• Доктор Дж. М. Фойе
  • Доктор Жюль Гранд
  • Доктор Мэгре
  • Доктор Г. Матьё
  • Профессор доктор Леон Маршан
  • Доктор Эдгар Хирц
  • Левуазан
  • Доктор Дж. Х. Торнтон
  • Доктор Стивен Смит
  • Доктор медицины Ф. Коста
  • Профессор доктор Иоганнес Мюллер
  • Доктор Артур Гиннесс
  • Доктор медицины Фойгт
  • Доктор Джордж Вильсон
  • Профессор Лоусон Тейт
  • Уолтера Р. Хэдвина
  • Доктор Роуз Брэдфорд
  • Доктор медицины Е. Аэнош



  • страница25/30
    Дата20.01.2019
    Размер6.4 Mb.

    Тысяча врачей мира против экспериментов на животных


    1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   30

    Unterzeichner einer Petition an den Deutschen Reichstag

    In den Jahren 1904 und 1905 wurden von Frau Mina Schmidt-Bürckly in Berlin Unterschriften gesammelt unter eine Petition an den Reichstag in der eine wirksame Einschränkung der Vivisektion gefordert wurde. Diese Ein­gabe wurde von den im Folgenden genannten Aerzten und vielen angesehenen andern Personen unterschrieben.


    Dr. med. A. Kühner, Arzt und Schriftsteller, Coburg.

    Dr. med. Wyneken, Sanitätsrat, Jork b. Stade.

    Dr. med. Lowinski, Badearzt in Bad Nauheim.

    Dr. med. J. Dannemann, prakt. Arzt und Kinderarzt, Landshut i. B.

    Dr. med. G. Galle, prakt. Arzt, Hirschberg i. Schles.

    Dr. med. A. Gräter, prakt. Arzt, Stuttgart.

    Dr. med. Layer, Homöopath, Badearzt in Wildbad.

    Dr. med. O. Kircheisen, Spezialarzt für Naturheilverfahren, Köln a. Rh.

    Dr. med. P. Jaerschky, prakt. Arzt, Berlin.

    Dr. med. H. Göhrum, Arzt, Stuttgart.

    Dr. med. Brennssell, prakt. Arzt, Cassel.

    Dr. med. M. Baltzer, prakt. Arzt, Stettin.

    Dr. med. K. Lewin, prakt. Arzt, Halle a. S.

    Dr. med. W. Rumpelt, prakt. Arzt, München.

    Dr. med. W. Grussendorf, Leiter der physikalischen Heilanstalt, Hildesheim.

    Dr. med. Frohne, prakt. Arzt, Magdeburg.

    Dr. med. O. Grosse, Anstaltsarzt, Radebeul.

    Dr. med. B. Studentkowsky, prakt. Arzt, Magdeburg.

    Dr. med. D. Sarason, prakt. Arzt, Berlin.

    Dr. med. R. Heppe, prakt. Arzt, Cassel.

    Dr. med. Kraus, Spezialarzt für Ohren-, Hals- und Nasenleiden, Berlin,

    Dr. med. W. Marcowitz, Spezialarzt für Elektrotherapie, Köln.

    Dr. med. Hannes, homöopath. Arzt, Wernigerode a. H.

    Dr. med. R. Bück, homöopath. Naturarzt, Hamburg.

    Dr. med. G. Noack, Arzt, Weisser Hirsch b. Dresden.

    Dr. med. R. Sandberg, prakt. Arzt, Landeck i. Schi.

    Dr. med. R. Kleyn, homöopath. Arzt und Spezialarzt für Hautleiden, Köln a. Rh.

    Dr. med. von Schätzel, prakt. Arzt, Dresden.

    Dr. med. Kantorowitz, Tierarzt, Berlin.

    Dr. med. K. Stauffer, prakt. Arzt, München.

    Dr. med. H. Weyl, prakt. Arzt und Stadtverordneter, Berlin.

    Dr. med. G. Zimmermann, prakt. Arzt, Nürnberg.

    Dr. med. Aschke, Chefarzt des Sanatoriums Schloss Lössnitz.

    Dr. med. R. Arendt, prakt. Arzt, Charlottenburg.

    Dr. med. H. Meyer, prakt. Arzt, Köln a. Rh.

