• Дж.П.Гринхилл
  • Доктор медицины Боэнз
  • Доктор Герберт Шоу
  • Р.Ф.Е.Остин
  • Доктор Хастингс Гилфорд
  • Доктор Рудольф Буссман
  • Рудольф Буссман
  • Доктор медицины Карл Штрункман
  • Дж.Р.Ларе
  • Вильям Говард Хей
  • Доктор Абель Дежарден
  • Р.Остин
  • Доктор Джон Хаддон
  • Доктор Эдуард Рейх
  • Доктор медицины Экхард



  • страница20/30
    Дата20.01.2019
    Размер6.4 Mb.

    Тысяча врачей мира против экспериментов на животных


    1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   30

    А.М.Менденхолл (A.M.Mendenhall), доктор медицины, заведующий кафедрой акушерства, Школа медицины Университета Индианы (Indiana University School of Medicine), в статье под названием “Solution of Pituitary and Ruptured Uterus”: «Даже при большом разжижении это мощное лекарство, и пока что еще не разработано ни одного метода, который бы гарантировал такую эффективность. Нужно еще и еще раз предупредить тех, кто настаивает на использовании этого сильного препарата, что, до тех пор пока его не испытают на пациентке, надежного способа узнать о его степени действенности не существует» (Journal of the American Medical Association, 20 апреля 1929, с. 1341).
    «Как указывает Галбан (Halban), плацента стимулирует рост гениталий и молочных желез. Так обстоит дело с животными, но к людям это не относится» (Дж.П.Гринхилл (J.P.Greenhill), American Journal of Obstetrics and Gynecology, февраль 1929, с. 254).
    Доктор Эндрю Сержан Макнейл (Andrew Sergeant McNeil), Лицензиат Королевского Общества хирургов: «… Я считаю, что полный запрет вивисекции – это необходимость, так как она бесполезна и вводит в заблуждение, а животные сильно отличаются друг от друга, так же как и люди, и не только как личности, но и вследствие меняющихся обстоятельств… Если по прошествии длительного времени экспериментирование на животных не дает результатов, всем здравомыслящим людям должно быть ясно, что срочно необходима другая система исследования профилактики и лечения рака и многих других болезней…» (из статьи в Anti-Vivisection and Humanitarian Review, декабрь 1928, с. 164).
    Дженнаро Чиабурри (Gennaro Ciaburri), врач, Болонья (The Cruelty and Futility of Vivisection): «Вивисекция совершенно бесполезна, как для решения чисто научных проблем (этому больше способствуют наблюдения, чем вивисекция), так и для медицины, потому что человек и животные не одинаковы» (итальянский журнал Lidea zoofile e zootecnica, №10, октябрь 1927, и Memorial, 4 января 1927).
    Доктор медицины Боэнз (Boens): «Вивисекция делает человека жестоким, хирурга нечутким, юношу жестоким. Вивисекция не только не способствовала развитию науки, но и тормозила прогресс…» (Ежеквартальный бюллетень Интернациональной Антививисекционной Лиги (International Anti-vivisectionist League), Брюссель, 1928, №19).
    Доктор Откейт (Hautekeit) (письмо в газету Etoile Belge от 3 июля 1927, 3 июля 1927): «В каждой профессии встречаются некомпетентные, но кичливые работники, и в нашей профессии их больше, чем где-либо еще. Только почему тысячи невинных жертв, об изощренных пытках которых общественность не имеет ни малейшего понятия, должны страдать за так называемую научную или медицинскую блестящую славу?»
    Доктор Герберт Шоу (Herbert Shaw), выдающийся врач Лондонской Онкологической больницы (London Cancer Hospital): «Из-за значительного контроля деловых кругов перспективы общественности становятся все более мрачными по мере того, как силы этих в основном эгоистических кругов сосредотачиваются на крупномасштабной фармацевтике. Последняя удерживает деспотический контроль за врачами, больницами, учебными заведениями, аптеками, благотворительными организациями. Нет необходимости указывать, что путеводная звезда здесь вивисекция, иначе говоря, эксплуатация животных под маской “научных исследований”.

