• БАЙРОН. ТРАГЕДИЯ ДУШИ



  • страница1/12
    Дата05.11.2017
    Размер1.75 Mb.

    Тайна байрона


      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

    Гасан Салихов

    ТРАГЕДИЯ ДУШИ

    Предисловие
    БАЙРОН… я много думал о нём, над трагедией этой личности и давно мечтал написать роман или пьесу. Читал и перечитывал Байрона и о Байроне. А толчком – для начала работы! – послужило биографическое повествование Андре Моруа «Байрон». Я выписывал из книг многие изречения и высказывания, но, естественно, как автор добавлял и от себя. Так как эта работа художественное произведение, я позволял себе некую импровизацию, стараясь не сочинять ничего лишнего. А когда нашёл у С. Цвейга подтверждение моей точки зрения, радости не было предела. Это укрепило меня и в собственном видении мира Байрона, его жизни и окружения. Также в помощь мне были стихи и поэмы Байрона.

    Картины из жизни Байрона реально рисовались в моём воображении, уводя мысли и чувства в XIXвек. Я как бы жил рядом с ним: страдал и радовался, любил и ненавидел, а порою и грустил, и до боли унывал от тоски. Но я старался не допускать серьёзных отклонений, насколько было необходимо и возможно, чтобы не нарушалась связь событий и ход драмы.

    Байрон, как кальвинист, верит в предопределение свыше. Более того, он считал, что приносит несчастье тем, кто близко сошёлся с ним: родным, друзьям, близким. Почти во всех своих произведениях Байрон говорит о своей любви – о Мэри Чаворт.

    Кузина Мэри – его первая любовь, и он никак не может забыть её. Это не просто страсть, а нечто высшее… Любимый человек кажется идеалом, в котором можно обмануться и даже разочароваться, но от чувства никуда не убежать, оно преследует нас всю жизнь – как некая, сладкая боль…

    В обществе, в котором жил Байрон, ребёнок вне брака считался позором (см. письмо Шелли к жене – Мэри Годвин; тайна мадемуазель Аиссе и т.д.). А тут ещё и сумасшествие любимой Мэри, в чём Байрон непременно винит себя. Он уже (!) навлёк беду на неё, не хватало ещё, чтобы её обвинили во внебрачной связи, да ещё – чтоб ребёнка родила! А если это убьёт её?! Кто знает, может, такие мысли и терзали Байрона? Мэри – это его любовь! смысл его жизни, его мечтаний, та, без которой мир станет для него пуст… Сестра – Августа Мэри – сделалась близким другом Байрона, и она не могла этого не знать (!). Вот поэтому она и разделила этот удар с ним. Байрону тяжело, ему очень больно, что Мэри Чаворт страдает по его вине. Но помочь ей он может только избавив её от греха – взяв девочку к себе. (Также Байрон поступит и позже, когда возьмёт к себе Аллегру – дочку от Клэр.) Августе очень дорог Байрон – он её единственный брат, поэтому ради него она согласна на всё: берёт дочь Байрона и Мэри Чаворт к себе, выдавая за свою. Она видит его страдания и советует ему жениться. Кто знает, может семейная жизнь и станет лекарством для него…

    Нельзя забывать, что Августу тоже звали Мэри (!), и многих это сбивало, ведь письма любимой Мэри Чаворт Байрон пересылал через сестру Августу Мэри. Иногда Августа – видимо, имея на это свои причины: обида, зло и т.п., – показывала эти письма Анне, как будто они были написаны ей (кстати, это подтверждает и Моруа).

    Байрон был честен в своих стихах и поэмах. И его произведения говорят нам о многом. В них – вся его жизнь, все его страсти и волнения, любовь и переживания, боль и страдания. «Я взор мой устремлял в больной и мутный взор твой…» - это он пишет в 1824г. – в год смерти. А вот его стихотворение «Поединок» - Венеция, конец 1818года.

    Как я любил тебя! Но эти

    Терзанья должно позабыть.

    Теперь ты видишь, что на свете

    Нежней немыслимо любить.