    Dr. med. Wassily, prakt. Arzt, Kiel.

    Dr. med. et phil. Adolf Stern, prakt. homöopath. Arzt, Freiburg 1. B.

    Dr. med. H. Härtung, Nervenarzt, Berlin.

    Dr. med. Müller-Kypke, prakt. Arzt, Berlin.

    Dr. med. Langfeldt, Zell bei Hamersbach.

    Dr. med. Schaper, prakt. Arzt und Homöopath, Berlin.

    Dr. med. G. Rothhaas, prakt. Arzt, München.

    Dr. med. Rodewald, Arzt, Brome.

    Dr. med. Schaufler, Distriktsarzt, Endersbach I. W.

    Dr. med. Henscl, approb. Arzt, Hamburg.

    Dr. med. H. Wällnitz, prakt. Arzt, Sanatorium „Dresdener Halde“ i. Weisser Hirsen.

    Dr. med. P. Krüning, prakt. Arzt, Bromberg.

    Dr. med. H. Müller, Spezialarzt für Homöopathie, Itzehoe.

    Dr. med. Atzerodt, prakt. Arzt, Dresden.

    Dr. med. F. Poppo, Geh. Sanitätsrat, Marienwerder.

    Dr. med. A. Winkler, Sanitätsrat, Bad Nendorf, Hannover.

    Dr. med. Martin, prakt. Arzt, Sanatorium Waldesheim b. Düsseldorf.

    Dr. med. B. Edgar Wahlländer-Valenta, Arzt, Genf.

    Dr. med. G. Bonne, prakt. Arzt, Klein-Flottbeck I, Holst.

    Dr. med. J. Böhm, prakt, Arzt, Dresden.

    Dr. med Melhorn, homöopath. Arzt, Landsberg a. W.

    Dr. med. Schmelzeis, prakt. Arzt, Geisenhem i. Rheingau.

    Dr. med. R. Bück, prakt. Arzt, Berlin.

    Dr. med. H.Gans, Arzt, Hamburg.

    Dr. med. Neidhardt, prakt. Arzt, Berlin.

    Dr. med. H. Mau, homöopath. Arzt, Kiel.

    Dr. med. G. Hünerfauth, prakt. Arzt, Bad Homburg.

    Dr. med. M. Meyer, Arzt, Bernstadt (Sa.), Mitarbeiter des „Centralblattes für innere Medizin“, der „Wiener medizinischen Wochenschrift“, der „Therapeutischen Monatshefte“,

    der „Deutschen Medizinal-Zeitung“.

    Dr. med. M. Eberling, prakt. Arzt, Berlin.

    Dr med. R. Poppo, prakt. Arzt, Marienwerder, West-Preussen.

    Dr. med. F. Hittersdorf, prakt. Arzt, München.

    Dr. med. Bourutschky, prakt. Arzt, Flensburg. Dr. med. J. B. Sartorius, Stabsarzt a. D., prakt. Arzt, München.

    Dr. med. B. Meissner, prakt. Arzt und Magnetopath, Berlin.

    Dr. med. Griese, prakt. Arzt, Berlin.

    Dn med. A. Abenhausen, Spezialarzt für Hautkrankheiten, Berlin.

    Dr. med. Rimbach, prakt. Arzt, Berlin.

    Dr. med. O. Delffs, Arzt, Jena.

    Dr. med. Dankert, Arzt, Halle a. S.

    Dr. med. Loebell, Oberarzt an Dr. Lahmanns Sanatorium, Weisser Hirsch.

    Dr. med. R. Spohr, prakt. Arzt, Frankfurt a. M.

    Dr. med. Ziegelroth, prakt. Arzt, Zehlendorf.

    Dr. med. Koch, prakt. Arzt, Gr. Lichterfelde-Ost.

    Dr. med. et phil. Tienes, prakt. Arzt, Cassel.

    Dr. med. G. Prutscher, prakt. Arzt, Wilhelmshöhe.

    Dr. med. Lindtner, prakt. Arzt, Wilhelmshöhe.

    Dr. med. Böhm, prakt. Arzt, Weimar.

    Dr. med. Fehlauer, prakt. Arzt, Berlin.

    Dr. med. Winkler, prakt. Arzt, Stettin.

    Dr. med. A. Schlesinger, prakt. Naturarzt und Magnetopath, Berlin.

