страница1/10
Дата11.10.2018
Размер9.02 Mb.

Ула Сенкович Журнал writercenter ru Выпуск 11. Лето 2015 WriterCenter ru Выпуск 11 лето 2015


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Ула Сенкович

Журнал writercenter.ru Выпуск 11. Лето 2015

WriterCenter.ru Выпуск 11 лето 2015

 

 



От редакии

 

Главный редактор Белка Елена



Литературные редакторы Найко Елена, кот ворчун

Дизайн­верстка Ула Сенкович

 

Художники



Лев Елена, Колесова Ульяна, Писаренко Алена, Akrotiri, Argentum Agata, Samuel Haruspex Damey, SEN

Редактура Найко Елена, Михалевская Анна, Твиллайт, leto

 

Корреспонденты



Меллори Елена, Сворн Турайсеген, Осень Нея, Пышкин Евгений, Ула Сенкович, Sinatra

 

Обложка h­-studio



 

 

 

 



 

Слово редактора

 

Дорогой Читатель, тема нашего нового номера в одинаковой мере абстрактно и емко отражает самые первые шаги, самые первые мгновения действий, мыслей, событий и чувств. Начало — как стартовая полоса приветствует нас своей обязательностью, пугает неизвестностью и первобытностью, грезится перспективой обновления и манит тех, кто решается ступить за край неизведанного. Ведь все, что, рано или поздно заканчивается — дает начало чему­то новому.



В период подготовки номера редакторская группа встретилась с огромной вариацией задумок, ассоциаций и смелых вызовов, любезно предоставленных нашим дорогим Автором. Результат этой работы перед вами. Давайте же вместе с авторами стихов, рассказов, статьей и интервью погрузимся в этот невероятный, первозданный мир чудесных стартов.

Приятного прочтения и до новых встреч осенью.

 

кот ворчун



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

Содержание

ИМХО

Осень Нея. Дорога жизни

Sinatra. Мечта

Меллори Елена. Самое начало

 

 

Представляем



Ула Сенкович. Интервью с Александром Осадчуком

Сворн Турайсеген. Интервью с Богдановым Борисом

Сворн Турайсеген. Интервью с Анатолием Шкиричем

Ула Сенкович. Интервью с Натальей Гурковой

 

 

Проза. Притча



Судьба Ветра. Рождение звезды

Бунингит. Суп из крыльев ангела

 

 

Реализм



Тадер Орди. В круге Sinatra. Камешки

Sinatra. Камешки

Братья Ceniza. Последняя любовь Миши Боцмана

Александр Ichimaru. Саня

 

Фантастика

Руденко Евгений. Глупец

Михеенков Роман. Личная песенка

Михалевская Анна. Два сердца

Мааэринн. Божья воля на все

Гусаченко Валентин. Механические сны

Васильев Ярослав. Имя для Бога

Богатырева Татьяна. Сыны человеческие

 

Фэнтези

Harry Book. Атуна Гората

 

Мистика

Плотникова Эльвира. Соло для души

 

Поэзия

Армант


Рыжая

NeAmina


Магура Цукерман

Akrotiri


Businka MR

Михаил Ездаков

Анна Пан

Зауэр Ирина

Businka MR

NeAmina


 

На десерт

Пышкин Евгений. Начало

 

 

 



 

 

 



 

ИМХО Осень Нея. Дорога жизни

 

Начало — как много значений в этом слове. Все имеет свое начало: от событий и явлений, масштаб которых сопоставим с бесконечной Вселенной до, казалось бы, совсем незначительной и кратковременной жизни простейших. Но все в мире взаимосвязано, и начало одного может повлиять на возникновение или затухание начала другого.



Но откуда оно берется? Как возникает? Само по себе? Зарождение жизни, восход солнца — начало нового дня, творческая искра, дающая толчок, озарение, чей-то взгляд и чье-то слово, воспоминание. Или мы подчиняемся желанию, внезапному порыву, вдохновению? А может, создается осознанно, усилием воли, стремлением к цели, где главную роль играют выдержка и упорство? Конечно, не все так однозначно. И наша жизнь, сложная и многогранная, состоит из множества начал, продиктованных самыми разными причинами, где переплетаются между собой наши мечты, цели и желания, а им в свою очередь, помогают или препятствуют обстоятельства, возможности и случайности.

И все начала делятся на те, которые мы выбираем или не выбираем, и на те, которые нам диктует необходимость.

