь да реветь. (Ей на ухо.) Так и этот сбежит. (Ванюше) Ступай, Ванюша, ступай.

МЕЛАНЬЯ: И правда, придёт, куда он денется-то. Лучше меня ему всё равно нигде не найти.

ЦАРЬ: Чего притихли, олухи? А ну, запирай ворота, моё величество в покои царские пойдёт.

ПЕРВЫЙ И ВТОРОЙ СТРАЖНИКИ: Рады стараться ваше величество!

ЦАРЬ: Вот и старайтесь.

(Царь с Меланьей уходят. Стражники запирают ворота. Затемнение дворца.

Освещается изба Марьи. Слышится песня Ванюши, и появляется он сам.)

ВАНЮША:

Привела меня дороженька от царского крыльца.

Что ж ты, матушка родная, не встречаешь молодца?

За советом я вернулся, не могу никак решить:

Дочки царской добиваться, или простую полюбить?

Матушка, что же не встречаешь ты меня, родимая?



МАРЬЯ: Ванюша, вернулся! А чего ж ты один, без невесты? Или покуда с добрыми вестями пришёл?

ВАНЮША: Без невесты я, да и вестей добрых особо нет. За советом я вернулся, матушка. Видел я царскую дочку. Меланьей звать. Такое, матушка, несчастье: целый день она наряжается да в зеркала глядится, работать ничего не умеет, говорит — хлеб-то на ёлках растёт. Да спит-то не на постели, а куда-то в пух ныряет да выныривает. Да грамоту не знает. Не знаю, матушка, как быть.

МАРЬЯ: А я ведь, Ванюша, тебе говорила: где мы, и где они. Они из другого теста слеплены.

ВАНЮША: И что же мне теперь делать?

МАРЬЯ: Как что? Жениться на простой, на нашей, деревенской. Я тебе хорошую такую девушку найду — умницу-разумницу, хозяйку исправную, рукодельницу работящую.

ВАНЮША: А Меланья как же? Жалко мне её. Пропадёт ведь. Какой ты совет дашь, матушка?

МАРЬЯ: Ну, не знаю, Ваня. В этом деле советчиков нет, это тебе решать.

ВАНЮША: Разумом-то я понимаю, а на сердце неспокойно. Что же это значит, я буду жить себе да поживать, а Меланья так одна-одинёшенька и останется? Кто ж её такую беспутную в жёны возьмёт?

МАРЬЯ: А твоя какая забота? Хороший ты у меня, Ванюша.

ВАНЮША: Да и она, матушка, неплохая. Только ленивая да бестолковая.

МАРЬЯ: Знаешь что, сынок, утро вечера мудренее. Иди-ка ты отдыхать, а наутро решение и само придёт.

Затемнение.

Чуть светает. Стражники, Царь и Меланья идут к Ванюшиной избе. Меланья ревёт. Стражники закрыли уши руками.

ПЕРВЫЙ И ВТОРОЙ СТРАЖНИКИ: (Песня стражников)

Ать-два левой, ать-два правой! Эх, по дороге

Мы до Ваниной избы, да, эх, до порогу.

Нам, служивым рассуждать да, эх, не по праву.

А Меланье нашей Ваня эх, да по нраву!

С ней царь-батюшка-то наш измотался,

И к Ванюше в гости прямо, эх, да собрался.

Ать-два левой, ать-два правой! Эх, по дороге



И до Ваниной избы, да, эх, до порогу.

МЕЛАНЬЯ: Я пить хочу!

ЦАРЬ: Потерпеть придётся. Где ж я тебе водицы-то возьму?

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК: У людей принято воду с собой в дорогу брать.

ЦАРЬ: Молчать? А я по-твоему, кто? Не людь?

ВТОРОЙ СТРАЖНИК: Людь, ваше величество. Самый настоящий людь.

МЕЛАНЬЯ: Я есть хочу!

ЦАРЬ: Потерпи.

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК: У людей принято еду с собой в дорогу брать.

ЦАРЬ: Молчать!

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК: Молчу, ваше величество, молчу.

МЕЛАНЬЯ: (Подошла к дереву, обошла вокруг него, стала подпрыгивать.) Папенька, ты же говорил, что булки на деревьях растут? Так где же они?

ЦАРЬ: Значит, они на других деревьях растут. Деревьев-то много разных бывает. На одних хлеб растёт, на других…

МЕЛАНЬЯ: Что на других? Не вижу я ничего ни на этих, ни на других. Стойте! (Уселась прямо посередине дороги.) Папенька, затыкай уши. Я сейчас реветь буду. (Начала реветь.)

