• Страницы истории СЛОБОДА, ГОРОДИЩЕ, ГОРОД
  • КРУТЫЕ ПЕРЕМЕНЫ



  • страница1/15
    Дата15.06.2018
    Размер3.9 Mb.

    Страницы истории Зауральской милиции


      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15



    УПРАВЛЕНИЕ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

    РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ

    Страницы истории

    зауральской полиции

    ГАВРИЛОВ

    Юрий Георгиевич,

    советник начальника УМВД России по Курганской области

    по работе с ветеранскими организациями

    Предисловие

    Более 200 лет полиция, затем милиция, а теперь и снова полиция стоит на страже Закона. Менялись эпохи развития нашего государства, менялись функции и обязанности милиции. Одно оставалось неизменным: верно и преданно служить Закону и Присяге, которую дает каждый сотрудник при поступлении на службу в органы внутренних дел.

    Вся история органов внутренних дел области пронизана яркими примерами честного и добросовестного исполнения служебного долга ее сотрудниками.

    Милиция по своей сути многофункциональна, каждая служба несет ответственность за конкретное дело, которое ей поручили, но все они в целом круглосуточно, в любую погоду, обеспечивают необходимый правопорядок в городах и селах области, оберегая личную неприкосновенность граждан и их имущество.

    В трудную минуту, когда Отечество бывает в опасности, они не задумываясь, с оружием в руках, выступают на его защиту. Это было в годы Великой Отечественной войны, это повторилось на Северном Кавказе и в других «горячих точках» страны, где помощь их была просто необходима.

    Сегодня, в период перехода государства из одной формации в другую, органы внутренних дел испытывает немалые трудности. Однако ее сотрудники не пали духом, не опустили руки, они верно и честно стоят на страже Закона, порой невероятными усилиями сдерживая навалившийся беспредел и анархию. Они редко бывают в семьях, мало уделяют внимания своим женам и детям, порой не следят за своим здоровьем. Все это ради того, чтобы наше государство стало по настоящему правовым, когда люди не боялись выходить на улицы в любое время суток, и были уверены в более светлом будущем своих детей.




    Страницы истории
    СЛОБОДА, ГОРОДИЩЕ, ГОРОД
    Царево Городище (г. Курган) официально образовалось в 1662 году, вплоть до получения Курганом статуса уездного города, в 1872 году слобода существовала в виде комиссариатства. Вначале слободой управляли слободчики, затем приказчики, а в 1910 году было записано, что в слободе Царево Городище «ведает судом и расправою драгунского строя капитан Иван Филиппов».

    В 1718 году Петром I была учреждена камер-коллегия, и ее представителем в Царево Городище стал земский комиссар, который заведовал и полицией. Указом от 19.01.1782 года учреждалось Тобольское наместничество, состоящее из двух областей – Тобольской и Томской. Курган вместе со своим уездом вошел в состав Тобольской области и находился в административно территориальном подчинении Ишимскому округу вплоть до 1934 года.

    В августе 1782 года Курганская слобода получила статус уездного города, которому присваивался герб и разрешалось самоуправление. В Кургане появился штатный городничий как глава всей городской организации. Ему подчинялись частные приставы и квартальные надзиратели. Город еще долго нес черты военно-административного и земледельческого поселения, которое постепенно превращалось в торгово-промышленное.

    Статус города, Шадринск получил раньше Кургана – в 1712 году. В городе и уезде полицейским управлением руководил уездный исправник. Город делился на две полицейские части, во главе их стоял полицейский надзиратель. В распоряжении полицейских надзирателей находились полицейские стражники и городовые. Так, например, в 1892 году в штате Шадринского полицейского управления состояло 26 полицейских. В городе было 8-10 полицейских будок, в которых несли службу вооруженные наганами городовые. Кроме этого, при уездном полицейском управлении, находилась и местная жандармерия - политическая полиция. Все они содержались на средства города, и стремления к увеличению штатов не было. Каждый заступающий на службу в полицию давал клятвенное обещание, в котором говорил «верно и нелицемерно служить и во всем повиноваться, не изодя живота своего до последней капли крови».

    Городничий в Кургане представлял государственную власть. В его обязанности входили следующие вопросы: безопасность граждан, проведение судов за маловажные проступки, взыскание долгов по обязательствам и т.д. Он осуществлял общий надзор за военной и политической структурами, за состоянием дел в городе, контролировал все его подразделения, в том числе и самоуправляющиеся общины. В его ведении находилось общее руководство городом, хотя согласно реформы 1775 года ему надлежало быть самоуправляющейся территорией, где на первое место выдвигалось купечество.

    Однако г. Кургану на первых порах быть таковым не представилась возможность, не хватало податных горожан, а поэтому и о самостоятельности не могло быть и речи. По реформе 1822 года Курган был отнесен к малолюдным городам, поэтому в самоуправлении он имел небольшой штат: 10 пожарных и 6 полицейских.

    В это время губернское правление предложило рассмотреть вопрос о полицейско-пожарной службе города. Проектом предусматривались следующие расходы: полицмейстер в помощь городничему – оклад 300 руб. в год, канцелярские служители – 300 руб., канцелярские расходы пожарной части – 60, частный пристав – 200, квартальный надзиратель – 120, содержащие лошадей – 400, пожарные инструменты и освещение – 1000 руб. Но таких денег в городской казне пока еще не было, их надо было искать.

    Если в Тобольске и Тюмени действовали городские Думы, то в Кургане и других городах Урала – Хозяйственные управления во главе с городовыми старостами. В 1834 году в Кургане городовым старостой был избран М. Саматов, а в 1840 году губернское правление утвердило городовым старостой купца С. Осинцева и словесным судьей «купеческого брата» Е. Калмыкова. За городской общиной из окружного суда наблюдал стряпчий.

    Городничий и стряпчий окружного суда вели надзор непосредственно на месте, а губернское управление – с помощью указов и постановлений, посылок ревизоров. Этот аппарат опирался на воинские подразделения и полицию. Курган в 1832 году содержал двух квартальных надзирателей за 227 руб. в год, пожарную часть с 8 рабочими и 8 лошадями, на что уходило более 2 тысяч рублей, тюремный острог и др.

    В 1840 году словесным судьей собранием горожан был избран мещанин Шибаев. Он должен был принимать решения по спорным делам и небольшим искам.

    Содержание полиции и пожарной команды городу обходилось очень дорого. Например, обмундирование только одного унтер-офицера стоило 8,18 рублей, на провиант давалось 1 пуд 32,5 фунта круп, 21 пуд 30 фунтов муки, что стоило 6,17 рублей.

    Содержание одной пожарной лошади обходилось в год в 70,12 рублей, а будочника и полицейского в 17,54 рублей, пожарного – 17,07 рублей. Для полицейского и пожарного шинель выдавалась на 3 года, пуговицы на 20 лет, ремень на 8 лет, куртка на 2 года. Только за один 1845 год на 10 пожарных и 6 полицейских было израсходовано 212,61 рубль.