А как часто мы заняты ожиданием: вот произойдет чудо — и все само собой наладится, переменится к лучшему. Как бывает страшно сделать первый шаг, чтобы изменить обстоятельства или измениться самим!

Не всегда мы можем влиять на то, что с нами происходит. Но очень многое в нашей жизни зависит от тех решений, которые мы принимаем.

Это волнующее возникновение идеи, миг, когда задумываешь сделать что-то грандиозное, прекрасное, когда ясно видишь цель и пути ее достижения. И восхитительный миг начала, когда взмываешь ввысь на крыльях своей мечты и чувствуешь в себе бесконечные силы и возможности для ее воплощения.

И не имеет значения, какова ваша мечта — построить дом, написать картину, роман, организовать фестиваль, изобрести машину времени или отправиться в кругосветное путешествие. Оно всегда будет — НАЧАЛО. Всему — большому и маленькому, значимому и второстепенному.

Иногда наша жизнь катится под откос и кажется, что выхода нет. И мы забываем, что каждую минуту, каждое мгновение есть возможность все изменить. Отбросить страх и недоверие к себе, самореализоваться, открыть новые горизонты. На пустом месте начать новое дело, начать заново отношения, сделать иной выбор…

Это не будет жизнь заново, с чистого листа. Нам никуда не деть прошлые неудачи, травмы, обиды и падения. Нам не забыть тех людей, которые нас окружали, с которыми были близки. Но это опыт, то, на что мы опираемся в жизни, мы его принимаем, оцениваем, делаем выводы и продолжаем жить.

И мы начинаем верить, что все, что происходит в нашей жизни — к лучшему. Иногда кажется: тупик, не получилось, не случилось, не сбылось. Но вдруг оказывается — не тупик, а крутой поворот, не конец жизни, а начало новой. И самые тяжкие разочарования превращаются в новые счастливые встречи.

 

 



 

Представляем. Ула Сенкович. Интервью с Александром Осадчуком

 

 



Первая книга Алексея Осадчука из серии «Летописи Дорна. Белый воин» вышла в 2011 году в издательстве «Альфа-книга». А в 2014 году появилось продолжение серии «Летописи Дорна. Доля победителей» и в издательстве Эксмо в серии ЛитРПГ вышел роман «Зазеркалье».

 

 



 

Алексей, расскажите, как Вы пришли в литературу. Счего все начиналось?

— Все началось, уверен, как и у каждого автора, с чтения. Еще мальчишкой зачитывал до дыр Джека Лондона, Эдгара Берроуза, Артура Конан Дойла. Уже тогда были несмелые и неуклюжие пробы пера, которые заканчивали свою коротенькую жизнь в мусорном ведре.

Позднее, после переезда за рубеж, открыл для себя Александра Мазина, Сергея Садова, Алексея Пехова, Виталия Зыкова и многих других авторов. Помнится, в те годы читал запоем, ведь когда живешь далеко от родины, возникает некий информационный голод. Плюс ностальгия… В общем, перечитано было много.

Естественно, во время чтения, когда следишь за приключениями главного героя, ненавязчиво начинаешь фантазировать. Куда бы ты завел своего персонажа? Какое имя дал бы ему? Как бы он выглядел? Если он сейчас в пустыне, то как бы все происходило, помести его в дремучий северный лес? Итак, в один прекрасный день появилась потребность перенести все то, что нафантазировал, на бумагу. И, как это обычно бывает, ничего не получилось. От силы удавалось написать несколько абзацев, а затем наступал творческий кризис.

Потом в моей жизни наступила эра Самиздата. Оказалось, многие авторы, продолжение книг которых ждал месяцами, благополучно выкладывают новые главы у себя на страничках этого прекрасного ресурса. Там я увидел, что такое живой творческий процесс. Ну и самому захотелось испытать себя…

Прошел регистрацию и добавил несколько глав «Летописей». Появились читатели, много критики, а также много добрых слов. А, как известно, где появляются читатели, там обязательно рождается и автор.

Так, собственно, все и началось.

 

Как возникла идея Вашей первой книги?



— Когда-то, еще в прошлой жизни, был волонтером. Работал с детьми из интерната. Много интересных ребят, много исковерканных жизней. И очень много историй… Под их влиянием спустя много лет родилась история о мальчишке-детдомовце, который на самом деле является принцем из другого мира.

