• Доктор Фредерик Бенуа
  • Доктор Раймон Лефевр
  • Доктор Гюнтер Краус
  • Доктор Луис Дж. Ворхаус
  • Бернард Б. Броуди
  • Доктор Рональд Т. Грант
  • Доктор Уолтер Моделл
  • Доктор М. Беддоу Бейли
  • Доктор Роберт Гезелл
  • Доктор Х. О. Шильд
  • Доктор А. Л. Бачарач



  • страница12/30
    Дата20.01.2019
    Размер6.4 Mb.

    Тысяча врачей мира против экспериментов на животных


    1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   30

    Доктор Пьер Жандидье (Pierre Jeandidier), бывший глава Дерматологической клиники факультета (болезни кожи, кожи головы и ног), Франция, апрель 1964 года:

    «Нет таких аргументов или соображений, которые могли бы оправдать боль, причиняемую несчастным, беззащитным животным. К тому, что такие практики абсолютно бесчеловечны, нечего добавить, если, конечно, отождествление себя с человеком еще что-то значит в моральном плане. Государство, в котором они применяются, должно осуждать их однозначно и безоговорочно».


    Доктор Эжен Лоб (Eugene Lob), факультет Парижского университета (Faculty of Paris), кафедра общей медицины и заболеваний глаз, Франция, Уосигни (Wasigny), 16 апреля 1964 года:

    «Имею честь приложить свидетельство против вивисекции… жестокой и ненужной».


    Доктор Фредерик Бенуа (Frédéric Benoit), хирург, родильный дом, Франция, Восс, 1 апреля 1964 года:

    «Глупо считать, что вивисекционные эксперименты необходимы или полезны для научного прогресса: условия проведения вивисекции слишком произвольны для того, чтобы она представляла реальный интерес, а реакции экспериментальных животных не могут быть идентичны реакциям человека».


    Доктор Раймон Лефевр (Raymond Lefevre), профессор Медицинской школы, директор Регионального противоракового центра (Regional Anti-Cancer Centre), Франция, Реймс, Бульвар Линду, 50 – 27 марта 1964 года:

    «Мне не кажется, что польза вивисекции полностью доказана. Продукция, прошедшая испытания на животных, оказывается бесполезной для человека».


    «Другая серьезная проблема, возникающая из-за правил и явлений, которые способствуют продолжению экспериментов на животных – это преследование ненаучных целей. Исследования на животных проводятся не по научным, а по юридическим соображениям. Такие работы часто не имеют никакой прогностической ценности для человека, а это значит, что наши исследования могут оказаться бессмысленными» (доктор Джеймс Г. Галлагхер (James G. Gallagher), Лаборатории Ледерле (Lederle Laboratories), Journal of American Medical Association, 14 марта 1964 года).
    Доктор Б. Оссиповски (B. Ossipovski), бывший интерн Парижского госпиталя (Hospital of Paris), заведующий кафедрой клинической медицины на факультете, заведующий лабораторией больницы Сент-Луиса (Saint Louis Hospital), Франция, Мак-Махон, Вилье Авеню 74 (74 Villiers Avenue, Mac-Mahon, France):

    «Я готов помочь Вам в том, что касается ужасной практики маньяков и неоученых. Люди считают, что можно изучить физиологию, мучая животных и формулируя теоретические выводы, которые в большинстве случаев оказываются совершенно ошибочными».


    Доктор А. Манье-Курар (A.Maignien-Courard), офтальмолог (хирургия глаза), Нант, Франция, 6 февраля 1964 года:

    «Я категорически против вивисекции и экспериментов на животных; у меня никогда не было сомнений в том, что они жестоки и бесполезны».


    Доктор Гюнтер Краус (Gunther Kraus) из Мемориального института Розуэлл-парк (Roswell Park Memorial Institute) в Буффало, Нью-Йорк, писал в American Veterinary Medical Association Journal (том 143, №9, 1 ноября 1963 года):

    «В нашей лаборатории собак приходится девокализировать, так как в соседних палатах лежат люди. Для того, чтобы лишить более 3000 животных возможности издавать голос, мы используем электронож».


    New Scientist, 17 января 1963 года:

    «Недавно опытным путем выяснилось, что несколько лекарств оказывают тератогенное действие на животных. Последними препаратами, не прошедшими испытания in-vivo, оказались салицилаты и аспирин – профессор Ф.С.Фрейзер (F.C.Fraser) из Университета Макджилл (McGill University) установил, что у мышей они вызывают врожденные уродства.

