страница8/45
Дата19.05.2017
Размер6.34 Mb.

Сто великих® замков москва


1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   45

78

100 ВЕЛИКИХ ЗАМКОВ



британской короны появилось новое владение, которое было формально закреплено Утрехтским договором 1713 года. Десятая статья этого договора

гласила:


Король католический от имени своих наследников и преемников уступает короне Великобритании в полное и безраздельное владение город и замок Гибралтар вместе с портом, укреплениями и фортами.

Но Испания, конечно же, не смирилась с потерей Гибралтара и много раз пыталась вернуть его себе. Самой драматичной была четырнадцатая по счету осада Скалы, которая продолжалась 4 года. С 1779 года Гибралтар осаждали соединенные силы испанских и французских армий, но неоднократные штурмы не принесли успеха.

Казалось, что англичане пришли в Гибралтар навсегда, о чем гласили многочисленные плакаты на стенах. «Гибралтар останется британским!» уверяли и яркие открытки. Поэтому неудивительно, что здесь были сосредоточены большие военные силы. Англичане превратили Скалу в хорошо оснащенную крепость. Еще в конце прошлого века на рейде Гибралтарского порта стояли эсминцы, один за другим взлетали боевые самолеты, у подножия Скалы целились в небо зенитные установки. Однако саму военную базу увидеть на полуострове было сложно: она скрывалась в железобетонном чреве пещеры, а общая длина тоннелей, продырявивших Скалу, как головку голландского сыра, превышала 50 километров.

БУДАЙСКАЯ КРЕПОСТЬ

Будапешт называют «жемчужиной Дуная, выброшенной на берег». Матовой белизной своих зданий, стесненных в перспективе серебристыми горами, город действительно похож на большую жемчужину, оправленную в серебро. На всех гостей венгерской столицы неизгладимое впечатление производят богатство и пышность ее дворцов и парков, мостов и знаменитой Будайской крепости.

В I веке до нашей эры одно из кельтских племен — арависки — первым основало здесь военное поселение Ак-инк, название которого означает «Обильные воды». В I веке уже нашей эры римляне отвоевали его у кельтов и основали свой город, переименовав его в Аквинкум. Вскоре быстро растущая римская колония превратила его в важную оборонительную крепость. Во II веке в Аквинкуме насчитывалось уже около 30 000 жителей, отдельно вырос гражданский город в северной части нынешней Буды. Во времена римлян Крепостная (или Замковая) гора была необитаемой, хотя археологи иногда находят здесь памятники римских времен. Однако они попадали сюда из Аквинкума как пригодный строительный материал. Сами же легионеры возвели укрепленную заставу Контр-Аквинкум в районе нынешнего центра Будапешта, у переправы через Дунай, а на южной окраине Буды — город-лагерь Кампона.

После распада Римской империи Аквинкум в эпоху нашествия сменявших друг друга народов был уничтожен полностью, так что даже название его не сохранилось. Территория эта находилась в руках аваров, франков, готов, гуннов и многих других народов. Старинная легенда рассказывает, что

вождь гуннов Аттила поручил своему брату Буде защищать отвоеванные у римлян территории. Буда построил хорошо укрепленный военный лагерь, который и стал носить его имя. Но впоследствии Буда изменил брату, и Аттила, Южный фасад церкви Матяша

80

100 ВЕЛИКИХ ЗАМКОВ



возвратись из завоеванной им Италии, повелел убить Буду и даже запретил произносить его имя.

Есть и другая версия о происхождении этого правобережного поселения: название его идет от болгаро-славянского слова «буда» (хижина, домик). В науке эта версия считается наиболее достоверной.

После гуннов в средней Дунайской области появились мадьяры во главе со своим вождем Арпадом. Покорив (или вытеснив) проживавшие здесь племена, основатель династии венгерских королей в 896 году избрал для себя местом постоянного жительства древнюю Буду, существовавшую и до прихода венгров.

