Скачать 270.35 Kb.


Дата10.02.2018
Размер270.35 Kb.

Скачать 270.35 Kb.

Страницы далекой истории



СТРАНИЦЫ ДАЛЕКОЙ ИСТОРИИ

По народному преданию и записанной миссионером В. И. Вербицким легенде местных шорцев, основателем и первым жителем на нынешней территории села был татарин (шорец) Кузедей или Кучиган-Кузедей. Здесь стояли его юрты, а на окрест­ных лугах паслись его стада. Родовые поселения оседлых и ко­чующих шорцев назывались улусами, поэтому предполагается, что первые русские переселенцы - это, вероятнее всего, беглые казаки, крестьяне, искавшие свободы от властей; вот они и осно­вали здесь поселение и назвали его именем жившего здесь шор­ца Кузедея - улус Кузедеевский.



Абсолютно достоверно то, что сказания и легенды у шор­ского народа имели особую значимость и веками передавались из поколения в поколение, поэтому легенда о Кузедееве как реальном лице может быть близкой к истине.

В ходу, однако, и другая версия происхождения названия се­ла: жил-де в давние времена в этих местах гостеприимный хозяин Кузя Деев и всяк, кто останавливался у него на ночлег по пути из Кузнецка на Алтай или в иные места, на вопрос, где задержался, завсегда отвечал: «Да у Кузи Деева». По произношению весьма созвучно с Кузедеево, что в последующем, конечно же, могло трансформироваться в нынешнее название села. Версия вполне приемлема, но по «возрасту» своему она слишком молода, ведь Вербицкий, знаток истории этих мест и житель этого села, просто не мог пройти мимо нее, не обозначив в своих записках.

Наверное, обе версии имеют право на жизнь, тем более что они созвучны в произношении.

Известно, что первые поселения людей на берегах Томи, Кондомы, Мрассу и других рек и прочих мест по всей Сибири воз­никли 550-600 лет назад. Если же уйти в глубь веков и тысячеле­тий, то совершенно очевидно, что в Сибири когда-то был теплый климат, живым свидетелем которого является памятник вымер­шей доледниковой растительности Липовый Остров, водились 1слоны, мамонты и носороги, бизоны и благородные олени. Бога­тый растительный мир и тепло привлекали сюда древних людей, и было это примерно 30 тысяч лет назад, в период каменного ве­ка.

Доказательством того, что здесь жил человек, является клад из камней, среди которых были хорошо обработанные остроко­нечники, скребло и другие орудия труда, найденные экспедицией академика А. П. Окладникова, который писал: «...в западной части селения (Кузедеево), около здания РТС, на полотне дороги, в вы­емках кювета были подняты расколотые куски кварцита, обрабо­танного рукой человека. Второе местонахождение отмечено у се­ла Аил. Над этим селом, в двух километрах от здания РТС, над рекой Кондомой выступает крутой мыс, с востока примыкает к мысу вторая пойменная терраса. На его вершине расположено кладбище, к которому ведет проселочная дорога, проходящая по склону и изрезанная рытвинами-оврагами. На краю, в отвесной стенке одной из рытвин найдены орудия труда человека. Они за­легали на глубине 40-50 см от современной поверхности».



Если говорить о находках уже наших дней, то жители села при копке огородов находят серебряные монеты, датированные первой половиной XIX в., но, что более всего интересно, при строительстве погребов, рытье ям на глубине полутора и более метров находят неизменившиеся, неперегнившие пучки сухой травы. Откуда бы им взяться на этой глубине? Возникает такое предположение: на улицах Рабочей, Томской, части Советской, в местах, расположенных по обрывистому правому берегу реки Кузедейки, в районе моста через нее много огородов с толстым слоем чернозема. Это может говорить только об одном: здесь давно и долго жили люди, уже современные и содержали табуны лошадей, гурты крупного рогатого скота. Место для житья опти­мальное: рядом выпасы, корма, удобный зимний водопой, ведь Кузедейка в местах родников не замерзает и зимой. Исторически же оговаривается, что стойбище Кузедея располагалось на пра­вом берегу тогда безымянной речки. Другого более удобного для житья места на берегах этой речки просто нет. С определенной долей вероятности можно утверждать, что этот легендарный шо­рец жил именно здесь, в центре нынешнего села.

Археологические раскопки и находки в районе Кузнецкой котловины доказывают, что человеческая жизнь в этих местах никогда не исчезала. Изменялся климат, совершенствовался че­ловек. Во 11-1 тысячелетиях до нашей эры племена, населявшие Кузнецкую котловину, пользовались орудиями из меди и бронзы. У племен, живших на равнинных местах, развивалось скотовод­ство и земледелие,' а в лесной и горно-лесистой зоне - охота и рыбная ловля. Рельеф местности южной части котловины, и рай­он села в частности, позволяет предположить, что здесь человеку можно было заниматься тем и другим. В I тысячелетии нашей эры местные племена начали переходить к железным орудиям труда, что доказывают многочисленные раскопки могильников на терри­тории Кузбасса, Кузнецкой котловины, в том числе нынешней Гор­ной Шории.