    Но мы чужим обеты дали,

    С чужими были под венцом

    И, утеряв друг друга, стали

    Ты – матерью, а я – отцом…

    И стала дочкой им Медора – не так ли? И, думаю, Августа дала разрешение сжечь бумаги Байрона только потому, что не могла простить Анне (невестке) за брата – т.е. отомстила ей, оставив в неведении. А значит – страдать! За что – за то, что бросила её брата Байрона и ушла, заставив страдать ещё более, и скитаться. В общем, я подчинялся своему чувству, своей интуиции… Прав ли я? Бог тому судья и Байрон… И всё же, это был человек огромной души и полный благородства, с какой бы силой зло не терзало его, заставляя страдать…

    P. S. Наверное, многие зададутся вопросом: «Почему «Байрон»? Неужели сегодня у нас мало проблем, чтобы…» Но мне хочется верить, что эти вопросы отпадут, когда читатель ознакомится с моим произведением. Когда писал «Байрона», я не только переносился в его эпоху, но жил и думал настоящим. Вместе со своим героем я выступал в парламенте, осуждал продажность и тиранию, защищал бедных и униженных, обличая и обвиняя элиту (так и хочется взять это слово в кавычки) в присвоении народных средств и труда рабочих, в том, что, живя в роскоши, они даже не задумываются о нужде других…


    Прошло время и, книга уже вышла в свет, когда у меня появился интернет – это была такая радость, что я мог узнать всё о Байроне, но, увы…

    Я был очень разочарован художественными фильмами о Байроне и считаю их недостоверными. Да, Байрон был противоположной, неординарной личностью, но не настолько… А всё потому, что душа Байрона так и осталась тайной и для них, которую они так и не смогли понять, или не захотели. К сожалению, для меня в этом списке остался и сам Андре Моруа.



    БАЙРОН. ТРАГЕДИЯ ДУШИ

    Роман-драма в трёх частях:


    1.ЛЮБОВЬ. 2.ТАЙНА БАЙРОНА. 3. БУНТАРЬ.
    « Едва ли грустный мой рассказ

    Проймет кого-нибудь из вас,

    Едва ли стоит теребить

    Любви оборванную нить…

    Моя невеста не со мной

    Стояла в церкви под фатой… »

    Д. Байрон «ПОСЛАНИЕ ДРУГУ»
    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

    ЛЮБОВЬ

    ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА


    БАЙРОН - ДЖОРДЖ ГОРДОН БАЙРОН, поэт, лорд.

    МЭРИ - МЭРИ ЭНН ЧАВОРТ, кузина Байрона и его первая любовь.

    АВГУСТА - АВГУСТА МЭРИ БАЙРОН, сестра Байрона.

    АННА - Аннабелла – Анна Изабелла Милбенк, в последующем жена

    Байрона.

    КАРОЛИНА – Каролина Лэм, возлюбленная Байрона.

    ЛЕДИ МЕЛЬБУРН – Элизабет Милбенк, тетя Анны и свекровь Каролины.

    ЛЕДИ ДЖЕРСЕЙ – одна из друзей Байрона.

    ЛЕДИ ОКСФОРД – подруга Каро и возлюбленная Байрона.

    ТОМ – Томас Мур, поэт и друг Байрона.

    МЭТЬЮС – школьный друг Байрона.

    ХОБХАУЗ – Джон Кэм Хобхауз, близкий друг Байрона.

    РОДЖЕРС – один из друзей.

    ФЛЕТЧЕР - слуга Байрона.

    УЭБСТЕР - Джемс Уэбстер, знакомый по Кэмбриджу.

    ЛЕДИ ФРЭНСИС – его жена.

    ХОДЖСОН.

    ПОДРУГИ АННЫ и другие.


    ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ


    СЦЕНА ПЕРВАЯ

    1803г. Ньюстед и Энсли. Байрон и Мэри Чаворт. Лунная, светлая ночь. Байрон держит руку Мэри в своих ладонях и молча любуется ею. Она смотрит вдаль. Улыбаясь, оборачивается к нему.


    МЭРИ (смеется). Мне кажется, ты бы мог вот так стоять до утра и смотреть на меня.

    БАЙРОН. Не до утра, Мэри, я был бы рад смотреть на тебя вот так всю свою жизнь – ты так прекрасна! Я люблю тебя, Мэри, люблю!