В 1242 году огромные татарские армии перебрались через замерзший Дунай, разрушили и сожгли придунайские поселения. Король Бела IV, опасаясь нового нашествия татар, начал возводить по всей стране крепости, вот тогда необитаемое до того плоскогорье Крепостной горы и привлекло его внимание. Замковая гора была самой низкой из гор Буды, над уровнем моря она возвышалась всего лишь на 151 метр, однако по сдоему расположению была очень удобной для возведения укреплений.

В 1255 году король Бела IV приказал возвести здесь крепость для защиты страны, вокруг которой вырос город с гражданским населением. Для верующих стали строиться церковь Святого Николая, церковь Богородицы и церковь Марии-Магдалины. Для самого короля возвели замок.

К XIV веку Будайская крепость еще не стала центром страны, им она становится только в первой четверти XV века. Король Сигизмунд, став императором Священной Римской империи, окончательно перенес свою столицу в Буду. Рядом с простой королевской жилой башней он построил прекрасный готический Новый дворец и начал перестройку крепостной стены, состоявшей до этого из плетня и земляного рва. Были возведены совершенные для того времени бастионы, а великолепный замок с его огромным рыцарским залом и оставшейся незаконченной Усеченной башней служили местом рыцарских турниров.

Во второй половине XV века, в правление короля Матяша, Будайская крепость достигла своего расцвета. Король Матяш расширил и реконструировал королевский дворец, Пешт окружил крепостной стеной и наплавным мостом соединил его с Будой. Он пригласил из Италии талантливого архитектора и скульптора А. Фиораванти, а также Д. Далмата, Б де Майано и других мастеров.

При возведении королевского дворца господствовали два архитектурных стиля: сначала — готика, а после свадьбы короля с Беатрицей восторжествовал Ренессанс. В залах дворца были выложены мозаичные полы, все помещения украшались скульптурами, зеркалами, коврами; рельефы и камины из красного мрамора привлекали внимание не только своими формами, но и сверканием всех оттенков камня. Хроники тех лет отмечают, что величественный вид приемного зала короля и королевской свиты произвел на турецкого посла такое ошеломляющее впечатление, что он даже

БУДАЙСКАЯ КРЕПОСТЬ

81

запутался в своей речи и не смог досказать ее до конца, хотя был весьма опытным дипломатом. Во дворце короля Матяша размешалась и библиотека, сводчатый потолок которой изображал небесный свод: на нем различные конфигурации звезд отмечали важные события в жизни короля. О самой библиотеке очевидцы XVI века писали так:



Большая часть томов — из пергамента, с шелковым переплетом, позолоченными серебряными пряжками... Во время Матиаша при королевском дворе всегда жили около тридцати живописцев, опытных мастеров по переписке книг...

В правление этого короля была перестроена церковь Богородицы, которая по своей новой башне до наших дней называется церковью Матиаша. Но со смертью короля славная эпоха в истории Будайской крепости закончилась. Прекрасный дворец начал приходить в упадок, хотя королевский двор и старался сохранить свой прежний блеск и роскошь. Однако придворный штат, обремененный долгами, уже не мог оплачивать расходы по содержанию зданий в надлежащем порядке. Многие из них стали просто разрушаться, а ценности растаскивались в уплату долгов.

Во время турецкого господства замок, построенный королем Белой, а также Новый дворец короля Сигизмунда и замок короля Матиаша были разрушены. Впервые турки вошли в Буду в 1526 году после битвы при Мо-хаче, и Будайская крепость вызвала восхищение даже у завоевателей. Турецкий путешественник Э. Челеби в своих записках постоянно называет Буду из-за домов с красными крышами «золотым яблоком Турецкой империи». Он взбирается на гору Геллерт только для того, чтобы со всех сторон увидеть крепостную стену. Завоеватель влюбляется в Буду, но не может уберечь ее от гибели. Крепостные стены гудят от бесконечных осад, взрываются пороховые склады, однако туркам не удается закрепиться на этой территории. Отступая, они сожгли и разграбили дворец и город, большая часть зданий была полностью разрушена, но и тогда осталась красота гордых руин, занимающих вершину холма.