 

Вы пишите в жанре LitProg. Это новый жанр фантастики, описывающий ситуации, когда герои живут внутри виртуальных компьютерных RPG-игр.Еще его называют литературнойролевойигрой— разновидностьюигры по переписке. А так жепишете в жанре боевой фантастики. Почему именно такой выбор?



— Я люблю фантастику и фэнтези. Считаю, что эти жанры охватывают очень много аспектов человеческой деятельности. Любители фантастики — очень интересные люди и всегда найдут о чем поговорить. История, политика, биология, социология, механика, философия… Да о чем угодно!

Что касается ЛитРПГ… Для меня это новый жанр. Очень впечатлил роман Дмитрия Руса «Играть чтобы жить». Захотелось попробовать создать что-то для себя новенькое.

 

Когда и почему Вы решили, что должны отправить рукопись в редакцию?



— Встречный вопрос. Какой автор не мечтает увидеть свою книгу на бумаге?

Что же касается «когда»… Моя рукопись попала в издательство за год до издания.

 

Что бы Вы посоветовали молодым авторам при отправке рукописи в редакцию? Есть свои секреты, правила, условия, которые нужно выполнять, чтобы редактор заметил рукопись?



— На самом деле я сам еще начинающий автор.

Насчет совета… В первую очередь создать страничку на Самиздате. Начать выкладывать свои тексты там. Если книга интересная, даю гарантию 100% — читатели обязательно появятся. Чем больше читателей — выше шанс на то, что вас заметят. Издательства следят за рейтингами на СИ. Кроме того, много издающихся авторов (я в том числе) читают там новые книги. И если чтиво интересное — обязательно рекомендуют редакторам.

Так вышло, что рукописи в издательства не посылал ни разу. Мои тексты всегда кто-то рекомендовал главным редакторам, а они, в свою очередь, уже сами писали мне на почту, предлагая свои условия.

 

Приходилось ли Вам сталкиваться с отказом издательств к публикации? Если да, то как вы поступали?



— Нет. Не приходилось.

 

Нужно ли учитьсялитературному труду? Или достаточно желания писать и везения, чтобы книгу издали? Оказал ли влияние на Ваше творчество Ваш дед Анатолий Федорович Кононов?



— Без учебы никак. И читать! Много читать!

Одного желания писать недостаточно для того, чтобы у других было желание это читать. А везение… Рано или поздно интересный текст обязательно выйдет на бумаге. Это мое мнение.

Дедушка умер, когда мне был всего годик. Но, как известно, писатели продолжают жить в своих книгах. Первым человеком, познакомившим меня с дедом, была моя бабушка. Это она читала мне на ночь его рассказы и повести. Позднее я знакомился с ним, перечитывая его черновики. Слова, напечатанные на машинке. Пожелтевшие от времени листки. Кое-где в строках видны исправления, подтертые лезвием… Необычное чувство…

Странное дело, как-то перечитывая один из рассказов, обратил внимание на то, что наши стили чем-то похожи. Вот такие дела.

Вопрос о моем дедушке очень порадовал. Благодарю.

 

Ваши любимые авторы или произведения?



— Любимых много. Список очень длинный получится.

Лучше упомяну несколько вещей, за которыми сейчас слежу.

Виталий Башун «Потому что лень», Дем Михайлов «Ковчег 2.0», Андрей Вербицкий «Домен», Алекс Ланг «Мир в кубе», Сергей Зайцев «Ключник», Дмитрий Рус начал отличную вещь в жанре космос-ЛитРПГ, Алексей Федоров «Зеркала Арона», Георгиевич Ярослав «Земли меча и магии», Аратои Мартин «Скальд», Александр Анфилатов «Утро нового мира».

 

Как Вы относитесь к критике? Критика может быть полезна? Или лучше не тратить нервы и время, знакомясь с мнениями людей, которые вам незнакомы и неинтересны?



— Критика критике рознь. Хамство и оскорбления мы, само собой, опустим.

Есть критики, которые высказывают свое личное мнение по тому или иному моменту в книге. К таким отзывам я прислушиваюсь, иногда беру на заметку, но в конечном итоге поступаю так, как считаю нужным.

Есть отзывы, оформленные в стиле «пожелание». «Было бы супер, если бы…», «Класс, а вот если бы…» и так далее. Иногда прислушиваюсь, но не злоупотребляю.