    МЭРИ (снова рассмеявшись). Ах, Байрон, как это смешно: твой дед на дуэли убил моего, а ты признаешься мне в любви! (Вздохнув.) Ах, Джордж … милый Байрон, ты еще так молод…

    БАЙРОН.

    « Их было двое, девушка смотрела

    На вид, такой же, как она, прелестный,

    А юноша смотрел лишь на неё.

    И оба были юны, но моложе

    Был юноша; она была прекрасна…»

    Да, любезная кузина, когда-то Байроны и Чаворты пребывали в кровной вражде, так что нам самой судьбой предначертано стать Ромео и Джульеттой этих мест.

    МЭРИ. И что… (смеется) нам надо умереть?! Я не хочу-у…

    БАЙРОН (с умилением). Нет, милая Мэри, мы станем мужем и женой, соединим наши усадьбы Ньюстед и Энсли, да заживем счастливее всех на свете. Ты родишь детей, много детей, прекрасных – похожих на тебя.

    МЭРИ. Ты это серьёзно?!

    БАЙРОН. Да, Мэри! Ведь недаром эта длинная аллея, что соединяет наши усадьбы, так и называется – «Брачная аллея».

    МЭРИ (смеется). О, Байрон, что за фантазии – ты и не подумал, что я старше тебя?

    БАЙРОН. Велика важность – два года!.. Да разве мало таких семей, где жена старше мужа?

    МЭРИ. Н-нет, конечно… (Сдерживая смех.) И что же мы будем делать, соединив наши графства?

    БАЙРОН. Жить, Мэри, жить и радоваться: у нас впереди вся жизнь!.. Рядом с тобой я ощущаю в себе неисчерпаемые силы, так что смог бы изменить мир к лучшему. Если не будет зла – не станет униженных и оскорбленных, боли и страданий… И заживут люди в любви – счастливо и радостно.

    МЭРИ (смеется). Сказки всё, Байрон, никому не изменить эту жизнь.

    БАЙРОН. Ах, Мэри, любовь – это такая сила, которая способна творить чудеса!

    МЭРИ (легко вздохнув.) Милый Байрон, хорошо мне с тобой, очень весело, уж много ты знаешь! Так скажи ты мне, кто же сотворил этот мир таким – Бог?

    БАЙРОН. Бог-то сотворил, но люди изменили ему и склонились к дьяволу.

    МЭРИ. Да-а?! (Смеется.) А почему Бог допустил это?

    БАЙРОН (побледнев и растерявшись). Н-не знаю…

    МЭРИ. Вот ты и попался, бедный мой кузен! (Показав язык, смеясь убегает.)

    БАЙРОН (один). Да, почему?.. (Задумавшись, прихрамывая, плетется в ту же сторону.)

    СЦЕНА ВТОРАЯ

    Там же. Днём. Мэри и Байрон.


    МЭРИ (смотрит на Байрона). Кузен, ты не заболел?..

    БАЙРОН. Плохо спал – кошмары снились…

    МЭРИ. С чего это? Ах, неужели?! Ты что, всерьёз воспринял нашу беседу?

    БАЙРОН. Не только это… Ночью по дороге домой я встретил привидение. Оно преследовало меня всю ночь и мучило…

    МЭРИ (с улыбкой). А я говорила тебе, чтобы у нас ночевал! Вот я и отправила призрак за тобой, чтобы слушался кузину свою.

    БАЙРОН (побледнев). Ты… ты серьёзно?..

    МЭРИ. Да нет же, нет, шучу я, шучу… (Смеется.) Ах, Байрон, ты все принимаешь за чистую монету.

    БАЙРОН. Мэри, прошу тебя, не шути так…

    МЭРИ. С условием, что ночевать будешь у нас!

    БАЙРОН (радостно). Да, Мэри, я буду счастлив, просыпаться и видеть тебя.

    МЭРИ. Договорились?

    БАЙРОН. Договорились!


    Пожимают друг другу руки и уходят, шутя и смеясь.

