страница1/7
Дата16.05.2017
Размер1.32 Mb.
ТипСборник

Управление образования администрации г


  1   2   3   4   5   6   7

Управление образования администрации г. Владимира
Муниципальное образовательное учреждение

дополнительного профессионального образования

(повышения квалификации) специалистов –

городской информационно-методический центр
Муниципальное общеобразовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа №37
В ГОСТЯХ
У ДОБРОГО НАСЛЕДИЯ

Сборник
исследовательских работ учащихся


г. Владимир

2009

ББК 74.2+63
Научный рецензент
Рогачева Е.Ю., д.п.н., профессор ВГГУ, консультант Городского информационно-методического центра
Рецензенты
Галкина Е.Л., к.ист.н., старший научный сотрудник Лаборатории народоведения и межкультурных контактов Московского института открытого образования

Владимиров В.И., директор исторического музея города Гусь-Хрустальный, писатель-краевед

Карлович И.Л., д.г.н., профессор, заведующая кафедрой географии ВГГУ
В гостях у доброго наследия. Сборник исследовательских работ учащихся. /Науч. рук., сост. Н.М. Серова. Науч.рец. Е.Ю. Рогачева. Рец. Е.Л. Галкина, В.И. Владимиров, И.Л. Карлович. - Владимир: Городской информационно-методический центр, 2009. – с.96
Материалы сборника представляют результаты многолетней поисковой работы учащихся МОУ СОШ №37 города Владимира в экспедициях по Владимирскому краю под руководством учителя истории Серовой Нины Михайловны, Заслуженного учителя РФ. Вниманию читателей предлагаются исследовательские работы школьников по истории развития ремесел края: валяльное дело, печное ремесло, гармонное дело, медовый промысел, мельничное дело. Исследовательские работы включают подлинные документы и воспоминания уникальных мастеров своего дела, жителей Владимирского края, смысл жизни которых заключается в труде, творчестве и служении своему народу.

Призовые места в городских, областных и Всероссийских конкурсах исследовательских работ (научный руководитель Серова Н.М.) показали высокий уровень исследовательских работ старшеклассников, интерес к истории родного края.

Материалы сборника помогут учителям расширить кругозор учащихся, воспитать у ребят любовь к Отечеству, его истории и своей малой Родине.

Сборник адресован заместителям директоров по воспитательной работе образовательных учреждений, учителям, педагогам-организаторам, педагогам дополнительного образования и просто читателям, интересующимся историей ремесел и народных промыслов Владимирского края.



Попова Анна,

XI класс
Редкое ремесло Владимирского края *

(из истории валяльного производства)
Введение
Моя исследовательская работа – это дань уважения русским людям, сметливым в хозяйстве, своем ремесле, обладающим здравым смыслом, уважающим опыт предков и русские обычаи.

Очередная этнографическая экспедиция членов нашего школьного музея «Русский быт» – середина октября. Только что прошел праздник Покрова Пресвятой Богородицы. Автобус останавливается в очередной, третьей по счету, деревне Малюково Гусь-Хрустального района. Вокруг лес, покрытый липким белым снегом. Задача у нас такая: найти людей, трудолюбие которых помогло сохранить в крае крестьянские промыслы. Может быть в этой деревне повезет? Стучимся в первый дом, что на самом краю деревни. Выходят хозяин и хозяйка. Представляемся, объясняем цель визита и сетуем на то, что уже сумерки, а ещё ни в одной деревне нам никто не смог показать старинный отцовский промысел. И тут видим хитроватую улыбку хозяина дома: «Считайте, что вам повезло. На том краю деревни живет Зайцев Василий Андреевич, который до сих пор валяет добрые русские валенки». Через полчаса мы стоим в небольшой старой баньке, а Василий Андреевич с видимым удовольствием ведет свой неторопливый рассказ. Оказывается, как раз сейчас начался сезон этого отцовского ремесла. Валяние валенок начинается с праздника Покрова и продолжается до праздника Пасхи. Сырьем для валяной обуви служит натуральная шерсть овец.