    Dr. med. C. Schantz, prakt. Arzt, Berlin.

    Dr. med. R. Simon, Arzt, Berlin.

    Dr. med. Wittkower, Zahnarzt, Berlin.

    Dr. med. O. Hauchecorne, prakt. Arzt, Berlin.

    Dr. Hübner, Arzt, Oberlössnitz.

    Dr. med. J. Schier, Arzt, Mainz.

    Dr. med. Liese, Arzt, Lübeck.

    Dr. med. Neumeister, Arzt, Tambach.

    Dr. med. P. Strasser, Arzt, Weisser Hirsch b. Dresden.

    Dr. med. F. Wallenstein, Arzt, Berlin.

    Dr. med. E. Barth, Badearzt, Bad Harzburg.

    Dr. med. M. Asch, Arzt, Berlin und Bad Nauheim.

    Dr. med. Gergen, prakt. Arzt, homöopath. Arzt, Worms.

    Dr. med. Stumpf, Arzt, Mainau.

    Dr. med. R. Weil, homöopath. Arzt und Augenarzt, Berlin.

    Dr. med. Schönenberger, Arzt, Bremen.

    Dr. med. von Scheele, Arzt, in Bremerhaven.

    Dr. med. Hengstebeck, Arzt, Leipzig.

    Dr. med. J. Sauer, Arzt, Hannover.

    Dr. med. F. Sellentin, homöopath. Arzt, Darmstadt.

    Dr. med. P. c. Franze, Spezialarzt für Herzkrankheiten, Bad Nauheim.

    Dr. med. Baudler, Arzt, Arnstadt.

    Dr. med. B. Kranz, Arzt, Homburg v. d. Höhe.

    Dr. med. H. Assmann, prakt. Arzt, Homöopath, Mainz.

    Dr. med. Bieling, Sanatorium Tannenhof, Friedrichrode i. Th.

    Dr. med. E.Klein, Botschaftsarzt, Berlin.

    Dr. med Disqué, Kreisarzt a. D., Chefarzt, Chemnitz.

    Dr. med. Heinss, Chefarzt der Frauenheilanstalt, Weimar.
    Ответы на анкету, изданную обществом Amis des Bêtes в Париже:

    Доктор Дж. М. Фойе (J.M.Feuillet), Париж:

    «Как врач я придаю большую значимость прогрессу медицины; но я не сторонник вивисекции, а поскольку просто сокращение ее приведет ко многим нарушениям, я за ее отмену. Я присоединяюсь к тем людям в Париже и за границей, которые выступают за полную отмену, и с удовольствием поддержу их».


    Доктор Жюль Гранд (Jules Grand), Париж:

    «Вивисекция не должна быть сокращена, ее надо полностью запретить. Пусть это позорное пятно на человечестве исчезнет как можно скорее».


    Доктор Анри Ушар (Henri Huchard), Париж, член Французской Академии Медицины (French Academy of Medicine), авторитет в области изучения сердца и кровеносной системы:

    «20 лет назад по моей вине произошла вивисекция бедной, безвредной собаки, и произведенное впечатление впоследствии спасло меня от развлечения с помощью этого анатомического пиршества».


    Доктор Мэгре (Macgret), Париж:

    «Никакой вивисекции! Преступление нельзя регулировать, его можно запретить!»


    Профессор Леон Маршан (Léon Marchand), Париж, бывший профессор Сорбонны:

    «Предположение, что вивисекция дала что-то полезное хирургии или медицине, – ошибочно. Верно обратное. Я всегда считал, что так называемые «научные эксперименты» не только возмутительны и негуманны, но также вводят в заблуждение и опасны, и я поражаюсь, что не все мои коллеги признают безумие экспериментов, производимых вивисекторами».


    20 марта 1904 года парижское издание газеты New York Herald Tribune опубликовало длинную статью, которая начиналась со слов: «Многие выдающиеся французские врачи подтвердили утверждение доктора Мареша (Maréchal), напечатанное здесь на прошлой неделе, что для успеха движение против вивисекции должно возникнуть в самих медицинских кругах, об этом свидетельствуют следующие мнения, которые Herald получила за последние несколько дней».

    Выдержки из некоторых мнений, о которых сообщает газета.