В 1541 году после длительной осады туркам с помощью обмана снова удалось захватить Будайскую крепость. Янычары султана Сулеймана под видом гостей пробрались через северные ворота*, по сигналу напали на стражу и разоружили ее. В последние дни августа, в день 15-й годовщины битвы под Мохачем, в гости к королеве Изабелле и маленькому Яношу Жигмонту прибыли послы султана. Они вручили ей указ, по которому новым местом жительства королевы назначалась Трансильвания, а Буда бралась турками под сохранение до достижения Яношем совершеннолетия.

После этого в истории Будайской крепости начинаются печальные события, о которых много рассказывается в исторических хрониках. Например, «Янош Подманицкий был умным человеком. Обрезав бороду свою во

* В то время ворота назывались Субботними, так как в этот день там проводились базары

82

100 ВЕЛИКИХ ЗАМКОВ



власяницу», оделся он и с кадкой на спине бежал из крепости. Оставшиеся же стали узниками Усеченной башни или рабами.

При турецком господстве развитие многих венгерских городов сильно замедлилось, и Буда из королевской резиденции превратилась в пограничный город отдаленной провинции огромной турецкой империи. Крепость с ее великолепными зданиями погибала: и хотя они оставались в относительной сохранности, внутреннее их убранство было полностью разгромлено. Королевский дворец был превращен в казармы и склады, церкви перестроили в мечети. Казалось, что даже сама природа помогает гибел* Будайской крепости. В 1578 году молния ударила в пороховой склад,

взрыв разбросал соседние дворцы, засыпал землей государственную казну и убе-i жище королей, находившееся под землею, выбросил пушки из крепости в Ду-i най; крепостные ворота, как будто их двигала неведомая власть, сами собою открылись, воды Дуная целыми днями сплавляли вниз трупы...

Господство турок продолжалось долгих 145 лет. На рубеже XVI—XVII веков армия ополченцев, сформированная из венгерских крестьян, не раз пыталась отвоевать Будайский замок, но безуспешно. Только в 1686 году объединенные христианские армии под предводительством лотарингского князя Карла и баварского курфюрста Максимилиана окружили Будайскую крепость, и началась борьба не на жизнь, а на смерть. Штурм следовал за штурмом, однако героизм венгерских гайдуков, бывших в атаках всегда первыми, и пушечный огонь не приносили успеха. Вновь взорвалась пороховая башня, на воздух взлетело 800тонн пороха и погибли 1550 человек.

Решающая атака началась 2 сентября 1686 года. У Эстердомской ротонды осаждающие пробрались в крепость, пушки замолчали, и началась рукопашная схватка. После гибели паши Абдурахмана турки отступили на территорию королевского дворца, а потом вывесили белое знамя. Почти вся крепость была покрыта телами многих тысяч погибших Вспыхнул пожар, и

прежняя королевская резиденция, красавица городов турецкой эпохи, «красное яблоко» со своими лежащими в развалинах домами, со сгоревшими ценностями, обугленно торчащими к небу стенами и выгоревшими окнами представляла собой такое страшное зрелище на ярком позднелетнем солнце, как темной ночью освещенный изнутри череп.

Последующие столетия тоже были не особенно счастливыми для Будайской крепости' друг за другом следовали чума, землетрясения, ливни, пожары. Пороховой взрыв и огромный пожар в 1723 году причинили разрушения не меньшие, чем осада турок. Восстановление ее началось только в XVIII веке, и над руинами стали возводить новые здания в стиле барокко

Свою окончательную форму Будайский замок приобрел в XIX веке, когда был полностью перестроен архитектором Миклошем Иблем. Однако и

