• Доктор Роберт Л. Брент
  • Доктор Поль Д. Столли
  • Профессор, доктор медицины Хардегг
  • Е. М. Пердью
  • Доктор М. Х. Папворт
  • Доктор Виллард Л. Мармелзат
  • Рене Дюбо
  • Т.Коппаний
  • Доктор Чарльз Генри Кемп
  • Доктор Фернанд Аттлан
  • Доктор Морис Р. Хильман
  • Маргарет Б. Крейг
  • Профессор Е. П. Лоссуарн



  • страница11/30
    Дата20.01.2019
    Размер6.4 Mb.

    Тысяча врачей мира против экспериментов на животных


    1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   30

    Доктор Роберт В. Миллер (Robert W. Miller) из Национального онкологического института в Бетесде, штат Мэриленд, который в 1973 году написал официальное предупреждение, срочно опубликованное Всемирной организацией здравоохранения, указал в том документе следующее:

    «Экспериментальные исследования на животных: взаимосвязь между видами опухолей, полученных на экспериментальных моделях (то есть, лабораторных животных – Г.Р.), и видами детской онкологии отсутствовала».


    В Science Digest (ноябрь 1972 г.) ученый В.Х. Уилер (W.H. Wheeler) писал: «Большая часть работ по изучению мозга производилась на кошках и обезьянах. Экстраполировать такую информацию на мозг человека – рискованно… Электроды могут просто ловить сигналы, идущие в какую-либо другую часть мозга – это похоже на прослушивание телефонной линии. Возможность слышать разговор не обязательно позволяет определить, где находятся разговаривающие. То же самое касается и электродов, имплантированных для контроля за поведением… Контроль поведения с помощью электродов не дает никакой определенной информации о том, как организованы функциональные области мозга. Само существование таких функциональных зон еще широко обсуждается, и твердых доказательств по этому вопросу до сих пор нет.
    Доктор Роберт Л. Брент (Robert L. Brent) из Медицинского колледжа Джефферсона (Jefferson Medical College) выразил обычную для нашего времени точку зрения, написав в издании Prevention (июль 1972) следующее: «Некоторые лекарства, терапевтические дозы которых оказывают тератогенное воздействие на людей, безвредны для многих беременных животных», в то время как «некоторые лекарства, безвредные для беременных женщин, оказываются тератогенными для некоторых видов животных» (это касается аспирина и инсулина – они безопасны для человека, но вызывают врожденные дефекты у мышей).
    В шестидесятые годы в разных странах загадочная эпидемия унесла много тысяч жизней людей, страдавших от астмы. Доктор Поль Д. Столли (Paul D. Stolley) из больницы Джонса Хопкинса (Johns Hopkins Hospital), который в 1972 году, наконец, распознал убийцу в изопротереноле, продававшемся в Англии в виде аэрозоля, назвал это «самой страшной из всех фармацевтических трагедий».
    Профессор, доктор медицины Хардегг (Hardegg), человек, который проводит эксперименты на животных, на Конференции по лабораторным животным в Ганновере (1972 год) заявил:

    «Эксперименты на животных, выполняемые с целью выявить воздействие лекарств на человека, – это нонсенс».


    Lancet сделал еще одно банальное признание (22 апреля 1972 года): «Благодаря тестированию лекарств на токсичность, мы знаем, что эксперименты на животных – очень несовершенный индикатор токсичности, которая может возникнуть у человека; только клинический опыт и тщательный контроль за введением новых препаратов может дать нам информацию об их реальной опасности».
    «Ни одна опухоль у животных не имеет близкого сходства с раком, возникающим у людей» (Lancet, 15 апреля 1972 г.).
    В выпуске Newsweek Magazine от 20 марта 1972 года сообщается, что доктор Леонард Л. Хейфлик (Leonard L. Hayflick), профессор медицинской микробиологии Стэнфордского университета (Stanford University), разработал новую вакцину, не требующую использования животных, и что она удовлетворила Отдел биологических стандартов (Division of Biologics Standards) американского агентства:

    «Доктор Хейфлик задался целью разработать штамм человеческих клеток, используя клетки, взятые из легких абортированного в Швеции зародыша. Этот штамм, известный как WI-38, производил практически неограниченное количество совершенно идентичных культур, которые можно сохранять в замороженном состоянии в течение многих лет и размораживать, если в какой-нибудь точке мира возникает потребность в питательной среде для выращивания вакцин. Между тем, культивирование вакцины с использованием почечных клеток обезьян требует свежих клеток для каждой новой партии прививок».


