Скачать 110.24 Kb.


Дата29.07.2018
Размер110.24 Kb.
ТипСборник

Скачать 110.24 Kb.

Статья Фолгеро о надписи и росписи Санта Мариа Маджоре и сиропалетинском влиянии очень интересна, хотя давно известно о том, что папы сирийского прогисхождения естественно поощряли распространение в Риме близкого им направления церковн



Факультет Церковных художеств ПСТГУ выпускает в свет очередной сборник трудов, посвященный христианскому искусству. Основные темы сборника можно обозначить как изучение русского церковного искусства с древнейших времен до начала ХХ века, взаимодействие культур Востока и Запада в рамках христианской цивилизации , богословские и религиозно-философские проблемы христианской культуры, в том числе в памятниках христианского искусства. Ряд статей посвящены проблемам атрбуции. И что важно отметить, большинство публикаций актуальны для современности, они необходимы для развития духовной культуры нашего времени в тесной связи с историей, а иногда дают ответы на непростые вопросы, во множестве возникающие перед современным деятелем духовной культуры. Как бы не менялись времена, куда бы не склонялось движение современной мировой цивилизации, вопрос о духовном и вечном всегда одинаково стоит перед взором вдумчивых людей всех поколений, будучи стержневой и единой линией существования человечества.

Нельзя также не отметить большое количество новых ценных результатов, полученных многими нашими авторами как следствие тщательного и внимательного анализа источников, нередко привлеченных впервые или по-новому прочитанных. Широка и география исследований – от Италии и Франции до Армении. Научное ядро сборника – работы коллектива сотрудников ФЦХ и членов редколлегии. Особо отметим участие кафедры реставрации, которая неизменно публикует свои отчеты о выполенных на кафедре реставрационных работах.

Публикуемый сборник сформировался целостным, так что его материалы пунктирно – хотя и не равномерно – охватывают всю историю русского искуссства – от 11 до 19 вв. с дополнением ряда содержательных публикаций по христианскому искусству Запада и Востока. Мы открываем сборник теоретической статьей доктора искусствоведения священника Стефана Ванеяна, который публикует один из разделов своей книги о крупном немецком философе и эстетике Люцетлере. Речь идет о проблемах иконографии, причем подробно рассматривается вопрос о соотношении иконографического и собственно художественного в произведении искусства. Показывается, что здесь существует много неясного, иконографическое и художественное могут не совпадать, с чем нельзя не согласиться. Безусловно, такая постановка вопроса актуальна для современного православного искссства в России, где, к сожалению, мы часто наблюдаем именно подмену художественного – иконографическим, хотя в больших, общих рамках, с точки зрения культурно-исторической типологии, иконография может рассматриваться как признак стиля.

Ряд публикаций имеет богословскую направленность, и это нельзя не приветствовать. Норвежкий ученый Пер Олаф Фолгеро предлагает богословский анализ греческого литургического текста, который является частью монументальной композиции «Поклонение Распятому», расположенной в верхней части триумфальной арки церкви Санта-Мария Антиква в Риме. Исследователь рассматривает проблему сиро-палестинского влияния в риме в этот период и отмечает эсхатологическую направленность композиции. По мнению автора, «появление столь сложной и богословски насыщенной иконографии было процессом, происходившим непосредственно в Риме под покровительством папской власти». Вывод самого исследователя осторожен: по его мнению, «окончательный ответ остается неизвестным. Ясно только то, что любая гипотеза по поводу идентификации автора программы должна учитывать влияние среды, в которой он жил и работал. Точнее всего ее, то есть Рим 7-8 века, можно представить в виде плавильной печи, где несколько различных культурных традиций сосуществовали и нередко скрещивались».

На другом конце христианского мира в 7 веке воздвигается всемирно известный армянский храм Звартноц, рельефы которого рассматривает З.А. Акопян. В армянской традиции он отождествляется с главной христианской святыней – Св.Гробом в Иерусалиме. Звартноц – это памятник священной христианской топографии. Автор подробно излагает райскую символику рельефов Звартноца. Хронологически близкий материал публикует А.А. Воронова в статье, которая является частью ее монографической работы. Здесь рассматривается архитектурно-строительную деятельность императора Юстиниана на границе западной и восточной частей Римской империи, при чем затрагивается широкий спектр как градостроительных проблем, так и общих культурно-исторических вопросов. Анализ вновь поднятых материалов пириводит исследователя к подтверждению вывода, по которому великий обновитель Римской империи установил основы Византийского государства.

