• Сэр Фредерик Тривз
  • Доктор медицины ван Реес
  • Сэр Бенджамин Ворд Ричардсон
  • Профессор Аткинсон
  • Доктор Эдуард Рейх
  • Доктор медицины Анна Фишер-Дукельман
  • Доктор медицины Эдвард Бердо
  • Доктор Джордж Чевертон
  • Доктор медицины Франц Хартман
  • Доктор Карл Герстер
  • Профессор доктор О. Розенбах
  • Доктор Ж. Бодри
  • Доктор Чарльз Белл Тейлор
  • Нас убеждают, что вивисекторы сделали великие открытия, но это заявление не соответствует правде.



  • страница26/30
    Дата20.01.2019
    Размер6.4 Mb.

    Тысяча врачей мира против экспериментов на животных


    1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   30

    Доктор Стивен Смит (Stephen Smith), хирург, который работал в Институте Пастера (Pasteur Institute) и Физиологическом Институте Страсбурга (Physiological Institute of Strasburg), писал в своей книге «Научные исследования: взгляд изнутри» (Scientific Research: A View from Within) (Elliot Stock, Лондон, 1899):

    «Я согласен со знаменитыми английскими хирургами, которые официально выступили со своим утверждением, что вивисекция не представляет ценности для человека».


    British Medical Journal цитирует слова президента Британского Медицинского Общества (British Medical Society) доктора Джорджа Вильсона (George Wilson), которые он сказал на ежегодном Общем Собрании этого общества в 1899 году:

    «…Скажу откровенно, нам надо сделать перерыв в эти жестоких экспериментах, чтобы получить взвешенную, беспристрастную, цельную картину того, что происходит в бактериологии… Я не вступил в ряды антививисекционистов, но я обвиняю свою профессию в том, что она дезинформирует людей по поводу жестокости к животным.

    Я – и не только я – считаю, что вакцина Пастера от бешенства – это обман. Хваленое лечение дифтерии сывороткой даже в нашей главной больнице признано не всеми врачами… Вся теория и практика бактериологии тесно связана с коммерческими интересами. Берин запатентовал свою сыворотку от дифтерии на Континенте, Кох получил огромную прибыль от туберкулина…»
    Сэр Фредерик Тривз (Frederick Treves), директор Лондонской больницы (London Hospital), хирург королевской семьи, специалист с мировым именем в области хирургии брюшной полости, пишет в British Medical Journal (5 ноября 1898, с. 1389):

    «Много лет назад на Континенте я проводил разные операции на кишечнике собаки, но разница между собачьим и человеческим кишечником настолько велика, что, когда я приступил к оперированию людей, то обнаружил, что мне мой новый опыт очень мешает, всему надо переучиваться, и единственное, что мне дали те эксперименты – это сделали меня неспособным к работе с человеческим кишечником».


    Доктор медицины ван Реес (van Rees), внештатный профессор гистологии в Университете Амстердама (University of Amsterdam):

    «Меняются времена – меняется мышление. Все большее количество людей, обладающих чувствами и разумом, уже открыли миру глаза на правду, которая была ранее известна лишь немногим. Этот поток будет разрастаться и разрастаться и положит конец, казалось бы, неискоренимому доминированию вивисекции, несмотря на все старания биологов…» (из предисловия к брошюре Голландского Антививисекционного Общества (Dutch Anti-Vivisection Society) «Полезна ли вивисекция для человека» (Is Vivisection of Use to Mankind), 1898)


    Сэр Бенджамин Ворд Ричардсон (Benjamin Ward Richardson), член Британской Академии наук (British Academy of Science), 1896:

    «Для прогресса медицины в экспериментах на животных нет необходимости; различие между организмом человека и животных ведет к очень противоречивым результатам; боль также всегда увеличивает количество ошибок и скрывает естественные функции… Из всей научной работы вивисекция в наибольшей степени таит в себе опасность ошибок и причиняет вред как с фактологической, так и с нравственной точки зрения» (из Biological Experimentation).