Мастер расстилает высушенную шерсть, слегка смоченную водой, на холщовый полог тонким слоем и давит ее руками. На первый слой стелется другой слой шерсти – для нижней половины сапога – и опять уплотняется руками. Все это вместе с пологом навертывается в виде трубки на круглую палку – каток – и катается на столе руками до тех пор, пока шерсть не «схватится». Войлок снимают с палки и холста, складывают вдвое, причем в середину кладется холст или бумага величиной с сапог, и шов сращивается шерстью посредством катания руками; особенное внимание обращается на сращивание подошвы, на которую накладывают, кроме загнутых краев войлока, еще толстый слой шерсти. Скатывание производится вдоль сапога, тогда как катание самого войлока делается по ширине сапога. После этого сапог вывертывается на изнанку (или скатывается в трубку) и поступает в варку.

_______________________

* Областной конкурс исследовательских работ школьников «Отечество», 2002 г.

Свернутые в трубку валенки кладутся в котёл с водой и пригнетают их деревянным кружком, а на круг кладут камень, чтобы валенки всегда были в воде. Котел ставят в печь (на печку). Когда вода в котле начинает испаряться, воду в котел доливают. Варку проводят в течение 15-20 часов. Вода не должна остывать. Потом валенки стирают. Наливают в котел свежей воды, кладут валенки, под котлом разводят огонь, а когда вода в котле нагреется до такой степени, что рука, опущенная в воду, будет едва терпеть, вынимают валенки. Сапог валяется четырехгранным железным прутом с круглыми концами для рук. Его несколько раз обмачивают в горячей воде и снова укладывают; затем навертывают вокруг железного прута и моют руками. Продолжительность работы составляет от одного до трех часов.

Когда сапог от стирки примет надлежащую величину, его надевают на колодку. Надетый на колодку валенок выправляют, уминают деревянной колотушкой, натирают пемзой для сглаживания неровностей. Сгладив валенок пемзой или бруском, его ставят на ночь в печь для просушки. Высушенный валенок еще раз натирают пемзой или бруском так, что он становится гладким и более или менее чистым. После этого валенок готов!

В глазах Василия Андреевича горит огонек азарта, но он тут же вдруг тухнет. И мы слышим: «Досадно, что этот процесс вы не видите своими глазами. Наверное, не всем он пришелся бы по душе, но уважать мастера вы бы точно стали». Мы благодарим рассказчика за труд, желаем здоровья и, ко всеобщему удовольствию, получаем в подарок для школьного музея валяные колодки (детскую и взрослую).

И только по дороге домой, замерзнув, мы подумали о том, что все жители деревень, которые с нами говорили, были в валенках. Вот бы и нам сейчас на ноги эту теплую обувку: ведь в России живем, да ещё на её северо-востоке. И почему сейчас нет в наших магазинах этих шерстяных сапог!?

Вот этот, на первый взгляд, прозаичный вопрос и натолкнул меня на мысль узнать о судьбе валяного дела в нашем крае подробнее, более того подготовить исследовательскую работу для выпускного экзамена по истории Владимирского края.

Первое, с чем я столкнулась, - это довольно малая степень изученности данного вопроса. В распоряжении областной библиотеки города оказалось два сборника научных трудов по мелкой и крупной промышленности нечерноземного центра России XVIII-XIX веков, несколько сборников статей и справок по Ковровскому, Александровскому и Муромскому уездам начала XX века, несколько газетных публикаций из газет и журналов последних лет. Поэтому, чтобы достичь своей цели, мне пришлось найти и посмотреть подлинный процесс валки этой обуви в д. Кидекша и использовать материалы воспоминаний мастеров валяного дела Титовой Натальи Прокофьевны из деревни Александровка Гусь-Хрустального района, Лощилова Серафима Матвеевича из д. Кидекша Суздальского района, а также воспоминания Доровских Татьяны Ивановны, учителя биологии школы №37 г. Владимира о ремесле своего деда. В ходе работы был собран фото и видеоматериал, а также некоторые инструменты валяльного производства, ставшие впоследствии экспонатами нашего школьного этнографического музея.
Глава I. Древние источники о валенках
О значении валяной обуви, как одежды первой необходимости, знали уже в XIV веке. В период княжения на московском престоле сына Ивана Даниловича Калиты, Семена Ивановича (Гордого), занимавшего престол с 1341 по 1353 годы, знали толк в валенках. Вот как об этом свидетельствует повествование известного историка, писателя Дмитрия Ивановича Балашова о событиях начала пятидесятых годов XIV века.

