• Доктор медицины Рено
  • Профессор Э. Рикка-Барберис
  • Доктор Ольга Олкотт Вильгельм
  • В. Митчелл Стевенс
  • Доктор медицины в области стоматологии Гастон Жерар
  • Доктор Жерар ( Guerard ) сделал следующие выводы
  • В. Митчелл Стивенс
  • Доктор Петри Хойль
  • Доктор Джин Макнамара
  • Доктор Дж. Ф. Уолкер
  • Доктор медицины Игнац Зайдль



  • страница16/30
    Дата20.01.2019
    Размер6.4 Mb.

    Тысяча врачей мира против экспериментов на животных


    1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   30

    Доктор Дженнаро Чиабурри (Gennaro Ciaburri), врач и хирург, Болонья: «Необходима ли вивисекция в образовании? Это один из самых больших мифов, и ему не следует верить».
    Доктор медицины Рено (Renaud), бывший помощник врача в Отделении медицины и хирургии, специальный ассистент в исследовании рака в Кантональной Больнице (Cantonal Hospital) в Лозанне, Швейцария: «Я придерживаюсь мнения, что вивисекцию следует исключить из курса обучения на медицинских факультетах». (LAntivivisectionniste, №4, декабрь 1934)
    Профессор Э. Рикка-Барберис (E. Ricca-Barberis), врач, Турин: «Жертва кураре (яда для стрел) полностью парализована и неспособна совершать какие-либо движения, хотя находится в полном сознании и сохраняет чувствительность к боли: потом она умирает от асфиксии в результате паралича дыхательных мышц. Из этого легко понять, почему этот яд стал самым страшным помощником вивисектора. Нужно только применить искусственное дыхание, и мы получаем совершенный объект для вивисекционной скамьи, живой и находящийся в полном сознании, но неспособный совершить ни малейшее движение, даже при крайнем волнении и нестерпимой боли… Тут возможен только один вывод. Вивисекция как метод обучения не только неизбежно безнравственна и постыдна, но также абсолютно бесполезна и даже вредна… Эти демонстрации можно и нужно полностью запретить» (Lidea Zoofila, Милан, май 1934).
    Medical Times, март 1934, ведущая статья на тему вивисекции: «Станет ли непредубежденный врач утверждать, что мы совершили хоть какой-то прогресс в решении проблемы рака? На эксперименты на животных в этой сфере исследования были потрачены тысячи фунтов, но без практических результатов… Можно тщательно разрабатывать теории, но они не ведут к практическим результатам, а смертность от рака тем временем растет. Продолжать двигаться в этом направлении без дорогостоящих исследований – бессмысленно».
    «Потом существуют физиологи. Здесь мы сталкиваемся с самым вопиющим примером бесполезности экспериментов на животных. Такие эксперименты ведут нас в никуда. Более того, они мешают прогрессу медицинской науки» (ведущая статья, Medical Times, март 1934, с. 37).
    «Тестирование лекарств на подопытных животных очень часто дает неправильные результаты в случае с людьми. Из-за экспериментов на животных долгое время считалось, что дигиталис повышает кровяное давление. Теперь мы знаем, что ничего такого не происходит. Более того, эти эксперименты очень повредили фармакологии, и ее развитие до сих пор замедлено из-за того, что предпочтение отдается скорее экспериментам на животных, чем клиническим наблюдениям» (Medical Times, март 1934, с. 37).
    Доктор Ольга Олкотт Вильгельм (Olga Alcott Wilhelm) пишет следующее в статье под заглавием «Бессмысленная вивисекция» (Worthless Vivisection) в Chicago Daily News, выпуск за 26 февраля 1934: «Я врач и хирург, и в студенческие времена мне приходилось работать с животными в лабораториях. Но я могу честно сказать: ни у кого из моих коллег не сложилось впечатление, что это массовое убийство собак расширило их знания. Почему? Потому что дается слишком мало времени, студент не подготовлен к хирургическому вмешательству, собаки не получают должную анестезию, после эксперимента они оказываются в печальной ситуации. Не используется антисептиков, никто не исследует результаты хирургической процедуры, которая неизбежно отличается от лечения людей из-за анатомических различий.