Населяли эти места различные племена тюркского происхо­ждения, потомки татаро-монголов: алтайцы, хакасы, мордва, телеуты, шорцы, кеты, остяки. Именно шорцы и телеуты являются коренными жителями Кузбасса, Кузнецкой котловины.

Есть разные сведения относительно появления здесь первых постоянных официальных поселений. А. А. Мытарев в своей книге «Южный Кузбасс» пишет, что основание первых поселений на его территории происходило в XV-XVI вв. В материалах по составле­нию чертежей земли Сибирской и созданной на их основании кар­ты Сибири в 1701 г. русским географом С. У. Ремезовым села Ку-зедеево или иного его названия не значится. Эта карта состав­лялась в конце XVII в. по царскому указу и распоряжению главы Сибирского приказа А. А. Виниуса. В ней на территориях нынеш­ней Томской и Кемеровской областей указано всего чуть более ста населенных пунктов. Ею пользовался известный исследова­тель Сибири, историк Г. Ф. Миллер. Однако на карте С. Ремезова «Волости Кузнецкого уезда в XVII в.», приводимой в книге В. Киселева «Шорцы. Кто они?» значится волость Кузедеево.

Историки - исследователи Сибири российские академики Г. Ф. Миллер, В. В. Радлов, А. П. Окладников указывают на более ранние сроки появления первых поселений на берегах указанных рек и их притоков, в том числе в районе нынешнего Новокузнец­кого района,- середину XVII в. Эта дата согласуется и с абсо­лютно достоверными данными - создание на земле Кузнецкой в 1618 г. Кузнецкой крепости с целью укрепления южных границ империи и охраны от набегов многочисленных воинствующих племен енисейских кыргызов, джунгаров, калмыков и других.

Исторически достоверно и то. что в XVII в. на территории ны­нешнего юга Кузбасса возникли многие русские поселения, среди которых Учул, Беровково, Атаманово, Кузедеево, Ильинка, Тальжино, Куртуково и др. Было это при Кузнецком воеводе Федоре Даниловиче Павлове.

Безусловно, официальная летописная история этих сел, не­разрывно связана с историей Кузнецкой крепости и уезда, ибо летопись тех времен создавалась в связи с жизнедеятельностью Томского и Кузнецкого воеводств. Кузнецк длительное время яв­лялся пограничной крепостью, на нее постоянно делали набеги телеуты с Оби, калмыки с Ишима, кыргызы с Енисея; шорцы, на­ходившиеся под влиянием последних, также оказывали сопротив­ление русским. Все эти племена, за исключением шорцев, были многочисленными.

Когда-то на Алтае было Ойротское ханство, состоящее из четырех племен. Одно из них- телеуты - было объединены в 60 туменов, а один тумен состоял из 10 тысяч человек. Особенно ра­зорительными для Кузнецкого воеводства были набеги в 1632, 1638, 1640, 1665 и даже в 1701 гг. Первые русские поселенцы по­сле разгрома Ермаком хана Кучума испытывали огромные труд­ности, жили в постоянной опасности. Добровольцев было не­много, в основном ссыльные и беглые. Надо было собирать ясак, защищаться, заниматься земледелием - на все были царские указы из Москвы. Ясак собирался с шорцев, проживавших в ос­новном на территории нынешнего юга Кузбасса, то есть возни­кала потребность в продвижении царевой и воеводской власти в глубь телеутских, алтайских и шорских владений.

Г.Ф.Миллер, путешествовавший по Сибири в 1733-1743 гг. пишет, что Томский и Кузнецкий воеводы разделили свои терри­тории на волости, в которых создавались пункты сбора ясака с инородцев. Сообщается также о воцарении спокойствия между ними. Волости не имели строгих границ и административного управления. Центром волости был небольшой поселок служилых людей, вероятно, таковым был и улус Кузедеевский среди мирных оседлых татар-шорцев.

И все-таки вопрос, сколько лет существует Кузедеево, не праздный. Народная молва хранит воспоминания старожилов се­ла от начала XX в., а те, в свою очередь, - от отцов и дедов, ко­торые рождались и умирали в этом селе. Ведь в прошлые века заметной миграции населения не было, многие поколения вели постоянно оседлый образ жизни, но русских было еще очень ма­ло, поэтому воеводы просили Москву присылать в Сибирь семьи для жительства, поощряли женитьбу русских мужчин на ино­родках. Были факты, когда казаки, будучи в Москве при сопровождении обозов с пушниной, ясаком, вербовали женок и девок в Сибирь в замужество. А воевода Федор Баскаков в 1652 г. писал в Сибирский приказ, что в уезде 50 крестьян, из них 27 ссыльных холостых мужчин, и просил выслать в уезд женок и девок чтобы оженить одиноких.