    Каждый день можно услышать о каком-то чудесном открытии в области лекарств. При такой схеме какое-то время удерживается огромный уровень продаж, а после их вред и бесполезность становятся очевидны. Тогда спрос падает…



    Бесполезность этого якобы “лекарства” не имеет значения; невзирая на вред, который был в полной мере доказан во многих случаях, искусственная слава может продолжаться в течение многих лет, по сути, конца ей нет. До тех пор, пока химическим фабрикам будет выгодно производить и продавать лекарства, сыворотки, вакцины и т.д., их бизнес будет оставаться на плаву» (Starry Cross, Филадельфия, апрель 1927, с. 57).
    Майор Р.Ф.Е.Остин (R.F.E.Austin), доктор медицины, член Королевского Общества хирургов, лицензиат Королевского Общества врачей: «Эксперименты на животных означают не только пытки и смерть животных, они также означают убийство людей. Вивисекция – это меч с двумя концами» (Abolitionist, март 1927).
    Доктор Джон Шоу (John Shaw): «Я слышал, что Лорд Даусон (Dowson) из Пенна (личный врач короля Англии) какое-то время назад сказал, что медицинская профессия в какой-то степени теряет доверие среди общественности. Я убежден, что это из-за вивисекции. Я присутствовал на первой встрече антививисекционной лиги в Женеве. Там я познакомился со швейцарским врачом, который сказал мне, что раньше медицинская профессия была чем-то святым, но теперь она скорее напоминает торговлю. Не правда ли то и не вивисекция ли виновата в этом?» (из его речи на собрании «Общества в защиту животных и против вивисекции» (Animal Defense and Antivivisection Society), Лондон, 7 декабря 1926; цитируется в Antivivisection and Humanitarian Review, январь-февраль 1927).
    Доктор Е.Лапланч (E.Laplanche), Найс, известный исследователь и писатель: «Что мы должны сказать об упрямстве тех, кто со времен Клода Бернара открывал только осложнения и увеличивающиеся сложности, следуя по стопам своего учителя, и кто, вместо того, чтобы найти свет, искал темноту и старается сгустить ее все больше и больше… Я безоговорочно осуждаю вивисекцию во имя науки» (речь на Антививисекционном Конгрессе (Antivivisection Congress) в Женеве, 26 февраля 1927).
    Доктор Хастингс Гилфорд (Hastings Gilford), член Королевского Общества хирургов, в прошлом “Профессор христианин-гуттерец”: «Я имел возможность провести общее исследование проблем рака со всех точек зрения и не верю, что кто-либо, действующий объективно, может прийти к иному выводу, кроме как о бесполезности исследовать причину рака или искать способы его лечения с помощью экспериментов на животных» (Reading Standard, 12 февраля 1927).
    «…Действительно ли период практического обучения по физиологии (вивисекция, выполняемая студентами) в той форме, в какой она у нас была, важна для будущего врача? Ранее я давал на этот вопрос отрицательный ответ, основываясь на своих чувствах. Сейчас я делаю то же самое, исходя из рациональных соображений (из Der Arzt und seine Sendung, Gedanken eines Arztes, Мюнхен, 1927).
    Доктор Эрвин Лик (Erwin Liek, он упоминался в Slaughter) выдающийся врач, книги которого пробуждают большой интерес к реформам, касающимся искусства лечения; он убедил многих врачей в необходимости реформ:

    «Медицина есть история ошибок. Чисто академический исследователь – это не врач. Единственный, кто может судить о медицине, – это человек, проводящий время у больничной койки.

    Мы очень мало узнаем о терапии, еще меньше – об основах терапии, и чем больше мы основываемся на экспериментах на животных, тем более это становится недостижимо.

    Попытки установить эффективность антитоксинов для человека с помощью животных, откровенно нелепы. Бактерицидная сыворотка – это, по сути, полный провал…

    Дилетант, так же, как и врач, должен знать, что на морскую свинку невозможно перенести ни одну человеческую болезнь. Это может казаться невероятным, но это так» (из Moderne Biologie, том 10, Лейпциг, 1926).
    «Последнее слово о ценности медицинского открытия должен сказать врач у больничной койки…» (из Die zukunftige Entwicklung der Heilkunde, Zeichen der Zeit, том 3)
    Лейтенант полковник Дж. Ф. Донеган (J. F. Donegan), военный врач в британской армии в течение 33 лет: «Во время учебы я узнавал, что должен и что не должен делать врач, и я искренне верил в эти догмы. В течение многих лет я относился к числу тех, кто все принимал без критики. Я вакцинировал тысячи людей, не понимая об этом ничего, просто это было правильно. В прежние годы мне это казалось таким же само собой разумеющимся, как и то, что врач носит модные сюртук и шляпу цилиндр.