    Массовое убийство собак необходимо запретить. Почему используются собаки? Потому что они преданны и верны, также университету их легко достать, не обременяя себя крупными тратами».


    «В течение многих лет многочисленные преданные работники лабораторий проводят онкологические исследования в лабораториях нашей страны и других стран, и на это расходуется много средств. Неудачные попытки выдающихся ученых получить полезные результаты относительно этой болезни у человека показывают, что они используют при работе непродуктивные методы, которые были предложены из-за неправильного понимания этого бича людей» (В. Митчелл Стевенс (W. Mitchell Stevens), доктор медицины, член Королевского Общества врачей, British Medical Journal, 24 февраля 1934, с. 352).
    «Многие люди не видят моральную сторону проблемы, поэтому мы должны убедить их с использованием научных аргументов. С точки зрения науки основа вивисекции зиждется на предположении, что применять научные выводы, сделанные на животных, по отношению к людям – возможно. Существуют бесчисленные примеры, которые противоречат этому предположению» (Из Abolitionist, 1 февраля 1934, с. 14).
    В выпуске Medical Times за февраль 1934 говорится: «Мы без сомнений заявляем, что многие из этих абсолютно бессмысленных экспериментов мешают прогрессу медицины».
    Доктор медицины в области стоматологии Гастон Жерар (Gaston Guerard), доктор Университета Парижа (University of Paris), профессор стоматологии и человеческой и сравнительной анатомии в Стоматологической школе Парижа (Dental School of Paris), зубной хирург на Медицинском факультете (Medical Faculty) в Париже, вице-президент секции анатомии на 8-м Международном Конгрессе по стоматологии (8th International Congress of Dentistry), обладатель медали Министерства здравоохранения и медали «За заслуги в области здравоохранения» (Medal of Honour for Public Health) писал в 1934 году в своем трактате по поводу бессмысленности и жестокости экспериментов на собачьих зубах следующее (за свой трактат он получил приз от “Bureau International Humanitaire Zoophile”):

    (С. 22-25) «В настоящее время (и ввиду расширения наших знаний по физиологии) вивисекция не могла оказать никакой службы для хирургии и медицины. Эта истина, о которой утверждают практики, в чьей компетенции сомневаться невозможно, основана на том, что называется “биологическая индивидуальность”. Важные научные доклады, подтверждают точку зрения, что реакция на раздражитель индивидуальна и не является общей для всех видов.

    Ввиду этих обстоятельств вивисекция – независимо от того, нравится это кому-то или нет – есть не что иное, как бессмысленная и грубая процедура, даже лишенная цели из-за анатомо-физиологических различий, как недавно говорилось в одном из старейших французских журналов. Кстати, сами физиологи признают, что их метод исследования “был бы жестоким”, если бы не ставил целью принести благо человечеству.

    Жестокость экспериментов, предложенных Международной Стоматологической Федерацией (International Dental Federation), не вызывает сомнений, как мы подробно продемонстрировали. Эти эксперименты не только бессмысленны, но также «аморальны».



    Доктор Жерар (Guerard) сделал следующие выводы:

    «Наши выводы будут краткими…



    1. Принципы, на которых основан эксперимент, неправильны во всех отношениях. На самом деле биологическое сходство, которое, по мнению Международной Стоматологической Федерации, имеется между зубами людей и других млекопитающих (особенно собак), на самом деле отсутствует.

    2. Предписанный экспериментальный метод противоречит научной правде и, соответственно, служит источником ошибок.

    3. Следовательно, полученные результаты совершенно не будут представлять ценности с научной точки зрения. Неправильная основа ведет к экспериментам, создающим путаницу, а это неизбежно влечет за собой отрицательный финальный результат

    4. Эти бессмысленные эксперименты также жестоки; они неизбежно вызывают боль, потому что последствия многочисленных скоплений инфекций усугубляются операциями, проводимыми под наркозом. Страдания неизбежны, они – неотъемлемая составляющая условий эксперимента; они имеют большую продолжительность и очень сильные».