Духовный глава Руси, митрополит Феогност, после отъезда князя Семена Гордого из ставки хана Джинибека остался в плену у хана. «…вечером, когда ханская сторона спустила к митрополиту его протодьякона и служак, Феогност уже кажется знал, что делать. Приказав протодьякону вновь занять серебро у купцов, он перечислил за что и кому тот должен раздать очередные восемьдесят рублей и чуть было не позабыл вновь спросить о шапке и валяных русских сапогах из войлока. Служака, погодя, принес и то, и другое. В шапке, шубе и валенках, Феогност вновь почувствовал себя более или менее сносно».*

Что из себя представляли эти валенки, нам неизвестно. А вот другие сведения. Сапоги валяные – мужская и женская обувь для зимы, катаная из овечьей шерсти. Это обувь с высоким голенищем, круглым носком. Их валяли обычно на одну колодку, т.е. не различая правой и левой ноги. Голенище, достигавшее колен, обычно не отворачивали, но слегка надрезали для удобства при ходьбе. Подошву часто подшивали кожей, чтобы валенки не промокали. Они были серого, коричневого, черного цветов, реже белого. «Валенки – обувь для русских сравнительно молодая. Они появились в Сибири в середине XVIII века, а в Европейской России – в начале XIX века. В XIX веке они были обувью зажиточных крестьян, надевавшихся только по праздникам. К ним относились как к большой семейной ценности. В конце XIX – начале XX века валяная обувь получила большое распространение, стала основной зимней обувью русских крестьян Европейской России и соперничала с меховой обувью у русских Сибири».**

Выходит, что между XIV и XIX веками о валенках нет никаких сведений.


___________________________

* Балашов Д.И. Старинные ремесла. Москва, 1987. Стр.21

** И.Соснина, И. Шангина. Русский традиционный костюм. Иллюстрированная энциклопедия. Спб. Искусство. Санкт-Петербург, 1998. Стр.39-40

Глава II. Валяльное дело в Ковровском уезде начала ХIХ века – тяжелый ручной промысел
В описании отхожих промыслов XIX века можно встретить название овечьей шерсти как «ордынской». В I половине XIX века значительная часть селений Ковровского уезда являлась вотчиной Нижегородского Печерского монастыря, и даже после отмены монастырского землевладения эти селения сохранили устойчивые связи с Нижним Новгородом. Из нижегородских пределов и пришел на ковровскую землю валяльный промысел. Прежде местные крестьяне ездили на знаменитые Макарьевские, а позднее Нижегородские ярмарки, там изготовляли валенки и продавали их. В конце XIX столетия отход в Нижегородскую губернию прекратился, и валенки крестьяне стали делать дома. Сырье же валяльщики покупали у своих земляков, но основное ее количество привозилось от поволжских татар из Нижнего Новгорода. Последнюю на местном жаргоне так и называли – «орда». Эта серая шерсть была недостаточно высокого качества, ее смешивали с местной, так называемой «русской» шерстью. Торговцы, привозившие шерсть, скупали основную часть произведенных валенок. Иногда материал (шерсть) поставлял мастерам местный заказчик. В Ковровском уезде изготовлялись не только валенки в общепринятом значении этого слова, но и валяная обувь различных типов (полусапожки, галоши), а также в небольших количествах войлоки и шляпы.

Работали обычно мастера целыми артелями, многие из них трудились на хозяев. Валяный промысел требовал от мастеров достаточно высокой квалификации, навыков и умения. Чтобы быстро и хорошо выполнять эту работу необходимо было учиться не один год. Все операции, обычно, проводились в специальном помещении, так называемой «стирной избе», которая устраивалась во дворе крестьянами-самодельщиками. В таких небольших избах с двумя окошками и земельным полом устанавливался котел для варки шерсти, а над ним клались толстые доски, образующие наклонные полки.

Мастера работали даже в летнюю пору. На этот же срок хозяева нанимали валяльщиков и шерстобитов. Рабочий день мастера начинался в 12 или 2 часа ночи и продолжался до 7 часов вечера с часовыми перерывами на завтрак и обед. Труд валяльщиков по праву считался очень тяжелым и влиял на здоровье работающих, вызывая у них очень много тяжелейших заболеваний. Хороший мастер за неделю мог изготовить четыре пары валенок. Готовый товар, если не забирался перекупщиками, продавался на ярмарках в городах Шуе, Иваново-Вознесенске, селах Тейково, Лежнево, а также в деревнях и селах, где проживали мастера.