ЦАРЬ: Доченька, ну, успокойся. Посмотри, какая ты у меня пышная да румяная. А реветь будешь, пыль-то на личико осядет, страшная будешь да некрасивая.

МЕЛАНЬЯ: Сказала: реветь буду, значит, буду.

ЦАРЬ: Ну и реви.

МЕЛАНЬЯ: Ну и буду. Вот ты, папенька, почему не приказал половички по дороге расстелить? Видишь, как я ноженьки свои натерла?

ЦАРЬ: Да кто же половики по дорогам стелит? Дорога на то она и дорога. Говорил тебе, надо было Ванюшу дома дожидаться.

МЕЛАНЬЯ: Папенька, ты что – дурак? А если он и вовсе не придёт?

ЦАРЬ: Ну, раз папенька - дурак, иди одна. Эй, олухи, поворачивайте обратно.

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК: Рады стараться, ваше величество!

ВТОРОЙ СТРАЖНИК: (Повернулся кругом и оказался всё в том же направлении.) Ать-два. (Первый стражник проделал то же самое.)

ЦАРЬ: Вы куда пошли? Я сказал – обратно. А обратно, это значит, обратно.

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК: Рады стараться, ваше величество.

ВТОРОЙ СТРАЖНИК: (Повернулся назад.) Ать-два. (Первый стражник проделал то же самое. Все пошли в обратном направлении.)

МЕЛАНЬЯ: А ну, стойте! Я что, одна пойду? Я же дороги не знаю…Ну, ладно, папенька, ты – не дурак. Пойдём дальше. (Поднялась. Стражникам.) Чего встали, шагайте давайте.

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК: Рады стараться!

МЕЛАНЬЯ: Папенька, вот ты мне скажи, почему Ванюша не пришёл? Он обещал когда? А уже прошло (показывает на пальцах.) столько, столько и ещё полстолько.

ЦАРЬ: Значит, думает он.

МЕЛАНЬЯ: Думает, думает и раздумает. Пошли быстрее, пока он совсем не передумал. (Кричит.) Вон! Вон она! Изба Ванюшина. Первая у дороги. Шибче шагай, папенька, шибче.

ЦАРЬ: Да я и так шибко шагаю.

МЕЛАНЬЯ: А ты ещё шибчее. (Увидела Марью.) Эй, бабка, это Ванюшина изба?

МАРЬЯ: Какая же я тебе бабка?

МЕЛАНЬЯ: А кто ты?

МАРЬЯ: Марья я, мать Ванюши.

МЕЛАНЬЯ: А Ваня где?

МАРЬЯ: Ваня-то, знамо, где. А вы кто такие будете?

ЦАРЬ: Я – царь Кузьма.

МЕЛАНЬЯ: Я буду дочка царская – Меланья Кузьмовна!

МАРЬЯ: И зачем ты, Меланья Кузьмовна, к нам пожаловала?

МЕЛАНЬЯ: Как зачем? Замуж за Ванюшу пойду.

МАРЬЯ: Ну, не знаю. Ванюше нужна жена добрая да работящая. В деревне без работы нельзя.

МЕЛАНЬЯ: Ты не знаешь, а я знаю! Вот ты для чего? Ты и будешь работать.

МАРЬЯ: А ты что будешь делать?

МЕЛАНЬЯ: Как что? Леденцы сосать, да в платья наряжаться: в одно, да в два, да в пять.

МАРЬЯ: (Засмеялась.) У нас в пять платьев только пугало огородное наряжают.

МЕЛАНЬЯ: Папенька, а чего она со мной так разговаривает? Я царская дочка или она? (Марье) Или ты, бабка, замолчи, или я реветь начну.

МАРЬЯ: Реви, а мне-то что с того?

МЕЛАНЬЯ: Папенька, затыкай уши!

ЦАРЬ: Да погоди ты реветь, так дела не делаются. (Марье.) Прости ты её, добрая женщина, дитё малое, неразумное.

МЕЛАНЬЯ: Я неразумная? Да я знаешь, как грамоте обучена! Я буквы знаю: Мы да Кы!

(Марья ещё громче засмеялась. Меланья увидела Ванюшу.) Ванюша, ты что это меня не встречаешь, не привечаешь? Я к тебе жить пришла.

ВАНЮША: Жить?

МЕЛАНЬЯ: Ага. Жить.

ВАНЮША: Подожди, мы так не договаривались.