    Доктор Саливас (Salivas)

    «Я считаю, что вивисекция столь же бесполезна, сколь и аморальна. Бессмертный Гиппократ никогда не занимался вивисекцией, но поднял свое искусство до таких высот, до каких нам сегодня и близко не дотянуться, невзирая на все пресловутые великие современные открытия, являющиеся результатом введения странных теорий, которые ликвидировать будет очень сложно».


    Доктор Паке (Paquet), бывший врач-инспектор в Enfants Assistés de la Seine:

    «Вивисекция бесполезна для изучения медицинской науки. Она также бесполезна для изучения физиологии, потому что если мы сегодня знаем функции органов, мы получили эту информацию благодаря лечению их при болезни. Мы узнали, какую физиологическую роль играет тот или иной орган в человеческом теле, через работу в клинике, а не вививисекционной лаборатории. Подумает ли серьезный практик при изучении медицинских вопросов хоть на мгновение, что в организме здорового животного и больного пациента происходит одно и то же?»


    Доктор Николь (Nicole):

    «С научной точки зрения я считаю, что вивисекция может только привести к ошибкам. Что касается морали, через такую жестокую и варварскую практику невозможно получить благотворных для человечества результатов. Единственным хорошим возможным результатом стала бы вивисекция людей, и я советую вивисекторам заняться оперированием друг друга».


    Доктор Г. Матьё (G. Mathieu):

    «Во время изучения медицины в мои обязанности входила подготовка физиологических экспериментов в больницах. Это были бесполезные жестокости, и они меня ничему не научили».


    Профессор доктор Леон Маршан (Léon Marchand):

    «Было бы ошибкой считать, что вивисекция дала какие-либо истинно научные знания для хирургии или медицины. Это бессмысленные жестокости, которые меня ничему не научили».


    Доктор Эдгар Хирц (Edgard Hirtz) из больницы Некер (Necker Hospital):

    «Я отношусь к ним резко отрицательно. Это бессмысленная пытка и чистая жестокость».


    Доктор Левуазан (Levoisin), терапевт, Париж:

    «Насущно необходимо, чтобы вивисекция была исключена из обучения студентов».


    Доктор Алекс Боуи (Alex Bowie), доктор медицины, магистр хирургии и т.д.:

    «Кажется, нет сомнений в том, что вивисекция неотделима от жестокости. Доктор Стивен Смит (Stephen Smith), свидетель, подтверждает это на страницах Вашей газеты; в соответствующей литературе много материалов на эту тему с обеих сторон. Степень страданий варьируется от незначительной боли до сильной и длительной агонии. Абсолютно необходимая анестезия, которая используется в некоторых случаях, не может применяться в большинстве других ситуаций – обычно это самые ужасные эксперименты. Жестокость вивисекции полностью доказана» (письмо в Daily News, 29 августа 1903).


    Доктор Дж. Х. Торнтон (J.H. Thornton), Лондон, главный хирург:

    «Я, так же, как и многие другие, придерживаюсь мнения, что вивисекция идет против интересов людей, и поэтому ее необходимо запретить».


    Доктор Стивен Смит (Stephen Smith), член Королевского Общества хирургов:

    «Я опубликовал факты о проводившихся открыто безжалостных, позорных экспериментах, которые я видел во Франции, в Бельгии и в Германии. Происходят ли такие варварства и в Англии тоже? Да. В английских лабораториях 10 процентов всех операций на разрезание проводятся с использованием кураре. Животное не может совершить ни одного движения, какой бы сильной ни была боль. На основании своего опыта могу сказать, что у животных, получивших кураре, практически невозможно достичь должной степени обезболивания.

    …Что касается вивисекции, один пункт тут настолько важен, что его надо рассматривать прежде всего. Чувствуют ли животные боль так же сильно, как мы? Поскольку животные, которых используют для вивисекции – собаки, кошки и другие – обладают таким же, как у людей, или еще более развитым зрением, обонянием, слухом и т.д., мы можем быть уверены, что они столь же чувствительны к боли…» (Daily News, Лондон, 19 августа 1903 г.)
    Доктор медицины Ф. Коста (F. Costa) (SerumWissenschaftMenschkeit, Берлин, Хьюго Бермюлер, 1903):

    «Он указывает на то, что лабораторные экспериментаторы “должно быть, тоже часто страдают от временных галлюцинаций” и определяет их открытия по сути – “плоды преувеличенной фантазии, которые возникают из-за маниакальной потребности переплюнуть друг друга”».