    Профессор Аткинсон (Atkinson) из речи в Холле святого Джеймса (St. James, Hall), Лондон, 10 мая 1898:

    «Я видел большое количество вивисекций. Я видел также ужасное воздействие вивисекции на человека. Я вижу это каждый день и заявляю, что вивисекция – одно из самых больших современных проклятий для ученых. Я пришел сюда только для того, чтобы сказать Вам с научной точки зрения, что вивисекция – страшнейшее проклятие нашего времени. К сожалению, должен сказать, что эта ужасная практика экспериментирования в больницах – не хочу описывать, свидетелем чего мне приходилось быть – безмерно отвратительна. Когда я о ней думаю, то испытываю отвращение к своим коллегам».


    Доктор Эдуард Рейх (Eduard Reich), специалист в области общественного здравоохранения, Схевенинген:

    «Чтобы предотвратить большую часть болезней, достаточно следовать здравому смыслу и выполнять законы гигиены. Если бы все люди придерживались их, самый обычный человек смотрел бы на лечение сывороткой и вивисекцию как на чудовищную ерунду, которой цивилизация должна стыдиться» (статья в еженедельной газете De Amsterdammer, 17 марта 1898).


    Перевязывание мочеточников. 7 декабря 1897 доктор Роуз Брэдфорд (Rose Bradford) прочитал «предварительную заметку об экспериментальной атрофии почки, причиной тому стала непроходимость мочеточников». Эксперименты проводились на собаках в Институте Браун (Brown Institute). Мочеточник был перевязан в двух местах около пузыря через надрез в паху и поделен между перевязками. По прошествии 10-40 дней надувшийся пузырь извлекали на поверхность, и объем вытекающей жидкости соответствовал увеличению почки до размера кулака. Через 7-50 дней животных убивали синильной кислотой. Они испытывали сильную боль и страдания на протяжении всего эксперимента.

    Как сообщает Journal of Physiology, некоторые животные прожили после вмешательства 5-6 месяцев, все это время они были заключены в лаборатории, где – доктор Брадфорд это признает – «гигиеническое окружение было не лучшее». Операция сопровождалась жаждой и рвотой: кровотечение иногда длилось неделю.

    Эксперименты на голодание. В других экспериментах, когда срок жизни животных был разным, профессор признает, что собаки страдали от жажды, потери аппетита, истощения, слабости – до такой степени, что они шатались и не могли встать – незаживающих язв, кровотечения из десен и т. д., а помимо этих объективных признаков, у них присутствовали явные субъективные симптомы боли.

    Эксперименты на голодание проводились на протяжении многих дней подряд, чтобы выявить, какое количество мочевины проходит при таких обстоятельствах. Даже если они не были болезненными, все равно причиняли страдания.

    «Выводы», сделанные в ходе этих жестоких экспериментов, никоим образом не пополнили запас практических знаний. Некоторые теоретические заключения оспариваются другими учеными, которые после проведения аналогичных экспериментов пришли к другим выводам. Большая же их часть была уже давно сделана во время клинических наблюдений, и эти процедуры ничего не дали для поиска способов облегчения или лечения болезни Брайта и других почечных болезней.
    Доктор медицины Анна Фишер-Дукельман (Anna Fischer-Duckelman):

    «Сейчас я добралась до того аспекта медицинских исследований, который мне было труднее всего перенести, а именно, негуманное обращение с бедными пожилыми пациентами, особенно женщинами. Хотя говорят, что в швейцарских больницах ситуация лучше, чем в государственных больницах крупных соседних стран, мне пришлось увидеть множество плохих явлений и даже соглашаться с ними. Всякий раз, когда я сталкивалась с новым примером жестокости и была вынуждена смотреть на него молча, то давала себе обещание непрерывно работать над реформой медицинских учреждений и таким образом избавиться от преследующего меня чувства вины. В государственных больницах убогий менталитет. Самые бедные и лишенные люди используются главным образом как дидактический материал для университетов. Они получают очень мало медицинской помощи по науке. Я работала ассистентом в нескольких больницах. Я старалась вникнуть во все и узнала многие вещи, которые мне ранее казались невозможными» (Naturarzt, №8, 1896).


