• Волшебный минерал
  • Соляной бунт
  • Усольская соль
  • Соль Илецкая
  • Государственная монополия на соль
  • «В Казанском и в других уездах разных сел и деревень иноверцы, новокрещены и русские покупают в Уфимском уезде на деньги, а иные меняют на хлеб у башкирцев соль илецкую».
  • Соляная пристань

  • Скачать 62.03 Kb.


    Дата22.12.2017
    Размер62.03 Kb.

    Скачать 62.03 Kb.

    Соляная эпопея



    СОЛЯНАЯ ЭПОПЕЯ
    Принцесса из одной известной французской сказки сказала отцу: «Я люблю тебя, как соль». Король разгневался за столь низкое с его точки зрения сравнение и изгнал дочь из королевства. И лишь после того, как сам остался без соли и был вынужден питаться безвкусной пресной пищей, сумел осознать ее истинную ценность, а заодно и глубину дочерней любви. Чем так ценна для нас соль? И каково ее значение в истории Башкортостана?

    Волшебный минерал
    Чем вызвана наша потребность в соли – однажды, много тысяч лет назад, усвоенной привычкой или естественной потребностью организма? Загляните в любой жилой дом, квартиру, комнату в общежитии – везде вы найдете соль. Не будет холодильника и телевизора, не будет дивана и кровати, не будет мыла и зубной пасты, но соль будет обязательно. Что же делает соль столь вездесущей? Британский психолог, ученик Фрейда, Эрнест Джонс в 1912 году опубликовал эссе о навязчивой страсти людей к соли. Он считал эту одержимость иррациональной и подсознательно сексуальной: «...во все времена соли приписывали гораздо большее значение, чем она в действительности заслуживает...Гомер называет ее священной субстанцией, Платон говорит, что она особенно дорога богам...». Но особенно она дорога человеку – если нет воды и соли, клетки не получают питания и гибнут от обезвоживания. «Вы соль земли», - говорил Христос своим ученикам. Здесь соль является метафорой нравственных качеств души. Как соль предохраняет пищу от порчи, делает ее здоровой и приятной, так и апостолы, были призваны к тому, чтобы своим духовным совершенством предохранить людей от нравственной порчи.
    Соляной бунт

    В 1648 году в Москве вспыхнул так называемый Соляной бунт, вызванный установлением налога на соль, цены на которую выросли с 5 копеек до двух гривен с пуда. В связи с этим резко сократилось ее потребление, а это, в свою очередь, вызвало продовольственный кризис, так как в те времена соль была единственным консервантом. Дорожает консервант – дорожают и продукты питания. В Москве «учинилась большая смута», город оказался во власти разъяренных горожан. 2 июня на сторону горожан перешла большая часть стрельцов. Народ ворвался в Кремль, требуя выдачи начальника Земского приказа Леонтия Плещеева, ведавшего управлением и полицейской службой Москвы, думного дьяка Назария Чистого — инициатора соляного налога. Восставшие подожгли Белый город и Китай-город, разгромили дворы наиболее ненавистных бояр, окольничих, дьяков и купцов. 2 июня был убит Чистой. Царю пришлось пожертвовать Плещеевым, который 4 июня был выведен палачом на Красную площадь и растерзан толпой.



    Усольская соль
    В 1586 году на месте уфимского городища возникает крепость Уфа. Первый воевода Михаил Нагой старается обеспечить всем необходимым первый русский населенный пункт в только что присоединившейся к России Башкирии. Всего — хлеба, мяса, меда — в городе было в избытке. Не хватало лишь соли. Ее везли в Уфу из Соликамска, поэтому она была далеко недешевой. Однако, по рассказам башкир из близлежащих аулов, каких-нибудь в 90 верстах от Уфы имеется место, где рассолы сами по себе бьют из-под земли. Речь шла о районе современного Красноусольска. Не имея возможности отрядить в то место своих ратных людей, — район нынешнего Красноусольска был родовой землей еще не принявших русского подданства башкир племени Табын, — воевода, тем не менее, не препятствует монастырской колонизации. И вот недалеко от Усолья возникает Вознесенская пустынь. Однако, башкиры не потерпели самовольного вторжения на свои вотчинные земли. Историк Модестов приводит частично сохранившуюся грамоту царя Федора Ивановича, в которой говорится: «А того ради царь и великий князь Федор Иоаннович всея Руси самодержец указал тебе старцу Ионе...ехати в Уфимский уезд в Вознесенскую пустынь, Ногайской дороги, что башкирами сожжена, а братья рассеяны...» Чтобы получить доступ к Табынскому Усолью (Красноусольским ключам) пришлось договариваться с собственниками земли. В 20-х годах XVII века русские промысловые люди взяли Усолье в оброк у башкира-вотчинника Табынской волости Тюкуна. Здесь был построен Солеваренный городок, в котором было налажено производство. Уфа наконец-то получила относительно дешевую соль.