    Нормативным документом, определившим подчиненность, действия и правомочность полиции, стал «Устав благочиния, или полицейский». Согласно этому Уставу, частный пристав, ответственный за «порядок и благочиние» в своей части города, назначался губернским правлением и подчинялся непосредственно городничему.

    Территория, подведомственная частному приставу, делилась в свою очередь на кварталы. Квартальный надзиратель назначался Управой благочиния и подчинялся частному приставу. Ему подчинялись все сторожа квартала, а также избираемые сроком на три года из жителей данного квартала квартальные поручики.

    В помещении квартального надзирателя в рабочее время, а оно продолжалось с 9 до 12 и с 18 до 24 часов, дежурили квартальный, его помощник и добросовестный, в обязанности последнего, избиравшегося из числа жителей квартала, входило присутствие при разбирательстве дел в квартале. Если проступок был малозначительный, то дежурный квартальный мог ограничиться несколькими ударами провинившегося и внушением «впредь ухо держать востро». После этого свидетели и добросовестный уходили, а будочник – дежурный при камере предварительного заключения мог получить и магарыч «за беспокойство». За более серьезные нарушения провинившийся наказывался розгами. Наказание исполняли служители пожарной части, после чего обвиняемый освобождался. Такое ведение делопроизводства практически не требовало от полицейских юридических познаний.

    В1723 году указ о паспортах установил новую систему отношений казны и податного населения. Никто без ведома властей не мог покинуть город. Ни купцы, ни мещане не были вольными гражданами. За черту города не отпускали никого без оплаты податей и штрафов. Паспорта или особые билеты на отход выдавали только тем, кто был достоин, и за плату. Всеми случаями нарушения запретов занималась полиция. Купцы платили за годовой паспорт 25 рублей, мещане – 5 и полугодовой – 3 рубля. Паспорта городовой староста получал в уездном казначействе, деньги, полученные за них, отправлялись туда же. Эта система сохранялась очень долго, даже во второй половине XIX века она еще существовала, так как в городской бюджет приносила солидный доход.

    В январе 1839 года в должность городничего вступил Антон Антонович Соболевский, который несколько лет спустя после вступления в должность написал донос в губернское управление о том, что в Кургане скопилось большое количество поселенцев и ссыльных и необходимо увеличить состав полиции. Однако его просьба не была удовлетворена, так как содержание полиции и пожарной команды городу и без того обходилась очень дорого. Однако, несмотря на трудности, в 60-е годы штат полиции значительно увеличили, к этому подтолкнуло все большое количество прибываемых в город ссыльных.

    После восстания в 1825 году на Сенатской площади в Петербурге в Курган была отправлена в ссылку большая группа декабристов, а после восстания в 1864 году в Польше, затем Литве, Белоруссии и Украине количество ссыльных еще больше увеличилось. Всего в Сибирь, в том числе и в Зауралье, было выслано до 23 тысяч человек. Только в Курганском округе их проживало более 7 тысяч человек, а в 1862 году их количество переваливает за 10 тысяч.

    В связи с крестьянской реформой и отменой крепостного права был принят ряд новых правил и реформ, коснувшихся всех сторон жизни русского государства. Согласно «Временным правилам об устройстве полиции», принятым 25 декабря 1862 года, в 44 губерниях России полицейские органы (городничий и его канцелярия, а в уезде земский исправник, земский суд) объединялись в возглавляемое исправником уездное полицейское управление.

    В его штат входили: исправник, коллежский асессор, помощник исправника – надворный советник, секретарь, столоначальник, журналист (вел регистрацию журналов), пять становых приставов (по одному от каждого стана), четыре околоточных надзирателя по участкам.

    Все полицейские чиновники имели свои квартиры в Кургане. Полицейское управление олицетворяло собой власть государственную, органа местного самоуправления (Городской Думе и управе) не подчинялась. Оно являлось высшим органом не только полицейской, но и административной власти и находилось в непосредственном ведении Тобольского губернаторского жандармского управления.

    Для полицейских была определена следующая форма: Полицмейстер носил темно-зеленый кафтан русского покроя с отрезанной юбкой и стоячим, с закругленными углами воротником. Обшлаг и воротник окаймлены оранжевым кантом, на воротнике две петлицы серебряного галуна с оранжевыми просветами и серебряными звездочками по чинам: звездочки нашивались по длине погона. Шаровары серо-синие с оранжевой выпушкой заправлены в черные сапоги до колен. Черный с оранжевым кантом кушак, через правое плечо перекинута серебряная портупея с шашкой, на поясе справа крепилась черная кобура для револьвера, от которого шел трехцветный шнур. Шапка шилась из черной мерлушки с темно-зеленым суконным верхом; на околыше – посеребренная бляха с гербом губернии и офицерская кокарда. На руках – белые замшевые перчатки. Полагались также серый плащ с петлицами на воротнике и плечевыми знаками, серая офицерская шинель и серый капюшон. Такую же форму носил уездный исправник, но вместо серебряного прибора – золотой.

    Полицейское управление осуществляло наблюдение за скорым и точным исполнением законов, постановлений и особых распоряжений правительства. Кроме этого, обеспечивало охрану общественного порядка, подавление революционного движения, осуществляло надзор за публичными собраниями.

    Главой полицейского управления, а следовательно, и всей власти в городе и уезде был уездный исправник. С установлением в 1889 году должности заседателя уездного полицейского управления, уездный исправник в сфере своей деятельности окончательно стал олицетворять всесильную и непререкаемую государственную власть, стоящую над органами местного самоуправления. Он назначался и увольнялся губернатором и был председателем уездного распорядительного комитета, директором уездного попечительского отделения о тюрьмах, членом уездного по воинской повинности комитета и других комиссий. Одной из самых важных его обязанностей было: «вразумлять сельских обывателей на счет их обязанностей и пользе и поощрять их к трудолюбию, указывать им выгоды распространения и усовершенствования земледелия, рукоделий и торговой промышленности, особливо же сохранение добрых нравов к порядку».

    Уездный исправник обычно назначался губернатором из местного дворянства сроком на три года, но курганский исправник М. Иконников исполнял свои обязанности с 1805 года до Февральской революции 1917 года. Подобное исключение было позволено в результате того, что М. Иконников умел угождать губернаторскому начальству, а с другой стороны, он был служака, четко знал свои обязанности и неукоснительно выполнял все указания губернатора, о чем регулярно отчитывался.

    Обладая неограниченной властью в уезде, он, однако, никогда не злоупотреблял ею. Для удобства управления сельским населением весь уезд был поделен на 5 полицейских станов во главе со становыми приставами:




    1-й стан -

    волости: Брылинская, Белозерская, Иковская, Мендерская, Салтосарайская, Тебенякская, Усть-Суерская и Шмаковская;

    2-й стан -

    Арлагульская, Дубровская, Лебяжьевская, Марайская, Михайловская, Моревская и Саломатовская;

    3-й стан -

    Елошанская, Казаркинская, Кривинская, Лопушинская, Лисьевская, Макушинская, Мотылевская, Моршихинская и Спасо-Преображенская;

    4-й стан -

    Глядянская, Давыдовская, Камышевская, Михайло-Архангельская, Плотниковская, Утятская, Чернявская и Чинеевская;

    5-й стан -

    Введенская, Мало-Чаусовская, Меньшиковская, Митинская, Падеринская, Сычевская и Черемуховская.