    В статье, опубликованной в Medical News 10 марта 1972 года, доктор Джон А. Оукс (John A.Oakes), профессор медицины и фармакологии Университета Вандербильта (Vanderbilt University), сказал:

    «Мы не знаем, как экстраполировать на человека результаты тестов, проведенных на животных».


    Недавно в своем исследовании, посвященном воздействию профилактической вакцинации от оспы, старший медработник из Германии доктор Бухвальд (G. Buchwald) подтвердил, что эта прививка может привести к энцефалиту (воспалению мозга) и, таким образом, способствовал отмене обязательной вакцинации в Германии. В нескольких трудах он сообщал о своих подозрениях, что рассеянный склероз также может быть следствием вакцинации от оспы (Der Deutsche Arzt, 1971 г., том 19, с. 100; там же, 1972 г., том 3, с. 58 и Medizinische Welt, 1972 г., с. 758).
    О трагедии с талидомидом, 1968 год:

    «Первым экспертом, которому пришлось давать свидетельские показания, стал профессор Отто Рудольф Климмер (Otto Rudolf Klimmer) из Института фармакологии Университета Бонна (Institute of Pharmacology of the University of Bonn). Когда доктор Вебер (председатель суда) задавал ему вопросы, Климмер был вынужден признать, что в ходе экспериментов на животных барбитураты и фенурон никогда не вызывали полиневрит, хотя свойство этих веществ повреждать нервы – бесспорный факт, признанный самой медициной. Если эксперименты на животных не указывают на возможность развития полиневрита из-за приема веществ, которые известны врачам в качестве индукторов данного заболевания у человека, то становится очевидно, что такие эксперименты вообще не подходят для изучения подобных токсических реакций. Даже если в ходе этих испытаний будет получен отрицательный результат, это совсем не значит, что те или иные вещества не могут вызвать неврологические нарушения у человека. Как профессор Шмерт (Schmert) из Мюнхена поздней весной 1961 года указал компании Chemie Grunenthal, эту болезнь очень трудно смоделировать на животных, так как симптомы носят субъективный характер» («Талидомид и сила фармацевтических компаний» (Thalidomide and the Power of the Drug Companies), авторы – Хеннинг Сьюстром (Henning Sjoustroem), шведский юрист, и Роберт Нильссон (Robert Nilsson), специальное издание издательства Penguin, 1972 г., с. 218-219).