    Хлороформ настолько токсичен для собак, особенно молодых, что если бы это анестезирующее средство впервые попробовали на них, то человек бы его не получил бы еще много лет. Флоуренс (Flourens), пронаблюдавший на животных его смертельное действие, заявил, что хлороформ – это вообще не анестетик, а результаты, которые сэр Лаудер (Lauder) получил при экспериментировании на собаках, были высмеяны всеми ведущими английскими анестезиологами» (доктор Бенджамин Ворд Ричардсон (Benjamin Ward Richardson), Biological Experimentation, 1896, с. 54).
    Сэр Бенджамин Ворд Ричардсон (Benjamin Ward Richardson) (1896):

    «Я не думаю, что вивисекционные демонстрации помогали на моих занятиях. Я уверен, что, когда я был вынужден включать в свои занятия данные противоречивые аспекты изучения физиологии, будучи также ограниченным во времени, это естественным образом сказывалась на возможности изучения более простых и полезных областей физиологии, при изучении которых я принес бы больше пользы».


    Доктор медицины Эдвард Бердо (Edward Berdoe):

    «Жестокость не становится менее жестокой от того, что кто-то называет ее физиологией или бактериологией. Она усугубляется тем, что ее совершают систематически, разными способами, и поддерживают множеством разных способов; такой привилегией не обладают даже мясники, забойщики скота и охотники. Ни один несведущий человек не сможет сделать тысячную часть того, что ежедневно происходит в лабораториях Европы и Америки…»


    (из речи, которая была прочитана на Международном конгрессе по благополучию животных (International Animal Welfare Congress) в Будапеште, 18-21 июля 1896).
    Доктор Роуланд (Rowland):

    «Кошке трудно сделать надежную анестезию даже на 10 минут, а у собак она длится меньше, чем у кошек» (British Medical Journal, 7 марта 1896).


    Доктор Джордж Чевертон (George Cheverton), английский ветеринарный хирург посетил французскую школу ветеринарной медицины в Альфорте примерно в 1895 году. Выдержка из его отчета:

    «Я видел, как лошади делали операцию без анестезии. Ее четыре ноги были связаны веревкой, один из студентов сидел на голове лошади, другой – на ее горле, третий – на плече, в то время как четвертый оперировал больное копыто, срезая большую его часть. Стоны бедного существа наводили абсолютный ужас».


    Доктор медицины Франц Хартман (Franz Hartmann), Галлейн в Тироле:

    «Сначала человечество обманывала ложь под личиной религии; теперь весь мир вводится в заблуждение той же самой ложью под маской науки, и против этого есть лишь одно оружие – здравые аргументы. Они учат нас, что истинное излечение болезней и поддержание здоровья заключается в очищении организма от загрязнений и поддержании его в чистоте» (Lotusblueten, 1895).


    Доктор Карл Герстер (Carl Gerster), Браунфельс:

    «Каждый, кто из года в год делает инъекции мышам, морским свинкам, а теперь даже лошадям и баранам и делает свои индивидуальные выводы из таких конкретных случаев, больше не сможет мыслить индивидуально, то есть, правильно оценивать физические и психологические аспекты человеческого организма…» (Arztliche Stimmen uber und gegen das Heiserum, Штутгарт, 1895)


    Профессор доктор О. Розенбах (Rosenbach), Бреслау:

    «Бактериология скорее всего придет к неправильным результатам, потому что она относится к человеку так же, как к подопытному животному или как к мертвой почве селекционного аппарата» (Arztliche Stimmen uber und gegen das Heiserum, под редакцией доктора C.Gerster, Штутгарт, 1895).


    Доктор Ж. Бодри (G. Baudry) и П. Дж. Пибоди (Peabody) в 1895 году посетили французскую школу ветеринарной медицины в Альфорте. Из их доклада:

    «Мы не видели, чтобы в лаборатории или где-либо еще использовалась анестезия. Когда мы спросили об этом очень интеллигентных джентльменов, чья обязанность состоит в том, чтобы сопровождать посетителей и обеспечивать их информацией, он ответил, что анестезия не используется, потому что животные привязаны таким образом, что возможность сопротивления исключена, поэтому в анестезии нет никакой необходимости».