    Соль Илецкая
    Почему владельцы этих источников — башкиры-табынцы — так легко уступили свою Табынское Усолье уфимским промысловикам? Наверняка здесь кроется какая-то тайна. Действительно, к 20-м годам XVII века им стали доступны альтернативные источники этого ценного продукта. К этому времени башкиры вернули себе контроль над колоссальным Илецким месторождением соли, которое испокон веков принадлежало им. Достаточно посмотреть на карту арабского географа XII века Идриси, на которой территория современной Оренбургской области и северо-западного Казахстана обозначена как «Внешняя Башкирия». Потом этими землями владела Ногайская Орда, а затем калмыки. Но вот к 20-м годам XVII века в многолетней башкирско-калмыцкой войне произошел перелом, и восточные пришельцы было прогнаны к Волге. Возможно, именно поэтому башкирский ясак русскому царю, состоявший из пушнины и меда, был заменен на соль. Обе стороны были довольны: государство получало дефицитный продукт, а башкиры отдавали часть своей природной ренты. Илецкая соль была очень качественной. Но промышлять ею было делом далеко небезопасным. В одной из коллективных челобитных 1718 года башкир всех 4 дорог русскому царю говорится: «Исстари де отцы и деды их довольствовались солью, за что и службы служили и ясак давали из давних лет, потому что в тех местах многие неприятели ездят киргиз-кайсаки и каракалпаки и сказали, что когда сами башкирцы по соль ездят то многолюдством, так что тысячи по три и с неприятелями бьются, токмо из них человек с 300 соль берут, а прочие обороняются...»

    Государственная монополия на соль
    Солеваренный городок просуществовал недолго: во время башкирского восстания 1704-1711 гг. он был полностью уничтожен. Соляной промысел пришел в упадок. Вновь возник дефицит соли. Оренбургский губернатор Иван Неплюев сообщал в Сенат: «В Казанском и в других уездах разных сел и деревень иноверцы, новокрещены и русские покупают в Уфимском уезде на деньги, а иные меняют на хлеб у башкирцев соль илецкую». Илецкие месторождения были общественной собственностью башкирского народа. Так продолжалось до середины XVIII века, когда государство решило наложить на них свою тяжелую длань. В 1744 году на разведку месторождения был отправлен майор Кублицкий, на следующий год — англичанин полковник Иннис. Башкиры всячески препятствовали деятельности офицеров. Тем не менее, в 1745 году образцы илецких минералов были отправлены на экспертизу в Петербург и получили высокую оценку самого Ломоносова. В последующем илецкая соль была признана лучшей в мире. В 1754 году месторождение было объявлено государственной собственностью, а в Оренбурге было учреждено Соляное правление. Введение монополии вызвало башкирский соляной бунт. Историк В.Н. Витевский пишет: «Озлобленные башкирцы заявили, что соль покупать из казны они не желают, а будут брать ее, как раньше, «из казны Господа Бога Нашего». На следующий год, в 1755 году, в Башкирии вспыхнуло восстание, вошедшее в историю как восстание Батырши. Мулла Батыршах Алиев призывает мусульман края к джихаду, священной войне против неверных. Однако, восстают лишь башкиры Бурзянской и ряда других южных волостей. Справедливости ради нужно сказать, что непосредственной причиной мятежа стала все та же соль, а религиозной оболочкой движение стало обрастать лишь по ходу своего нарастания.


    Соляная пристань
    Добытая на Илеке соль, доставлялась на пристань Бугульчан (ныне село Куюргазинского района РБ). Оттуда по рекам Белой, Каме и Волге соль доставляли на Нижегородскую ярмарку. Торговля солью давала 200% прибыли, в то время как, например, медные заводы — лишь 11%. Понятное дело, что столь прибыльным делом хотели заниматься очень многие, но получилось только у одного. Это был симбирский купец и коллежский советник Савва Тетюшев. Ко времени появления в Оренбургском крае и Башкирии он уже был известным предпринимателем, имевшим опыт поставки товаров в русскую армию и ко двору Екатерины II. Высокие связи позволили Тетюшеву представить свой проект непосредственно императрице. Его проектом предполагалось увеличить поставку илецкой соли до 1 миллиона пудов. Для этого нужно было построить новую соляную пристань в устье реки Ашкадар, а также построить там складские помещения. Проект Тетюшева пришелся правительству по душе, и в 1765 году он был назначен «главным директором добывания и отправления илецкой соли». Екатерина II немедленно пишет оренбургскому губернатору князю Путятину: «По примечанию надворного советника Тетюшева соль илецкая…обходиться в казну может гораздо дешевле. Того ради сим нашим указом повелевается вам выдать ему, Тетюшеву, из соляного сбору наших денег до 25 тысяч рублей на поставку помянутой соли…В прочем чинить помянутому Тетюшеву в препровождении оной соли всякое вспоможение и содержать сие в крайнем секрете».

    От кого правительство скрывало свои планы? Ответ однозначен: от башкир. Дело в том, что под новую соляную пристань в устье Ашкадара необходимы были земли, а все земли в Башкирии были собственностью башкирского народа, поэтому любое отчуждение должно было как-то обосновываться. И обоснование нашлось. В 1735-1740 гг. отгремело восстание, и у правительства образовался фонд так называемых «бунтовщичьих» земель, то есть конфискованных у повстанцев. Вот на них-то в 1766 году была построена Ашакадарская пристань. Когда в 1781 году по указу Екатерины II она была преобразована в город Стерлитамак и понадобились более обширные пространства, тогда пришлось договариваться с собственниками земли башкирами-вотчинниками Юрматынской волости деревни Карайгановой. Так, благодаря соляному промыслу, возник второй по величине город Башкортостана.