• «НАЧНЕМ С КУВШИНА!»

  • Скачать 55.36 Kb.


    Дата09.07.2017
    Размер55.36 Kb.
    ТипСтатья

    Скачать 55.36 Kb.

    У волгоградского художника Александрова два имени и две жизни





    Статья из газеты «Транс-Инфо», октябрь, 2004, №14 (24)
    Все краски сердца
    Как электрообмотчик Адольф Александров стал художником
    У волгоградского художника Александрова два имени и две жизни. По паспорту он – Адольф, но друзья и знакомые зовут его Валентин. По профессии он электрообмотчик и много лет отдал городскому электротранспорту, но в душе Адольф-Валентин – художник.

    Он рисовал с самого детства. Его работы экспонировались на международных выставках в Швейцарии, во Франции, в Германии. За картину размером с простыню, прославляющую труд советского человека, под названием «Строительство Волгоградского речного порта» на Всесоюзной выставке в Москве Александров получил диплом первой степени. У этого талантливого художника есть свои «Времена года» – 12 полотен-этюдов, где запечатлена красота родной природы. Медали, дипломы нашего земляка, которыми отмечено его творчество, хранятся в волгоградском областном краеведческом музее. Его полотна знают и ценят художники–профессионалы, а в квартире, несмотря на годы и перемены в жизни, по-прежнему собираются друзья – любители изобразительного искусства.


    «НАЧНЕМ С КУВШИНА!»

    Бывший обмотчик волгоградского предприятия горэлектротранспорта художник Адольф Иванович Александров живет в скромной небольшой квартирке по ул.Аджарской, что в районе Тулака. В свои 77 лет он по-прежнему энергичен, полон сил, идей, продолжает работать и творить. Две небольшие комнатки его квартиры заставлены полотнами, на стенах тоже повсюду картины. В основном пейзажи и этюды.

    – Вот Лысая гора, это затон на Криту, это на Рудне в полдень. А вот Подмосковье – речка Воря, это крым (Медведь-гора), Алушта, – показывает мне свои работы художник.

    Рисовать начал, говорит Адольф-Валентин Иванович, как только стали руки держать карандаш. В школе перед войной учителя отмечали художественный дар мальчишки, пророчили ему будущее художника. Но время распорядилось по-иному: война, разруха, потом восстановление Сталинграда, армия…В общем, по-настоящему Валентин смог заняться творчеством, когда ему было под тридцать.

    – В 1955 году я узнал о студии, которая работала на Красном Октябре, и пошел туда, – рассказывает художник. – Преподаватель Григорий Леонтьевич Руднев спросил, что я умею. А что я умел тогда? Копировал да оформлял. Копировал, например, Айвазовского «Девятый вал». «НУ, хорошо, – говорит он, – садитесь, вот вам мольберт, напишите, как умеете, а я определю, на что вы способны». Сидел я два часа: то так переверну, то эдак, то горло большое получается, то горшок пузатый. В конце концов учитель подошел ко мне и говорит: «Да, желание и старание у вас есть, но, если хотите научиться писать, забудьте все, что вы умели. Начнем с азов, как в первом классе». И показал, как нужно построить на бумаге этот кувшин: осевую линию разбил, потом квадрат нарисовал, раз-раз обрезал, как кузнец железо, готово. Пятнадцать минут – и горшок получился. «Если у вас есть желание – ходите», – сказал Руднев.
    РИСОВАТЬ, КАК ПРИРОДА
    Желание научиться писать по-настоящему у Валентина было огромным. Он ходил в студию лет пять-шесть – после работы с Ангарского ездил в ДК на Красный. За время учебы познал азы изобразительного искусства: краски, кисти, манеру письма.

    – Начинал с карандаши – с графики, – продолжает Александров. – Узнал, что такое построение, линейная перспектива. После этого перешел на акварель. «Акварель приучит тебя к строгости рисунка и цвета», – говорил мой учитель. Здесь я тоже добился многого. Как-то написал натюрморт. Отразил на холсте и бумажку, которая висела на стене и была немножко загнута. Одна женщина подошла, посмотрела на картину и говорит: «А зачем вы здесь бумажкой прикрыли», – и тянется, чтобы ее убрать. А я ей: «Стойте, не берите, она сырая, ведь это рисунок». Потом перешел на масляные этюды. Они получались у меня быстро. Бывало иду с работы, а при мне всегда маленький этюдничек. Что-то понравилось, тут же сел–написал. Прихожу домой уже с этюдом.

    – А что больше всего любите писать?