Византийское искусство как таковое мало отражено в данном сборнике, но В.Н. Залесская в своей очередной статье атрибутирует группу византийских бронзовых икон 10-13 века, в свете тщательно собранных исторических сведений, опираясь на описание подобных икон в завещании Евстафия Воилы. С одной стороны, реконструируются факты из жизни этого сановника, с другой – атрибутируются памятники с10 до 13 века, происходящие, по мнению автора, в основном из Малой Азии. Балканское искусство 14 века. также отмечено в издании одной публиккацией, в которгой Е.С. Семенова публикует обобщенную работу о портретах царя Стефана Душана и царицы Елены. Великий государь сербов был похоронен в Призрене, в церкви, уничтоженной в 2004 году.

Широко представлено в сборнике домонгольское искусство древней Руси. Публикация трех авторов – Герасименко Н.В., Захаровой А.В., Сарабьянова В.Д. – часть обширного труда, посвящена давно необходимой задаче систематизации изображений святых в Софии Киевской, их идентификации, атрибутике, иконографии. В статье о росписях Успенского собора Старой Ладоги В.Д. Сарабьянов анализирует сложение алтарных росписей на русской почве, в частности композицию «Службы св.отец» В своем исследовании автор использовал не только огромный исторический материал, но и метрологическе наблюдения, а также проследил характерный для средневекового искусства прием включения реального пространства в пространство художественного образа. Все это позволилло придти к выводу, что в этом храме «композиция центральной апсиды…. оказывается чрезвычайно важным этапом в формировании древнерусских алтарных декораций», где самобытно складывалось изображение важнейшей темы – художественного свидетельства о евхаристической Жертве.

Близкие по времени росписи Кирилловской церкви в Киеве исследует М.С. Медведева. В статье этого аавтора речь идет непосредственно об экклезиологическом содержании росписей. Выяснены многие особенности системы росписей в данном храме. Это, несомненно, очеень плодотворный и необходимый подход. Ведь по существу все храмовые росписи в православной традиции – экклезиологичны. Церковь есть Тело Христово. Наиболее широкое определение Церкви описывает Ее как общество святых во главе со Христом. Церковь, во все века равная Самой Себе, установлена Иисусом Христом, но существует со времени Адама и Евы и, по словам некоторых святых, даже «прежде солнца». В Церковь входят и ангельские силы, и ветхозаветные праведники. Все это многообразно варьиуется в храмовых росписях всех времен. Исследование и сопоставление разных иконографических систем и их вариантов со временем может дать, как думается, необходимое понятие о переживании церковности в христианском сознании разных периодов, стран, общин.

Другая богословская задача поставлена в работе Ангелины Майер-Гейгер. Автор размышляет о значении изображения добродетели в средневековом восточнохристианском и в западнохристианском искусстве. Их достаточно детальное рассмотрение на отдельных примерах приводит к заключению о достаточно раннем расхождении путей в понимании места добродетели в жизни и развитии личности в двух частях христианского мира. Если для восточнохристианского мира добродетель возводится непосредственно к Святому Духу, (для обоснования приводятся высказывания преподобных Макария Великого и Исайи), то западное христианство очень рано увлекается восходящим к античности философским пониманием морали и ее символикой и в распространенных аллегориях добродетели незаметно придает ей достаточно самодовлеющий характер. В то же время, как показывает привлекаемый иконографический материал, икона показывает непосредственную зависимость добродетели от самого Христа, как это следует из всего восточнохристианского учения о спасении.

Несколько отдельно стоит статья Ю.Н. Звездиной, которая посвятила свою публикацию глубокой теме о христианском понимании времени, как оно выразилось в архитектуре французских базилик начиная уже с 12 века. Этот декор – замечательное явление искусства, когда во внешнем облике храмов ставится большой мировоззренческий вопрос о времени и вечности. Эти темы западного христианского искусства навсегда остаются значительным вкладом в христианскую культуру.

К исследованиям домонгольской культуры относится не только работы по живописи, но и по отдельным видам церковного обихода. Статья А.М. Манукян о происхождении техники золотой наводки домонгольского времени ясно показывает, что эта техника пришла с Запада из источников романской культуры и получила здесь, на Руси, благоприятную почву для своего блестящего расцвета. Здесь ставится вопрос о взаимодействии культур Востока и Запада, автор затрагивает весьма актуальные проблемы развития древнерусской культуры. Нельзя расматривать национальную культуру изолированно, как это иногда наблюдалось, например, в науке минувшего столетия.