    Одно и тоже лекарство для одного вида может быть тератогенным, а для другого – нет. Мы не должны сразу же делать вывод, что аспирин вызывает врожденные уродства у человека. Ежегодно в Англии потребляется около 4 миллиардов таблеток аспирина и препаратов, в состав которых он входит. Если бы это лекарство было для человека тератогенным, то за последние годы частота врожденных уродств бы значительно возросла – однако этого не случилось…»
    Lancet, 26 января 1963 года, с. 222 («Эксперименты на животных на тератогенность» (Animal tests for teratogenicity) (врожденные уродства):

    «На самом деле, ошибка заключается в том, что при отсутствии тератогенного эффекта на “достаточном количестве разных видов лабораторных животных”, все же невозможно быть уверенным в том, как препарат повлияет на внутриутробное развитие плода у человека, который всегда является конечной целью исследования».


    British Medical Journal от 26 января 1963 года, с. 222 («Сильные анальгетики») (Powerful analgetics): «Точно измерить такие различия очень трудно, и многие заявления делаются на основе совершенно неадекватной информации. У всех видов разная чувствительность к лекарствам, и оценки, полученные посредством лабораторных животных, нельзя с уверенностью использовать при работе с людьми».
    В работе «Лекарства, врачи и болезнь» (Drugs, Doctors and Disease) историк Брайан Инглис (Brian Inglis) писал, что «количество экспериментов на животных продолжает расти из года в год не потому, что на рынке появляются все более совершенные и безопасные лекарства, а просто потому, что в продажу поступает большее их количество. Парадоксально, но замедление темпов роста числа экспериментов на животных стало отражением все большего осознания того, насколько неадекватны были эти тесты в прошлом. “В биологических исследованиях принято считать, – говорится в Отчете экспертного комитета по токсичности лекарственных средств британской фармацевтической промышленности (Report of the British Pharmaceutical Industry’s Expert Committee on Drug Toxicity), – что информация, полученная на одном виде животных, не является адекватной ни для какого другого вида”. Таким образом, вопрос нахождения компромисса между жестокостью к животным и пользой, которую извлекает человечество из их страданий, больше не стоит, потому что теперь в этом нет необходимости. Животные умирают, чтобы ежегодно в продажу могли поступать сотни новых лекарств; но выгодно это скорее промышленности, чем человечеству».
    Доктор Луис Дж. Ворхаус (Louis J. Vorhaus), врач из Нью-Йорка (The Saturday Evening Port, 11 мая 1963 года): «Больные люди нуждаются в уходе, а не в исследованиях. Похоже, что слишком многих исследователей, работающих в медицинской сфере, интересует не столько благополучие людей и поиск истины, сколько личная карьера».
    «Отказ от вивисекции не только бы позволил исследователям избежать ловушек и ошибок, связанных с экспериментами на животных, а также рисков для жизни и здоровья человека, возникающих из-за применения этих результатов к людям, но и способствовал бы достижению высшей степени истинного прогресса в области медицины» (М. Беддоу Бейли (M. Beddow Baily), член Королевского колледжа хирургов и лицензиат Королевского колледжа врачей, предисловие к написанной им книге «Неэффективность экспериментов на животных» (The Futility of Experiments on Animals), Лондон, 1962 год).
    «Больше невозможно закрывать глаза на то, сколько вреда нанесли антибиотики и неспособность современной науки понять здоровье, биологию и природу. Вот резюме из серии статей, которые доктор Рега (Raiga) в 1962-1963 гг. опубликовал во французском Bulletin de lAssociation Générale des Médecins de France:

    «В течение последних 10 лет неуклонно росло количество штаммов стафилококков, обладающих резистентностью к пенициллину. Особенно это заметно в больницах, где мы можем своими глазами видеть, каких размеров достигают серьезные стафилококковые инфекции, возникающие при лечении самых различных заболеваний, и как часто это происходит. Не лучше ситуация и в родильных домах, где подобные эпидемии уже приобрели катастрофические масштабы. А виноваты в непрерывном распространении заболеваний, вызванных стафилококками, современные методы лечения, которые были, по крайней мере, изначально предназначены для борьбы с инфекцией… События приобретают еще более драматический оборот, если подобная ситуация спровоцирована приемом антибиотиков, которые врач назначал для лечения безвредной инфекции, которая прошла бы и без лекарств. Посредством такой терапии, медицина, несомненно, становится причиной гибели».