    И самого меня прививали от почти каждой болезни, потому что такова была практика, и я охотно оправдывал неудачи антитоксинов; также я был убежденным сторонником их предполагаемых достоинств. Потом в один прекрасный день я задумался и начал изучать обе стороны, о которых идет речь. То, что я узнал, полностью изменило мои взгляды.

    То, как медицинская профессия, ослепленная неверным учением вивисекторов и производителей антитоксинов (сывороток), возложила на животных ответственность за человеческие жизни, может быть названо вредительством в высшей степени…

    Когда вивисектор делает опыты на собаке с целью изучить болезнь человека, это можно назвать растратой энергии и большой несправедливостью, потому что он таким способом получит лишь неправильные выводы, опасные для человека.

    Вивисекцию и антитоксины (сыворотки) надо рассматривать как нечто взаимосвязанное, так как упадок одной из этих индустрий также приведет к упадку другой, и чем скорее это произойдет, тем лучше. Возможно, многие мне не поверят, когда я скажу, что сыворотки совершенно бесполезны» (из речи на Конгрессе по благополучию животных (Animal Welfare Congress) в Филадельфии, октябрь 1926).
    Доктор Рудольф Буссман (Rudolf Bussman), Берлин (доктор медицины и права), Warum die Tierschutzbewegung unterirdischen Widerstand findet: «На химических фабриках, при производстве сывороток из животных разных видов имеет место гораздо больший спектр жестокостей к животным якобы для исцеления человеческих болезней, которые нельзя вылечить иными способами. И то же самое правило применимо здесь. Врачи отвечают: “Мы должны допустить, чтобы погибло человечество, чтобы ребенок задыхался от дифтерии, или мы должны жалеть лошадей?..”

    На самом деле существует другая система лечения, ее поддерживают сотни немецких врачей, и в ней не используются сыворотки; вместе с тем, она излечивает болезни без лекарств, которые большинство врачей получают ценой жизни животных, что также идет против времени и их взглядов на вещи.

    На первом плане оказывается тот факт, что на всю фармацевтическую промышленность работает капитал, капитал, заинтересованный в получении прибыли, и, соответственно, заинтересованный в борьбе со всем, что может сократить прибыль.

    Следовательно, общественности нельзя узнавать слишком много о том, что есть возможность вылечиться без медицины, основанной на пытках животных, и от прессы требуют высмеивать защитников животных. Кто знает, что этой прессе не разрешают печатать ничего хорошего про защитников животных?» (Tierrecht und Tierschutz)


    Сообщение про лекцию «Врач, жестокость и эксперименты на животных» (“Doctor, Brutality and Animal Experiments”), которую прочитал Рудольф Буссман (Rudolf Bussman, доктор медицины и права), в школе Гогенцоллерн (Hogenzollern High School) 3 мая 1926: «Доктор Буссман, сам практикующий врач, работающий на основе реформированный медицины и изучавший закон, только чтобы иметь возможность защититься от медицинской иерархии, сделал шокирующее исследование современных практик в медицинских учебных заведениях; почти каждая клиника и больница имела свою лабораторию для вивисекции. Через наблюдения за вивисекцией и участие в ней в молодых студентах систематически уничтожалось всякое сострадание к живым существам. Неудивительно, что исчезла и чуткость к человеческим страданиям, а также контакт между врачом и пациентом. Привычка резать животных, как кусок неодушевленного материала естественным путем передалась на манеру обращения с человеком – во многих случаях на них смотрят не как на людей, которых надо лечить, а лишь как на объекты изучения, или же, если пациент состоятельный, как на источник дохода.

    Профессиональная трибуна, которая пыталась заставить молчать самого Буссмана, через драконовские штрафы и гонения инакомыслящих, заботилась о том, чтобы ни один представитель нашей профессии не смел выступать против этой отвратительной практики.