Ю.Г. Матвеева рассматривает вопрос об иконографии облачений в первую очередь на примере епитрахилей с темой «Благовещеение», начиная с 13 века.. Поставленная исследовательницей задача – «приблизиться к пониманию принципов, лежащих в основе украшения этих произведений, и составления их иконографических программ». Решается вопрос о связи литургического предмета с евангельским образом.

Целый ряд проблем формирования алтарной преграды в более позднее время – начиная со 2 пол.14 века – поставлен Е.Н. Гуровой, которая много лет тщательно изучает алтарную преграду Спасского собора Андроникова монастыря. Она публикует статью по истории всех известных иконостасных преград собора. Этот ценный материал имеет значение, по нашему мнению, не только для истории данного памятника, но и для истории иконосаса как такового. Как известно, вопрос о природе и истории иконостасной преграды постоянно обсуждается научной литературе.

Изучение живописи 16 века представлено рядом работ по отдельным памятникам иконописи, обогащающими и уточняющими наши познания об этом периоде. К сожалению, мы не имеем возможности детально осветить все публикации. Скрупулезностью и тщательностью своих исследований хорошо известны исследования И.А. Шалиной, которая публикует детальную реконструкцию и атрибуцию иконы св. Георгия втор. четверти 16 века из ГРМ, и Е.М. Саенковой, представляющей атрибуцию иконы 60-гг. 16 века из собрания К. Воронина, которая являет «уникальный пример сочетания праздника Рождества Богородицы с текстом Акафиста». В.И. Вахрина публикует подробное описание иконы святителя Леонтия Ростовского в житии сер.16 в. По выводам автора, она могла возникнуть после общерусской канонизации святого на соборе 1547 года. Е.В. Брюханова излагает увлекательную историю изучения и популяризаци известного памятника – царских врат 16 в. из храма Иоанна Богослова на р.Ишне.

Еще одна группа разнообразных исследований посвящена искусству 17 столетия. К этому периоду относится, по материалу, статья А.В. Яганова, который решает вопрос о датировке Улейминского монастыря, Но основная ценность статьи в ее методологической значимости. На основе тщательного анализа источников автор пересмотривает легенду о более раннем строительстве здесь каменных храмов: «Все архитектурные наблюдения, сделанные при археологических раскопках 1992-2003 гг., могут быть интерпретированы исключительно в рамках строительной истории Никольского собора с 1670-х гг. до конца XIX в».

Яркую страницу российской жизни конца 17 – начала 18 вв рисует Н.И. Комашко в историческом исследовании о Феодоте Ухтомском – певчем дьяке и иконописце. Обрисован жизненный путь выдающегося таланта, испытавшего многие превратности петровской эпохи. Уже в зрелом возрасте, оставаясь иконописцем, он принял священный сан, что на фоне антицерковной политики Петра 1 можно рассматривать (с нашей точки зрения) как проявление независимой позиции и духовной зрелости Ухтомского.

В целом как известно, это эпоха сложных взаимодействий традиционной культуры и все шире вторгающихся западных влияний, которые, тем не менее, во многих случаях удачно вписываются в русло отечественных традиций. Как происходили эти культурно-истроические контакты, показано в ряде статей. Л.В. Ковтырева в течение ряда лет изучает твочество замечельного мастера Никиты Павловца и публикует исследование его иконы «Богоматерь Жировицкая», заказчиком которой мог быть, по наблюдениям автора, Симеон Полоцкий, воспитанный на западных образцах.

Другой характерный пример проникновеения влияний рассматривает доктор искусствоведения Э.С. Смирнова, которая публикует икону св.евангелиста Луки, пишущего образ Богоматери рубежа 17-18 вв и происходящую из среды мастеров Оружейной палаты. Тщательный иконографический анализ темы с древнейших времен и тонкий разбор деталей позволяют установить, что источником данного варианта этого образя является, через промежуточное посредство греческого образца, работе Эль Греко (Доменико Теотокопулоса) его раннего периода, однако все «обмирщенное» удалено православным иконописцем..