    На инаугурационном заседании в Академии Де Бурже (Academy de Bourges) (16 декабря 1962 года) французский врач профессор Морис Делор (Maurice Delort) произнес несколько незамысловатых речей:

    «Современная медицина находится в конце своего пути. Ее больше нельзя трансформировать, модифицировать, реорганизовывать. Это пытались сделать слишком часто. Современная медицина должна умереть, чтобы родиться заново. Мы должны подготовить ее полное обновление».


    Выдержки из свидетельства Фреда Майерса (Fred Myers), который на слушаниях в Конгрессе, проходивших в 1962 году, представлял Гуманное общество Соединенных Штатов (Humane Society of the United States):

    «Я предъявляю официальное обвинение Гарвардскому университету (Harvard University), Северо-восточному университету (Northwestern University), Чикагскому университету (Chicago University), Университету Крейтон (Craighton University), Университету Питтсбурга (University of Pittsburgh), Национальным институтам здравоохранения (National Institutes of Health), Университету Западного резервного района (Western Reserve University) – я знаю, что каждое из этих заведений виновно в пренебрежительном отношении к животным и ненадлежащем обращении с ними. Я могу сообщить Комитету детали и сделаю это в такой мере, в какой он пожелает … В Университете Джона Хопкинса (John Hopkins University) я видел собак, находящихся в тесных клетках, страдающих от запущенной чесотки с кровоточащими язвами, но их никто не лечил. В Университете Тулейна (Tulane University) мы обнаружили подвешенные к потолку клетки с кошками, причем расстояние между проволоками сетки пола было настолько большим, что те, кто в них находился, не могли нормально ходить, стоять и лежать. В выходной день я часами бродил по нескольким этажам Нью-Йоркского университета (New York University), где находились клетки с собаками, кошками, обезьянами, крысами, кроликами, овцами и другими животными, многие из которых были в бинтах после серьезных хирургических операций, а многие, очевидно, серьезно больны, однако я ни разу не встретил ни врача, ни ветеринара, ни уборщика… В Детской больнице г. Цинциннати один из наших исследователей обнаружил маленьких макак-резус привязанными за шею в клетках, которые были настолько тесными, что животные едва могли двигаться… Я сам видел людей, не имеющих ученой степени и даже не претендующих на профессиональную квалификацию, которые, тем не менее, работали хирургами в лаборатории Национальных институтов здравоохранения (National Institutes of Health). Я видел собаку, лежащую на цементном полу коридора той же лаборатории в полном сознании с открытым разрезом в грудине и брюшной полости. Животное отчаянно корчилось от боли, но не могло подняться, а в это время мимо нее проходили мужчины и женщины, не взглянув на нее даже мельком …»


    Многие авторитетные исследователи прямо или косвенно подтвердили то, что доктор Раймонд Грин (Raymond Green) написал в Lancet (1 сентября 1962 года):

    «Мы должны признать тот факт, что даже самое тщательное исследование новых продуктов на животных мало что может рассказать об их воздействии на человека. Не вызывает сомнения, что талидомид изучался очень подробно. Я лично принимал участие в его испытании на возможное зобогенное действие – британский дистрибьютор препарата принимал в расчет даже такие маловероятные риски. Не существует лекарств, которые приносят только пользу и никогда не наносят вреда. С помощью экспериментов на животных этот риск устранить невозможно. Более того, их проведение может воспрепятствовать применению замечательных веществ. Мы должны принять существование определенной опасности или же, избрать, вероятно, более мудрый путь – обойтись без новых лекарств».


    British Medical Journal, 18 августа 1962 года, с. 462: «Даже после тщательного лабораторного тестирования на токсичность, безопасное для животных лекарство может нанести человеку вред …».
    В связи с вышеприведенными утверждениями, о том, что результаты работы с животными невозможно с какой-либо определенностью применить к человеку, рассмотрите следующие мнения экспертов:

    Д. В. Парк (D.V. Parke), кафедра биохимии, Медицинская школа при больнице Святой Мэри, Лондонский университет (St. Mary’s Hospital Medical School, University of London), New Scientist, 9 августа 1962 года, с. 313:

    «…Ценность эмпирических испытаний лекарств на токсичность, выполненных на нескольких видах животных с целью оценки безопасности лекарственных средств, вызывает большие сомнения, потому что результаты, полученные на животных, редко удается экстраполировать на человека».