Вот что рассказывает в своих воспоминаниях старожил села Григорий Степанович Шарапов в 1973 г.: «Сколько лет существует Кузедеево? Никто не знает, но народная память живет из поколе­ния в поколение».

Григорий Степанович прав, летописной истории села дейст­вительно очень мало. Она в лучшем случае разрознена, а чаще затерялась при многочисленных административно-территориаль­ных переустройствах, сожжена за ненадобностью.

Например, житель села Павел Иванович Шукшин, которому в 1927 г. было 90 лет, а его батьке 144 года- оба они умерли в 1930 г., рассказывал, что он слышал от своего отца, будто село существует с давних времен, что оба они служили казаками в кре­пости. Подтверждают это и многие старожилы, у которых отцы и деды родились здесь: Иван Никанорович Лучшев (1898 г. р.), Прокопий Емельянович Кочуганов (1894 г. р.), Анна Епифановна Кочу-ганова (1903 г. р.).

По легенде народной, первым жителем поселения, возможно безымянного, был шорец Кузедей. Когда стали приезжать русские переселенцы, коренное население держалось в стороне. Этот Кузедей жил на отшибе, на правом берегу реки Кузедейки, назва­ние которой происходит, вероятно, от названия села. Людская память сохранила, что за рытвиной и яром, за засыпным мостом, в давние времена стоял казацкий вооруженный отряд, пост или крепость; это район нынешних улиц Суворова и Набережной. Крепость была, видимо, естественным, природным понятием: с запада и востока были глубокие рвы, с юга - столь же обрыви­стые берега Кондомы, открытой оставалась лишь северная сто­рона.

Житель села Осип Баптовский, уже давно умерший в воз­расте 120 лет, и его дед также служили в этой казацкой крепости. Сам Осип имел коня и казачье седло, был казаком и его брат Иван.

Все это уже не легенда, а исторический факт, подтверждаю­щий, что селу как минимум 300 лет. До 1930 г. в Кузедеево фами­лия Кочугановы встречалась в 30 дворах. Не от смешения ли с русскими потомков Кучиган-Кузедея произошла эта фамилия?

Кроме коренных жителей Кочугановых, в село в разные вре­мена приезжали многие другие старожилы - Лучшевы, Беспрозванных, Тузовские, Мокрецовы, Шабалины, Ощепковы, Ягановы, Горловы, Бересневы, Кривозубовы, Поповы, Пупышевы...

Покорение Сибири, в том числе Западной, шло не быстро, были нужны силы и средства. В начале XVIII в. была создана Ко-лывано-Кузнецкая казачья линия для укрепления царевой власти в Кузнецко-Алтайском регионе. В 1773 г. в ее системе и был орга­низован форпост Кузедеевский. Гарнизон казаков состоял из 31 человека. При форпосте впервые в истории села была организо­вана походная церковь Иоанна Предтечи. Линия имела 9 крепо­стей и 53 редута (Сары-Чумышский и Кандалепский в том числе). В 1670 г. Колывановский участок, часть которого была перенесена на юг, потерял свое оборонное значение. По границе вновь осво­енных земель поставлены новые укрепления Новой Колывано-Кузнецкой линии: в ней было 5 крепостей, 7 форпостов, 12 маяков, 4 полумаяка, 5 защит и 1 редут. С 1763 г. командовал Сибирскими оборонительными линиями генерал-поручик Шприн-гер.

Расстояния между крепостями были небольшими- от 18 до 24 верст, а вот от Новиковского форпоста до Кузедеевского было 132 версты, от Кузедеевского до Кузнецкой крепости - 55 верст, то есть расстояния соответствуют нынешним. Большие расстоя­ния возникали из-за непроходимого болотистого чернолесья этих мест, ныне до неузнаваемости урбанизированного и перекопан­ного Новокузнецкого района. Стояли казаки в Кузедеево до 1855 г.



Примерно тогда же слились воедино три отдельные деревни: Крепость - от современной часовенки до насыпного моста, На­горная - от моста до речки Кузедейки и Заречное - район нынеш­них улиц Партизанской и Нагорной.

В 1859 г. в селе насчитывалось 175 жителей, село было со­всем небольшим, но к этому же времени оно обрело статус торго­вого вследствие своего удобного географического расположения и путей сообщения. Колывано-Кузнецкая линия - это, по сути, ны­нешний тракт Новокузнецк - Бийск, и уже всего через полвека, в 1911 г. в селе было 899 жителей, действовали маслозавод, цер­ковь, начальная школа.

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Страницы далекой истории

Скачать 270.35 Kb.