    Имея свое постоянное местопребывание в уездном городе, исправник два раза в год разъезжал по деревням и селам для обозрения уезда и выполнения особо важных дел. Он следил за добросовестным исполнением своих обязанностей приставами, которые должны были приводить к повиновению ослушных, преследовать воров, разбойников, военных дезертиров и тыловых, а также взыскать подати. При этом он обращал внимание на исправность дорог, на правильность строительства домов и на другие детали жизни сельского населения.

    В преступном отношении Курганский уезд сильно не выделялся. Многие крестьяне по ночам не закрывали двери на засов. Однако это продолжалось не долго. С ростом населения росло количество правонарушений, а это, естественно, привело к росту полиции.

    В 1875 году появилась городская управа, в ней выделились функции купеческого и мещанского старост, что способствовало облегчению управления на местах. Город стал сложной социальной, экономической и культурной организацией. Один раз в 4 года проходили выборы гласных в городскую Думу, а Дума избирала на такой же срок городскую управу, куда входили городской голова и несколько членов. Система выборов обеспечивала в Думе большинство представителей капитала. Поэтому в число избирателей не попадали многие горожане. Представители имущих слоев населения вершили городские дела. Первым главой Думы был избран самый богатый купец города Федор Шишкин.

    С ростом города увеличивались и расходы на содержание полиции. Если в 1876 году содержание полиции обходилось в 1715 рублей, то уже в 1892 году – 2675 рублей. Кроме этого, 320 рублей тратилось на содержание квартальных и двух разъездных полицейских надзирателей.

    Курганская городская Дума установила в мае 1879 года ряд правил соблюдения содержания скота, приняла ряд решений по пресечению краж и грабежей. Она потребовала в каждом квартале учредить «десятского» старшину и по очереди назначать караульных со свистками, о каждом подозрительном лице доложить в полицию, курение на базарах и ярмарках строго запрещалось. Однако, несмотря на принимаемые меры, сдержать рост преступности не удалось.

    Курган жил беспокойной жизнью. Массовый приток поселенцев, их неустроенность и плохая обеспеченность средствами для существования приводили к разного рода правонарушениям. Тюремный замок города был всегда переполнен. За 10 лет его работы с 1884 по 1895 гг. в совершении преступлений участвовало: в разбоях и грабежах – 140 ссыльных и 50 старожилов, в подделке монет и ценных бумаг – 30 и 20, занимающихся бродяжничеством, укрытием беглых и допустивших нарушения паспортного режима – 2650 и 290, сопротивление властям – 10 и 200, в преступлениях по государственной и общественной службе – 100 старожилов.

    Часть преступлений носила политический характер, отражая сложную классовую обстановку в городе. В 1894 году через Курган прошла железная дорога, которая резко изменила уклад жизни города. Население стало еще более быстрыми темпами возрастать, капитализм набирать силу, социальное разложение еще более усугубилось. Пропасть между богатыми и бедными стала все больше увеличиваться.

    Купец Балакшин построил машиностроительный завод по производству турбин для водяных мельниц и маслодельных машин, два крупных консервных завода, холодильник. Братья Шелягины построили завод жестяных коробок для обслуживания консервных заводов. Открыл и несколько мельниц, маслобоен, крахмально-паточный, кожевенный и винокурные заводы.

    В городе Шадринске в начале XIX века открылись льнопрядильная ткацкая фабрика и овчинно-шубные заводы Мазова и Нечаева, пимокатные заводы Митрофанова и Заева, три паровые мельницы, несколько механических и деревообрабатывающих мастерских Труфанова и Каплина.

    Толчок к ускоренному развитию промышленности в Зауралье дал иностранный капитал. Датская фирма «Брюлль и Тегерсен» построила в Кургане консервный завод, английская фирма «Юннон» построила колбасно-беконную фабрику и холодильник, австрийский капиталист Гамилю – пивоваренный завод. Появление сепараторов дало толчок бурному развитию маслоделия. Масло вывозилось в Англию, Германию, Данию.

    Многие крупные поселки Зауралья стали специализироваться на выпуске какой-нибудь продукции. Так, например, жители села Шатрово и деревни Дворцы работали над выпуском валенок и выделке овчин. В других деревнях появилось кузнечное, бондарное, гончарное производство. Создавались ткацкие артели по пошиву шуб и т.д.

    Вместе с ростом промышленности и торговли начала развиваться и банковская сеть. В Кургане открылся общественный городской банк, отделение Сибирского и Волжско-Камского банков, агентство Нижнегородско-Самарского и Ярославско-Костромского банков, два сельских банка – в Марайской и Шмаковской волостях. В городе Шадринске открылся общественный банк Пономарева и отделение Сибирского банка. Стала широко пополняться сеть кредитования.

    Развитие промышленности и кустарного производства в Зауралье не изменило его аграрного характера, но привело к росту классового расслоения. Многие крестьянские хозяйства разорились, увеличилось количество бедняков и батраков. Вместе с тем образовался мощный слой кулаков, которые скупая, а где и захватывая лучшие земли, полностью закабаляли крестьян. В Кургане уже полностью насчитывалось 123 крупных скотопромышленника. В руках кулачества оказалось и маслоделье. В 1907 году они создали «Союз сибирских маслодельных артелей», который возглавил купец Балакшин А.Н. Союз объединял 760 маслодельных артелей. Население жестоко эксплуатировалось. Широко использовался труд женщин и подростков. Рабочий день продолжался по 12 часов.

    Сильная налоговая система: казенных денежных сборов, мирских сборов и натуральных повинностей способствовала еще большему разорению многих крестьян. Крестьяне практически содержали всех начальников: волостных писарей, духовенство, ямскую гоньбу, школы и т.д. К тому, кто пытался не платить налоги, применялись самые жестокие меры вплоть до того, что отбирали имущество, скот, инвентарь.

    Все эти трудности привели, в конце концов, к тому, что 1 мая 1905 года в Кургане было проведено первое массовое выступление, на котором присутствовало около тысячи человек, а осенью этого же года, 19 октября, в демонстрации уже принимало участие более шести тысяч человек.

    Начавшаяся 19 июля 1914 года империалистическая война еще больше усилила народное бедствие и вызвала бурное возмущение трудящихся, которое переросло в г. Шадринске даже в вооруженное столкновение. В Кургане на консервном заводе Сорокина была объявлена стачка. Рабочие выступали против дороговизны продуктов питания и за увеличение зарплаты. В марте 1917 года в Кургане съезд представителей кооперативов принял решение ликвидировать должности исправников, становых, урядников, крестьянских начальников, волостных старшин, заседателей и сельских старост.