    Синтетические витамины уже нанесли серьезный вред здоровью и продолжают это делать, поскольку проведенные на животных «тесты на безопасность» не могут дать адекватных прогнозов. Даже очень дорогие витамины из разряда «чудодейственных» препаратов творили чудеса только для своих производителей. Когда профессор Гвидо Фалькони (Guido Falconi) из Университета Цюриха (University of Zurich) опубликовал свою историческую книгу «Преобразование медицины» (Der Wandel der Medizin),(Verlag Huber, Берлин, 1970), он работал педиатром и наслаждался репутацией авторитетного специалиста в области медицины. В этой работе ученый утверждает, что синтетически полученный витамин К, а также сульфонамиды вызывают «острую гемолитическую анемию» (которая может являться предшественницей лейкемии) и указывает на то, что повышенные дозы витамина D являются причиной многочисленных заболеваний, в том числе повреждений почек, гипертонии и проблем с сердцем. Он выражает подозрение, что идиопатическая гиперкальциемия, приводящая к задержке роста у детей, может быть связана с избыточным поступлением витамина D. Случайно оказалось, что гиперкальциемия – нарушение обмена веществ, характеризующееся большим количеством кальция в организме – часто сопровождается пороками сердца и серьезными повреждениями легочных артерий.
    «Будучи на протяжении многих лет руководителем самой крупной исследовательской лаборатории в Америке, я не использовал ни одно животное. Я глубоко убежден, что использование животных в конечном счете оказывается бесполезным для прогрессивной медицины» (Е. М. Пердью (E. M. Perdue), доктор медицины, директор Патологической лаборатории онкологических исследований Джонсона (Johnson’s Pathological Laboratory in Cancer Research) (Американское антививисекционное общество (AAVS) Филадельфия, Пенсильвания).
    Даже профессор Видукинд Ленц (Widukind Lenz), немецкий ученый, который с помощью посмертных тестов на приматах смог получить детенышей с дефектами развития, свидетельствовал на суде по талидомиду в Западной Германии: «Не существует такого теста на животных, который позволил бы заранее указать, что у людей в аналогичных экспериментальных условиях будет идентичная или похожая реакция».
    15 октября 1970 года London Times сообщила, что у беременных крыс, которых в нью-йоркской лаборатории заставляли вдыхать дым от марихуаны, родились детеныши с уродствами, но доктор Вильям Гебер (William Geber), проводивший опыты, отметил, что, «положительные выводы сделать невозможно, поскольку крыса – это не человек».
    «Значительная часть экспериментальной работы с животными по изучению атеросклероза скорее сдерживала прогресс, чем способствовала ему» (Medical News Tribune, Лондон, 18 сентября 1970 г.).
    Согласно вашингтонскому изданию Science Newsletter от 22 августа 1970 года, трое французских ученых проводили тесты на беременных животных – давали им галлюциногенное лекарство ЛСД. У зародышей и новорожденных животных не наблюдалось признаков, которые бы указывали на то, что лекарство может вызывать уродства, но ученые предупредили: «На основе этих экспериментальных данных нельзя делать вывод о том, что ЛСД не оказывает тератогенного действия (не вызывает врожденных дефектов) на людей».
    «Что касается безопасности человеческих противовирусных вакцин, единственный вывод, который можно сделать, таков: вакцины, произведенные из клеток животных, характеризуются большим риском канцерогенности, чем аналогичные вакцины, созданные на основе клеток человека; потенциальная канцерогенность любой вакцины снижается, если она произведена на основе клеток того вида, для которого предназначена» (Laboratory Practice, январь 1970, с. 58-62).
    Доктор М. Х. Папворт (M. H. Pappworth), выдающийся лондонский врач и всемирно известный преподаватель клинической медицины пишет в книге «Люди в роли подопытных кроликов» (Human Guinea Pigs) (Pelican Books, 1969) следующее:

    «Ни один врач, каким бы опытным он ни был, не в состоянии точно оценить ожидаемую продолжительность жизни без трансплантата и период, длящийся от момента, когда кажется, что трансплантат приживается, до его окончательного отторжения». Далее, в этой же книге доктор Паппворт пишет:

    «Я совсем не уверен, что такое положение вещей для пациента хоть сколько-нибудь лучше, чем болезнь, от которой должна спасти трансплантация… Люди должны знать, что операция по пересадке никогда не излечивает основное заболевание и не делает пациента здоровым человеком… Вся трансплантология – это признание ошибок, допущенных при ранней диагностике и лечении».
    «Наука, которая обещала избавить человечество от предрассудков, сама обернулась самым большим и кровавым предрассудком в истории. Это вполне может стать трагедией современной цивилизации… Наука, которая когда-то была самой выдающейся формой здравого смысла, теперь стала идолом. И простым людям (мирянам), и ученым (жрецам) звучал голос свыше: “Наука говорит то-то и требует того-то…” Однако наука была механическим идолом. Другие боги хотели, чтобы их служители сделали себя евнухами. И только наука хочет, чтобы они вырвали с корнем все человеческие чувства» (Бриджит Брофи (Bridget Brophy), The Listener (1969 г.).
    10 июля 1969 года издание New York Daily News сообщило:

    «Сегодня полковник Джон («Короткий») Пауэрс (John (Shorty) Powers), который пять лет назад ушел в отставку из НАСА (Национального Агентства по аэронавтике и исследованию воздушного пространства), раскритиковал неудавшийся полет обезьяны-космонавта по имени Бонни, назвав его «абсолютно бессмысленной тратой 92 миллионов долларов, взятых из моих денег». Власти, информировавшие население о прежних работах в области космонавтики, от имени центра управления полетами заявили: «С помощью компьютера Вы сможете узнать больше, чем с помощью обезьяны. Мы отказались от использования обезьян пять лет назад».


    Генри Е. Сигерист (Henry E. Sigerist), швейцарец, который возглавлял кафедру истории медицины в Лейпцигском университете (University of Leipzig) и в Университете Джона Хопкинса (Johns Hopkins), и которого многие считают выдающимся историком нашего времени, описывает медицинскую философию Гиппократа следующим образом:

    «Исцеляет природа. Задача врача заключается в том, чтобы укрепить и направить естественную способность к самоисцелению в нужное русло, и, самое главное, не вмешиваться в ее работу. Лучшее лечение – это лечение пищей. Посредством пищи эта способность восстанавливается сама. Диететика Гиппократа достигла такого уровня, что даже сегодня вызывает огромное восхищение» («Великие врачи», 6-е издание (Grosse Aerzte, 6th ed.), Lehmann, Мюнхен, 1969 г., с. 28).


    В немецком медицинском журнале Muenchener Medizinische Wochenschrift (№34, 1969 год) доктор В. Хр. Муллер (W. Chr. Mueller) из Первой университетской больницы для женщин (1st University Hospital for Women) в Мюнхене, по окончании одного из самых комплексных медицинских исследований, сообщил, что «61% всех уродств у новорожденных и 88% всех случаев мертворождения связаны с действием лекарственных препаратов».
    Профилактическая вакцинация от оспы также может провоцировать рост злокачественных опухолей, что подтверждается историями болезни 38 людей, у которых опухоли развились из рубцов, оставшихся после прививки. Об этом говорилось в сообщении, напечатанном на первой странице журнала Medical News в 1969 году. Доктор Виллард Л. Мармелзат (Willard L. Marmelzat) из бывшего Университета Южной Каролины (University of Southern Carolina) на Втором Международном Конгрессе по тропической дерматологии сообщил, что ни один из этих пациентов не контактировал с канцерогенными химикатами и даже не получал никаких увечий или механических травм в месте шрама от вакцинации.
    Рене Дюбо (René Dubos), лауреат Пулитцеровской премии (Pulitzer Prize) и профессор микробиологии Института Рокфеллера (Rockefeller Institute) в Нью-Йорке, писал в Man, Medicine and Environment (Praeger, Нью-Йорк, 1968 год, с. 107):

    «Как правило, испытания на людях являются неотъемлемым этапом разработки новых лечебных процедур или лекарств… Первым хирургам, выполнявшим операции на легких, сердце или мозге, поневоле проходилось экспериментировать на людях, потому что информацию, полученную в ходе опытов на животных, невозможно полностью применить к человеку, и из этого правила нет исключений».


    «Мы – подмастерья колдуна, особенно в области науки. Мы хвастаемся открытиями, которые нас отравляют. Я думаю, что следующему поколению потребуется много времени и смелости, чтобы справиться с катастрофическими последствиями наших исследований» (профессор Пьер Лепин (Pierre Lépine), директор кафедры бактериологии в Институте Пастера (Pasteur Institute), член Академии наук и Национальной академии медицины, интервью французскому ежедневному изданию Alsace, 17 марта 1967 года).
    «Отчасти из возможных базовых различий в реакциях животных и людей на лекарственные средства, знания, полученные при исследованиях на животных, часто не имеют никакого отношения к человеку, почти наверняка неадекватны и даже могут вводить в заблуждение» (Арнольд Д. Уэлч (Arnold D. Welch), кафедра фармакологии, Медицинская школа Йельского Университета (Yale University School of Medicine), «Влияние лекарственных средств на человека» (1967 г.) (Drug Responses in Man, 1967).
    «Клиническая фармакология и терапия» (Clinical Pharmacology & Therapeutics), авторы – Т.Коппаний (T.Koppanyi) и М. А. Авери (M.A. Avery), том 7, 1966 год, с. 250-270, в подтверждение информации, появившейся в книге «Убийство невинных» (Slaughter of the Innocent):