    После резких слов в адрес ежедневной прессы, подавляющей любую критику их медицинской иерархии и ее вивисекционных методов, зато, с другой стороны, преподносящей каждый предположительный успех – он впоследствии часто оказывается провалом (сыворотка от дифтерии, туберкулин и т.д.) – как величайшее научное достижение, говорящий пришел к выводу, что противники вивисекции смогут достичь целей, только если объединят усилия с представителями альтернативных методов лечения, которые служат благополучию человечества без экспериментов на животных» (Der Tier- und Menschenfreund, выпуск №2, 1926).
    Доктор медицины Карл Штрункман (Karl Struenkmann): Gedanken eines Arztes ueber Vivisection und was damit zusammenhaengt: «… и следует помнить о третьем факторе, если мы хотим понять отношение современной науки к вивисекции. Медицина стала зависеть от огромной химической индустрии. Врачи – это, быть может, не более чем ни о чем не подозревающие агенты, которые служат интересам капитала, инвестируемого в гигантские химические производства. Известный химик доктор Г. рассказал мне, как происходит работа на таких крупных химических производствах. Прежде всего открываются новые химические вещества, потом они тестируются на животных в лабораториях… Всегда можно найти профессора или врача, который будет проверять это вновь разработанное вещество в больнице или на своих пациентах. И в какой-то момент вещество выпускается на рынок, всячески рекламируется, им лечат больных, на нем зарабатывают много денег, но через 5-10 лет его заменяют новым препаратом. Таким образом, первую скрипку играет крупная химическая индустрия, и медицинская система зависит от крупных химических производств, то есть, до тех пор, пока в официальной медицине будут доминировать частные капиталистические интересы, вивисекция не исчезнет.

    Современный индустриализм не принимает во внимание жизнь человека. Как он может ценить жизнь животных?..» (Der Tier- und Menschenfreund, выпуск №2, 1926)


    В 1926 году один из самых известных и уважаемых докторов медицины в Соединенном Королевстве Уолтер Р. Хэдвин (Walter R.Hadwen), повсюду известный как «Гадвен из Глостера» (см. биографию), президент Британского Союза за отмену вивисекцию (British Union for the Abolition of Vivisection) изложил следующие мысли в Journal of the British Union for the Abolition of Vivisection:

    «Призыв к первопроходцам.

    Противодействие вивисекции, которая с каждым годом обретает все большую поддержку государства и преподносится прессой как “благо для общества”, требует СМЕЛОСТИ. Так было с прогрессом человечества. Те, кто поддерживает эту практику, не задумываясь, только потому, что “так принято”, в прежние годы аналогичным образом поддерживали бы инквизиторские пытки или рабство негров и, конечно, соглашались бы с любой догмой медицины их времени, какой бы абсурдной она ни была. Мы обращаемся к первопроходцам. Наше воззвание направлено тем, кто обладает более критическим умом, большей смелостью и отчаянием и более высокими идеалами, чем титулы и дипломы».
    Профессор Куину (Quinu), выдающийся французский хирург: «Нет, ни при каких обстоятельствах вивисекция не должна выполнять образовательные функции. Даже Вулпиан (Vulpian), великий физиолог, был против этой формы демонстрации. Я слышал это из уст своего собственного хозяина. Я также против вивисекции на животных по хирургическим соображениям. Будущему хирургу нет нужды выполнять операции на животных, чтобы обрести навыки. Оперирование животных не имеет ничего общего с оперированием людей» (LAntivivisection, Париж, под редакцией Дж.Р.Ларе (G.R.Laurent), доктора медицины, 1926).
    Доктор Дженнаро Чиабурри (Gennaro Ciaburry), терапевт и хирург, Болонья: «Лишь у некоторых смелых людей хватало силы и храбрости сорвать маску с тех растяп от науки и ясно и с компетентностью заявить, что вивисекция – это бесцельная пытка для животных, которые живут и чувствуют так же, как и мы, и что наука совершила гораздо больший прогресс через наблюдения, а не вследствие результатов кровавых манипуляций, производимых вивисекторами» (Lidea zoofila e zootecnica, 1926, №1).
    Вильям Говард Хей (William Howard Hay), доктор медицины:

    «Вы правильно угадали. Я был и остаюсь противником любой вивисекции как животных, так и людей, не только потому, что причинение страданий другим вызывает отвращение у любого нормального человека, но также потому, что после многолетней врачебной практики, а также кропотливых исследований и тестов я не могу вспомнить ни одного важного достижения для человечества, которое было бы получено через бесчеловечные пытки животных» (письмо из Буффало, Ричмонд Авеню 338, датировано 11 ноября 1925).