    – Когда я учился, писал и портреты, и натюрморты. Потом пришел к выводу: портрет индивидуален и, кроме хозяина, мало кому интересен. А вот если я напишу пейзаж, это будет интересно всем. Тогда я стал писать пейзажи. Природа так рисует, что оттенки ее цветов трудно передать, силы красок не хватит для этого. А еще каждый человек по-разному воспринимает окружающую действительность. Одни видят, ощущают, понимают, но не могут передать эту красоту, другие вообще на нее не обратят внимание. Вот, например, едем мы с женой Галиной из-за Волги с дачи. Закат. Все едут, свои проблемы обсуждают и не видят эту красоту. А мы смотрим и удивляемся – какая прекрасная вещь летний закат! Люблю писать осень и зиму. Но особенно осень, такая палитра красок!


    «АЛЕКСАНДРОВСКИЕ «ВРЕМЕНА ГОДА»
    В середине 60-х годов прошлого столетия по рекомендации своего учителя Валентин Иванович поступил в Московский заочный институт искусства. Послал работы – пришел результат: зачислен. И вновь занятия, совершенствование навыков и умений.

    В те годы по линии Министерства коммунального хозяйства организовывалась выставка работ художников-любителей России. Так как основное местом работы художника было предприятие жилкомхоза, Александров воспользовался случаем и отослал свои художественные произведения.

    – Прошло время, мне присылают оттуда: ваши работы будут экспонироваться на Международной выставке в Женеве. А потом присылают серебряную медаль и диплом. Позже были выставки во французском городе Лионе, в Германии, еще раз в Женеве. Участвовали только работы – нашего брата тогда ведь за границу не выпускали, – говорит Адольф-Валентин Иванович.

    В 1974 году в Москве проходила выставка «Слава труду!» Волгоградский художник–любитель написал на холсте размером с простыню картину о строительстве Волгоградского речного порта. На ней в предрассветной мгле запечатлено самое начало стройки.

    – Я думал тогда: пройдут годы, а на моей картине люди увидят, как строилось это здание.

    Через некоторое время Александров приехал в первопрестольную на пресс-конференцию и подведение итогов. Его работы была признана лучшей. Художник получил диплом первой степени, подписанный президентом художественной академии, и премию в 300 рублей.

    – Пришел после всех этих торжеств уставший в номер гостиницы, прилег на кровать, – вспоминает Валентин Иванович. – Диктор объявляет этюд из «Времен года» Чайковского. Музыка играет, а я думаю: «Композитор сумел выразить свои чувства и настроение от восприятия месяцев года в музыке, почему бы мне не попробовать создать что-то подобное в живописи».

    С 1974 по 1994 год Валентин Иванович кропотливо работал над 12 полотнами своего цикла «Времена года Волго-Ахтубинской поймы». На картинах запечатлена природа родного Заволжья в разные месяцы года.

    – Я хотел показать людям, в каких прекрасных местах мы живем, какая вокруг красота и нельзя ее губить.

    Александровские «Времена года» выставлялись в Доме политпросвещения (ныне Театр эстрады», заставляли восхищаться отдыхающих коллег в санатории–профилактории «Волгоградэлектротранса», а сейчас, как выразился художник, лежат мертвым грузом в углу одной из комнат квартиры.


    ЦВЕТА ВОЙНЫ

    Александров – коренной сталинградец, родился и всю жизнь прожил в городе на Волге. Видел и пережил ужасы бомбежки 1942 года. Видел страдания, боль и кровь.

    – У меня все осталось в памяти, и сейчас я решил восстановить увиденные эпизоды войны. В планах – картину, в которой будут сконцентрированы все мои детские воспоминания о тех днях, – говорит художник.

    Одна работа, посвященная тем годам, уже есть. В краеведческом музее хранится картина Александрова «Здесь находился штаб генерала армии Чуйкрва».

    – Я никогда и никому свои работы не продавал. Потому что я работаю для своей души и в каждую картину вкладываю душу. Каждая работа – это определенные воспоминания из жизни. И как же ее отдать. Я всегда работал на производстве, чтобы был источник дохода для жизни и занятий творчеством. Но, думаю, если бы я превратился в ремесленника, то ничего бы этого не создал. Знаю многих, кто ходил вместе со мной в студию, а потом стал зарабатывать на хлеб художественным ремеслом. Они говорят, что правильно я сделал: есть и основная работа, и творчество для души.

    Между прочим, и основная, казалось бы, чисто техническая, профессия тоже помогала Валентину Иванович, например, познавать цвета и оттенки.



    – Как-то на станке мотал я большую катушку соленоида. Провод оплеточный был белый, из окна светило солнце. И вот когда шел процесс, я пригляделся, а там мелькают и зеленый, и коричневый, и черный цвета. Явно выраженных цветов не существует в природе, потому что окружающая среда воздействует на предметы и изменяет их цвет...
    Надежда Пругло.

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    У волгоградского художника Александрова два имени и две жизни

    Скачать 55.36 Kb.