«Мужские валенки продавались по цене от 2 рублей 50 копеек до 3 рублей 30 копеек, цена женских валенок колебалась от 2 рублей до 2 рублей 50 копеек за пару, детские валенки шли от 40 копеек до 1 рубля 50 копеек за пару. Те мастера, которые работали на хозяина, получали за весь сезон жалованье от 50 до 70 рублей, проживая в это время на хозяйских харчах. При найме на работу договор между хозяином и мастером заключался лишь на словах и никакими бумагами обычно не подтверждался».*

А вот ещё сведения о том же Ковровском уезде. «Из всех лиц валяльного производства большинство (458 ч.) работают на хозяина, а остальные (207 ч.) самостоятельно. Хозяин дает только шерсть и получает готовую продукцию. Каждый работает на дому, в отдельных помещениях. Стирная имеется не у всякого, приходится работать в чужой стирной. Некоторые при своих мастерских держат наемных рабочих – местных и приезжих; всего в уезде 27 дворов с 40 взрослыми наемными мужчинами и 3 учениками.

Для успешного дела работу разделяют по согласию: один бьет, другой настилает, третий стирает и налаживает. Чтобы быть хорошим мастером, нужно учиться не менее 5-ти лет.

Больше делают черных и серых валенок; на них шерсть идёт смешанная; из одной «русской» не валяют, за исключением заказов, но очень редких, так как эта шерсть дорогая, а покупатель не всегда имеет возможность купить товар по высокой цене. Из чистой «ордынской» шерсти такие сапоги делают очень редко, потому что нет заказов на такие сапоги (валенки): шерсть ордынская серая, а спрос на серый сапог плох. Кроме того, серая ордынская шерсть плохо вяжется. Большая часть вырабатываемых сапог идет хозяину. У каждого хозяина есть 10 и более рабочих домов, которыми нарабатываются тысячи пар сапог».**

Все эти факты (в частности понятие «ордынка») говорят о том, что валяльное дело не теряло себя с XIV века. Но в силу существования крепостнических порядков в России оно носило только ручной, промысловый характер и из-за нехватки местного сырья не было повсеместным. «Наемный труд соединился с семейным, но командное положение занимали торговцы и скупщики».***


Глава III. Механизация процесса валяния валенок в крае
после отмены крепостного права

Отмена крепостного права позволила механизировать процесс валяния валенок. На сапоговаляльной фабрике в деревне Приволье Ковровского уезда гудят моторы машин и механизмов, неотступно трудятся около них люди. До шестидесятых годов деревня именовалась Объедово. Но это не название, а кличка. Жить в деревне не с названием, а с кличкой не нравилось сельчанам и по их просьбе деревне было дано новое название – Приволье.

_________________________________________________



* Описание земель Владимирских. Т.7. Ковровский уезд. Выпуск 3, Владимир на Клязьме, 1901. Стр. 56-57

** Описание земель Владимирских. Т.7. Ковровский уезд. Выпуск 3. Владимир на Клязьме, 1901. Стр. 68-72

*** Малая промышленность нечерноземного центра России в конце XIII – 1 половине XIX веков. Владимир, 1981. Стр. 21

Сапоговаляльное же мастерство, по всей видимости, было завезено сюда после известной реформы 1861 года, когда крестьяне получили возможность менять место жительства. Два сторонних мастера поселились в Объедово.


А вскоре сапоговаляльным мастерством стали заниматься многие жители деревни Объедово и соседнего села Усолье. На всю округу славились валенки, сделанные объедовскими и усольскими умельцами. «Технический процесс изготовления валяных сапог кое в чем напоминает прядильно-ткацкое и отделочное производство текстильных фабрик.

Шерсть на начальной стадии производства, также как и хлопок, рыхлят и чешут, у готовой продукции снимается ворс, её красят. В закладочном цехе основальщицы делают из шерстяного полотна огромные мешки с загнутыми носами. Это будущий валенок».* Основание его – дело не простое. Главное, чтобы толщина слоя везде была одинаковой, иначе пойдет продукция второго сорта или брак. После ряда операций валяльщики изготавливают полуфабрикат, который называется кокушки. Кокушки насаживают на колодки, им придается соответствующий вид.

«Механизация процесса позволила создать новые модели обуви. Если раньше валенки носили только с калошами, то на данном производстве научились делать такими, что их можно носить без калош, не опасаясь промочить ноги».

Валенки стали нужны всем. Их носили крестьяне и дворяне, бедные и богатые, стар и млад. Казалось, что не будет этому производству в России никаких преград. Но времена менялись…


Глава IV. Судьба ремесла в период коллективизации
В советский период одним из главных событий в стране стала коллективизация, неотъемлемой частью которой явилось раскулачивание.