    СЦЕНА ТРЕТЬЯ



    На балу. Байрон сидит за столом, а Мэри танцует с молодым кавалером. После танца тот подводит её к столу. Все уходят. Байрон и Мэри одни.
    БАЙРОН. Кажется, ты довольна своим кавалером – вы хорошо смотрелись…

    МЭРИ (с упреком). Байрон!.. Никто не виноват, что ты не танцуешь.

    БАЙРОН (вздохнув). А я так не считаю…

    МЭРИ. Ну и кто же виноват, в таком случае?

    БАЙРОН. Он!

    МЭРИ. Кто «он»?

    БАЙРОН (подняв палец вверх). Творец – тот, кто нас создал. Зачем Он так несправедлив? Почему надо было допускать дьявола сеять столько зла? Чтобы очерствели сердца людей?

    МЭРИ. Кузен, ты опять за старое?

    БАЙРОН. А что, я не прав?

    МЭРИ. Не знаю, может и прав… Но не лучше ли радоваться жизни и веселиться, чем предаваться унынию?

    БАЙРОН. Зависит от настроения...

    МЭРИ. Вот оно что! У тебя плохое настроение… А жаль, я тебе сюрприз приготовила – думала обрадую…

    БАЙРОН (оживляясь). Да?! Ну, покажи!.. Ну же, Мэри, мне не терпится!.. (В сторону.) Ах, как в сердце забурлила кровь!

    МЭРИ. Вот, хотела подарить тебе… (Даёт ему кольцо и свой портрет.)

    БАЙРОН (радостно, улыбаясь). Твой портрет и кольцо! Ах, Мэри, как я счастлив! (Надевает кольцо на свой палец и целует портрет.)

    МЭРИ. А меня не поцелуешь? (Смеется.)

    БАЙРОН. Да, конечно… (Зардевшись, тянется к её губам.)

    МЭРИ. Спокойной ночи, милый Байрон. (Смеясь, убегает к себе.)

    БАЙРОН (один). Спокойной ночи, милая Мэри. Я очень, очень люблю тебя.
    За сценой слышны смех Мэри и голос горничной. Байрон, спрятавшись,

    прислушивается.
    ГОРНИЧНАЯ. Мэри, твой кузен влюблён в тебя – знаешь ли ты это?

    МЭРИ (весело). Да он же мальчишка ещё! Стоит ли относиться к этому серьёзно…

    ГОРНИЧНАЯ. И всё же, шалунишка, будь осторожна с этим. Любовь – опасная штука…

    МЭРИ. Ах, ребячество всё это, мы просто шутим и смеёмся – и всё!

    ГОРНИЧНАЯ. Ну, Мэри…

    МЭРИ. Ах, этот толстый, низкий хромоножка! Неужели вы думаете, что у меня с ним могут быть какие-то серьёзные отношения, кроме игры и шуток? Мы просто веселились и дурачились! (Смеется.) Я люблю другого.

    ГОРНИЧНАЯ. Ах, Мэри Чаворт, вы доиграетесь…

    МЭРИ. Да несерьёзно всё это: Байрон мне – как брат. Избранник моего сердца – Джек Мастерс…


    Голоса исчезают.
    БАЙРОН (один, бледнеет, губы дрожат, плачет). Она любит другого… Она играет мной! Она… Как мне жить, Мэри?! Я не переживу этой боли – ты без ножа убила меня! Как быть мне без тебя, Мэри?! (Пауза.) Нет, я никому, никому тебя не отдам! Если прогонишь – я умру. Вот увидишь – умру! Я покончу с собой! Утоплюсь, как только ты оставишь меня! Мэри!.. Мэри… (Схватившись за голову.) Все кончено…

    «Я ж убегаю и тоскую,

    Затем, что лишь одну люблю…» (Убегает.)

    СЦЕНА ЧЕТВЁРТАЯ



    Байрон один, ходит унылый и потерянный.
    БАЙРОН. Так вот она какая, эта любовь!.. Её участь – боль и страдания. Всё, возвращаюсь в Харроу, мне здесь больше нечего делать – сердце моё разбито. Любовь… придется искать её в стихах Томаса! Страсть, а не чувства… (Пауза.) Жизнь, почему ты так несправедлива? Почему ты так жестока, судьба? Почему сердца, близкие и родственные душой, не могут всю жизнь быть рядом? Почему два сердца не могут понять друг друга и любить? За что я так наказан, Всемогущий, что любовь мне стала болью? Что – тогда это был бы рай, а не жизнь на земле? Но… В чём наша вина? (Усмехнувшись.) А за что же Вы прокляли жизнь на земле? За что нам эти муки и страдания? За какие грехи? Почему я должен страдать за отца моего, а дети мои нести крест за меня? (Вздохнув.) Кто ответит мне?.. (Опустив голову, уходит.)