    Под влиянием народных масс буржуазия вынуждена была произвести замену руководителей полиции, устранить крестьянских начальников и даже произвести аресты ярко настроенных монархистов. С формированием капитализма стала развиваться система найма рабочих рук. На купеческих промыслах работали, как правило, ссыльные или разорившиеся мещане. Рынок рабочей силы расширялся с притоком поселенцев и переселенцев, которые не могли сразу заиметь усадьбу и свое хозяйство.

    Однако усиленный приток поселенцев, которые прибывали в Курган по разным судебным приговорам, накаляли социальную жизнь города. Старожилы стали сопротивляться приему новоселов в свой состав, так как за них приходилось платить подати и повинности, а также отвечать за побеги и различные проступки.

    Курган вплоть до 1917 года был разделен на различные группы. Отсутствовало равноправие женщин, кругом сквозило невежество, безграмотность, бескультурье. Кражи в городе происходили ежедневно. Воровали как днем, так и ночью. Так, 24 июля 1914 года у домовладелицы Шедко украли много золотых и серебряных вещей на общую сумму около 100 рублей. Похищенные вещи полиция очень быстро нашла. 7 августа из квартиры портного на улице Центральной были выкрадены вещи на сумму 280 рублей. Урядник Свинухов незамедлительно принял меры, и преступник Михаил Шенявин был схвачен на железнодорожном переезде и заключен под стражу.

    Появилось много мошенников с хорошо организованной рекламой. Так, например, банкирско-комиссионный дом Этьена Жильберна стал предлагать «премийные облигации». Реклама утверждала, что все его облигации выигрышные и фирма солидная, зарегистрирована в Париже. Множество горожан, желая получить этот выигрыш, посылают деньги по указанному адресу. Однако обратных ответов не получают. Когда стали выяснять, что это за фирма, то оказалось, что по указанному адресу сидит один писец в комнате, который в момент проверки уже отсутствует.

    Нередко на улицах города возникали драки по различному поводу. Город жил своей жизнью. Каждый день здесь происходили какие-нибудь события: смешные и трагические, курьезные и обыкновенные. Граждане ко всему этому давно привыкли как к кражам, так и к пожарам.

    Заметную роль в культурном развитии Зауралья сыграли ссыльные, особенно декабристы. Здесь жило 13 декабристов: Н.В. Басаргин, Ф.М. Башманов, А.Ф. Бригген, В.Н. Кюхельбекер, В.Н. Лихарев, Н.И. Лорер, М.А. Назимов, М.М. Нарышкин, И.С. Повало-Швейковский, А.Е. Розен, П.Н. Свистунов, Н.Ф. Фохт, Д.А. Щепин-Ростовский. Люди, получившие образование и воспитание в самых престижных учебных заведениях не только России, но и Европы, значительно повлияли на уклад жизни города, оказывая влияние как на политическое, так и культурное развитие населения. Они внесли заметный вклад в развитие народного образования. Непосредственно А.Е. Розен, А.Ф. Бригген, М.А. Назимов, П.Н. Свистунов, Ф.М. Башмаков, М.М. Нарышкин помогли единственному в городе уездному училищу деньгами, книгами, журналами, географическими атласами и картами, которые впоследствии послужили началом школьной библиотеки. Сами непосредственно обучали детей, занимались медицинской практикой, особенно И.Ф. Фохт. Оказывали влияние на развитие музыкальной культуры. Впервые в Кургане прозвучала в гостиной Нарышкина классическая музыка. М.А. Назимов, как замечательный рисовальщик, стал приобщать одаренных детей к изобразительному искусству, сами постоянно делали выставки рисунков. До сих пор хранятся в краеведческом музее прекрасные рисунки Е.П. Нарышкиной, А.Е. Розан, Н.И. Лорер. Писали мемуары о Сибири. Политическую деятельность, несмотря на все ограничения и контроль со стороны полиции, ссыльные продолжали и на поселении. Вопреки запретам, 26 мая 1845 года они отметили день рождения А.С. Пушкина.

    Общенациональный политический кризис в России начала XX века привел к ускорению политизации всех слоев общества. В эти годы начинается организационное оформление партий, принятие их программ, определение стратегии и тактики деятельности. Всего в России в этот период насчитывалось свыше 100 политических партий.

    Центром политической деятельности в Зауралье являлись города Шадринск и Курган. Пик активности всех партий пришелся на период революции 1905-1907 гг., после чего многие партии распались. Наиболее влиятельной в Кургане и самой крупной партией в Сибири была социал-демократическая партия. Она имела средства массовой пропаганды и очень сильно критиковала русско-японскую войну. Обстановка накалялась. 23 декабря 1905 года специальным указом в Курганском, Тобольском и Тюкалинском уездах объявляется военное положение. Вводится Челябинское генерал-губернаторство.

    Несмотря на самые широкие карательные меры, революционное движение продолжало развиваться. Втягиваются в общественно-политическую борьбу сельская местность и особенно крестьяне-фронтовики. Они выступают против произвола и злоупотреблений местных властей.

    Наиболее жестокие меры репрессий принимаются против социал-демократических организаций. Так, Курганский военный суд приговорил к 15 годам каторжных работ участницу местной социал-демократической организации А.М. Шумилову. В результате многочисленных арестов, спада рабочего движения, Курганская организация РСДРП прекращает свое существование. Численность политических организаций на Урале и в Сибири после революции 1905-1907 гг. сокращается. Усиливается интерес к деятельности партии эсеров – самой многочисленной и влиятельной в России.

    В ответ на карательные меры властей эсеры проводят ряд террористических актов. Так, 31 мая 1906 года террорист-эсер Н.И. Попов убивает воинского начальника города Шадринска полковника Куньева. Произошла перестрелка с эсерами-террористами и в городе Кургане в январе 1908 года, в ходе которой было убито три жандарма.

    Начало первой мировой войны в 1914 году сопровождается введением закона военного времени. Однако по мере осложнения социально-экономической ситуации растут антивоенные настроения и недовольство существующим положением дел. Снова начинаются стачки рабочих, растет недовольство среди крестьян, так как многие семьи лишились кормильцев, призванных на войну. Активизировала свою деятельность и буржуазия.

    Начинают усиливаться разногласия и трения между большевиками, меньшевиками и эсерами. Правда, это более выражено происходит в центральной России, а в Кургане во время выборов в городскую Думу социалистические партии выступили совместно под названием «Объединенные социалисты» и практически выиграли выборы. Это позволяет в марте-июне 1917 года в Южном Зауралье сформировать многопартийную систему. Создаются органы Временного правительства и Советской власти. Издаются общественно-политические газеты, избираются заводские комитеты и профсоюзные организации.

    Учитывая сложную обстановку в Кургане и в уезде, уездный исправник М. Иконников телеграфирует в Тобольск губернатору Лаппу и командующему военным округом Сухотину в Омск: «В Кургане неспокойно. Прошу Ваше Высокопревосходительство усилить, по возможности, гарнизон города Кургана». А в Курган пришло указание примерно такого содержания: «Патронов не жалеть!», что и сделал начальник военного гарнизона полковник Павлушин. Демонстрации были разогнаны и расстреляны.