В Директиве Окружного исполнительного комитета от 18 января 1930 года указывалось, что главным признаком для раскулачивания являлось лишение избирательных прав и индивидуальное обложение. Индивидуальным налогом облагались зажиточные крестьяне, поэтому они автоматически становились кулаками. «В этом отношении интересно постановление Президиума Нижегородского крайисполкома (куда входил Муромский округ) от 6 августа 1930 года. Уточнение признаков кулацких хозяйств», вышедшее на основе постановления ЦИК СССР и причислявшее к кулакам всех, кто действительно стремился к развитию своего хозяйства, у кого имелась мельница, маслобойка, шерстебитка…»**

Что уж говорить о валяльщиках, имеющих шерстебитки, если моих бабушку Попову Клавдию Григорьевну и деда Полова Николая Васильевича ____________________________

* И. Ильина. Русские валенки. //«Знамя». 16.07.1974

** Материалы исследований. Государственный Владимиро-Суздальский историко-
архитектурный музей-заповедник. Сборник. Сост. А.А. Танеткина. Владимир, 1996.

Из деревни Ничугино Меленковского района раскулачили только за то, что они имели домашний скот. Так что настоящих тружеников, крепких хозяев, рубили под корень. Стремиться к подъему своего хозяйства стало очень опасно, даже невозможно. В силу этой политики индивидуальное занятие валяния валенок резко сократилось. Причинами упадка стали и тяжелый труд мастеров, и низкая оплата труда.

Крестьянская молодежь, которая сумела в годы коллективизации «вырваться» в город, предпочитала фабричный труд старым отцовским промыслам.

Великая Отечественная война дала задание нашему российскому доморощенному товару – выжить и помогать победе. «Мало кто знает, что производство валенок в годы войны было безотходным. Шерсти овец не хватало, поэтому обувь снимали с убитых бойцов и отправляли на фабрики для переработки и изготовления новых пар».* Так и выжили, так и победили.

В послевоенное время производство русской обуви в стране снизилось наполовину, а потом в 70-е годы кожаная обувь на время отодвинула валяную на задний план. И только в последнее время (в середине 80-х годов) старинное ремесло валяльщиков (катальщиков) начало возрождаться. Спрос на валяную обувь опять поднялся. И сегодня в базарные дни на колхозных рынках Мурома и Меленок можно выбрать валенки (катанки) и чесанки на любой вкус. Теплая удобная обувь прежде была незаменимой в каждой семье. Человек, надевший катанки, а такое название установили сами мастера, мог не бояться простудных заболеваний.
Глава V. Опыт предков продолжают женские руки
Приятно было встретиться с нынешними умельцами, продолжающими развивать добрые традиции древнего ремесла. Вы спросите: «Где?». А я отвечу: «В старинном селе Ляхи Меленковского района». И вот что примечательно. Вопреки сложившейся традиции, когда обязанности катальщиков считались исключительно мужскими, здесь их выполняют, в основном, женщины. Причем мастерицы изготавливают обувь по качеству нисколько не уступающую сработанной руками мужчин.

Открывшийся в Ляхах специализированный участок по изготовлению валяной обуви входил в состав Меленковского райпромкомбината. Условия здесь, конечно, не сравнить с теми, в которых работали жители села. Прежде, бывало, пробудешь полчаса в стирной, похожей на землянку, где еле-еле мерцал огонек коптилки, и выйдешь оттуда как из парной. Теперь же женщина за смену изготавливает по 2-3 пары катанок. В помещении светло, просторно, действует вентиляция. Но сказать, что здесь не осталось нерешенных проблем, будет неправильно. Научно-технический прогресс пока обходит стороной эту редкую профессию.

_________________________________

* Оксана Семенова. Валенки на каблучках впитывают в себя энергию солнца.

//«Комсомольская правда». 14.03.1999

По существу только шерсть взбивается на специальной машине, где она практически превращается в пух. Все другие процессы выполняются вручную.

Кстати, взбивание шерсти, когда эта операция не была механизирована, считалось менее квалифицированным занятием. Обычно по кожаной струне, натянутой подобно тетиве лука, щелкали деревянной зацепкой, струна, вибрируя, разбивала в пух свалявшуюся шерсть. Все же другие операции требуют высокого умения, мастерства и знания всевозможных тонкостей.