    «Чтобы показать на дальнейших примерах, в какой мере наблюдения на человеке должны верховодить при утверждении лекарств, назовем дигиталис – нет более ценного лекарства в современной фармакопее. Самую необходимую информацию, про обширное действие дигиталиса при мерцательной аритмии (auricular fibrillation), невозможно было бы узнать с помощью наблюдения за лягушкой или обычным млекопитающим, а только тем путем, каким она была получена, через наблюдения за пациентами» (доктор Томас Льюис (Thomas Lewis), хирург, Clinical Science, Shaw and Sons, Ltd., Лондон, 1934, с. 188-189).


    Профессор Де Кастро (De Castro), доктор медицины, Валенсия, Франция: «В высшей степени ненаучно и одновременно жестоко и абсурдно утверждать, что физиологические реакции животных помогают облегчить страдания очень чувствительного человеческого организма. Горы трупов животных – это не что иное, как сгоревшая жертва кровавой вивисекции. Под пустыми предлогами создается масса глупости, и цивилизация, хвастающаяся своей культурой, возводит себе монумент на ней!» (Scienza e Conscienza, №6, 1934).

    «Если на вопрос вивисекции взглянуть с научной точки зрения, он решается меньше, чем за минуту: собака не сравнима с человеком ни с анатомической, ни с физиологической, ни даже с патологической точки зрения. Она кардинально отличается от человека и ни в каком отношении не имеет с ним сходства. Можно даже сказать, что мы не узнаем ничего, совершенно ничего из вивисекционных демонстраций в медицинских школах, unless it is errors. Уверяю Вас, я не единственный человек, который так думает» (Quarterly bulletin of the International Antivivisection League, Брюссель, 1934, №41).


    Из заявления доктора Ферги Вудс (Fergie Woods) в дебатах врачей в здании муниципалитета Колчестера, Великобритания, 8 декабря 1933:

    «Многие люди вообще не видят морального аспекта, и нужно постараться убедить их с научной точки зрения. Научную основу вивисекции представляет собой предположение, что можно переносить научные доказательства с животного на человека. Хочу привести Вам два-три случая, чтобы показать, насколько ошибочной может быть такая идея. Мне хотелось бы разобрать три серьезных заболевания: туберкулез, сифилис и рак.

    По поводу сифилиса есть два факта: результат клинических наблюдений и результат наблюдений за людьми, который никто бы и не подумал бы опровергнуть из-за его неопровержимости. У человека сифилис может поражать большинство частей тела. Вторая особенность заключается в том, что это почти единственная болезнь, приобретаемая по наследству, от матери к ребенку. Вот почему несколько лет назад проводились опыты на кроликах. Животным ввели сифилисный яд. Конечно, кролики и другие животные не болеют сифилисом, и вызывание у них этой болезни представляет собой искусственный процесс. Но в ходе эксперимента выяснилось, что привитая болезнь остается строго локальной и не передается потомству. То есть, если бы мы строили наши знания о сифилисе на основе экспериментов на животных, то совершенно бы сбились с пути. Что касается туберкулеза, одно из новейших средств для лечения, показавшее эффективность при лечении туберкулеза легких, известно как искусственный пневмоторакс, то есть, инъекция определенного вида газа с целью дать легким отдых. Эти эксперименты также проводились на кроликах, и в результате выяснилось, что искусственный пневмоторакс не только не останавливает болезнь, но делает ее более активно текущей и более опасной для жизни. Итак, опять же, если бы основой для лечения людей служили опыты на животных, были бы потеряны многие жизни.

    Теперь мы добрались до рака, и я полагаю, с ним связано гораздо больше экспериментов на животных, чем с какой-либо иной болезнью. Трудно сказать, сколько они продолжаются. Если давать осторожную оценку, то четверть века; для этого, скорее всего, были использованы сотни тысяч животных, но еще не удалось успешно вызвать у животных человеческую онкологию. Разного рода опухоли – да, но ничего напоминающего человеческий рак. Другим примером бесполезности этих экспериментов служит невероятный случай, когда копенгагенскому экспериментатору пришла в голову идея для образования опухолей вводить крысам паразита, полученного от тараканов. После многочисленных экспериментов он добился-таки формирования определенного вида опухоли, но она возникала только у черно-белых крыс, а не у черных. Реакции бывают разными не только у разных животных, но и у разных видов одного и того же животного. Насколько больше различий между животными и человеком!»