    Началась Первая Мировая война. Она требовала все новых и новых жертв, массу необходимых товаров и продуктов на содержание армии. В стране разразился кризис и, прежде всего, на сельскохозяйственные товары.

    С каждым днем росла дороговизна на все продукты питания и товары. Мужское население поредело, началось значительное сокращение почти всех товаров. Катастрофически не хватало сукна и ситца, кожевенных изделий. Цены росли очень быстро и доходили до невероятных размеров. На железных дорогах появилась масса мошенников. Торговцы и спекулянты получали баснословные прибыли, а народ нищал.

    Департамент полиции сформировал несколько сыскных отрядов по розыску спекулянтов и лиц, взвинчивающих цены. Один из таких отрядов был направлен на станцию Курган, местная полиция помогала им повсеместно.

    Уездный исправник Иконников опубликовал в печати распоряжение, где было сказано, что отменяется запрет на ввоз и вывоз за пределы уезда многих продовольственных продуктов. Запрет сохранялся только на вывоз молока, масла и молочных продуктов. Министерством путей сообщения были приняты меры по улучшению отправки по железным дорогам продуктов питания. Однако принятые меры улучшений не дали. Дороговизна росла. Ни штрафы, ни тюрьмы не смогли сдержать повышения цен на предметы первой необходимости. Постановление Правительства и указания исправника никак не исполнялись. В столице сибирского маслоделия Кургане стало быстро повышаться в цене сливочное масло, но даже по этой цене его трудно было найти. Появились слухи о том, что какая-то мафиозная шайка спекулянтов скупает у крестьян масло и перепродает его по бешеным ценам в столице и других городах центральной России.

    Курганская полиция, во главе с исправником Иконниковым, произвела ряд обысков, и шайка была раскрыта. Она имела в Кургане специальную контору, делавшую миллионные обороты. Заведовал ею некий «инженер Воробьев», который признался, что за пять месяцев «заработал» в Екатеринбурге 200 тысяч рублей. «Контора» закупала на местах масло по 29 – 30 рублей за пуд, а продавала его в Екатеринбурге, Москве и Петрограде по 100 – 120 рублей. При обыске в разных местах было изъято до тысячи пудов масла, приготовленного к отправке. «Компания» также скупала и битую птицу. Ниточка расследования потянулась в Екатеринбург. Там тоже обнаружили склад масла и битой птицы. В одном из бочонков были обнаружены медные слитки, предназначенные для продажи за рубеж.

    Главарем шайки оказался купец второй гильдии Т.Н. Жданов. Он жил в Екатеринбурге и был ярым «борцом» с дороговизной. Состоял членом местного обывательского комитета и членом городской и продовольственной комиссии, а также директором екатеринбургского отделения общества попечения о тюрьмах. В ходе расследования была обнаружена его связь с прапорщиком 139 запасного пехотного полка А.А. Ждановым, который дислоцировался в г. Шадринске. Кто они были по родственной части, не известно. После этого громкого дела все чаще стали раздаваться голоса о коренной реорганизации продовольственной комиссии и чистки ее состава. За проведенную операцию уездный исправник получил благодарность от Тобольского губернатора Ордовского-Танаевского.

    В борьбе с капиталистическим беспределом царское правительство все больше опиралось на войска и полицию. Министр внутренних дел А.Д. Протопопов опубликовал проект об усилении полиции, согласно которому значительно увеличивалось число чинов уездной полиции, становых приставов, урядников и уездных стражников. Значительно возросла и стоимость содержания полиции.

    Совет Министров утвердил положение о введении полицейской стражи в губерниях Сибири и предоставлял право направлять во всякие публичные собрания общественных организаций председателей административной власти с присвоением им полномочий в случае надобности закрывать эти собрания. Правительство установило в стране военно-полицейскую диктатуру, но усиление репрессий вызывает еще большие протесты. Нехватка продовольствия вынудила правительство пойти на введение принудительной хлебной разверстки.

    Недостаток топлива привел к остановке многих предприятий. Все это усугублялось неудачами на фронте и политическим кризисом в правительственных кругах. Серьезный урон авторитету монарха нанесла распутинщина. Становится невозможным компромисс монархии с либеральной буржуазией. Непрекращающиеся забастовки сменяются митингами и демонстрациями. Самодержавие не в состоянии контролировать политическую ситуацию в стране. Многие военные гарнизоны поддержали революционные выступления.

    КРУТЫЕ ПЕРЕМЕНЫ

    Царь Николай II отрекся от престола. В стране победила февральская революция. В понедельник 27 февраля 1917 года Курган получил телеграмму о революции в столице и отречении царя от престола. Однако местные полицейские власти на три дня решили притормозить публикацию этого известия. В ночь на 2 марта собралось экстренное совещание во главе с уездным исправником Иконниковым. На этом собрании присутствовали представители военного и гражданского ведомства. Постановили: «С целью сохранения порядка в городе столичные вести не публиковать».

    Однако население города узнало о событиях в столице через другие каналы, рабочие забастовали. Типография опубликовала текст телеграммы. Народ с красными флагами вышел на улицы. В ночь с 4 на 5 марта 1917 года на конспиративной квартире собрались офицеры 34-го Сибирского запасного стрелкового полка, расквартированного в Кургане. Это были в основном эсеры. Они обсудили петроградские события и решили действовать. Они избрали Временный исполнительный военный комитет в составе: Петрова К.М., Петрова М.Н., Мирзаева, Гребенщикова и Сидоренко.

    Рано утром 5 марта революционно настроенные части полка выступили из казарм с полной боевой выкладкой и очень быстро произвели аресты полиции и жандармерии, захватили почту, телеграф и телефонную станцию. Все арестованные были направлены в Курганскую тюрьму. Революция в Кургане совершилась. В этот же день «отцам города» был объявлен ультиматум и они, вместе с военными, по примеру других городов, создали коалиционный орган власти – Курганский комитет общественной безопасности. 7 марта на очередном заседании КОБа было проведено судебное расследование по делу Курганской полиции. На заседании присутствовали бывший Курганский уездный исправник Иконников, его заместитель Гурский и другие полицейские чины, оказавшие сопротивление новой власти. Все они были заслушаны. Осуждены были исправник и его заместитель. На этом Курганская полиция прекратила свое существование. На смену ей пришла милиция.

    8 марта 1917 года в помещении городской управы состоялось заседание Курганского комитета общественной безопасности в присутствии многочисленной публики. Председательствующий эсер М.К. Сажин объявил повестку дня и предоставил слово курганскому лидеру Конституционно-демократической партии («Народной свободы») кадету Г.В. Татаринову, который выступил с докладом о реформе административно-полицейского строя. Практически он зачитал положение о городской милиции, состоящее из одиннадцати пунктов:


    1. Вся полнота власти в городе должна быть передана начальнику городской милиции.

    2. Курганский комитет общественной безопасности избирает его из своей среды.

    3. Так же избирается его помощник.

    4. Части города те же, что были и раньше, с добавлением участка около железной дороги.