    «Флеминг (Fleming) боялся, что пенициллин, открытый им случайно (без экспериментов на животных – Г.Р.), будет деактивироваться кровью, и, когда он ввел его кроликам, его худшие опасения, казалось, подтвердились. Этот результат настолько обескуражил ученого, что он постепенно потерял к препарату интерес и применял пенициллин только для лечения поверхностных инфекций.

    Позднее оксфордские ученые Флори (Florey) и Чейн (Chain) возобновили исследование пенициллина и обнаружили, что он лечит инфицированных мышей. Но эта программа не убедила нас в том, что выбор вида был лишь очередным счастливым случаем. Если бы для теста использовались обычные морские свинки (ко времени начала экспериментов все морские свинки в лаборатории Флори и Чейна уже погибли – Г.Р.), он пенициллина, возможно, отказались бы навсегда, потому что даже самые маленькие дозы этого вещества приводят к гибели представителей данного вида животных (и хомяков, кстати, тоже), широко используемых в лабораторных тестах.

    Но на этом везенье не закончилось. Чтобы спасти серьезно больного пациента, Флеминг хотел ввести пенициллин в его позвоночник, но он не знал, к чему приведет эта инъекция. Флори провел опыт с кошкой, однако, надо было дать пациенту шанс, и, поэтому, ждать результата не было времени. Пациент Флеминга после инъекции выздоровел, а кошка Флори умерла. Но выводы так и не были сделаны».


    Альберт Швейцер (Albert Schweitzer) больше известен в качестве филантропа, чем любителя животных. Но последнее из его знаменитых «посланий к миру» из «лесного» госпиталя в Ламбарене, обнародованное за несколько недель до его смерти в 1965 году, касалось вивисекции. Оно было написано на французском и немецком языках и адресовано Всемирному конгрессу за отмену (World Congress for Abolition), который проходил в Цюрихе, а также транслировался по швейцарскому телевидению. В нем говорилось: «Мы должны бороться против духа неосознанной жестокости, с которой мы относимся к животным. Животные страдают так же, как и мы. Подлинный гуманизм не позволяет нам причинять им страдания. Мы слишком поздно стали это понимать. Наша обязанность сделать так, чтобы это осознал весь мир».
    Доктор Чарльз Генри Кемп (Charles Henry Kempe), Университет Колорадо (University of Colorado). После исследования, которое продолжалось 20 лет, доктор Кемп рекоменовал отменить вакцинацию от оспы. С 1948 года в США от этого заболевания не не умер ни один человек, однако за тот же период более 300 людей погибли от прививок против оспы, в том числе из-за вызванного ими энцефалита (The Evening Bulletin, Филадельфия, 7 мая 1965 года).
    British Medical Journal, 13 февраля 1965 года, с. 399: «Воздействие (диоксида серы) в экспериментальных условиях может быть несопоставимо с влиянием естественно возникающего загрязнения воздуха, потому что диоксид серы, вероятно, синергетически взаимодействует с другими загрязнителями, например, вдыхаемыми частицами. Такой эффект был продемонстрирован на морской свинке. Эксперименты показали, что при добавлении инертного аэрозоля хлорида натрия легочное сопротивление кровотоку после вдыхания диоксида серы может увеличиваться. Однако у людей данный эффект не отмечался, несмотря на тщательно проведенные эксперименты».
    Lancet, 6 февраля 1965 года, с. 308-309 («Побочные эффекты лекарств») ("Side effect of Drugs"):

    «… Вместе с тем, возникают непредвиденные эффекты, и на это есть несколько причин. Во-первых, у разных видов токсичность может быть разной; например, собака не способна ацетилировать сульфонамидные препараты, поэтому она с меньшей вероятностью, чем человек, будет страдать от осаждения в почках или мочеточниках менее растворимых ацетилированных метаболитов сульфонамидов, с другой стороны, собака очень чувствительна к хинину и слепнет при такой его концентрации в плазме, которая легко переносится человеком».