БУДАЙСКАЯ КРЕПОСТЬ

83

его громадные корпуса с сотнями залов почти полностью сгорели во время Второй мировой войны. Гитлеровские войска в первую очередь захватили крепость, где и расположился штаб оккупационной армии. Когда в феврале 1945 года было сломлено сопротивление последних эсэсовских частей, в Буде в результате артиллерийского и минометного огня не осталось ни одной целой крыши, ни одного неповрежденного фасада. Вынужденные отступать, немцы поджигали красивейшие исторические здания, и их зияющие окна мрачно смотрели на город. А потом началась долгая и кропотливая работа по восстановлению крепости, и мастера-реставраторы старались сохранить как можно больше памятников архитектуры и остатки средневековых построек. Сейчас Будайская крепость представляет собой величественную и прекрасную картину. Над неровной линией крыш домов и небольших дворцов возвышаются готические главы церквей, романские башни и аркады Рыбацкого бастиона, большой фасад и купол королевского дворца... А в середине августа в Будайской крепости проводится праздник ремесел. Время его проведения было установлено по неписаному крестьянскому закону: в августе завершаются все сельскохозяйственные работы, и селяне могут ненадолго перевести дух. Частью этого торжества становится шествие со снопами: оно проводится 20 августа, и принимают в нем участие многие музыканты, певцы, танцоры и ремесленники. А завершается оно перед собором короля Матиаша, где происходит освящение хлеба нового урожая. Здесь же на площади краснодеревщики, кузнецы, ткачи, гончары раскладывают свои изделия, изготовляемые прямо на глазах у изумленной публики.



ГОРОД-КРЕПОСТЬ ДУБРОВНИК

О времени основания Дубровника нет точных исторических сведений В сочинении византийского императора Константина Багрянородного «Об управлении империей» рассказывается о славяно-аварских вторжениях на Балканский полуостров в VI—VII веках, упоминается и о разрушенных старых римских городах Салона и Эпидавра Часть их жителей укрылись на неприступном скалистом островке с греческим названием Лау, положив начало новому городу — Рагузе Югославские историки считают эти сведения достоверными, но вносят в них некоторые уточнения беженцы из римских городов не были первыми поселенцами островка, так как люди жили здесь с незапамятных времен А название «Рагуза» происходит от иллирийского слова, означающего «крутизна», «крутой склон»

Согласно другой версии требинский барон Павлимир, возвращаясь в IX веке из Италии на родину, причалил со своими кораблями к берегам Гружского залива и заложил на узкой части берега, окруженной с трех сторон густым дубовым и сосновым лесом, город От славянского слова «дубрава» и произошло поэтическое название нового города — Дубровник Третья точка зрения как бы объединяет две первые Жители Эпидавра

Иллирийского, спасаясь от преследования варваров, поселились на неприступном скалистом острове, который от материка отделялся узким проливом Напротив них, на другом берегу, обосновались пришедшие почти в то же самое время славяне Впоследствии оба поселения слились и образовали новый город, который долгое время хранил оба названия Рагуза — в латинских источниках, Дубровник — в сербо-хорватских

Создание защитных сооружений началось сразу же после основания Дубровника и продолжалось несколько столетий Скала, занятая беженцами с Эпидавра, протянулась месяцем вдоль берега Но вновь прибывшие заняли даже не всю ее территорию, им вполне хватило западной оконечности этого скалистого островка Обрывистые, почти неприступные утесы вскоре были укреплены каменными стенами, образо-

ГОРОДКРЕПОСТЬ ДУБРОВНИК

85

Часть крепостной стены и мост от форта Ревелин



вавшаяся крепостица получила название «Кастеллюм» (или «Кастель Лаве») Так возникла первая часть города, где впоследствии разместились городские власти — князь и епископ

Вскоре на прилегающей территории возник новый квартал, который в

VIII веке окружили уже более прочной стеной, сложенной из камня с известью В северной части эта стена была даже укреплена башнями, одна из которых называлась «Болотными воротами», так как воздвигли ее на пологом берегу острова, открытого гнилому болоту, которое отделяло остров от материка Через болото горожане перебирались по деревянному мосту, и в городе еще долгое время все, кроме стен и башен, строилось из дерева

Бесплодная скала, лишенная растительности и питьевой воды, спасла горожан, но одновременно и обрекла их на неустанный многовековой труд. Первые столетия существования города были заполнены непрерывной борьбой с камнем, водой и болотистой почвой Ни один другой город далматинского побережья не встретился в начале своей истории с подобными трудностями У первых дубровчан не оказалось в распоряжении античного поселения, которое доставалось в наследство жителям других районов, не было у них и дворцов, которые впоследствии можно было бы разобрать и использовать в качестве строительного материала, как это было в Сплите Пожалуй, лишь венецианцам, построившим свой город среди болот и плавней, пришлось пройти схожий путь