    Многие выдающиеся люди начинают говорить в медицинской прессе, что думают. Например, 18 октября сэр Томас Льюис (Thomas Lewis) сделал такое заявление в речи (Harveian Oration) перед лондонским Королевским Обществом врачей (Royal College of Physicians): «Рекомендуемый со времен Клода Бернара метод изучения человеческой болезни заключается в том, чтобы воспроизвести эту болезнь у низшего животного, а затем перейти к изучению ее на том животном. В теории все идеально, а на практике редко удается выполнить это так, как надо. Строго говоря, с помощью разрезания или операций невозможно воспроизвести никакую человеческую болезнь, за исключением того, что является следствием повреждения. Если вводить животному исходный возбудитель человеческой болезни – бактериальный или какой-то иной – или исключать что-то необходимое из его питания, то можно вызвать болезнь, сходную с тем, что наблюдается у человека; но поскольку животное и его реакции иные, болезнь воспроизводится неточно».
    Неделю или две назад в Medical World вышла статья доктора Митчелла Стивенса (Mitchell Stephens), и в ней говорится: «Что касается применения результатов опытов на животных к человеку, они были полностью бесполезны и вводили в заблуждение, и до тех пор, пока такое положение дел не вызовет протеста, в медицинском искусстве не будет наблюдаться большого прогресса» (The Abolitionist, 1 февраля 1934).
    «Я придерживаюсь убеждения, что изучение физиологии человека через эксперименты на животных – это самая нелепая и невероятная ошибка, когда-либо совершенная человеческим разумом» (доктор Дж. Ф. Уолкер (G. F. Walker), Medical World, 8 декабря 1933, с. 365).
    «Почти сто лет прошло с тех пор, как Рейнард (Raynard), ветеринарный хирург в Лионсе, обнаружил, что удаление щитовидной железы у собак быстро приводит к смерти. 50 лет спустя Шифф (Schiff) показал, что это верно для кошек и собак, но не для кроликов и крыс» (Ведущая статья, Lancet, 2 декабря 1933, с. 1267).
    «Что касается кормления и другого тестирования на животных этих веществ (витаминов), полученные результаты, какими бы они ни были, приносят мало практической пользы для профилактики человеческих болезней» (В. Митчелл Стивенс (W. Mitchell Stevens), доктор медицины, член Королевского Общества врачей, Medical World, 1 декабря 1933, с. 335).
    «Экспериментальная фармакология сейчас получает государственную помощь, но результаты тестирования лекарств на животных в том, что касается их применения к человеку, абсолютно бессмысленны и даже вводят в заблуждение» (В. Митчелл Стивенс (W. Mitchell Stevens), доктор медицины, член Королевского Общества врачей, Medical World, 1 декабря 1933, с. 335).
    Алиса Кер (Alice Ker), доктор медицины, Лицензиат Королевского Общества врачей и Общества хирургов Эдинбурга и т. д. Выдержки из статьи в The Abolitionist, 1 ноября 1933: «Я накапливала больше знаний, обретала некое количество мудрости и постепенно стала осознавать бесполезность и аморальность вивисекции, и теперь моя проблема заключается в том, как иметь дело со столь огромным количеством доводов против нее.

    Моральную сторону может познать каждый, кто пытается понять план, по которому был создан и существует наш мир, и осознает, что права высших существ подразумевают ответственность по отношению к низшим, и обязанность помогать низшим.

    Что касается ученых, им нужно особое внимание уделять научной стороне. Прежде всего, можно ли предположить, что реакция даже самых высокоразвитых млекопитающих быть такой же, как у человека? Даже разные человеческие расы страдают от боли и заболеваний по-разному. Известно, что североамериканский индеец выдерживает такие пытки, которые были бы не под силу европейцу, и он бы погиб от шока. Еще больше различие между человеком и теми, кого мы называем низшими животными. Хорошо известно, что некоторые ядовитые для человека лекарства безвредны для других животных, и наоборот. Когда Ганеман (Hahnemann), основатель гомеопатии, тестировал свои лекарства, он производил это на себе и таким образом получал более точную информацию по поводу их качеств, чем было бы при тестировании на животных.