Ну и есть отзывы, я их называю — советы от профи. Это когда автор откровенно плавает в какой-то отрасли. Будь-то грамматика, механика, техника стрельбы из лука и тд. Если появляются читатели, сведущие в этой теме и, что важно, они готовы делиться знаниями с автором — считаю преступлением закрывать глаза на такую критику.

 

В какой степени Вы сами присуствуете на страницах своих книг? Используете реальных людей как прототипы своих героев? Описываете реальные ситуации? Насколько это вообще возможно, ведь вы пишете в жанре фантастики?



— Думаю каждый автор оставляет частичку себя в своих книгах. Например, Ольд из Зазеркалья — это я, покинувший родину. Вынужденный собирать по семь тонн лука ежедневно на бескрайних полях Испании. В «Летописях» вообще очень много примеров из реальной жизни моих подопечных интернатовцев.

 

У Вас есть своей секрет творчества? Способ, вдохновляющая помощь, нечто, что помогает вам сесть и начать писать?



— Секрета нет. Просто люблю писать. Поверьте, поработать пришлось в разных местах. Так что времени на то, чтобы определиться с любимым делом, было предостаточно.

Очень помогает моя супруга. Она предоставила мне идеальные условия для творчества. Скажу больше: если бы не она — писать бы не начал.

 

Как Вы относитесь к идее Мирового Зла? К реальности его существования, к повсеместному распространению идей насилия и пр…



— Приведу пример. Я вырос на главных героях — врачах, учителях, космонавтах, лесорубах, подводниках, милиционерах. А вспомните 90-е годы… Кто мелькал на экранах ТВ и страницах книг? Воры, бандиты, представительницы древнейшей профессии, убийцы, братки… Существует ли мировое зло? Думаю, да. Также, как и добро. Только и то и другое находится внутри каждого из нас.

 

Несколько слов о себе. Любимое времяпровождение или хобби?



— Люблю читать, смотреть с женой по вечерам фильмы и сериалы. Так вышло, что живем в очень красивом месте. На полуострове. Любим гулять. Частенько делаем набеги с дочерьми на местные ресторанчики. Если есть возможность — путешествуем.

 

Каковы тенденции книжного рынка сейчас? Как, по-вашему, будет развиваться рынок бумажной книги в ближайшем будущем?



— Думаю, вопрос не ко мне. Тем более, что живу очень далеко от стран, где продаются мои бумажные книги. Могу сказать только, что тиражи упали. Этот факт собственно и характеризует нынешнюю ситуацию на книжном рынке.

 

Как Вы считаете, заменит электронная публикация бумажную книгу? Расскажите о вашем опыте общения с электронными издательствами.



— Здесь все зависит от людей. Я и все члены моей семьи уже давно перешли на электронку. В нашем случае причин несколько. Во-первых, мы живем далеко от книжных магазинов. Во-вторых, читаем быстро и много. Выход очевиден — электронные книги. Они дешевле, и процесс покупки очень прост.

Интернет ресурсы, с которыми сотрудничаю, вряд ли можно назвать издательствами. Это площадки, где авторы могут выставлять на продажу свои книги. Работаем хорошо. Проблем пока нет. И, надеюсь, не будет.

Кроме того, по примеру моих коллег создал собственный сайт. Нанял администратора. Плачу художнице за обложки. Организовал платную подписку на пишущиеся книги. Проект набирает обороты. Читатели охотно меня поддерживают, за что им низкий поклон. Без них ничего бы не было.

 

Можно ли заработать писательским трудом?



— Несомненно. Правда, для этого нужно очень много работать. Собственно, как и везде.

 

Планируете ли Вы опубликовать свои книги на испанском или английском



языке?

— Жду, когда старшая дочь сдаст все экзамены. Как только произойдет это знаменательное событие — мы засядем с ней за перевод первой книги из цикла "Зазеркалье" на испанский язык. Несмотря на то, что живем в Испании уже почти 17 лет, перевод будет все-таки любительский. Но мы не отчаиваемся. Нет ничего невозможного. К слову, здесь тоже есть сайты подобные нашему Самиздату, где авторы выкладывают свои тексты. Переведем несколько глав и попробуем выложить на один из таких ресурсов. Посмотрим, как воспримут люди.

Что же касается английского… Работа переводчика стоит от 6 — 12 тысяч евро. Так что пока остановимся на испанском.

 

Над каким проектом работаете сейчас?