    Доктор Абель Дежарден (Abel Desjardins), президент Общества Хирургов Парижа (Society of Surgeons of Paris):

    «Вивисекцию надо рассматривать с трех разных ракурсов: с точки зрения гуманизма, хирургии и физиологии. Имеет ли вивисекция оправдания с точки зрения гуманизма? Я считаю, что это варварство… В отличие от доктора Таффлера (Tuffler), я отвечу Вам, что не знаю ни одного хорошего хирурга, который узнал что-то полезное через вивисекцию. Профессии хирурга учатся через ассистирование в течение многих лет опытному хирургу, наблюдения за тем, как он преодолевает возникающие трудности, таким образом, обучающийся следит за его действиями до тех пор, пока не познакомится с ними достаточно и не сможет выполнять их самостоятельно и совершенствоваться в технике проведения операций. Мне кажется, что хирург, который прежде всего должен быть сострадательным, ничего не получит от обучения жестокости…» (LIntransigeant, 25 августа 1925)


    Саморегулирующийся организм: «Острое заболевание, такое как грипп, оспа, дифтерия, коклюш и т.д. есть активная попытка организма восстановить здоровье;… Таким образом, острые заболевания – это на самом деле очистители организма. Они очищают его и облегчают жизнь. Действительно, вновь обретенное здоровье на порядок крепче, чем было до болезни» (Р.Остин (R.Austin), доктор медицины, в Abolitionist, 1 августа 1925).
    Доктор Ганс Мух (Hans Much), профессор Университета Гамбурга (University of Habburg), один из самых знаменитых в XX веке исследователей туберкулеза:

    «Самый главный вопрос по поводу туберкулеза – следующий: существует ли иммунитет против туберкулеза? Основывать исследования, проводящиеся для человека, на морских свинках – значит, переворачивать медицину с ног на голову. Вопрос можно рассматривать только применительно к человеку… Если мы сделаем морскую свинку мерой всех вещей в данном случае, на придется пожать плечами и сказать: “От туберкулеза лекарства нет” (для морской свинки)! Лечение туберкулеза у людей тем более проблематично… У человека после инфекции, полученной естественным путем, появляется природный иммунитет. Но в случае с морской свинкой иммунитет искусственный. По одной этой причине данные маленькие животные совершенно не подходят для исследования туберкулеза. Морская свинка по своему поведению – диаметральная противоположность человеку» (из Einige Tuberkulosenfragen, Zeitschrift fur alle Fragen der speziellen Tuberkuloseforschung, special supplement to Medizinische Klinik, Берлин, 1925).


    Доктор Джон Хаддон (John Haddon):

    «…Следовательно, от вивисекции можно отказаться. Ее сторонники говорят, что она дала возможность физиологам расширить свои знания в данной сфере и, таким образом, принесла пользу в лечении заболеваний. Их оппоненты оспаривают это, и я склонен согласиться с ними» (Medical World, ноябрь 1924).


    Доктор Жермен Си (Germain See, Париж, 1924):

    «Поскольку вивисекция затрагивает как рациональные аргументы, так и моральные, она всегда будет черным пятном в варварском прошлом – и ее защищать могли только те, кто имеет в этом личный интерес. Ее следует полностью исключить из научных исследований, а вивисектора предать общественному осуждению».

    «Борьба против вивисекции – это движение, которое было начато не только некоторыми сентиментальными личностями, невежественными мечтателями, взывающими к жалости; оно затрагивает самые глубокие чувства человечества и имеет не только твердый фундамент научной правды, но и социальные, философские и научные принципы».
    Доктор Ф. Марешаль (Ph. Maréchal), терапевт, а также мэр 8 округа Парижа, заявление, сделанное в 1914 году (как сообщает Journal of theInternational League Against Vivisection , Брюссель, апрель/июнь 1924, с.13):

    «Большая часть опасных лекарств, бессмысленных операций и неприменимых теорий рождается в преступном и сумасшедшем мозгу вивисекторов. В медицинской профессии герои были и есть, но нам не следует смиряться с наличием в ней монстров».