    …Время, силы и деньги, уходящие сейчас на вивисекцию, можно было бы с большей пользой потратить при использовании других методов».


    Доктор Петри Хойль (Petrie Hoyle), из Medical World, 6 октября 1933: «Мне приятно опять иметь дело с работой против исключительно абсурдной и негуманной системы под названием вивисекция. Мой курс предназначен для тех лидеров ортодоксальной медицины и вивисекции, которые доминируют над «массами» медицинского братства в том, что отказывают им в праве сформировать свое собственное суждение и мнение».
    Доктор Пибр (Pibre), хирург из Нима, Франция, написал в Общество благополучия животных Нима (Nimes Animal Welfare Society) 29 сентября 1933: «Моя хирургическая практика, которой я занимаюсь в течение 12 лет, настолько закалила меня, что никто не сможет упрекнуть меня в малодушии и сентиментальности. После этого важного замечания могу открыто и без колебаний заявить, что думаю о вивисекции. Вивисекция – это грубая ошибка, и ничто не может оправдать, что бы ни говорили об экспериментах на животных ради медицинских, хирургических и стоматологических целей».
    «Проведение аналогий между патогенезом полиомиелита у человека и экспериментальной болезнью у обезьян может завести нас далеко в сторону… Из других болезней, таких как желтая лихорадка, мы знаем, что вирус может вести себя очень по-разному у разных хозяев» Доктор Джин Макнамара (Jean Macnamara), Lancet, 19 августа 1933, с. 421-422) .
    «Так получается, что все наши знания о структуре, симптомах, диагностике и лечении неоплазии (рака) идут от тех, кто работают с проблемой прямыми клиническими методами. Вклад лабораторных экспериментаторов в эти обширные знания практически равен нулю» (доктор Хастингс Гилфорд (Hastings Gilford), хирург, Lancet, 15 июля 1933, с. 157).
    Алонзо Остин (Alonzo Austin), доктор медицины (из Нью-Йорка, бывший врач Джона Д.Рокфеллера (John D.Rockefeller): «Как медицинская профессия может достичь великих целей, когда на бедных, беззащитных животных, которым мы стольким обязаны, выполняют такие жестокие эксперименты? В войну собаки переносили сообщения через покинутые территории; они служат поводырями для слепых солдат, спасают тонущих детей, защищают нас денно и нощно… Но, испытывая горе и страдания, они не могут отстаивать свои права в Верховном суде; они не получают компенсации за бесполезные эксперименты. Неужели их участь – быть прибитыми без всякой нужды на крест, чтобы искупить грехи неправильного образа жизни и нашего нарушения законов Природы?» (Humanitarian and Antivivisectional Review, апрель-июнь 1933, с. 85)
    Доктор Дж. Ф. Уолкер (G. F. Walker), врач Королевской больницы и Детской больницы, Сандерленд:

    «Теперь я дошел до самых серьезных аргументов относительно обучения медицине. В течение всего периода учебы студенту внушается, и это делается главным образом преподавателями с их финансовой заинтересованностью, что человеческий организм можно познать и изучить с помощью наблюдения и проведения экспериментов над животными. Сейчас я совершенно точно знаю, что эксперименты на животных осуждаются со всех сторон по эмоциональным, нравственным и этическим соображениям. Сейчас я не буду останавливаться на этих доводах, какими бы они ни были разумными. Я придерживаюсь убеждения, что изучение физиологии человека через эксперименты на животных есть самая нелепая и невероятная ошибка, когда-либо совершенная человеческим разумом. Эту ошибку, как и все подобные промахи, ее сторонники защищают либо с самоуверенным и сбитым с толку фанатизмом, либо с высокомерным волнением. Но такой способ мышления преподносится студенту как всеобщее, непредубежденное стремление к правде. И у большинства студентов, хоть они этого и не осознают, на всю жизнь происходит психический надлом, как только их раз убедили, что при изучении физиологии требуется нечто большее, нежели поверхностный интерес, требуемый на занятиях; одно из самых печальных явлений состоит в том, что в других отношениях добрый и разумный студент страстно защищает эксперименты на животных, потому что его преподаватель, имеющий финансовую заинтересованность в таких экспериментах, пользуясь своей должностью и харизмой, передает ему свою испорченность» (из статьи Reflection on the Training of Doctors in the Medical World, 6 октября 1933).