Старое, прилепившееся к утесу поселение постепенно начало благоустраиваться, окружило себя прочными стенами, строило башни, деревянные и каменные дома, расширяло площади, на которых возводили храмы и общественные здания Старая часть Дубровника как бы вырастает из глубины лазурного моря, которое окружает ее с трех сторон, оно то ласково плещется у стен, то обрушивает на них огромные валы с зеленой пеной на гребнях Мощные крепостные стены из светлого камня с башнями различных очертаний массивным кольцом окружают тесно застроенный старый Дубровник

Город устоял во всех столкновениях Востока и Запада между собой, и к

IX веку он был уже настолько укреплен, что выдержал 14-месячную осаду сарацинского флота, и настолько самостоятелен, что вел переговоры с соседними славянскими племенам

В XIV веке дубровчане усилили свой флот, и город наряду с Венецией становится главным портом на Адриатике Далматинский поэт XVI века А Сасин в эпической поэме «Флот» писал

Флот Дубровницкий крылатый Шлет суда быстрей, чем стрелы Моряки, как львы в сраженье, Лучше нет на океане — Быстры, ловки их движенья

Во время расцвета Дубровницкой республики гавань становится самым оживленным местом города В ней выгружались и принимались на борт

86

100 ВЕЛИКИХ ЗАМКОВ



ГОРОД-КРЕПОСТЬ ДУБРОВНИК

87

грузы из Италии, Леванта и с Балкан. Здесь желтели воск и мед, пахло смолой и свежесрубленными бревнами, блестели серебро и медь, железо и свинец; рядом с этим экспортным товаром мычал и блеял скот, тащились' боснийские и герцеговинские рабы, сбывавшиеся в страны Западной Европы, несмотря на протесты славянских князей...



Когда венецианцы заняли Далмацию, а турки, завоевав Боснию и Герцеговину, окружили Дубровник, горожане еще больше укрепились. Но огромные линии воздвигнутых ими крепостных стен не обагрились кровью, фитили их пушек не были зажжены, трубы не возвестили ни о военных тревогах, ни о завоевательных походах, не ходили дубровчанские боевые дружины и на штурмы. Антон Джика, первый русский консул в Дубров-ницкой республике, в 1794 году отмечал в своем «Описании», что

со времен, еще предшествовавших приходу турок в Европу, рагузинцы всегда действовали в соответствии с одним и тем же принципом, а именно: стремились вовремя сменить покровителя, отдавая предпочтение более сильному. Они держались за Византийскую империю, как только она обосновалась на Адриатическом море. Но как только она распалась . они отошли ощ нее. Они поступили так же с деспотами Боснии, которым были преданы некоторое время. Встав под покровительство республики Венеции, которая благодаря своим морским силам стала в то время самой мощной в Далмации и арбитром в Адриатическом море, она восприняла ее форму правления и законы. Но как только рагузинцы догадались о своей опрометчивости... то, предвидя многие угнетения, они пожертвовали многим, чтобы от них избавиться. Тогда они сочли, что могут найти более сильную опору в короле Венгрии, в объятия которого и бросились... Он открыто объявил себя покровителем Рагузы, в этом качестве воевал с Венецией и вынудил ее отказаться от всяких притязаний на Рагузу.

Город на прибрежной морской скале, архитектурно закругленный и снабженный всем для удовлетворения тогдашних нужд, неизменно привлекал жадные взоры пиратов, которые видели в нем сказочный ларец, полный драгоценностей Ткачи Дубровника ткали прекрасное сукно, кузнецы ковали оружие, кожевенники дубили кожи, кирпичники обжигали кирпич и черепицу . На складах хранились отрезы мягких домотканых тканей, блестели шелк и тонкое полотно, пахли кожи и пряности, звенело только что выкованное оружие, бережно переносились сосуды с провансальским маслом и укрывались от влаги южных ветров мешки с солью... Достаточно было горстки умело расставленных людей, чтобы поддерживать порядок и спокойствие в городе и в гавани

Лукавством, деньгами и хитростью округлили дубровчане свои владения, присоединив к себе винообильный Пелешац с его прибыльными солеварнями, рыболовецкие острова Млет и Ластово, лесистые островки Шипан и Лопуд, Локруп и Колочеп с удобными бухтами, бережливыми жителями и надежными монахами. Им удалось убедить Порту в своей

нейтральности и получить права свободной торговли на всей территории Османской империи, согласившись платить ежегодный «харач».