    Доктор Эдуард Рейх (Eduard Reich), известный специалист по общественному здравоохранению, заявил в ответ на приглашение посетить конгресс против вивисекции, проводившийся в Амстердаме, следующее:

    «Нет ничего более насущно необходимого, чем борьба с варварством вивисекции с научной позиции. Вивисекция не только жестока и омерзительна – это также худший способ проведения исследований, позорная дискредитация науки, самый верный путь к ожесточению докторов и всего общества…



    Каждый врач, бросающий камень в вивисекцию, делает услугу науке, цивилизации, религии и человечеству» (Der Tier- und Menschfreund, 1924, выпуск 2).
    Доктор медицины Экхард (Eckhard), Ганновер:

    1. Вопреки мнению, которое специально насаждается среди общественности, подавляющее большинство жестоких экспериментов на животных проводятся без анестезии. Например, в Англии, стране с лучшим законодательством в защиту животных, в 1926 году из 266478 экспериментов около 95% проводились без анестезии. К сожалению, в Германии по этому поводу нет официальных данных, но вряд ли они сильно разнятся, за исключением того, что количество так называемых научных опытов на животных гораздо выше.

    2. Большая часть этих экспериментов на животных вообще не имеют научного характера; наоборот, ежедневно и ежечасно производятся самые бесцельные опыты, и даже дилетант сразу поймет, что они вообще не могут иметь никакой научной цели.

    3. За редкими исключениями, эксперименты на животных приводили к самым опасным неправильным выводам – эту ситуацию профессор Ганс Мух (Hans Much) описывал следующими словами: «Современная так называемая точная наука с ее неправильными выводами, переносимыми с животного на человека и с мертвых на живых есть самый вопиющий образец глупости и фанатизма всех времен» (в лекции для врачей в Гамбурге, 1924).

    4. С научной точки зрения несомненно, что почти все лекарства и сыворотки, которые разработаны через так называемое экспериментирование на животных, и вокруг производства которых было столько шума, в реальности оказались полным провалом. Могу указать на вред от инсулина, от инъекций вигантола, на неудачу туберкулиновых инъекций Коха, сывороток от кори и скарлатины и многого другого, а также на отсутствие какого-либо прогресса в онкологических исследованиях и лечении рака, невзирая на эксперименты на миллионах животных в течение 25 лет, и на то, что взгляды ведущих исследователей онкологии всех стран сильно разнятся. Даже вакцинация от оспы, узаконенная процедура, сейчас подверглась таким сомнениям, что Голландия отменила обязательную вакцинацию на два года. (CIVIS: все другие страны постепенно последовали примеру Голландии, так как было доказано, что вакцинация – это основная, а в некоторых случая единственная причина инфекции. Также продолжала расти заболеваемость раком, диабет прямо-таки взмыл после введения инсулина – некогда редкое заболевание стало третьей по распространенности причиной смерти).

    Об ужасных провалах, имевших место недавно с сывороткой от дифтерии и вакцинации, наряду с другими людьми, сообщали профессор В. Штольцнер (Stoelzner), директор Университетской клиники в Кенигсберге (DMW, 1929) и профессор доктор Фридбергер (Friedberger), глава Института здравоохранения и иммунологических исследований (Institute of Public Health and Immunity Studies) в Далеме. Фридбергер подчеркнул Ассоциации Педиатров (Pediatrics Association) полную неуверенность относительно научной оправданности вакцинации от дифтерии, ненадежность данных в пользу вакцинации и, чтобы проиллюстрировать неуспех вакцинации, привел следующий факт: из 100 привитых детей, которые все же заболели, умерло точно столько же, сколько из 100 непривитых и заболевших. Заявление, сделанное профессором Сзерни (Czerny) а Ассоциации медицины внутренних органов и педиатрии (Association for Internal Medicine and Pediatrics) в Берлине, также проливает свет на вопрос вакцинации от дифтерии: «Всех врачей втянули в прививание от дифтерии, потому что это делалось практически в принудительном порядке. Такая процедура необычна и ранее никогда не существовала».

    Туберкулин, попавший в руки ортодоксальной аллопатической медицины, в свое время провозглашался как триумф вивисекционных исследований, но убил тысячи людей, и пришлось создавать специальные кладбища для жертв этого знаменитого лекарства. По поводу вакцинации от собачьего бешенства я бы обратился к «смертельным спискам» Пастера. Погибло более двух тысяч человек, но не от укусов собак – как впоследствии выяснилось, бешенства у них не был – а от препарата бешенства, который им ввели в Институте Пастера (Pasteur Institute). Бесполезными оказались лекарства от холеры и чумы.

    1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   30

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Тысяча врачей мира против экспериментов на животных