В архитектуре происходят аналогичные процессы. Доктор искусствоведения А.С. Щенков детально рассмтривает архитектурный декор конца 17 века в плане взаимодействия русской культуры с западной. Вместе с тем он находт интересные параллели языка архитектурных форм с культурно-историческим значением церковно-славянского языка, завершая статью постановкой известного вопроса об «обмирщении» церковных форм. Этот существенный вопрос будет, очевидно, еще разрабатываться и уточняться нашей наукой.

Западные влияния затрагивают и сферу церковного обихода. Важнейший литургический предмет – крест. Напрестольные кресты выделенного автором «московского» типа 16-17 вв рассматриваются В.В. Игошевым, причем автор приходитк к выводу, что «во второй половине XVII в. напрестольные кресты «московского» типа испытывают определенное влияние западноевропейского барочного искусства». Другую грань «нового эстетического движения» 2 пол. 17 – нач. 18 вв. рассматривает С.И. Баранова, изучающая развитие изразцового декора, достигшего расцвета в этот период.

Ценный материал по культуре этого периода и позднее публикуют Г.А. Назарова, изучающая иконографию московского святителя Алексия и определившая две традиции его житийных икон; Д.С. Головкова, которая вводит в научный оборот группу иконостасных икон из с. Спас-Загорье по стилю близких к школе Оружейной палаты и выполненных во второй пол. 90-х годов XVII века – до 1701 года. И.В. Злотникова рассматривает формирование иконографии образа Богоматери «Прежде рождества Дева», истоки которой восходят к белорусским преданиям о чуде исцеления в 17 веке в окрестностях г. Стародуба. Позднее этот образ распространяется в центральной России через посредство гравюр. М.А. Комова публикует материал по старообрядческой культуре на примере моленных в Орле.

Архитектурная тематика мало затронута в материалах сборника. Р.Ф. Алитова представляет публикацию о храме царевича Дмитрия Ростовского в Ростове Великом. Это достаточно известный храм эпохи классицизма исследуется на основании вновь открытых документов и таким образом является этапом в исследовании интересного памятника.

Однако одному из значительных явлений русской культуры 2-й пол.19- начала 20 вв – разработке византийского стиля в церковной архитектуре – посвящена статья доктора искусствоведения Ю.Р. Савельева, являющаяся частою более обширной работы. Ведущая тема этой разработки – влияние на русскую храмовую архзитектуру храма Св. Софии Константинопольской – находится в тесной связи с проблемой «византийского наследства» и вообще с общими проблемами русского самосознания этого периода, когда на пространствах Российской империи происходило формирование культурного типа, названного К. Леонтьевым «русской цивилизацией». Именно об этом процессе или о весьма близком, по нашему пониманию, размышляет К.И. Маслов в статье о деятельности журнала L Artiste russe. 1846-1848 гг Автор известен своими вдумчивыми работами о взглядах деятелей 19 века на церковное искусство. В обозреваемом журнале печатались некоторые материалы о религиозной живописи, и их обзоор показывает, насколько слабым было представление о ценностях русского древнего искусства в это время, что подтверждается и всеми другими источниками.

В сборнике, как и в предыдущих выпусках, уделяется внимание персоналиям. И.Л. Кызласова помещает очерк о двух современниках: А.И. Анисимове и о.П.А. Флоренском в период их студенчества. А.И. Анисимов – замечательный и вдумчивый ученый, рисуется в сложнейшей обстановке начала 20 века, трудность его пути оттеняется фигурой П.А. Флоренского, с которым он, видимо, не был или почти не был знаком. Описан период до обращения Анисимова к древнерусскому искусству. Но становится понятным, что наука о духовном искусстве Церкви уже тогда должна была развиваться в далеко не самых благоприятных условиях.

О личности и о научном наследии рано ушедшего из земной жизни искусствоведа Л.В. Бетина поместила статью Л.А. Щенникова. Автор объективно оценивает его работы, в которых было много острых наблюдений, живых мыслей, смелых предложений. Тем, кто встречался с ним, трудно забыть его яркий образ, а его научное наследие несомненно представляет значительную ценность.





Коьрта
Контакты

    Главная страница


Статья Фолгеро о надписи и росписи Санта Мариа Маджоре и сиропалетинском влиянии очень интересна, хотя давно известно о том, что папы сирийского прогисхождения естественно поощряли распространение в Риме близкого им направления церковн

Скачать 110.24 Kb.