Хотя с Османской империей Дубровник жил мирно, успокаиваться не приходилось, и город по-прежнему много внимания уделял возведению оборонительных укреплений. Наиболее интенсивное строительство приходится на XIV—XV века, именно тогда крепость приобрела тот вид, который восхищает всех и поныне, сооружение же новых фортов и реконструкция старых продолжались до конца XVII века. До середины XIV века возводились в Дубровнике городские башни, которые снаружи защищали зубцы, а изнутри — ограда из дерева. На их верхних площадках сооружаются «мантелеты» — временные деревянные укрытия для стражи.

Оборонительные работы XV века превратили Дубровник в настоящую крепость, вероятно, именно тогда и возникла поговорка, ставшая впоследствии широко известной: «Когда зайца гонят, он спасается в Дубровнике». Поэт второй половины XV века М.М. Тарханиота писал:

Двойной гордятся стены защитою, Восходят ввысь; обрывы глубокие Внизу разверзлись. Так природа Охраняет город, парящий в небе.

Проектировали Дубровницкую крепость виднейшие архитекторы Италии и Далмации, в числе которых были Дж. да Сиенна и флорентиец М. Мике-лоцци, более известный под именем М. ди Бартоломео. Он возводит западную и северную стены крепости, а в северо-западном углу, на самом высоком месте крепости, начинается сооружение мощной и красивой башни Минчеты, названной по имени семьи Минчетич, на чьей земле она была воздвигнута. Башня видна отовсюду, и жители Дубровника считают ее не только самой могучей, но и самой элегантной в городе. Заканчивали возведение башни и ближайших частей стен уже по проекту Юрия Далматинца в 1460-е годы.

Башня Минчета имеет две смотровые площадки — на первом и втором ярусах. По верхнему краю высокого нижнего яруса стены ее прорезаны квадратными бойницами, а завершение второго яруса украшает изящный резной каменный пояс. Именно башня Минчета всегда изображалась как символ Дубровницкой республики

С верхней площадки Минчеты хорошо виден форт Ловренац (Святого Лаврентия) — грандиозное крепостное сооружение, воздвигнутое на вершине огромной скалы (37 метров над уровнем моря). Отвесные, заросшие колючим кустарником склоны ее совершенно неприступны. Ловренац возвели еще в XI веке, когда началось строительство дополнительных фортификационных сооружений, впоследствии он постоянно укреплялся и реконструировался. Сейчас жители Дубровника называют этот форт своим «седовласым старцем», на его воротах сохранилась старинная латинская надпись- «Свобода не может быть продана ни за какие сокровища».
88

100 ВЕЛИКИХ ЗАМКОВ

По проекту архитектора и инженера А. Феррамолино в XVI веке в Дубровнике был сооружен Ревелин — монолитное, отдельно стоящее укрепление, соединенное со старым Дубровником узким мостом, переброшенным через глубокий ров.

Город пережил многие бури: и чуму, и величайшую свою катастрофу — сильное землетрясение 1662 года, разрушившее красоту и накопленные богатства старинного Дубровника, в котором тогда погибло более половины трудоспособных жителей.

Крепость Дубровника представляет собой сложную систему укрепленных стен и башен-фортов, не случайно город называют «адриатическим Новгородом». Наиболее мощные двойные стены возвели со стороны материка, где велика была опасность нападения. По периметру крепостных стен расположились 14 прямоугольных и полукруглых башен и четыре мощных бастиона. В комплекс крепостных укреплений, как указывалось выше, входят еще два отдельно стоящих форта: Ловренац защищает город с запада, а Ревелин надежно охраняет восточные стены и гавань.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   45

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Сто великих® замков москва