    Чарльз А. Гордон (Charles A. Gordon), Кавалер ордена Бани, почетный хирург Королевы, кавалер Ордена Почетного Легиона, в The Campaigner, ноябрь-декабрь 1895:

    «Почему я против вивисекции. Говоря о двойной функции спинномозговых нервов, выдающийся автор этого открытия постоянно утверждал, что при проведении исследований он руководствовался знаниями об анатомии, и что он в принципе против экспериментов на живых животных как для той цели, так для любой другой. Начиная со времени той Комиссии и вплоть до сегодняшнего дня открытия, которые приписываются подобным экспериментальным методам, при дальнейших исследованиях показывают свою несостоятельность, либо же их годность доказывается иными методами.

    Наблюдения у больничной койки в противовес экспериментам. Если говорить о враче, искусство медицины лучше всего постигать на практике, путем непосредственной работы вкупе с изучением и размышлениями, но не при экспериментировании на животных. То же самое относится к практической хирургии. Уже давно показана несостоятельность заявлений, что с помощью экспериментов был разработан метод удаления аневризм, из более недавнего то же самое можно сказать про овариотомию и хирургию мозга.

    Более «продвинутые» экспериментаторы как будто понимают, что разговоры о необходимости для облегчения страданий человечества лишены доказательности, отказываются от них. Они заявляют, что их единственная цель – получение знаний, и позорят тех, кто придерживается противоположного мнения, будто бы те пытаются задержать прогресс науки. С другой стороны, утверждается, что выполнение таких опытов предназначено для снижения репутации ученых и покрытия бесчестием науки; стеснять надо не науку в должном смысле слова, а тех, кто, прикрываясь знаменем науки, делают произвольные эксперименты на живых животных, не принося реальной пользы физиологии в подлинном смысле или медицине.

    Действие лекарств на разных животных дает очень разные результаты, и, за редким исключением, они отличны от того, что бывает у человека. У людей они дают большой разброс вследствие индивидуальных особенностей, а также спиртных напитков. Профессиональные анестезиологи заявили, что результаты тестирования хлороформа на собаках, обезьянах и других животных не имеют смысла и вводят в заблуждение при работе с человеком.

    Обманчивые эксперименты. Несколько лет назад я поставил перед собой цель сравнить друг с другом опубликованные заявления вивисекторов, и пока единственное, что я обнаружил – взаимное противоречие, достаточное для аннулирования результатов работы друг друга. Я рад за профессию, к которой имею честь принадлежать, потому что вышеописанной практикой занимается лишь малое число ее участников».


    Из статьи «Почему я против вивисекции» (“Why I Oppose Vivisection”) Джона Маконсона Фокса (John Makinson Fox), члена Королевского Общества хирургов, напечатана в Animals Friend, октябрь 1895:

    «Новые ученые всегда говорят Вам, что они открыли либо вот-вот откроют. Я как работник здравоохранения в одном из крупнейших округов Англии, не имею оснований считать, что в королевстве есть кто-то опытнее меня в области инфекционных заболеваний человека и животных, и я подтверждаю, что не знаю ни одного открытия, имеющего практическую ценность, которое бы помогло мне при выполнении моих официальных обязанностей или при лечении пациентов. Я не замечал, чтобы вивисекция хоть на йоту помогла развитию такой полезной науки как патология. Как я всегда утверждал, правильное изучение патологии (то есть, науки о заболевании) – это работа в морге и тщательные наблюдения за болезнью у койки пациента.