МЕЛАНЬЯ: А чего зря время терять?

ВАНЮША: Так ты же ничего делать не умеешь.

МЕЛАНЬЯ: Вот те раз, значит, мне обратно идти?

МАРЬЯ: Это уж ты сама решай.

МЕЛАНЬЯ: Папенька, мне что опять реветь?

ВАНЮША: Погоди реветь. Оставлю я тебя жить, если на моё условие согласишься.

МЕЛАНЬЯ: Какое такое условие?

ВАНЮША: Работе любой научишься, возьму тебя в жены.

МЕЛАНЬЯ: Да чтобы я, царская дочка…

ЦАРЬ: Соглашайся, доченька, соглашайся.

МЕЛАНЬЯ: И ты, папенька, туда же?

ВАНЮША: Ну, нет, так нет. Вы уж не серчайте, некогда мне с вами разговоры разговаривать, мне работать пора. (Собирается уходить.)

МЕЛАНЬЯ: Ванюша, постой. Согласная я.

МАРЬЯ: Ну, если согласная, оставайся. А ты, царь-батюшка, через месяц приходи. Или дочку назад забирать, или свадьбу молодым играть.

ЦАРЬ: (Стражникам.) Чего стоите, олухи? Кругом шагом марш!

ПЕРВЫЙ И ВТОРОЙ СТРАЖНИКИ: Рады стараться, ваше величество. (Уходят.)

МЕЛАНЬЯ: (Марье.) Говори, чего делать?

МАРЬЯ: Бери коромысло, нести воду в дом.

МЕЛАНЬЯ: (Пытается надеть вёдра на коромысло. Только одно ведро наденет, душка второго упадёт, и т.д. Вся облилась.) Что-то не выходит у меня никак.

МАРЬЯ: А ты не спеши. Вот, смотри, как надо.

МЕЛАНЬЯ: А когда же вы меня угощать будете? Что-то я проголодалась.

ВАНЮША: Так ты сначала поработай. У нас, кто не работает, то не ест.

МАРЬЯ: Подожди, Ванюша. Уж коли Меланья наша гостья, я сейчас угощение на стол соберу. (Подаёт Меланье лейку) А ты, Меланья, полей пока цветы, завяли он от солнышка жаркого. (Мария с Ваней уходят в избу.)

МЕЛАНЬЯ: Ну, вот ешё! Стану я бесполезным делом заниматься. Дождь пойдет и сам всё польёт. (Нюхает цветы.) Как же они вкусно пахнут, даже головушка закружилась. Вот если бы на этих кустиках ещё пряники медовые росли. Прилягу-ка я маленько, устала за день. О-о-ох. Хорошо-то как.

Затемнение.

Светает. Выходит Марья.

МАРЬЯ: Ишь, цветочки-то как поникли. Сейчас я вас водичкой напою. (Поливает цветы. Смотрит на Меланью.) Умаялась-то наша работница от безделья. Почти целый месяц у нас живёт, а к работе так и не приучилась. Меланья, вставай, опять целый день проспишь. Пойдём, Меланья, в поле, грядки надо окучивать.

МЕЛАНЬЯ: (Потягиваясь) А чем же их окучивать?

МАРЬЯ: Мотыгой.

МЕЛАНЬЯ: Нет, мотыгой мне нельзя. Она же тяжёлая. Мне папенька не разрешает ничего тяжёлого поднимать. Вы уж одни идите, а я дома останусь.

МАРЬЯ: Так и быть, оставайся. И здесь человек нужен. В доме уберёшь и ужин приготовишь. Возьми воды, муки, картошки покроши да свари – будет похлебка! (Уходит.)
МЕЛАНЬЯ: Ну, вот ещё! Стану я с самого утра работой себя утруждать. Сиди тут целый день одна и даже заняться нечем. И зеркала ни одного нет. Да и проголодалась я. (Смотрит в один горшок, в другой – ничего нет.) Это что ещё такое? Работы, значит, надавали целый воз, а еды не оставили. Сухарь один. А в доме папеньки сейчас булки едят. Нет, я голодом работать не буду.

(Песня Меланьи.)

Зачем мне работать?
Зачем мне трудиться?
Ведь это мне в жизни и не пригодится.
С утра и до вечера я бы гуляла.
Сидела б на лавке ногами болтала!
Спала бы на теплой перине пуховой

И всё примеряла бы платья-обновы.