Вот, например, закладка валенка. В тот день, этот технологический процесс выполняла старейшая работница Е.Н. Ефремова. «Она так прикипела к работе, что и выйдя на пенсию, продолжала работать в коллективе. Искусно раскладывает она разбитую шерсть на длинном столе. Шаблон, похожий на букву «Т» буквально за 10-12 минут приобретает вид будущего валенка. Екатерина Николаевна не допускает ни малейшей ошибки. Ловко складывает пополам по оси и легонько, не задевая прокладок между голенищами, сметывает края тонкой нитью. Полученная заготовка укладывается в емкость для кипячения, предварительно для крепости она пересыпается ржаной мукой. После этого происходит сам процесс валки».*
Глава VI. Рыночные отношения и валяльное производство
Еще несколько лет назад в Вязниковском районе действовала Рудильницкая валяльная фабрика. Конечно, технология изготовления валенок была примитивной. Просто были люди, знавшие свое дело, вот и появлялась на свет пара за парой обувь так нужная россиянам. А валенки расходились и во Владимирской области, и в Подмосковье, раскупались в столице и даже поставлялись в Сибирь. Были, конечно, трудности по заготовке сырья. Овца в ту пору в наших краях уже была занесена в Красную книгу. Шерсть привозили из Вологодской области. Но фабрика работала.

Правда, в 1996 году на ней трудилось всего пятеро человек. Но и они не сидели без дела. За месяц производили по 200 пар валенок. Было в деревне «дело», была и нужная народу продукция. Видно, из последней партии уже закупили валенки сердобольные мамаши да отвезли их сыночкам на далекую Вязниковскую заставу Алакурттинского погранотряда в Карелии. А климат там суровый, вязниковские валенки пригодились.

Сейчас же фабрика стоит. О рудильницких валенках говорят в прошедшем времени. Как уж там получилось, но фабрику скупил московский предприниматель А.А. Поляков. «Уж сколько раз задавался вопрос главе Илевниковской администрации М.В. Иванову: «Что с фабрикой? Сделайте запрос «хозяину». Ведь он же и налоги платить должен.»

Как бы то ни было, а отмалчивался Михаил Валентинович. А ведь мог бы посодействовать этому делу и глава Вязниковской районной администрации ______________________________



* В. Бабин. Валенки русские (о производстве валяной обуви в с. Ляхи Меленковского
уезда). //«Призыв». 6.02.1982

Б.А. Авруйский. Ведь на Вязниковской земле работала уникальная фабрика. Будучи недавно в Москве, решил встретиться с новым хозяином Рудильницкой валяльной фабрики. Но человек он оказался деловой, застать очень сложно. Так что разговор состоялся с его женой Н.В. Поляковой. Наталья Васильевна подтвердила, что фабрика «на паях» принадлежит их семье.

Но будет ли работать фабрика? Вопрос так и остался открытым.

- И хотели бы, да все затраты уходят в песок: закупить в дальних краях сырье, изготовить валенки, выгодно продать, да еще налоги!*

От налогов и впрямь в наши дни никуда не денешься. Раз есть производство, налоги найдутся. Даже независимо от того, действует фабрика или нет. Можно ли смягчить налоги на такой вот нужный народу товар? Это отдельный разговор. И решать его Вязниковской районной администрации. Если бы, конечно, кто-то в этом был сильно заинтересован!

По словам моей собеседницы, вязниковские валенки получались дороже, чем, скажем, валенки из г. Кухмар Татарской республики. Где, видимо, другие налоги.

Вот и выходит, что кухмарские валенки одолели вязниковские. А право, жаль! С чем же поедут мамаши на Вязниковскую пограничную заставу в следующий раз?

Для полной картины валяния валенок не хватало увидеть бы это производство воочию.


Глава VII. Золотые руки Лощилова Серафима Матвеевича
Вторая наша экспедиция в поисках этого старого ремесла привела нас в с. Кидекша Суздальского района к Лощилову Серафиму Матвеевичу. Добротный, аккуратный дом и приветливые хозяева. И вот, наконец, мы своими глазами увидели технологию валяльного производства. Мастер пригласил нас в небольшую баньку. Оказалось, что у него целое «производство» валяльщика. Серафим Матвеевич делал очередную операцию: уже скатал на скалке шерсть в войлок. Этим войлоком он обложил выкройку, завернул в пастилу и долго катал, время от времени спрыскивая водой. Потом мастер вынул выкройку, получилась сновка, и мы увидели, что такое стирка. Делал он все с улыбкой, быстро и ловко. Мы думали, что это легко, а сами несколько раз выходили из баньки, чтобы подышать морозным воздухом и отдохнуть от пара. Трудности составила и съемка на фотоаппарат и видеокамеру – пар от кипятка туманил объективы. Разговор сводился к тому, что непременным свойством человека, отвечающего нравственному идеалу подавляющего большинства крестьян, является труд.