    СЦЕНА ПЯТАЯ

    Прошло два года. Мэри Чаворт засватана и скоро должна быть свадьба.
    БАЙРОН (бледный, один, ждет и волнуется). Мэри… любовь моя Мэри – невеста Джека Мастерса!.. Почему?! За что я так наказан?! Чужие губы будут целовать её, чужие руки будут её ласкать… Как жить мне?! Боже, ведь всё могло быть иначе, если б она вышла за меня!.. (Пауза.) А если она ему откажет – о, как прекрасно бы всё обернулось!.. Она должна об этом узнать – я поговорю… я напишу ей! (Достаёт бумагу, садится на скамейку и что-то записывает, грызя ногти и волнуясь. Пауза. Прячет бумагу в карман.) Нет, это её обидит. Я дождусь и поговорю с ней – я должен увидеть её, взглянуть ей в глаза… Или она обрадует меня, или я покину Англию. (Раздаются шаги.) Вот и она! Ах, как сердце рвётся из груди! Готов навстречу я лететь, но… онемело тело и ноги как чужие.
    Появляется Мэри, весёлая и счастливая.
    МЭРИ (радостно). Кузен!.. (Улыбаясь.) Добрый день, Байрон! Как я рада вам, вы повзрослели за эти два года.

    БАЙРОН (в сторону). О, как она счастлива и довольна! Кажется, я здесь лишний… И ни к чему ей страдания мои. Нет, не поймет она меня… (Пересилив себя.) Здравствуй, Мэри… Вот, пришел попрощаться…

    МЭРИ. Байрон, вы что, не придете на мою свадьбу? Я обижусь…

    БАЙРОН. Прости… Простите, Мэри, я… я не смогу… я уезжаю… (Пожимает ей руку. Улыбается.) Будьте счастливы! (Убегает.)

    МЭРИ (одна, улыбаясь). Бедный Байрон!.. Неужели из-за меня он готов броситься в безбрежное море? (Смеется.) Надеюсь, стихия излечит его от иллюзий. Прощай, мой милый кузен. (Уходит с улыбкой на лице.)

    СЦЕНА ШЕСТАЯ

    Байрон и Мэтьюс.
    МЭТЬЮС. Лорд, дорогой мой Байрон, несомненно, вы прекрасны, но слишком много в вас божества, религиозности. А религия, друг мой, это – дурман… Ха-ха-ха! Этот старик-бог вечно дрыхнет и ничего не видит, и не знает, что на земле творится. А черти-бесенята тем и пользуются – шкодят налево и направо, искушая и соблазняя, пленяя и отравляя сердца. А богу хоть бы что!..

    БАЙРОН. Пожалуй, Мэтьюс, вы правы…


    Появляется Хобхауз.
    МЭТЬЮС. А вот и здравый смысл явился! Ну, дорогой Хобхауз, как вам Байрон? Как его «Часы досуга»?

    ХОБХАУЗ. Между прочим, наш дорогой фантазёр Мэтьюс, Байрон – поэт что надо! Честно признаться, вначале я его недолюбливал, но после этой его книги моё мнение изменилось. Да, лорд Байрон, я рад знакомству с вами, ибо увидел в вашей поэзии нарождающийся талант.

    БАЙРОН (улыбнувшись). Мне кажется, это громко сказано и с преувеличением, но приятно слышать.

    ХОБХАУЗ. Это моё мнение, лорд, и я верю в ваш талант.

    БАЙРОН. А как ваше сочинение об утробах?

    МЭТЬЮС (смеётся). У каждого – своя забава!

    ХОБХАУЗ. Вам всё забава, Мэтьюс…

    МЭТЬЮС (спохватившись). Ах, мне же надо было… Я и забыл! Извините, друзья, мне пора… (Уходит.)