    5. Во главе каждого участка – заведующий милиционным районом, назначаемый начальником городской милиции. Милиционеров должно быть 50. Столько же и городовых, которые исполняют обязанности рассыльных: эти обязанности не могут быть соединены с почетными обязанностями милиционеров, а потому рассыльные будут особые.

    6. Начальник милиции заменяет исправника, который был и председателем воинского присутствия, деятельность этого присутствия и теперь необходима.

    7. При полицейском управлении остается уездный распорядительный комитет, который заведовал хозяйством всего уезда вместо земства. Председателем его должен быть один из членов Исполнительного Комитета.

    Следующее коллегиальное учреждение – комитет по отсрочкам для лиц, призываемых к исполнению воинской повинности. Председателем его может быть начальник милиции или его помощник.

    1. При начальнике милиции должен быть штат рассыльных, количество которых определяется по его усмотрению.

    2. Санитарная часть переходит в ведение города.

    3. Обо всех принятых мерах сообщать Министру внутренних дел и тобольскому губернатору.

    4. Начальник милиции избирает заведующего милицией на железной дороге, жандармов он назначает по соглашению с союзом железнодорожных служащих.

    Обсуждение положения о милиции проходило бурно, каждый стремился внести свои предложения. Например: кадет Татаринков предложил, чтобы милиционеры несли службу в две смены. С ним согласились. Социал-демократ Елькин предложил, чтобы начальник милиции подчинялся комитету общественной безопасности. С ним согласились.

    Единственная женщина-комиссар Временного правительства по шестому району Курганского уезда из села Лопатинского, член Курганского комитета общественной безопасности А.К. Фефелова возразила, что у начальника милиции слишком много обязанностей. Однако ее не поддержали, возразив, что столько же обязанностей возлагалось и на уездного исправника. Были и другие предложения. При голосовании был добавлен еще один пункт, который гласил: «Для заведования железнодорожной милицией на участке, прилегающем к городу Кургану, начальник милиции назначает особое лицо. Жандармы пока оставлены, а некоторые полицейские обязанности возлагаются на железнодорожных служащих».

    На этом же заседании Исполнительного комитета (КОБа) было внесено предложение избрать начальником Курганской уездной милиции прапорщика 34-го запасного Сибирского стрелкового полка, бывшего члена третьей Государственной думы эсера Константина Матвеевича Петрова. После тайного голосования он был почти единогласно избран на эту должность. Воздержался один – кадет Успенский. Начальником милиции Петрова К.М. избрали заочно. Он в это время находился на приеме у командующего войсками Омского округа генерала Григорьева и доложил ему рапортом о революции в г. Кургане.

    Так курганцы, после свержения монархии, впервые получили уроки демократии. Тогда в начале 1917 года все были вместе: и эсеры, и кадеты, и социал-демократы. А о большевиках в Кургане в то время еще не знали и не ведали. Они появились в Кургане перед самым октябрьским переворотом.

    Время летело стремительно и так же стремительно принимались решения, раздумывать было некогда. 9 марта 1917 года в курганской «Народной газете» уже было опубликовано объявление:



    «Граждане!

    Для охраны порядка необходима городская милиция. Желающие вступить в нее приглашаются записываться в бывшем полицейском управлении. Желательно раненые, утратившие часть трудоспособности, но чувствующие в себе силу и способности служить по охранению общественной безопасности в городе Кургане и железнодорожных поселках.

    Бывший член 3-й Государственной думы,

    прапорщик Петров».
    Первый начальник Курганской милиции К.М. Петров, вернувшись из командировки в г. Омск, возмутился тем, что его избрали начальником без его согласия и он – против. Мотивируя это тем, что его влечет более широкая общественная и политическая деятельность, чем исполнять обязанности начальника милиции.

    Отказавшись от должности начальника милиции, он представил 18 марта на обсуждение Исполнительного комитета Положение о Курганской городской милиции, над которым особая комиссия, во главе с Петровым, работала 4 дня. Согласно этому проекту Курганская милиция объявлялась народной и должна состоять: из начальника, помощника начальника, трех участковых начальников милиции, 30 милиционеров и штата канцелярских служащих: одного секретаря, двух столоначальников, 6 писцов и 10 посылочных и сторожей. Все они избирались на широких демократических началах и приглашались по вольному найму с гарантированной зарплатой среднего месячного жалованья рабочего. Учреждался милиционный комитет в составе по одному представителю от каждого из четырех избирательных участков.

    20 марта 1917 года в «Народной газете» вновь появилось объявление: «Женщины, желающие поступить в милицию, записываются в бывшем полицейском управлении у заведующего, прапорщика Примо». Через несколько дней на должность рядовых милиционеров было принято 24 человека, среди них были и женщины. Вместе с тем, желающих быть участковыми начальниками не находилось. И тогда в газете вновь появилось еще одно объявление:

    «Граждане города Кургана!

    Желающие занять внештатную должность участкового начальника милиции благоволят подать заявление на мое имя с указанием следующего:


    1. Имени, отчества и фамилии:

    2. Службы до настоящего времени;

    3. Возраст

    4. Фамилии граждан (не менее двух), которые могут удостоверить прежнюю деятельность кандидата.

    Месячный оклад жалованья – 150 рублей, на наем писца – 40

    рублей, на квартиру и канцелярские расходы – 30 рублей.

    Просьба подать заявление в ближайший день по напечатании настоящего объявления.
    Начальник Курганской городской милиции прапорщик Косов».
    Граждан, желающих видеть начальника милиции, он принимал ежедневно с 10 до 13 часов.

    По своей природе, структуре и деятельности курганская городская милиция Временного правительства коренным образом отличалась от царской полиции. По завершении формирования милиции губернский комиссар Временного правительства телеграфировал в управление милиции Министерства внутренних дел: «Старые чины полиции частью уволены, частью ушли сами, ибо нельзя, как прежде, брать взяток, а казенное жалованье ничтожно».

    7 июня 1917 года в Курган прибыл вице-директор департамента милиции, чтобы лично ознакомиться с положением дел в курганской милиции. Он отстранил от исполнения должности начальника уголовного отдела Толчинского как несоответствующего назначению и предложил провести подробную ревизию уголовного отдела. Обследовав участковые отдела милиции, вице-директор нашел их в удовлетворительном состоянии.

    Вскоре после этого начальник милиции города Кургана издает приказ, в котором касается этики подчиненных ему младших чинов милиции, требуя корректного, доброжелательного отношения последних к просителям, не допуская пренебрежительного отношения и служащих к ним. Предупредительность, заботливость, защита интересов и нужд мирного населения ставится начальником милиции во главу угла всей служебной деятельности подчиненных ему чинов. В это же время отзывается в Иркутск надзиратель 2-го округа Омского акцизного управления Я.В. Фелицин и назначается с 21 июня старшим ревизором Василий Николаевич Матвеев.

    Как видно из вышеизложенного, Временное правительство и исполнительные комитеты на местах принимали самое активное участие в становлении и укреплении милиции. Для того, чтобы понять, как формировалась и действовала милиция Зауралья в период Временного правительства и после социалистической революции, надо ознакомиться со сложившейся в тот период экономической обстановкой и настроением масс.