    Я не понаслышке знаком с практикой вивисекции в течение 40 лет. Я хорошо помню первые эксперименты, которые мне приходилось наблюдать, они проводились умелыми руками, но избранная аудитория медиков сочла их жестокими и бессмысленными. Голубей ощипывали, а их мозг замораживали и вращали во всех направлениях. Следующим моим опытом стали собаки в лаборатории лондонской больницы – там этих беззащитных существ разрезали и усугубляли их ужасную боль и страдания инъекциями разных веществ. Прошло 40 лет – и каков результат? Мне не кажется, что мои пациенты получили самую малую толику пользы благодаря жестокости, которую я наблюдал. Я утверждаю, что эта практика не дала полезных результатов, и еще большее количество экспериментальных пыток совершается без каких-либо практических или полезных целей. Они носят академический, сенсационный, чисто гипотетический, а иногда даже театральный характер. Доктор Аддисон (Addison) обнаружил связь между определенным изменением цвета кожи и заболеванием надпочечных капсул без помощи вивисекции. Автор письма имел честь быть ассистентом в клинике, когда в стенах больницы Гай (Guy’s Hospital), а не в вивисекционной лаборатории велась работа над этим открытием. Неясно также, связано ли с вивисекцией выявление связи между болезнью, известной как микседема, и атрофией щитовидной железы (в горле); вместе с тем, когда было сделано это предположение, стало модно удалять вилочковую железу у живых животных всех видов.

    Ценные медицинские открытия для человечества свершились не благодаря таким неестественным процедурам. Что здесь требуется от ученого, так это сообразительность и дальновидность».


    Доктор Чарльз Белл Тейлор (Charles Bell Tailor), доктор медицины, член Королевского Общества врачей Эдинбурга, член Медицинского Общества Лондона был ведущим окулистом в Великобритании. В выпуске Animals Friend за 1895 год он опубликовал длинную статью «Почему я против вивисекции» (Why I Oppose Vivisection), выдержки из которой мы приводим.

    «Нас убеждают поверить в то, что пытки животных не жестоки, если они производятся ради интересов науки, коммерции, или если ученые «могут дать рациональное объяснение своим действиям»; но такие аргументы оправдали бы убийство и любое другое преступление или варварство. Нам говорят, что подопытным животным вводят хлороформ, эфир или другой анестетик, и они страдают совсем мало или вообще не страдают, но это не так.



    За один только год в нашей стране было произведено 2486 разрешенных экспериментов на животных, которые находились в сознании – то есть, вообще без анестезии – а некоторых из наиболее жестоких опытов сделать обезболивание вообще невозможно. Как можно произвести хлороформирование, когда оно бы исказило результат эксперимента, например, при наиболее жестоких операциях, которые вновь и вновь проводятся на печени собак? Как можно хлороформировать животных, которых гоняют по длинному коридору туда-сюда до тех пор, пока они не упадут мертвыми от изможденности? Как можно хлороформировать животных, которых закрывают в машине пыток и там заставляют испытывать все возможные виды с простой целью – узнать, какая боль без серьезных повреждений (нарушения целостности тканей) убьет их? Как захлороформировать собаку, которую запирают в печь и медленно зажаривают, или которую заключают в аппарат и подвергают такому атмосферическому давлению, что она одервеневает, как кусок дерева, а мозг ее течет, как жидкость? Как можно дать хлороформ собаке, которую подвергают действию электрического тока такой силы, что температура тела поднимается до 112 градусов, и животное после нескольких дней агонии, невзирая на то, что ее завернули в лед, умирает, буквально сваренное в собственной крови? Как поможет хлороформ животным, которых вновь и вновь топят и возвращают к жизни, душат, дают прийти в себя и потом снова душат; кладут в лед и держат там до тех пор, пока они не замерзнут до смерти, а если все-таки они выживают, то опять туда кладут или используют для других экспериментов; морят голодом, полностью лишая их пищи и воды, или медленно убивают путем привития всевозможных страшных и мучительных болезней? Опять же, какую пользу хлороформ может принести животным (даже если его ввести в начале), которых опускают в кипяток и держат живыми в течение многих дней; которых обливают керосином и поджигают; которые остаются в живых после того, как им удалили половину мозга, или тем, с которых содрали кожу и сохраняли живыми, пока они не умирали сами.