    ХОБХАУЗ. А у вас какие планы, лорд Байрон?

    БАЙРОН. Диплом магистра я получил – что мне ещё делать?.. Я свободен… (пауза, вздохнув) и мечтаю покинуть Англию.

    ХОБХАУЗ. И куда же решили ехать?

    БАЙРОН. На Восток, в Персию, к тропикам… А, не всё ли равно…

    ХОБХАУЗ. А что – это идея! Я обещаю сопровождать! И когда же?!

    БАЙРОН. Нужно опубликовать одну сатиру – она уже вполне закончена – и, можно ехать. Правда, на пути ещё один вопрос – деньги… У кого бы их занять?

    ХОБХАУЗ (с улыбкой). Вам бы жениться на богатой наследнице, лорд Байрон.

    БАЙРОН. Это тоже идея, но…

    ХОБХАУЗ. Тогда до встречи, лорд Байрон.

    БАЙРОН. До скорой встречи, Хобхауз. Я вам непременно сообщу.


    Уходят.
    СЦЕНА СЕДЬМАЯ
    Май 1809г. Ньюстед. В гостях у Байрона Хобхауз и Мэтьюс. Все трое выходят из разных дверей в обнимку со служанками Байрона. Веселятся, пьют вино из кубка, сделанного из человеческого черепа, передавая его друг другу.
    ХОБХАУЗ. Хорошенькие у вас служанки, лорд Байрон. Ах!.. Не знаю, как выразить свою благодарность.

    МЕТЬЮС (обняв ту, которая развлекала его). Красотка доставила мне огромное удовольствие… (Целует её и смеётся.)

    БАЙРОН. Ах, друзья мои, об этом не стоит и говорить. Что они хорошенькие – верно, я лично сам их нанимал из окрестных деревень. (Шлёпнув по попке одну из них.) Ладно, голубушки, поразвлеклись – пора за дело.

    Служанки уходят.
    ХОБХАУЗ (с улыбкой провожая их). А я был бы не прочь, поразвлечься с ними ещё и ещё…

    МЭТЬЮС (смеется). Честное слово, Хобхауз, вы правы.

    БАЙРОН. Ну ничего, друзья мои, ещё не вечер. Давайте, выпьем за дружбу.

    МЭТЬЮС. И за любовь!

    ХОБХАУЗ. Да, за дружбу и за любовь!

    БАЙРОН. За дружбу… (вздохнув) за дружбу, которая не покупается и не продаётся – за настоящую дружбу.


    Пьют.
    МЭТЬЮС. Эх, друзья, завидую я вам, через день другой вы отправляетесь на Гибралтар, а там – Мальта, Восток. (Вздохнув.) Э-эх!..

    БАЙРОН. Но мы пока ещё в Англии и Ньюстед ваш, друзья мои.

    ХОБХАУЗ. Я слышал, что здесь якобы разгуливают привидения?..

    БАЙРОН. Да, это так! И мы сейчас устроим на них охоту!

    МЭТЬЮС (смеясь). Твой волкодав страшнее привидений.

    БАЙРОН. Мой волкодав – страж и верный друг. Не верите? Спросите о том у моего медведя. Ну, за мной!.. (Уводит их.)

    СЦЕНА ВОСЬМАЯ

    Том Мур и Ходжсон.


    ТОМ (в гневе). Да кто такой этот Байрон?! Ах, что за негодяй! Не-ет, я это дело так не оставлю! Ну что за выскочка – задета не только моя честь… Он за всё ответит – я обещаю!

    ХОДЖСОН. В чём дело, Том? Что так задело вас? Вы и впрямь всколыхнулись как вулкан. За что вы так возненавидели его, что сыплете на него столько проклятий?

    ТОМ. Я его не только прокляну – я проучу его самым жестоким образом! Пусть узнает, кто такой Томас Мур – будет знать, в чей огород камни кидать. Надеюсь, вам знакома его сатира «Английские барды…» - нет?.. Вот послушайте: «Пусть стонет Мур, а Мура сонный лепет…» - какая наглость! А кичится как: «Пускай сидят с нахмуренными лбами соперники-поэты. Я бы мог теперь свалить из них любого с ног!» (Смеется. С сарказмом.) Но это ещё мы посмотрим, кто кого! (Пишет.)