    Курганский уезд в основном был аграрным районом. Как было отмечено, в начале ХХ века в Кургане начинает развиваться промышленность. Происходит это в основном за счет вложений иностранного капитала. Но капитализм стал проникать во всю хозяйственную жизнь деревни, что привело к росту классового расслоения крестьян. С одной стороны, появился мощный слой кулачества, зажиточных хозяйств, с другой стороны, увеличилось количество бедных и батраков.

    В Зауралье помещичьих землевладений не было. Крестьяне относились к разряду государственных крестьян и вели хозяйство на казенных землях, перешедших в их постоянное общинное пользование. С появлением зажиточных хозяйств они за бесценок скупали у крестьян земельные наделы и еще больше богатели. В их руках оказалась маслодельная кооперация и другие. Число бедных росло с каждым годом. Например, в Мишкинской волости они составляли уже 55,3%, в Воскресенской – 51%, в Кислянской – 49,9%.

    Существовала сильная налоговая система казенных денежных сборов, мирских сборов и натуральных повинностей. К тем, кто не платил налоги, применяли самые жестокие меры, вплоть до того, что отбирали имущество, скот, инвентарь. Кроме этого, было сильно развито взяточничество. Все это породнило недовольство и возмущение крестьян.

    В марте 1917 года в Кургане состоялся съезд представителей кооперативов, на котором было принято решение: ликвидировать должности исправника, становых, урядников, крестьянских начальников, волостных старшин, заседателей и сельских старост.

    Под влиянием недовольства крестьян руководители уезда вынуждены были многие пункты решения выполнить. В это время крестьяне Белозерской волости отобрали землю у купца Губанова, в Падеринской – у Соколова, в Шадринском уезде – у Квашнина, подобные действия начались и в других волостях. Нарастало недовольство народных масс. 8 – 9 апреля 1917 года в Кургане состоялся первый крестьянский съезд, на котором присутствовали 300 человек. Они потребовали отмены частной собственности на землю и передачи ее без выкупа народу.

    Только что избранный Курганский Совет рабочих и солдатских депутатов 18 марта принял решение о восьмичасовом рабочем дне и повышении заработной платы. Капиталисты с этим согласились.

    Вместе с экономической все больше усиливается и политическая борьба. Эсеры захватывают руководство в Советах. Вместе с кадетами и, как раньше говорили, меньшевиками они прибирают к рукам все средства массовой информации, прежде всего газеты. Все они наперебой твердили: оказать доверие Временному правительству и продолжать войну до победного конца.

    18 апреля 1917 года рабочий класс в Кургане организовал мощную демонстрацию с флагами и плакатами, с пением революционных песен. В демонстрации приняли участие все рабочие, служащие, поляки, эстонцы, латыши, военнопленные австрийцы, в том числе эсеры и кадеты. Все хотели революционных преобразований.

    В поисках выхода и наведения порядка в стране Временное правительство неоднократно меняло министров внутренних дел, руководителей милиции, произвело аресты явных монархистов. Но это не помогло. Тогда в июле формируется новый состав Временного правительства во главе с Керенским, который решительной рукой стал наводить порядок. Первое, что он сделал, - разогнал демонстрацию рабочих и крестьян в Петрограде. Это еще больше возмутило народные массы и подтолкнуло их к еще более решительным действиям.

    О победе вооруженного восстания в Петрограде в Зауралье узнали только 26 – 27 октября. В Кургане состоялся митинг, участники которого поддержали события в столице. Однако эсеры 27 октября на исполкоме Курганского Совета рабочих и солдатских депутатов высказали мнение против захвата власти большевиками. Рабочие потребовали переизбрать исполком, и 18 ноября 1917 года состоялось первое заседание вновь избранного исполкома, в составе которого большевиков было уже более 50 процентов.

    25 – 26 октября состоялся II Всероссийский съезд Советов, на котором в числе тринадцати наркоматов был избран народный комиссариат внутренних дел. Первым наркомом внутренних дел стал А.И. Рыков. Однако этот пост он занимал всего девять дней. А.И. Рыков поддержал выдвинутое некоторыми членами партии требование о создании коалиционного правительства, в которое входили бы не только большевики, но и представители других социалистических партий. Это требование ЦК партии большевиков было отвергнуто. Тогда сторонники этой идеи, в том числе и Рыков, ушли из состава правительства. Правда, 28 октября А.И. Рыков успел подписать постановление НКВД «О рабочей милиции», которым на милицию возлагались функции охраны общественного порядка и военной силы.

    30 ноября народным комиссаром внутренних дел был назначен Г.И. Петровский, который активно включился в формирование аппарата НКВД и народной милиции на местах. Предлагалось на 95% из 100 милицию сделать из рабочих и крестьян, чтобы она выражала волю и власть большинства народа. Петровскому помогали Ф.Э Дзержинский, М.В. Фрунзе.

    В Кургане на должность начальника милиции был избран эсер Пляхинский. Однако вместо того, чтобы укреплять правопорядок в уезде, он вошел в преступную связь с одним из руководителей банды Ведерниковым, продал ему оружие, снабжал его необходимой информацией.

    Надо отметить, что Временное правительство провело полную амнистию и выпустило на свободу убийц, воров, грабителей. В Курганском уезде из числа недовольных советской властью и бывших уголовников сформировалось несколько банд. Наиболее крупными были банды Ведерникова, Кольки Шпона и шайка Клуни. Налеты этих банд отличались особой жестокостью и цинизмом. Они грабили крестьянские дворы, угоняли скот, убивали всех, кто их не поддерживал или оказывал сопротивление. Когда преступная связь Пляхинского была установлена, он был предан суду и расстрелян.

    В начале 1918 года на должность начальника Курганской милиции избирается Лавр Васильевич Аргентовский. Это был молодой человек, участвовавший в вооруженном восстании в Петрограде и вернувшийся в Курган, где проживали его родители. Обстановка в Кургане в этот период была просто ужасной. С одной стороны - саботаж всех решений власти эсерами и реакционно настроенными чиновниками, с другой стороны – разгул преступности. Грабежи и убийства достигали крайних размеров. Даже в дневное время совершались бандитские налеты на граждан и дома.

    В этой сложной обстановке Л.В. Аргентовский сумел собрать вокруг себя наиболее подготовленных в военном деле людей. За короткий промежуток времени создал конный отряд милиции, по возможности его вооружил и провел несколько операций по разгрому банды Ведерникова и Шпона, которые прятались в лесах недалеко от Кургана.

    Принятые меры вселили надежду у местного населения, что новая власть наведет порядок в уезде. Однако в ночь на 3 июня 1918 года белочехи, четыре эшелона которых стояли на станции Курган, совершили контрреволюционный переворот. Они провели аресты видных партийных и советских руководителей в уезде и городе и тех, кто их поддерживал. В Курганскую тюрьму было брошено более 500 человек.