    Нас убеждают, что вивисекторы сделали великие открытия, но это заявление не соответствует правде. Например, в часто повторяемом утверждении, будто Гальвани (Galvani) открыл свойства электричества с помощью вивисекции, нет ни слова истины. Гальвани сделал открытие, благодаря случайности и тщательным наблюдениям за тем, как электричество действует на мертвую лягушку. Неправда, что Гарвей (Harvey) открыл кровообращение путем вивисекции. Открытие Гарвея произошло, исключительно вследствие наблюдений того, как клапаны вен в мертвом человеческом теле давали возможность крови проходить лишь в одном направлении; вивисекция здесь вообще ни при чем. Неправда, что эксперименты на животных помогли Хантеру (Hunter) найти способ лечения аневризм. Хантер разработал свой метод лечения, исключительно основываясь на наблюдении за тем, что артерия в непосредственной близости с аневризмой часто бывает слишком хрупкая, и поэтому на нее нельзя накладывать лигатуру; вот почему он пришел к выводу, что ее надо накладывать дальше. Вивисекция тут никак не помогла. Неправда, что Пастер (Pasteur) открыл лечение бешенства. Пастер не лечил бешенство; как заметил покойный профессор Петер (Peter), «он распространяет его», и известно, что смертность от бешенства возросла как во Франции, так и в Англии с тех пор, как он воплотил в жизнь свою исключительно нелепую систему прививания от него. Неправда, что Пастер разработал лечение сибирской язвы. Пастер не лечил сибирскую язву, он распространил ее, и его систему критиковали Английская, Немецкая и Венгерская Научные Комиссии, которые собирались для ее обсуждения; в то время как потери во Франции исчисляются миллионами с тех пор, как система Пастера была принята в его стране. Неправда, что Кох (Koch) нашел лечение туберкулеза; наоборот, его инъекции привели к смертям от лихорадки и к заражению всей системы органов у пациентов, у которых было всего лишь локализованное заболевание. Неправда, что сэр Джеймс Симпсон (James Simpson) открыл обезболивающие свойства хлороформа, ставя опыты на собаках: Симпсон экспериментировал на себе. Хлороформ вызывает смерть у собак, и если бы он сначала попробовал его на этих животных, то никогда бы не стал испытывать его на человеке. Неправда, что Листер (Lister) ввел антисептическое лечение ран с помощью вивисекции. Антисептики использовались для лечения ран задолго до него, а он производил свои опыты на ранах, ушибах и гниющих язвах пациентов, в больницах Эдинбурга, Глазго и Лондона. Неправда, что большие достижения в медицине и хирургии произошли, благодаря экспериментированию на животных; они связаны с открытием анестезии и использованием антисептиков; вивисекция тут ни при чем. Действие лекарства на животное настолько отличается от его действия на человека, что из таких исследований нельзя сделать безопасных выводов. Неправда, что фон Графе (Von Graefe) разработал способ лечения глаукомы через вивисекцию; его открытие – это исключительно результат клинических наблюдений за больничными пациентами. Вивисекция тут никак не причастна. И, вопреки утверждениям, неправда, что Ферье (Ferrier) успешно определил функции разных участков мозга путем экспериментирования на обезьянах. Сам Ферье говорит: “Эксперименты на животных, даже на человекообразных обезьянах, часто ведут к выводам, которые серьезно расходятся с общепризнанными результатами клинических и патологических наблюдений”.

    Мы считаем, что без экспериментов на животных в науке невозможно достичь прогресса, но на самом деле это утверждение неверно».



    Доктор Е. Даджен (E. Dudgeon)

    «Более 50 лет я занимаюсь изучением действия лекарств как в простых, так и в сложных случаях. Меня пичкали многочисленными сообщениями об экспериментах на самых разных животных, но могу заявить с чистой совестью, что ни разу в этих докладах не содержалось ни малейшего намека, который бы представлял важность в вопросах использования лекарственных препаратов» (Animals Friend, Лондон, август 1895, с. 231).

    1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   30

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Тысяча врачей мира против экспериментов на животных