    «Я всей душой выступаю против экспериментов на собаках как в медицинских, так и хирургических исследованиях. Я придерживаюсь мнения, что столь обсуждаемые исследования на животных грубы и находятся вдали от истинной науки… При обучении врача экспериментам на животных уделяется слишком много внимания. Я знаю, что мое мнение разделяют тысячи практикующих врачей обоих полов…» (Medical World, 3 марта 1933).
    Доктор медицины Игнац Зайдль (Ignaz Seidl), заместитель председателя Австрийского Общества врачей-антививисекционистов (Austrian Society of Antivivisectionist Doctors): «Вследствие благоговейного трепета и восхищения перед результатами медицинской науки люди – а пресса иногда делает это намеренно – привыкли считать себя полубогами, чьи действия с этической точки зрения неприкосновенны, так как их усилии я служат Человечеству. Мы, молодые студенты-медики, выбравшие профессию врача под вдохновением высоких идеалов, думали точно так же. Мы понятия не имели, что наши уважаемые учителя своими экспериментами на животных плевали этике в лицо и через жестокость и безжалостность к невинным существам делали точно то же, что производили друиды с древними кельтами, когда выполняли закон, гласивший: “Пленники войны будут убиты на алтаре или брошены в огонь…”

    Люди недоверчиво качают головой по поводу отсталости цивилизации, до сих пор прибегающей к таким варварствам. Мы посещаем высокоэстетичные философские и художественные лекции, мы наслаждаемся или ужасаемся представлением в театре или опере, слушаем чистые льющиеся звуки церковного органа, торжественное пение хора, испытываем самые прекрасные духовные чувства при чтении хорошо написанной книги, восхищаемся живописью, с радостью гуляем на свежем воздухе, испытываем неземное удовольствие от природы, живем внутренней жизнью – но в это время в подвалах университетов и многих больниц стонущие от боли собаки, отходя от наркоза, кусают железные прутья клеток, в неописуемой агонии катаются по своей соломенной подстилке, с воплями тащатся к мискам с водой, чтобы утолить жажду, а в их преданных глазах видно сумасшествие от отчаяния, когда из-за устройств, помещенных хитрым образом, они не могут облегчить невыносимый зуд ран; другие животные апатично сидят, вновь и вновь содрогаясь от болезненных конвульсий – они изувечены, разорваны на части и отравлены; или же им приходится денно и нощно, до изнеможения, бегать во вращающемся барабане, страдать от ужасных ожогов, голода и жажды, экспериментов на удушье, пока милосердная смерть не прекратит, наконец, их страдания. Всякий, кто это видел, должен, усомнившись в Боге, замахнуться кулаком на самого жестокого из существ, Гомо Сапиенс, и поклясться сделать все возможное для разоблачения жестокости такой безжалостной и лицемерной науки и вырвать с корнем такое преступление против человечности. Насколько пустыми и лживыми кажутся любые титулы и награды, раз к ним стремятся и их достигают с помощью такого позора. Где могут быть оправдания этим мерзостям. Только душевная слепота – не в медицинском смысле – врачей, только слепота к такому опозориванию науки и всего человечества, истинной гуманности, могут оправдать их или, по меньшей мере, объяснить.

    Но в то время как защитники этого ужасного способа исследования имеют иммунитет к чувству сострадания и глухи к нему, я предпочел показать, пользуясь их языком и простым способом мышления, каким опасным источником ошибок являются эксперименты на животных, как много людей из-за них погибли, и насколько они бесполезны с точки зрения врачей, имеющих современную подготовку» (1933).

    1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   30

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Тысяча врачей мира против экспериментов на животных