А ещё ужин готовить. Как это там Марья говорила: насыпать, налить, накрошить, порубить. Делать нечего, придётся готовить. Так, куда бы мне всё это накрошить да нарубить? (Втащила кадку, насыпала в неё муки, вся сама в муке, высыпала ведро картошки, налила воды.) Вроде бы чего-то ещё порубить надо было. А и так сойдет. (Закрыла крышкой.) Всё, пусть варится. А я пока отдохну немного.

Выходят Марья с Ванюшей.

ВАНЮША: Что это хозяйка нас не встречает? Меланья, ты где?

МЕЛАНЬЯ: Встаёт с полянки. Так я умаялась за работой, так умаялась, что не заметила, как и заснула.

МАРЬЯ: А ужин-то готов?

МЕЛАНЬЯ: Готов, а как же. Вон похлёбка в кадушке.

МАРЬЯ: Да кто же в кадушке похлёбку готовит? Ох, Меланья, Меланья. Похлёбку надо в котелке, да на огоньке.

Меланья надула губы.

МЕЛАНЬЯ: Не нравится, так сами и готовьте. А мы что же, ужинать-то будем?

МАРЬЯ: А вот что приготовила, то и ешь. А нам отдыхать пора. Назавтра дел много.

МЕЛАНЬЯ: Ну и ладно, ну и идите. Вот придёт папенька, я всё папеньке скажу.

ВАНЮША: А зачем же папеньку ждать, иди сама во дворец да там и расскажешь.

МЕЛАНЬЯ: Как во дворец? А замуж за тебя как же?

ВАНЮША: А на что мне такая жена? Работать ты не хочешь…

МЕЛАНЬЯ: Хочу, Ванюша, хочу. Вот завтра с утра, как солнышко проснётся, так и работать стану.

ВАНЮША: Ну что ж, поверю я тебе ешё раз.

Затемнение.

Светает.

Меланья уже на ногах. Принесла воды, полила цветы, протёрла стол, приготовила ужин, накрыла на стол.

МАРЬЯ: Ванюша, ты посмотри-ка, ещё и солнышко как следует не поднялось, а у нас уже завтрак на столе. И цветочки как головками кивают. Неужто Меланья постаралась?

МЕЛАНЬЯ: Знамо, я. А кто же ешё? Белый день на дворе, а вы дрыхните.

ВАНЮША: Ну, раз дел такое, пора царя-батюшку в гости звать.

(Появляются царь и стражники.)

ЦАРЬ: Стой, ать-два. А меня звать не надо. Я своё слово царское держать умею: сказал, сам в гости пожалую, вот и пожаловал. Ну, что, Ванюша, будешь на моей дочке жениться?

ВАНЮША: Буду, царь-батюшка, буду.

МАРЬЯ: Хоть и поздно, но поняла Меланья, что любую работу любить надо. Так что, давай, царь-батюшка, к свадьбе готовиться.

ЦАРЬ: одного я в толк не возьму, неужто ты, Меланья, так из-за Ванюши поменялась?

МЕЛАНЬЯ: Конечно, из-за него. Ведь это он меня научил старших уважать да разное дело любить.

ЦАРЬ: Спасибо тебе, Ванюша, что дочку мою уму-разуму научил, да работу полюбить заставил.

МЕЛАНЬЯ: Папенька, а почто это ты меня обманывал, будто булки на деревьях растут?

Теперь-то я знаю, булки из теста делают да в печи пекут. Погоди, папенька, я вот скоро ещё всю грамоту одолею.



ЦАРЬ: Одолеешь, доченька, одолеешь.

МЕЛАНЬЯ: (песня Меланьи)

Не буду у зеркала мерить обновы,

К другой теперь жизни я стала готова.

Сумею сварить и семью накормить,

Воды принести и цветочки полить.

ЦАРЬ:

Я дочку растил и в тепле, и в заботе.

И не допускал я Меланью к работе.

Вот так и не мог жениха ей найти:

К царевнам другим все сбегали в пути.

ВАНЮША:

Стараньем Меланья нам всем доказала,

Что спать на перине – как этого мало.

Чтоб жизнью счастливой нам всем насладиться,

Не надо лениться, а надо трудиться.

ВСЕ:

Чтоб жизнью счастливой нам всем насладиться,

Не надо лениться, а надо трудиться.

Конец.


tatjana-kmylina@rambler.ru



Коьрта
Контакты

    Главная страница


Сказка Роли: женские: 2; мужские: 4; детские: нет; другие (животные, предметы и т п.): нет; массовка: нет

Скачать 233.64 Kb.