    Профессор доктор Иоганнес Мюллер (Johannes Mueller) и профессор доктор Рудольфи (Rudolphi). Кто эти люди? В Handbook to the History of Medicine, авторы – Нойенбургер (Neuenburger) и Пагель (Pagel) (Берлин, 1903) мы читаем на странице 912:

    Карл Асмунд Рудольфи (Carl Asmund Rudolfi), профессор медицины в Грейфсвальде, потому профессор анатомии в Берлине, который, как профессор анатомии и физиологии в Бонне и Берлине Иоганнес Мюллер (Johannes Mueller, 1801-1858), собрал все нынешние знания по физиологии в учебник и таким образом передал их медицинскому миру».

    На странице 370 можно прочитать следующие слова, касающиеся профессора Иоганнеса Мюллера:

    «Заслуги Иоганнеса Мюллера лежат, прежде всего, в его непреходящем стремлении к объективности, а также в его разносторонности, которая касалась всех сфер биологической науки…»

    И каким было отношение этих великих людей к вивисекции? Рудольф Вирхов (Rudolf Virchow) дает нам более полную информацию по этому поводу в мемориальной речи про Иоганнеса Мюллера, произнесенной 24 июля 1958 года:

    «Он был экспериментатором не в большей степени, чем Галлер (Haller), а взятый физиологией курс после Легалуа (Legallois) и Мажанди (Magendie) вызывал у него отвращение. Он всегда мотивировал свое отвращение как возражениями против методов, используемых экспериментаторами, так и недопустимостью самих экспериментов».

    О профессоре Рудольфи Вирхов сказал следующее:

    «Он считал, что физиологические эксперименты вообще не имеют связи с анатомическими фактами; неудивительно, что этот замечательный человек, который при любом удобном случае говорил о своем отвращении к вивисекции, враждебно относился ко всем теориям и плохо обоснованным физиологическим экспериментам».


    Доктор Артур Гиннесс (Arthur Guiness):

    «Когда я размышляю о том, каким ужасным жестокостям такие бесчувственные субъекты как мистер Цион (Cyon) и многие из моих соотечественников (к сожалению, я должен об этом сказать) подвергают животных, меня наполняет негодование и отвращение, насколько же низко опустилось человечество, раз оно способно на такое варварство» (из письма в Oxford Times, октябрь 1902).


    Доктор медицины Фойгт (Voigt), Франкфурт-на-Майне:

    «Само по себе сковывание означает серьезные страдания животного. В течение многих часов и даже дней животные бывают растянуты на деревянных рамках с острыми углами. Конечности их туго связаны веревками. Поскольку у нас воображение редко оказывается достаточно богатым, чтобы точно представить себе то, что мы сами лично не испытывали, попробуйте как-нибудь связать веревкой одну из своих конечностей. Насколько быстро начнется острая боль, и насколько быстро мы уберем веревку, которая служит ее источником! Вместе с тем, в случае с бедными животными веревки никто не убирает, их конечности вскоре начинают распухать, и веревки все более туго их стягивают и режут все сильнее. Такое неподвижное заточение в одной позиции на многие часы и даже дни – это само по себе пример жестокого обращения с животными, и чтобы вызвать отвращение у человека с естественным чувством сострадания, больше ничего не требуется… Увенчивается все болезненными экспериментами: вышеописанное жестокое обращение – это всего лишь подготовительная стадия» (Gesundheit, №5, Вена, 1900).

    «Невзирая на свою научную ценность, тестирование на животных лекарств остается совершенно бессмысленным для лечения болезней, и практикующий врач не узнает из них для своих пациентов ничего такого, что бы он не знал 30 лет назад» (профессор доктор Феликс фон Нимейер (Felix von Niemeyer), наиболее уважаемый медицинский авторитет в Германии на рубеже веков, в своем руководстве Handbuch der praktischen Medizin).
    Доктор Джордж Вильсон (George Wilson), доктор юриспруденции (Эдинбург, DPH Cantab):

    «…Неограниченное истязание животных и их убийство, с которым нераздельно связаны бактериологические методы исследования, не спасли ни одну человеческую жизнь.