— На данный момент пишется третья книга из цикла «Зазеркалье»

 

 



 

официальный сайт

http://a-osadchuk.com

Страничка ВК

https://vk.com/alexeiosadchuk

 

 



ИМХО. Sinatra. Мечта

 

«Не люблю людей без мечты. Скучно», — так говорил один мой перестроечный приятель и смотрел на меня пронзительно и каре. Пристально, со значением. Я пряталась носом в кружку с чаем и делала вид, что у меня-то с мечтой все о'кей. Потому что мечты никакой конкретной в то время я еще не нажила — так, желания смутные, едва определимые. А это стыдно. Нет, и конкретные были, конечно, но то желания — не мечты. А Макс сидел весь такой — головой в небесах, взглядом в лохматых тучах — царь и бог своих хотений. И фраза его про людей без мечты врезалась в мою впечатлительную тогда память — до сих пор так и торчит вопросительно.



Прошло время. И оказалось, что мечтал мой приятель, видимо, о чем-то не о том. Волшебный город на Неве сожрал его, затянув в наркотический бред вместе с мечтами, поисками мужчин, отрицанием женщин и вечным метанием между. Жаль, я бы хотела, чтобы он это прочел. Макс как всегда весело объявил бы, что я «стыдно бездарная», получил бы тетрадью по носу, и мы легко помирились бы в кафетерии магазина «Буренка» за чашкой кофейного суррогата. Бы… частица, отделившая сослагательное наклонение от мечты.

Значит, мечтать можно правильно и неправильно. И мне часто кажется, что мечтаю я не туда, не вовремя и слишком отвлеченно. Словом, поперек всему прогрессивно мечтающему человечеству.

С желаниями все понятно: выйти замуж или удачно жениться, найти работу «чтоб все обзавидовались», купить чего-нибудь последней модели, переехать в отдельную квартиру, «посадить-построить-вырастить». С сослагательным наклонением тоже ясно: это как бы мечты, но переработанные и выплюнутые прошлым — ничего не изменишь. «Если бы ты тогда сделал…, то жил бы с видом на Гудзон». Мечта сослагает с себя полномочия и переходит в разряд сожалений. Это как романтичная невеста после свадьбы сбрасывает невесомую вуаль и вместо флердоранжа вплетает в волосы бигуди. Не до мечт, борщ выкипает. Но остается наклонение — наклон в сторону, вектор. И этот-то вектор и есть, наверное, мечта.

Может быть, этот вектор не дает наделать непоправимых ошибок. Это он болит внутри, если отклоняешься от курса. Перелетных птиц, говорят, направляет внутренний компас. У человека, видимо, он тоже есть — те самые мечты. И не важно, осознаешь ли ты свою мечту или она тебя просто ведет, а иногда тащит, как на аркане, по жизни. Только страшно не узнать ее при встрече, разминуться в потемках жизненных обстоятельств.

А происходит это довольно часто. Все потому, что относимся к мечте несерьезно. Мы все уже очень взрослые, а мечтания — это для юношей, и не дай Бог, кто заподозрит нас — взрослых и обстоятельных — в таком легкомысленном занятии. Но, думая так, всегда вспоминаю вечера на берегу Океана. Когда усталое солнце начинает длить тени, на городскую площадь, правую щеку которой лижет прибой, съезжаются люди. Из их рук в небо взмывают стаи воздушных змеев: больших и малых, сложно сконструированных и совсем простых, цветных и выразительно графичных. Молодые и старые, клерки и разнорабочие стоят, задрав головы в зенит, привязанные к небу тонкой ниткой мечты. Иногда мечта показывает норов, рвется на ветру, бьется над Океаном, и тогда нитка в кровь режет ладони, оставляя белые шрамы на загорелых руках, словно меняя линии жизни, прокладывая новые. Через несколько минут зажужжат катушки, змеи кинутся к своим хозяевам, будут упакованы и уедут, прикрепленные к багажнику мопеда — вечные спутники, компактное воплощение мечты. Но сейчас на лицах этих разных людей замерло одно и то же странное, почти молитвенное выражение полной погруженности в себя… и в небо. И в какой-то миг перестаешь замечать, в чьих руках зажата нитка, где ты находишься — видишь только облака, которым тесно меж цветных пятен.