    Бернард Б. Броуди (Bernard B. Brodie), доктор философии, Национальный институт сердца (National Heart Institute), Бетесда, Мэриленд (Clinical Pharmacology & Therapeutics, том 3, №3, май/июнь 1962 года):

    «Применение информации, полученной на животных, к человеку сопровождается многочисленными трудностями. Одной из наиболее серьезных проблем является фактор межвидовых различий в метаболизме лекарств.

    Прежде чем попасть на рынок, талидомид тестировался на многих тысячах животных. Time Magazine от 23 февраля 1962 года – в это время на мировой арене появились первые признаки грядущей трагедии – сообщает, что до поступления в продажу талидомид «на протяжении трех лет тестировался на животных».
    В своих лекциях, с которыми он выступает по всему миру, англичанин доктор Гарри Лилли (Harry Lillie), известный как врач-терапевт и хирург, подчеркивает, что торговля ядовитыми для живых существ веществами и производство новых болезней в настоящее время стало серьезным бизнесом. «Я могу особо подчеркнуть, что, причиняя страдания другим живым существам, мы не помогаем отыскать способы лечения заболеваний, возникших от неправильного образа жизни. Я не знаю никакой долгосрочной – я подчеркиваю – долгосрочной выгоды, которую человечество извлекло бы в прошлом из исследований, связанных с такими страданиями других существ» (Town and Country, февраль 1962 года).
    В 1962 году правительство США опубликовало документ, который, занимал 392 страницы и как ни странно, назывался «Гуманное обращение с животными, используемыми в исследованиях: слушания Подкомитета по внутренней и внешней торговле, Палата представителей. Правительственная типография США, Вашингтон, округ Колумбия» (Humane Treatment of Animals Used in Research: Hearings before a Subcommittee on Interstate and Foreign Commerce, House of Representatives. U.S. Govt. Printing Office, Washington D.C.). Вот некоторые цитаты из него:

    «В любой группе студентов-медиков можно выделить несколько человек, с садистскими наклонностями» (с. 218).

    «Попытки вызвать у собак конвульсии ужасны. Впрочем, я знаю, что Вам не дадут это увидеть. Эксперименты с шоковым воздействием, удаление органов, блокирование кишечника или путей выхода мочи до разрыва мочевого пузыря – это лишь самые банальные вещи. Вы удивитесь, если услышите, до чего могут додуматься профессора и некоторые студенты. Ночью я думал о собаках. Представьте себе, что после серьезного хирургического вмешательства Вы находитесь на грани между жизнью и смертью…, и на Вашем маленьком участке холодного, насквозь продуваемого цементного пола, делают уборку, используя для этого шланг с холодной водой, которая льется прямо через вас. От нее собаки промокают – собаки, только начинающие оправляться после операции. Неудивительно, что большинство из них умирают. Если же они выживают, через пару дней или через неделю их используют для следующего эксперимента. Одна собака пережила семь операций (с. 250)».

    «Я студент, изучающий ветеринарию. Я никогда не состоял и сейчас не состою ни в каком защитном обществе… Это крик души и мольба молодого человека, все еще придерживающегося некоторых идеалов, в которые меня учили верить – и я начинаю задаваться вопросом, а есть ли вообще в людях настоящая доброта. Я не сентименталист, не участник общественной кампании и не фанатик; но я не могу мириться с тем, что видел за несколько коротких лет ни при каком законодательстве и ни при каком образе человеческой жизни» (с. 251).

    «Не существует никакой проверки на предмет бесполезного повторения экспериментов, за которые платят налогоплательщики; никто не следит, насколько рационально осуществляется планирование; нет контроля за откровенными садистами, которые окутывают свой истинный подсознательный мотив туманом научных терминов (с. 264)

    «Недавно я спросил молодого врача, как новоиспеченные студенты-медики определяют, нужны ли болеутоляющие средства, если собака, выражаясь научным языком, «девокализирована». Его ответ был потрясающим. Он сказал: «В настоящее время в медицинских школах превалирует точка зрения, согласно которой собаки не могут чувствовать боль – они не страдают» (с. 311).

    «В прошлом сентябре я учился в Медицинской школе г. Чикаго (Chicago Medical School). Я ушел оттуда по собственному желанию… Одной из причин, вызвавшей мое презрение к этому заведению, было жестокое отношение к экспериментальным животным» (с. 346).
    Доктор Рональд Т. Грант (Ronald T.Grant), Медицинская школа при больнице Гая (Guy’s Hospital Medical School), Лондон (Federation Proceedings, том 20, №2, часть 3, приложение 9, июль 1961года):

    «Людей нужно изучать на людях. Я думаю, мы со временем будем более отчетливо понимать… что разные животные, а также животные и люди, очень сильно отличаются, причем не только анатомически, но и физиологически – и телесно, и духовно».