    …Я обвиняю свою профессию в том, что она вводит общественность в заблуждение в отношении жестокости к животным. Животное оперируется и может оставаться в живых на протяжении нескольких дней недель и месяцев, не получая анестезии для облегчения страданий, и от них избавляет только смерть» (из Президентского обращения к Британской Медицинской Ассоциации (British Medical Association), Портсмут, 5 августа 1899).
    Доктор Джордж Вильсон (George Wilson, 1899):

    (Меморандум Королевской Комиссии (Royal Commission):

    «А если животное сделали невосприимчивым к боли, зачем же «девокализировать собак», как точно описывается в популярном журнале “Science”, том LXIV, №1664? Этот термин означает разрушение голосовых связок, чтобы вопли и стоны и не привлекали внимания общественности. Имеется информация о том, где это происходит. Недавно в Нью-Йорке сообщалось о наименее хлопотном способе скрепления челюстей собаки – склеивать их липкой лентой».

    Реальный прогресс в современной медицине зависит почти полностью от клинической диагностики, терапевтики и патологии во время изучения болезней, возникающих естественным путем, но не через эксперименты на животных, которые создают путаницу при работе с человеком и, следовательно, ненадежны».


    Профессор Лоусон Тейт (Robert Lawson Tait), доктор медицины, член Королевского Общества хирургов, Эдинбург; член Королевского Общества хирургов, Англия; самый выдающийся хирург своего времени.

    Общество врачей и хирургов Эдинбурга вручило профессору Лоусону Тайту Юбилейную награду имени Куллена (Cullen) «за величайший вклад в практическую медицину, который выразился в применении хирургии для лечения болезней» и Юбилейную награду Листера «за величайший вклад в практическую хирургию за трехлетний период до июня 1890». Его высказывание 1899 года:

    «Как и любому представителю моей профессии, мне внушали, что почти все важные сведения по физиологии удалось добыть с помощью вивисекции, и многие самые ценные способы спасения жизни и уменьшения страданий были получены через эксперименты на животных. Теперь я знаю, что в физиологии это совершенно не так, и я не только не считаю, что вивисекция хоть сколько-то помогла хирургии, но я убежден, что она часто сбивала его с пути».
    В одной из многочисленных статей против вивисекции знаменитого Уолтера Р. Хэдвина (Walter R.Hadwen), доктора медицины, члена Королевского Общества хирургов, Лицензиата Королевского Общества врачей и т.д., которую опубликовало Нью-Йоркское антививисекционное общество (New York Anti-Vivisection Society, 456 Fourth Avenue, New York City), про Лоусона Тейта (Lawson Tait, см. биографию), самого выдающегося основоположника современной хирургии, следующее:

    «За 12 месяцев до смерти Лоусон Тейт писал в письме, которое у меня есть: Вивисекция ничего не дала для хирургии, зато привела к ужасным ошибкам».

    В год своей смерти Лоусон Тейт опубликовал письмо в Medical Press and Circular (май 1899): «Когда-нибудь надо мной поставят могильный камень с надписью. Я хочу, чтобы на нем написали только одно, с таким смыслом – “он делал все возможное, чтобы спасти свою профессию от ошибок, происходящих из-за экспериментирования на близких к человеку животных в надежде, что они прольют свет на физиологические нарушения у человека”. Такие опыты никогда не приводили и не могут привести к успеху; они не только мешали истинному прогрессу, но также – как в случае с Кохом, Пастером и Листером – делали нашу профессию предметом насмешек».

    В тот же год, а именно 26 апреля 1899 он выступал на большом собрании в St. James’ Hall в Лондоне – это собрание оказалось последним в его жизни – и вынес следующую резолюцию: «Это собрание полностью не одобряет экспериментирование на живых животных из-за его грубости, ненаучности и невозможности получить в ходе него точные или полезные результаты, которые можно было бы применить к человеку».

    В конце XIX века доктор Уолтер Р. Хэдвин (Walter R.Hadwen), один из самых известных врачей в Великобритании, пишет о следующих экспериментах в Journal of the British Union for the Abolition of Vivisection (BUAV); эти эксперименты проводятся и сейчас.
    Доктор Роуз Брэдфорд (Rose Bradford) (дальше сэр Джон Роуз Брэдфорд, Кавалер Ордена Святого Михаила и Святого Георгия, Кавалер Ордена Бата, Кавалер ордена 2-й степени Британской Империи, президент Королевского Общества врачей, Лондон, 1926-1931), статья под названием «Частичная нефрэктомия и влияние почек на метаболизм» (Partial Nephrectomy and the Influence of the Kidney on Metabolism). В статье перечисляются разные операции на почках собак.