И завидно: какая роскошь каждый вечер любоваться своей мечтой, вспоминать себя таким, какой ты есть и каким должен быть. И грустно — ведь в твоих руках не бьется чуткая нитка, ты не связан с этим небом. Твоя мечта сиротинкой плачет где-то глубоко внутри, и ты выпускаешь ее изредка, по ночам, когда никто не видит и не может ранить насмешливым словом: «Знаешь ли, милая, жизнь неизбежна, хватит мечтать, знаешь, хватит мечтать…»

Неправильно это. Ведь как только в голове поселилась мечта, то сразу под ноги твои с шорохом и легким треском — как птица взлетела, фррр! — разворачивается… кому тропинка, кому дорога. Рождение мечты — точка начала. Начала пути, начала тебя нового. Тем и хороши мечты — они дают это ощущение в любом возрасте. А когда чувство новизны вдруг куда-то исчезает и впереди будто нет ничего — это как жить с выдернутым позвоночником, почти невозможно.

Когда тебе «хорошо за» или «почти уже», пора, наверное, остепениться. Хорошее такое слово: остепениться — это как возвести себя в степень. Вот сейчас-то я мелкая и несолидная, а в степени сразу стану авторитетная и значительная. Надо учиться размеренно мечтать о том, как чудесно буду жить на пенсии: загородный дом, розарий, неспешное чтение под сенью плодово-ягодных культур, а не эту всякую ерунду, что я обычно себе придумываю. Но на столе урчит телефон: «Мы тут на спор на велосипедах решили до Дивногорска рвануть. Ты с нами?» Гм… возведение себя в степень опять откладывается. И надо подкачать шины: на тропинках мечты не бывает асфальта.

 

 

 



 

 

Представляем. Сворн Турайсеген. Интервью с Богдановым Борисом



Борис Богданов — российский писатель, неоднократный призёр, участник и организатор разных сетевых конкурсов (в том числе таких крупных, как Фантлабораторная работа, Колфан, Чёртова дюжина, Азимут и т.д.).

Его истории — живые и настоящие, непредсказуемые и загадочные. Сотни миров, эмоций и судеб, заставляющих читателей с замиранием сердца следить за сюжетом.

Также пишет под псевдонимом Галактион Меньших.

 

 



Борис, расскажи, пожалуйста, как началась твоя писательская жизнь.

— Когда-то, году в 76-м или 77-м, я подсел на фантастику. То есть читал я запоем лет с одиннадцати, но фантастику для себя открыл чуть позже. Конечно, были прочитаны до этого и фантастические книжки, но как фантастику я их не осознавал. В один прекрасный момент меня записали в библиотеку гарнизонного Дома офицеров, и там я нашёл многотомник «Библиотека современной фантастики». Разрозненные тома, конечно. Или их приносил из библиотеки отец, не помню. Можно сказать, всё началось с этого тома:

www.fantlab.ru/edition1124 , с рассказа «Абсолютное оружие». Он меня практически убил.

Наверное, в тот же год я начал сочинять. Исписал половину тетрадки. Там был какой-то робот, какое-то подземелье, таинственные огоньки на пультах, разноцветные провода и стрелки осциллографов. К счастью, это произведение утеряно. Как и два стишка, сочинённых после 9-го класса. Правда, их ещё можно отыскать, но неохота. Потом был небольшой перерыв, лет тридцать. Реальное приобщение случилось в 2010-м году. На Фантлабе, где я вплотную засел, постановили проводить конкурс фантастического рассказа. Я решил поучаствовать и сделал первые два рассказа. Их немножко ругали, немножко хвалили, но не смешали с грязью. С тех пор и мучаюсь.

 

 

Как к тебе приходят идеи на то или иное произведение?



— Разными путями.

А. Растут из сора.

Всё что угодно может стать толчком. Фотография в интернете, случайная фраза на форуме, мысль, вильнувшая хвостиком на прогулке. Любое событие, всё, что угодно. Лежащий на дороге кирпич, потёки грязи на стене. Ассоциативное мышление — оно такое…

Б. Вытекают из убеждений и многолетних раздумий.

Кажется, это самые беспомощные идеи. В них нет блеска и игры, но они могут мучить и мешать. Тогда их нужно сбросить, вылить в слова. Может получиться нечто забавное, а может и нет, всё зависит исключительно от собственной глубокомысленности. Они чрезвычайно опасны для неискушённого сочинителя, мнящего себя Писателем, потому что слабый результат может навсегда отбить охоту заявлять что-то Миру.