    В мае 1961 года доктор Пьер Боске (Pierre Bosquet) писал во французском издании Nouvelle Critique:

    «Исследования строго подчинены получению сиюминутной коммерческой выгоды. В настоящее время для фармацевтической промышленности болезнь является одним из главных источников прибыли, и врачи охотно выступают в роли агентов для ее получения».


    Доктор Уолтер Моделл из Медицинского колледжа Корнеллского университета (Cornell University’s Medical College), которого издание Time называло «одним из самых выдающихся американских экспертов по лекарствам, еще много лет назад написал в Clinical Pharmacology and Therapeutics такие слова:

    «Когда же они поймут, что лекарств слишком много? В настоящее время применяется не менее 150000 препаратов. Ежегодно на рынке появляется около 15000 новых композиций и дозировок, а около 12000 – его покидают. У нас просто нет такого количества заболеваний. В настоящее время самыми полезными являются новые лекарства, которые нейтрализуют неблагоприятное действие других новых лекарств» (Time, 26 мая 1961 года).


    Готовя статью для New York Daily News (13 марта 1961 г.), давний штатный сотрудник этого издания Вильям Х. Хендрикс (William H.Hendrix) вспомнил интервью со знаменитым доктором Чарльзом Майо (Charles Mayo, не путать с другим, последующим доктором Чарльзом Майо), которое ранее уже печаталось много раз:

    «Я ненавижу вивисекцию. Ее нужно отменить. Я не знаю ни одного достижения, которое бы воплотилось в жизнь благодаря вивисекции, ни одного научного открытия, которое было бы невозможно без этого варварства и жестокости. Это – зло».


    «Нам по-прежнему неизвестны причины возникновения сахарного диабета – ни у человека, ни и у животных» (из статьи в Veterinary Record, 9 июля 1960 г.).
    «Информацию, полученную в ходе экспериментов, связанных с искусственным стимулированием развития рака у животных, невозможно использовать при работе с людьми» (доктор Кеннет Стар (Kenneth Star), член Совета Нового Южного Уэльса по онкологии (New South Wales Cancer Council), сообщение в Sydney Morning Herald от 7 апреля 1960 г.).
    «Действительно, логического основания, позволяющего переносить результаты с животных на человека, не существует» (доктор Л. Голдберг (L.Goldberg), Институт Каролинска (Karolinska Institute), Стокгольм. «Количественный метод в фармакологии и терапии человека» (Quantitative Method in Human Pharmacology and Therapeutics), Permagon Press, Лондон, 1959 г.).
    «Доктор П. Ритчер (P. Ritcher) из знаменитой Психиатрической клиники им. Фиппса (Phipps Psychiatric Clinic) при Университете Джона Хопкинса проводил контролируемые эксперименты с распространенными лекарствами и гормонами. Полученные им результаты были опубликованы в августовском сборнике докладов Национальной академии наук (Proceedings of the National Academy of Science). На основании выводов, сделанных в ходе исследования, ученый предупреждает, что, несмотря на моментальное благотворное воздействие некоторых лекарств и гормонов, у пациента могут произойти необратимые нарушения, которые станут заметны лишь месяцы спустя после окончания приема лекарства. Стандартные опыты на животных, главным образом на крысах, уже «доказали, что эти медикаменты совершенно безопасны» (цитируется из News-Post, Балтимор, 5 августа 1959 года).
    «Самые феноменальные успехи в борьбе с туберкулезом были достигнуты в тех странах, где БЦЖ применялась редко или не применялась совсем. К ним относятся Исландия, Гавайи и Нидерланды» (из статьи, подписанной 17 врачами и опубликованной в British Medical Journal от 6 июня 1959 года).
    Доктор М. Беддоу Бейли (Beddow Baily), доктор медицины, член Королевского общества хирургов, лицензиат Королевского общества врачей, в своей книге «Вивисекция в прожекторе» (More Spotlights on Vivisection) – (Лондон, 1958 г.) пишет:

    «Вивисекция взывает к самым низменным инстинктам – чувствам страха и трусости. Перед судом справедливости она обвиняется по трем основным пунктам: жестокость к животным, бесполезность для человека и препятствование получению истинных знаний».