«Труд благословлен Богом», - говорил Серафим Матвеевич, рассказывая о том, как начал работать с 12-ти лет, как всю жизнь снабжал односельчан ______________________



* Владимир Елагин. Продаем фабрику. //«Призыв». 14.03.1998

русским валенком, как сейчас вся родня ходит в этой обуви и низко кланяется ему за это.

Время нас поджимало. Мы не стали дожидаться, как он станет на большом рубеле оттирать сапоги, ибо надо было заснять все инструменты, которые хозяин применял в работе. О каждом из них он рассказал.

Для работы мастерам необходимо иметь при себе ряд инструментов. «Лучек» – деревянный треугольник с натянутой жильной, крепкой струной. «Решетка (расческа)» из деревянных планок, привешивается под «лучек», на нее же падает битая шерсть. «Баек», которым ударяют струну, чтобы дать ей вибрационное движение. «Холст» в форме сапога (валенка), вокруг которого кладется битая шерсть, чтобы придать ей форму сапога. «Большой холст» – в него складывают битую шерсть, чтобы придать ей вид войлока, которому потом придают форму сапога и снова катают в «холст» (катают сухой сапог). После этого сапог кладут в стиральный котел, где он варится целую ночь. В таком котле может вариться пары 4 или 5 (8-10 валенок сразу) «четыре комплекта», т.е. на четырех работников. От земляного пола котел (верстак) приподнят на 18 вершков, над котлом положены толстые доски (полки, наклоненные к котлу), на них и происходит первоначальная валка.

Провожая нас, Серафим Матвеевич посетовал, что на этой работе испортил зрение, но ни о чем не жалеет и считает себя счастливым человеком. «Только бы кто из внуков не забыл этого дела», – грустно закончил он. Мы пожелали ему здоровья и по старой русской доброй традиции сказали: «Помогай, Вам, Господь!»
Глава VIII. Попытка возрождения
старого русского ремесла сегодня

Сейчас в России 25 наиболее крупных валяльных фабрик. И вот совсем недавно в Москве по их инициативе недалеко от Павелецкого вокзала открыли музей «Русский валенок». Там на стендах представлены образцы полета фантазии изготовителей и рассказы о героической истории валенок с незапамятных времен.

Скоро экспозиция переедет в Кожевники. Готовится коллекция не только новых моделей – с украшениями из искусственного меха, вышивкой, с бамбушками, шнурками, но и нового направления – с каблуками, на платформе, в обтяжку по ноге. И обязательно – экологически чистую. Кроме того, для коллекции ищут валенки с легендарным прошлым: валенки Буденного, гордость старшего военного состава – бурки войлочные.

Там, возможно будут валенки из босоного детства Н.С. Хрущева. Хорошо бы нашел свои валенки Сергей Ковалев. Известно, что именно в них он томился в подвале Дудаева, Может быть стоит разработать уникальную модель под названием «Президент» и подарить её В.В. Путину. Кто знает, вдруг они ему так понравятся, что носить валенки в России станет для её граждан неукоснительной обязанностью.

В канун нового тысячелетия усилия наших производителей были наконец отмечены на Международной выставке. На конкурсе «Всероссийская Марка (3-е тысячелетие)» ударно выступила Ярославская фабрика валяной обуви. Сегодня они получают наиболее крупные заказы от армии. Директор музея, ветеран валяльного промысла Николай Григорьевич Привалов сочиняет в честь деревенской обуви стихи, а в часы философских раздумий размышляет о роли и предназначении любимой вещи. «Валенки, - говорит он,- впитывают в себя энергию солнца. Их носили еще Илья Муромец и Добрыня Никитич. А в Великую Отечественную они согревали наших бойцов. Без валенок было бы невозможно освоение северных регионов, участие в экспедициях на Северный и Южный полюсы. Валенки участвуют в политической, культурной, спортивной и бытовой жизни страны».*