В. Высасываются из пальца или берутся с потолка.

Ничем не лучше и не хуже других. Обычно так происходит, когда объявлен конкурс, в котором очень охота поучаствовать, а в голове — пустота. Можно взять вариацию классического сюжета, измыслить странный мир и странный фантдоп — и вперёд. Иногда результат забавен.

 

 



Расскажи о своей первой публикации. Какими были чувства и эмоции, когда понял, что твой текст выйдет на бумаге?

— Решение о первой публикации и сама публикация оказались сильно разнесены во времени. Так что к тому времени, как я приобрёл свою первую книжку… нет, книжку со своим первым опубликованным рассказом, острота ощущений успела уйти. Хотя само известие о том, что рассказ («Служба точного времени») точно будет опубликован, принесло мне радость. Пару минут эйфории. Осознание приобщённости к цеху сочинителей. Трудно спорить, это приятно. Сейчас я радуюсь публикациям, но несколько отстранённо. Я знаю, что могу сделать публикабельный текст, и я знаю, что факт публикации не является для меня чем-то сверхъестественным.

 

 

Твои рассказы написаны в самых разнообразных жанрах. Скажи, а в каком из них тебе нравится писать больше?



— Я бы определил его так: бытовая фантастика или мистика. Взаимоотношения между людьми интересуют меня больше, чем тайны вселенной или загадки истории. Труднее всего мне даются детектив и хоррор, а кое-какие направления я даже пробовать не буду. Например, трэш.

 

 



О соавторстве. Как получается, что тот или иной человек становится твоим соавтором? Есть какие-то критерии или всё по воле случая?

— Разумеется, выбор соавтора случаен только внешне. Я могу захотеть поработать в соавторстве с кем-то, с кем общался последнее время, чьи тексты показались мне забавными. Тут хитрая вещь, на самом деле. На Фантлабе у нас есть форумная тема, где мы постоянно делаем рассказы по принципу буриме. Собирается команда, и каждый пишет по очереди собственный кусочек. Так вот — ни с кем из этого коллектива я так и не смог составить дуэт. Не получается. Хотя это куда легче выходит с другими людьми, даже с теми, с кем я до того ни разу даже не общался. Соавторство — это сплав двух добрых воль. Поэтому я всегда стараюсь идти навстречу предложениям сочинять совместно. Хотя бы из эгоизма: соавторские рассказы пекутся быстрее. Подстёгивает желание не подвести соавтора.

 

 

Расскажи, пожалуйста, с какими требованиями пришлось столкнуться при публикации рассказов?



— Пока — ни с какими особенными. Только «Аэлита» имеет специальные требования по оформлению файла текста и карточки автора. Наверное, поэтому я там так ни разу и не опубликован. Лень раньше меня родилась.

 

 



На что нужно обращать внимание при работе в паре с редактором?

— На то, чтобы она была. Только один раз мне удалось поработать таким образом, когда готовился сборник «Яблони на Марсе». Составитель Александра Давыдова подошла к делу ответственно. Обычно — в моём случае — выпускающие редакторы не опускались до общения. Это неприятно, но на нынешнем этапе объяснимо.

 

 

Были ли такие тексты, которые, на твой взгляд, достойны публикации, но их не взяли?



— Я стараюсь не думать об этом. Не взяли в одном месте — возьмут в другом. Разных поводов, издательств, конкурсов, по итогам которых могут случиться публикации, наборов в сборники — много. Главное не лениться и предлагать. И если текст приличный или попадает в концепцию сборника или журнала — он будет напечатан. Помешать опубликоваться может только лень. Лень продвигать свои тексты. Лень работать над стилем. Лень работать над собой.

 

 



Поговорим и о приятной для каждого автора вещи. Рисовали ли иллюстрации специально к твоим рассказам?

— Рисовали. Это приятно. Ещё раз хочу сказать спасибо иллюстраторам журнала Мастерской Писателей. Хотя, разумеется, очень редко представление иллюстратора совпадает с картинкой в голове автора. Каждому своё. Рисовать я не умею, поэтому не вправе требовать.

 

 

Что для тебя значит написать хороший рассказ?