    После жестоких издевательств 15 сентября 1918 года белочехи вывели из городской тюрьмы под усиленным конвоем десять руководящих партийных и советских работников Курганского уезда, провели по улицам вечернего города, и за полотном железной дороги, в осиновом полке (ныне улица Химмашевская), без суда и следствия их расстреляли. Горожане, ставшие свидетелями этой кровавой расправы, плакали, но противостоять хорошо вооруженному отряду не смогли. В этот день трагически погибли:

    Александр Павлович Климов - председатель первого большевистского комитета Курганской партийной организации, член исполкома совдепа, первый военный комиссар г. Кургана.

    Евгений Леонтьевич Зайцев – председатель Курганского совдепа.

    Иван Яковлевич Пуриц – первый редактор большевистской рабоче-крестьянской газеты «Известия Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов» в г. Кургане.

    Сергей Александрович Солодников – секретарь Курганского совдепа.

    Лавр Васильевич Аргентовский – участник революционных событий в Петрограде. После свержения власти Временного правительства возвратился в Курган. Совдеп назначил его комиссаром горуездной милиции.

    Владимир Владимирович Губанов – слесарь депо Курган, комиссар труда, член совдепа, военный комиссар.

    Филипп Иванович Кучевасов – председатель следственной комиссии Курганского уездного революционного трибунала.

    Александр Евстафьевич Мартынюк - секретарь Курганского уездного революционного трибунала.

    Мартин Петрович Грунт – комиссар Курганской тюрьмы, член Курганского уездного революционного трибунала.

    Григорий Михайлович Зырянов – член следственной комиссии Курганского уездного революционного трибунала. Однако одним расстрелом в Кургане белочехи не ограничились. Они разослали по станциям, деревням и селам сови карательные отряды и там не менее жестоко расправились с теми, кто поддерживал Советскую власть.

    Карательный отряд под командованием поручика Гурского «наводил порядок» на территории Половинского и Глядянского районов. В селе Хлупово Половинского района они расстреляли Николая Климантова и 15 человек выпороли шомполами. В селе Башкирском расстреляли Кузьму Постовалова и Иллариона Корюкина, выпороли 23 человека. В селе Нижняя Алабуга Глядянского района расстреляли братьев Никиту и Ивана Жуниных, выпороли 40 человек.

    В Шумихе белочехи арестовали работника милиции, Георгиевского кавалера, Иосифа Лукича Кузьмицкого, вывели его к железнодорожному пакгаузу и приказали копать себе могилу. Кузьмицкий улыбнулся и сказал: «Сам себя хоронить не стану!» Его убили выстрелом в упор и здесь же закопали.

    В это же время Колчак, при поддержке Антанты и с помощью белочехов, объявил себя верховным правителем Сибири, занял Курган и многие другие города и села. В начале февраля 1919 года он провел мобилизацию в свою армию мужчин пяти возрастов – с 1893 по 1898 гг. Милиция на местах была разогнала или арестована, многие сотрудники прятались в лесах.

    Однако в Курганском уезде колчаковцы не смогли задержаться надолго. Под мощными ударами сводного кавалерийского отряда, которым командовал Н.Д. Томин, к концу октября 1919 года все Зауралье было освобождено от банд «верховного правителя».

    Курганцы не забыли расстрелянных красных комиссаров. Тела их были выкопаны и с почестями захоронены на площади им. Урицкого, недалеко от церкви Александра Невского, там, где в настоящее время расположен городской сад. Перенесли на поселковое кладбище и тело милиционера Кузьмицкого в Шумихе.

    4 апреля 1921 года президиум Курганского исполкома рассмотрел вопрос «О памятнике на братской могиле» расстрелянных комиссаров. Был объявлен конкурс, и 27 апреля 1921 года было рассмотрено 7 проектов. Жюри остановилось на проекте памятника, который представил 206-й полк и 7 ноября 1921 года памятник был открыт. После чего курганцы провели демонстрацию и митинг.

    Позднее, в 50-е годы, некоторые улицы города Кургана были названы в честь расстрелянных белочехами курганских руководителей.

    В октябре 1957 года улица Быструшинская стала носить имя начальника милиции Л.В. Аргентовского. В этом же году появилась улица Губанова, затем Пурица, еще позднее, в августе 1959 года, улица Климова и т.д. Постепенно многие улицы областного центра стали носить имена расстрелянных в 1918 году комиссаров.

    В 1919 году в Зауралье вырос хороший урожай. Хлеб поспел, а убирать его было некому. Мужчины были мобилизованы: кто в армию Колчака, кто в Красную армию. При этом белогвардейцы насильно угоняли с собой при отступлении даже стариков и подростков, для обслуживания армии забирали у крестьян лошадей. Кроме этого, в городах и селах свирепствовал тиф, вымирали целые семьи. Борьбы с этим злом практически не было, не хватало вакцины и медицинских работников.

    29 августа 1919 года, вскоре после освобождения города от Колчака, на заседании Курганского Ревкома заслушали доклад председателя Воронцова «О сложившейся обстановке и мерах по организации работы в уезде» и приняли решение: заведующим уездной милиции назначить Федорова Федора Поликарповича, а заведующим городской милиции Чупина Поликарпа Ильича.

    В это время население города Кургана уже составляет около 40 000 человек, город был разделен на три района, уезд – на 9. Начальниками городских отделов были назначены Водеников, Савельев, Мальханов. Им был выделен штат милиционеров в количестве 236 человек.

    Резиденциями милиции в уезде были определены:


    район




    население

    начальник милиции

    милиционе-ров

    1

    с. Падеринское

    50867

    Громов И.Е.

    25

    2

    с. Чесноковское

    47235

    Монсаров Ф.М.

    32

    3

    с. Белозерское

    38041

    Иванов Г.Р.

    23

    4

    с. Глядянское

    38224

    Сартаков И.

    20

    5

    с. Байдарское

    40637

    Сычев Д.М.

    22

    6

    с. Михайловское

    36800

    Лобков

    20

    7

    с. Лопатинское

    26702

    Филиппов

    24

    8

    с. Макушино

    33640

    Лобанов

    19

    9

    с. Чаши

    30680

    Антипин М.Н.

    20

    26 сентября 1919 года при управлении городской милиции создается Курганское отделение уголовно-тайного розыска. Штат – 6 гласных сотрудников и три канцелярских служащих. Начальником был назначен Будаев. На вновь созданный уголовный розыск возлагалась борьба с преступностью и разными другими делами, в том числе борьба с винокурением и уничтожением буржуазно-кулаческого класса.

    Ревком, ссылаясь на Инструкцию № 75 от 20 октября 1918 года «Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства», издает приказ, в котором говорится, что на работу в милицию могут быть назначены лица:


    • достигшие 21 года;

    • вполне грамотные;

    • признающие Советскую власть.

    При поступлении на работу в милицию гражданин дает подписку и обязуется прослужить в милиции не менее 6 месяцев, безупречно подчиняясь приказам и распоряжениям. За дачу ложных сведений и нарушения своего обязательства члены милиции подлежат ответственности и высшей мере наказания по существующим указаниям.



      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Страницы истории Зауральской милиции