    Доктор Роберт Гезелл (Robert Gesell), заведующий кафедрой физиологии, Мичиганский университет (University of Michigan), апрель 1958 года:

    «Задумайтесь, что мы делаем во имя науки, и все станет понятно. Во имя науки мы без наркоза топим и душим животных. Во имя науки мы выясняем, как долго животное, не получившее анестезии, выдержит жестокое обращение, прежде чем погибнет».


    Мнение людей, занимавшихся тестированием лекарств, стимулирующих родовую деятельность (то есть, препаратов для ускорения родов): «За исключением психотропных средств, самые серьезные различия между животными и людьми обнаруживались при испытании лекарств, предназначенных для воздействия на матку. На поиск новых препаратов, стимулирующих родовую деятельность, который осуществлялся путем экспериментов на животных, было потрачено много времени и сил, но проведенные позже испытания показали, что для женщин они совершенно бесполезны. Таким образом, необходимы такие методы исследования, которые позволят изучать лекарства для стимуляции родовой деятельности на женской матке». (Доктор Х. О. Шильд (H.O.Schild), преподаватель фармакологии, Университетский колледж, Лондон; соавтор труда Кларка «Прикладная фармакология: количественный метод в фармакологии и терапии человека» (Applied Pharmacology: Quantitative Method in Human Pharmacology and Therapeutics), Pergamon Press, Лондон, 1959 г. Доклад для симпозиума, состоявшегося в Лондоне в марте 1958 г., с. 154).
    «Откуда мы знаем, что лекарство, протестированное на 15 различных видах животных, включая приматов, и оказавшееся безопасным, будет безопасно и для человека? Этот вопрос актуален и для обратного предположения. Как мы можем быть уверены, что лекарство, токсичное для 15 различных видов животных, будет токсичным и для человека?» (Доктор А. Л. Бачарач (A.L.Bacharach), Химическая исследовательская лаборатория Уэлкам (Wellcome Chemical Research Laboratory), в работе «Прикладная фармакология: количественный метод в фармакологии и терапии человека (Quantitative Method in Human Pharmacology and Therapeutics), Pergamon Press, Лондон, 1959 г., с. 196. Доклад, представленный на лондонском симпозиуме в марте 1958 года).
    В январе 1958 года во французском медицинском журнале Revue de Pathologie Generate et de Physiologie Clinique появилось сообщение: «Вакцина изменяет «почву» прививаемого человека, делая ее щелочной или кислой – почвой рака. Отрицать этот факт и далее – невозможно».
    «Широко распространенные эксперименты на животных… практически не имеют значения для развития искусства и науки медицинской практики. Рассказать об этом, определенно, могут хорошо информированные представители медицинской профессии. Что касается нашего журнала, то мы, по мере возможности, будет продолжать это делать» (редакционная статья в Medical Review, сентябрь 1957 г.).
    «Печально думать, что сотни исследователей, которые работают над проблемой курения и рака легких уже более тридцати лет и при этом тратят сотни миллионов, в итоге достигли столь незначительных результатов, если таковые вообще имеются. Это самое количество денег и усилий стало основой организованного исследования, которое уже не удивляет своей оригинальностью. Это же самое количество и позволяет проводить его через хорошо известные каналы» (доктор В. А. Болл (W.A. Ball), хирург, Lancet, 6 июля 1957 г., с. 45).
    «Вопреки распространенному мнению, основанному на исследованиях низших животных, ксантиновые препараты вызывают серьезное сужение сосудов мозга человека» (доктор Сеймур С. Кетти (Seymour S. Ketty), заведующий, Лаборатория клинической науки (Laboratory of Clinical Science), Национальный институт психического здоровья (National Institute of Mental Health), Бетесда, Мэриленд, Triangle, том III, №2, июнь 1957 г., с. 47 и 51).
    «Интенсивные исследования канцерогенных веществ, проводившиеся в течение последней четверти века, скорее не упростили, а осложнили проблему» (Lancet, 16 февраля 1957 г., с. 334).
    «Нишульц (Nieschultz) и его коллеги (1954) тестировали пакатал на животных и выяснили, что последние его хорошо переносят. К сожалению, большая частота токсических побочных эффектов, наблюдавшаяся в группе пациентов, получавших этот препарат, вынуждает предположить, что его широкое использование неоправданно» (доктор П. Х. Митчелл (P.H. Mithell), доктор П. Сайкс (P. Sykes), хирург и доктор А. Кинг (A. King), хирург, British Medical Journal, 26 января 1957 г., с. 207).
    1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   30

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Тысяча врачей мира против экспериментов на животных