    Во время операций животным вводился хлороформ и делались подкожные инъекции.

    Потом животных – самок фокстерьера в количестве 33 особей поместили для наблюдения в стеклянные контейнеры со стеклянным полом.

    Одно животное умерло через 6 дней от кровопотери. У двух от ран развилось заражение крови, и их убили, время не указывается.

    В другом случае, когда из почки вырезали клин и пытались пересадить его в брюшину, животное умерло через 4 дня.

    Еще пять животных умерли из-за причин, непосредственно связанных с операцией, по прошествии разных периодов времени.

    Двум животным трижды в разное время нарушали целостность почек.
    Доктор медицины Е. Аэнош (E.Aenosch):

    «Сейчас мы добрались до следующей главы наших свидетельств, а именно до доказательства, что только нехорошими и аморальными способами можно защитить те нехорошие, аморальные и преступные принципы, на которых основывается вивисекция. Цель также требует оправдания тех способов, которые используются для ее защиты. Среди этих способов больше всего бросается в глаза простая неприкрытая ложь.

    Вивисекция со всей своей невиданной, леденящей душу, вызывающей тошноту жестокостью, которая непрерывно, изо дня в день производится в бесчисленных институтах и физическими лицами на сотнях и тысячах несчастных животных разных видов, преподносится ее сторонниками как самое невинное и безвредное занятие на свете.

    Они утверждают, что на самом деле все не так плохо, как говорят оппоненты. Если где-то и имеют место несколько случаев неизбежной жестокости, большая часть экспериментов не причиняет животным боли и страданий…

    Делается совершенно нечестное заявление, что животные, все животные, за редкими исключениями, получают анестезию и не испытывают абсолютно никакой боли! Тем самым оставляя себе лазейку открытой.

    Нечестность и в высшей степени возмутительное лицемерие вивисекторов особенно бросается в глаза в случае с кураре. Животные вместо анестезии хлороформом или эфиром получают кураре, то есть, яд для стрел, пришедший к нам от дикарей. И каково действие этого адского яда? На самом деле, ответа не знает никто, хотя с ним «работают» в вивисекционных лабораториях уже долгие десятилетия. Вместе с тем, наших знаний о нем достаточно, чтобы назвать тех, кто использует его при работе с животными для удовлетворения собственного любопытства – официально это называется «наука» – страшными людьми и дьяволами. Вопреки тому, что всем лицемерно внушили сторонники вивисекции, при введении этого яда наступает не обезболивание, а паралич всей мускулатуры тела, настолько полный паралич, что под действием кураре животное неспособно совершить ни малейшего движения, даже вздохнуть, и оно бы неизбежно погибло сразу же, если его жизнедеятельность не поддерживалась с помощью воздуходувных мехов! Но в то время как животное превращается с помощью кураре в неподатливый, неподвижный живой труп, все его сенсорные способности – представьте себе его положение на столе пыток – ни в коей мере не заглушены, а, обратите внимание, усилены. Животное слышит, видит и чувствует все ужасное, что производится с ним, причем гораздо более отчетливо, чем в здоровом состоянии, но не способно выразить свои невообразимые страдания – издать звук, пошевелиться, бросить взгляд. И бедные жертвы дьявольской Науки несколько часов находятся в таком состоянии невыразимого страдания, и их мучители стоят там с очень умными выражениями лица, режут, стимулируют, тянут и пытают, как будто это вообще пустяки или что-то, не имеющее никаких возражений с точки зрения гуманности. Какие следы человечности остались в этих людях? Не следует ли к ним относиться еще с большим презрением по многим параметрам, чем к мучителям и инквизиторам Средневековья – по меньшей мере, их цели были несравненно более высокие, чем у современных палачей от физиологии, использующих кураре для служения дьявольской науке ради своей блистательной славы?» (Из Die Vivisection, с. 11, Дрезден, 1899)

    1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   30

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Тысяча врачей мира против экспериментов на животных