    Доктор Фернанд Аттлан (Fernand Attlan):

    «Я считаю, что результаты этих отвратительных тестов обманчивы. Кроме того, ужасы, идущие бок о бок с этими бесполезными практиками, никогда не будут совместимы с чувством достоинства и душевного величия человека» (медицинский факультет Парижского университета, Франция, Оиз, Виллерс-Сен-Поль, 1964 г.).


    Доктор Морис Р. Хильман (Maurice R. Hilleman), директор вирусологических и биологических исследований в американском Институте Мерк (Merck Institute), в American Review of Respiratory Diseases (90:683, 1964 г.) говорит так: «Еще одно преимущество диплоидных клеток состоит в том, что их использование не приводит к заражению нежелательными вирусами, которые в норме присутствуют во многих культурах животных клеток. Более того, если бы такие клетки были доступны раньше, вряд ли для изготовления вакцины от полиомиелита и более поздних вакцин стали бы использовать почечные клетки обезьян».

    Доктор Хильман также утверждал, что диплоидные клетки дают возможность выращивать вирусы, которые в настоящее время не могут быть выращены в клетках животных, и добавил:

    «Это могло бы положить начало разработке вакцин на основе как убитых, так и живых вирусов, особенно это касается риновирусов – основной причины обычной простуды, – для которых нет специальных методов контроля».
    Часто цитируются слова доктора Росса Нигрелли (Ross Nigrelli), заведующего Лабораторией морской биохимии и экологии (Laboratory of Marine Biochemistry and Ecology) в Нью-Йорке, который сказал: «При тестировании лекарств мы используем яйца морского ежа. Возможно, мы смогли бы быстро рассказать им все о талидомиде, если бы тестировали его с помощью яиц морского ежа» (Маргарет Б. Крейг (Margaret B. Kreig) в своей книге «Зеленая медицина» (Green Medicine), 1964 г., Rand McNally, Чикаго).
    Доктор Генри Уоглом (Henry Woglom), ведущий исследователь в области онкологии, 1964 год: «Прежде всего, следует признать, что в области онкологических исследований проделан колоссальный объем работы. Но было бы правильно отметить, что в результате этих трудов появились лишь больные раком мыши».
    «Как я понимаю, идея состоит в том, чтобы с помощью лабораторных экспериментов на низших животных выявить основные принципы и затем использовать их при работе с больными людьми. Я имею образование в области физиологии и считаю себя достаточно компетентным, чтобы оценить такое заявление. Это полная чушь» (сэр Джордж Пикеринг (George Pickering), профессор королевской кафедры медицины (Regius Professor of Medicine) в Оксфордском университете, British Medical Journal, 26 декабря 1964 года, с. 1615-1619).

    .

    «Тщательное промывание раны – это единственное ее лечение, и, когда оно проводится правильно, антибиотики использовать не обязательно, если только обстоятельства получения травмы или общее состояние пациента не делают развитие инфекции вероятным или нежелательным» (Х.К. Бурнс (H.K.Bourns), бакалавр гуманитарных наук, бакалавр медицины, бакалавр хирургии, бакалавр акушерства, член Королевского колледжа хирургов, British Medical Journal, 29 августа 1964 г.).


    Профессор Е. П. Лоссуарн (E. P. Lossouarn):

    «Эксперименты на животных – это ошибка с точки зрения науки и зло с точки зрения морали. Обрекать живые существа на такие мучения, даже не имея практического оправдания, – неправильно и расходится с принципами человеческого гуманизма» (факультет медицины и фармации (Faculty of Medicine and Pharmacy), Нант, Франция, 4 мая 1964 года)

    1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   30

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Тысяча врачей мира против экспериментов на животных