— Удовольствие от проделанной работы. Сочинительство чем-то похоже на работу программиста. Сначала нет ничего, а потом под пальцами рождается новый мир и населяющие его существа. Так пишутся программы. В первую очередь идея или спецификация или техническое задание, но ведь поначалу-то пустота! И вот проходит время, и оно начинает дышать и вести себя. Гордость от того, что смог победить имманентную лень и снова сделать это. Радость, если удалось, хотя бы в некоторых местах, найти смешные слова.

 

 



Насколько известно, ты работаешь не только с маленькими объёмами, но и «по-крупному». Расскажи, пожалуйста, о написанном в соавторстве романе.

— О приключениях в далёких мирах. Для меня это пробный, единственный законченный, хотя и соавторский роман. Я им не очень доволен, вернее, я им совсем не доволен, но он дал мне опыт. Возможно, этот опыт пригодится потом, когда я решусь дописать свой сольный роман — или сделать новый.

 

 

Твои любимые авторы. Были ли такие, кто оказал влияние на творчество?



— Конечно, в первую очередь Стругацкие. Серьёзнейшие вопросы — и ответы! — в лёгкой, воздушной упаковке. Их чрезвычайно приятно и легко читать, и, как атом, они неисчерпаемы.

Из современных мне очень нравятся ранний Лукьяненко и Дивов. Наверное, неосознанно я пытаюсь копировать интонации Доктора, и мне совершенно не страшно в этом признаться. У него чрезвычайно ясный, но при этом романтичный стиль. А Дивов просто хорош.

 

 

Чего, на твой взгляд, не хватает на современном книжном рынке?



— Не отвечу. Раньше я бы мог ввязаться в споры и обсуждения, но с некоторых пор понял, что книжным рынком, книгоиздательством вообще должны заниматься профессионалы. Я таковым не являюсь.

 

 



Ты частый участник конкурсов и неоднократный победитель. Что играет важную роль при решении идти на какой-то конкурс или нет?

— Всё может сыграть роль. Интересная тема, текущий набор нереализованных ещё идей, контингент участников, сроки, правила. Интерфейс ресурса, на котором проводится конкурс. Личность организатора. Реноме издания, если по результатам возможна публикация. Настроение, погода, здоровье, всё, что угодно. Ответ на этот вопрос близок к ответу на вопрос об идеях. Если они есть — и если есть желание их реализовать — почему не поучаствовать?

 

Хотелось бы узнать детальнее, почему пишешь именно рассказы, а не повести или романы?



— Так вышло. Чисто эмпирически я научился их делать, хотя ещё не вполне понимаю, как это происходит, несмотря на прочитанные учебники и руководства. Скорее всего, в рассказах меня привлекает обозримость. Набивая первое слово, я обычно знаю все эпизоды и последнюю… не фразу, но её примерное настроение.

 

 



К чьим советам прислушиваешься при правке текстов?

— К любым и всем советам. Каждый может предложить умную и полезную вещь. Каждый взгляд интересен. Разумеется, последнее слово за мной. Единственный человек, чьё мнение я принял бы почти безоговорочно, уже умер.

 

 

Борис, как думаешь, есть ли у сборников рассказов шанс продаваться на уровне с романами?



— Нет, ни в коем случае.

По двум причинам.

Первое: рассказы в сборниках обычно слишком разные по качеству, при этом число сильных невелико. Это в лучшем случае пятая часть рассказов, ещё пятая часть добротны, а остальное… так себе.

Второе: роман — единое произведение. Даже слабый роман может поддерживать интерес, а рассказы быстро кончаются.

 

 

Есть такое издание, в котором бы очень хотелось опубликоваться, но ещё не сложилось?



— Я очень хотел опубликоваться в «Химии и Жизни». Скоро это произойдёт: два рассказа по итогам ежегодного конкурса на СИ попали в число публикантов. Так что теперь таких изданий нет. Чтобы я кушать не мог, так хотел туда попасть. Или я про них не знаю. В любом случае, я теперь отношусь к публикациям немножко спокойнее, чем четыре года назад. Получилось попасть сюда или сюда — отлично. Не получилось — ничего страшного.

 

 



Что, по твоему мнению, значит быть счастливым?

— Не буду оригинальным. Быть счастливым — это успешно заниматься любимым делом.



 

 

Твои планы на будущее?



— С точки зрения сочинительства — учиться, работать, получать опыт. У меня есть некая стратегия, она выполняется последовательно и планомерно.

 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Ула Сенкович Журнал writercenter ru Выпуск 11. Лето 2015 WriterCenter ru Выпуск 11 лето 2015