    ХОДЖСОН. А, вот оно что…

    ТОМ (написав и вложив листок в конверт, даёт его Ходжсону). Вот, раз вы его знаете, то при встрече передадите это ему.

    ХОДЖСОН (взяв конверт и пряча его в карман). Что это?

    ТОМ. Письмо с вызовом – я вызываю его на дуэль! Посмотрим, какой он герой на деле.

    ХОДЖСОН. Но, дорогой Том, обязан вас предупредить, этот лорд Байрон неплохо дерется.

    ТОМ. И я, дорогой Ходжсон, не подарок. (Обняв Ходжсона за плечо.) Обидно, Ходжсон, Вордсворт поддерживал его, и вот чем он оплатил ему – сатирой… Нет, он несправедлив! Кольридж, Вордсворт – ему бы учиться у них, а он… (Вздохнув.) Несправедливо…
    Уходят.

    СЦЕНА ДЕВЯТАЯ



    Байрон и Флетчер.
    БАЙРОН (один, задумался). Байроны обречены на несчастье. Я проиграл, но не сдался, и бросаю вызов судьбе. Я ухожу, чтобы вернуться, чтобы… (Пауза. Горько усмехается.) Нас – миллиарды, и я – пылинка в мире. Что смерть моя? Никто и не заметит, если мне не суждено вернуться… (Вздохнув.) Смерть не страшна – обычное явление, страшнее одиночества нет в мире ничего. Любовь, что ни говори, прекрасна, и жить любя – чудесно в этом мире, но только не от тоски любовной умирать. Любви огонь нам душу обжигает и, если ты один, от ран её больнее умирать…

    Каин… Бедный Каин… отныне ты будешь вознесён мною, а не судим. Представляю, как тяжко было ему узнать, что он невольно убил брата. Да, несчастная судьба… О, Всемогущий, за что ты к нам жесток так неимоверно?

    В чём Каина вина, что так жестоко с ним ты обошёлся?.. (Пауза.) Мои страдания за что – я в чём провинился? Н-нет, я сразу не сдамся – я не убью себя, а брошу вызов злой судьбе! Я докажу, что значит человек – я имя Байрон вознесу! Умру в борьбе я, презирая смерть!

    Входит Флетчер и передаёт ему письмо.
    ФЛЕТЧЕР. Вот, ваше благородие, письмо…

    БАЙРОН. Ах, письмо… (Машинально берет у него письмо и кладет на стол, даже не взглянув, пребывая все ещё в своих думах.)

    ФЛЕТЧЕР. Приходил Ходжсон и велел вам передать, вот…

    БАЙРОН (думая о своём). Да, да, Флетчер, идём, Хобхауз, наверное, заждался…


    Уходят.

    ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ


    СЦЕНА ПЕРВАЯ

    1812г. Байрон возвратился в Англию. После издания «Паломничество Чайльд Гарольда» он проснулся знаменитостью. Все наперебой жаждали знакомства с Байроном, приглашали, и у всех на устах было его имя.
    Бал у леди Мельбурн. Несколько молодых девушек: Первая, Вторая. Среди них и Анна Милбенк. Появляется Байрон и, прихрамывая, уходит. Голоса: «Байрон!..», «Байрон!..»

    АННА. Этот молодой человек и есть лорд Байрон, автор «Паломничества»? Я представляла себе высокого, крепкого и здорового человека, а этот – небольшого роста, вдобавок хромой.

    ПЕРВАЯ. Но говорят, он никого и ничего не боится и всегда держит пистолеты заряженными, паля из них направо и налево.

    АННА. «Он даже друзьям не прощает обид.

    И месть его пуле, как честь, дорога –

    Нет цели прекрасней, чем сердце врага!» - мне кажется, он пишет о себе.

    ВТОРАЯ. Я слышала, что он не только стреляет отлично, но никому не уступит и на шпагах, и в кулачном бою.

    ПЕРВАЯ. И говорят, он переплыл пролив Дарданеллы. Но главное то, что он – покоритель женских сердец и, говорят, против его чар невозможно устоять.

      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12