Сегодня, считает Николай Григорьевич Привалов, валенки – не просто удобная и незаменимая обувь, но и новое направление в работе наших современных художников, дизайнеров и модельеров. Валенки смело выходят на мировые подиумы. Ведущие модельеры утверждают: «XXI век – век ВАЛЕНКА!» Что ж – пусть будет так! А пока надежда на добрых, сметливых ремесленников, уважающих опыт предков и русские обычаи.
Заключение
Я надеюсь, что проведенная мною работа будет защищена на экзамене по истории Владимирского края, её материалы можно использовать на музейных уроках в школе. Они наглядно подкреплены видеофильмом, фотографиями и новыми экспонатами, привезенными из экспедиции. И, самое главное, пусть и валенки, и труд мастера будут всегда в почете у русского человека.
Список литературы


  • Балашов Д.И. Старинные ремесла. Москва, 1987

  • Бабин В. Валенки русские (о производстве валяной обуви в с. Ляхи Меленковского уезда). //«Призыв». 6.02.1982

  • Елагин В. Продаем фабрику. //«Призыв». 14.03.1998

  • Записи воспоминаний о валяльном производстве Титовой Н.П. (д. Александровка, Гусь-Хрустальный район); Лощилова С.М. (с. Кидекша, Суздальский район); Доровских Т.И. (г. Владимир)

  • Ильина И. Русские валенки. //«Знамя». 16.07.1974

  • Интервью с Зайцевым В.А., Лощиловым С.А.

  • Семенова О. Валенки на каблучках впитывают в себя энергию солнца. //«Комсомольская правда». 14.03.1999

_________________________

* Оксана Семенова. Валенки на каблучках впитывают в себя энергию солнца.

Газета «Комсомольская правда» от 14.03.1999



  • Материалы исследований. Государственный Владимиро-Суздальский историко-архитектурный музей-заповедник. Сборник. Сост. А.А. Танеткина, Владимир, 1996

  • Описание земель Владимирских. Т.7. Ковровский уезд. Выпуск 3. Владимир на Клязьме, 1901

  • Соснина Н. Шангина И. Русский традиционный костюм. Иллюстрированная энциклопедия. СПб. Искусство. Санкт-Петербург, 1998

  • Фотодокументы и видеозаписи валяльного производства Лощилова С.М.


Приложение
1
Банька, где валяет валенки Лощилов С.М. (с.Кидекша, Суздальский р-н)
* * *

Я стирала валенки 18 лет. Чтобы работать валенки, нужно держать овец. Мы стригли овец два раза в году: весной и осенью. Приспособление для стрижки называются ножницами, мы их покупали. Ножницы были железные, состояли из двух половин и скручивались они гайками. Потом мы начинали шерсть перебирать. Переберём шерсть, едем её бить. Называлась эта машина шерстобитка. Строение её очень сложное, стояла такая большая штука, к ней сбоку было прикручено большой колесо, впереди было расстелено полотно, на которое мы клали шерсть…



Из воспоминаний Титовой Н.Т.

(д.Александровка, Гусь-Хрустальный р-н)

3 2
Шерстобитная машина
2
Работа на шерстобитной машине

Сушка валенок на колодках3 3
3
Мастер Лощилов С.М. со своим изделием

Рожкова Яна,

XI класс
Русской гармошке жить!*

(Из истории гармонного дела во Владимирском крае)
Глава I. Идея историко-бытовой экспедиции
Июнь месяц – одна из историко-бытовых экспедиций по деревням нашего края. Автобус везет нас в Меленковский район, в деревню Тургенево. Едем уже второй час. Решили остановиться и подышать чистым воздухом. Денек выдался ясный. Небо синее-синее, по нему бегут белые облачка. А какой аромат луга! Кругом разлив колокольчиков, а дальше стоит рожь, как будто привстает к солнцу. Подошли к березкам. Легкий ветерок перебирает их листочки, и кто-то заметил, что кора стволов у них теплая. И так счастливы мы были в это утро.

Поехали дальше, и никому не захотелось больше одевать наушники от плееров, даже шум мотора казался чем-то побочным и ненужным.

Предстояла встреча с семьей единственного во Владимирской области мастера не только по ремонту, но и по изготовлению русской гармони Аникина Александра Николаевича. Идея увидеть это ремесло воочию пришла в мае месяце, когда к нам на классный час, посвященный Дню Победы, пришел ветеран войны Ширяев Михаил Васильевич. Помимо основных составляющих победы в войне он назвал, казалось бы, совсем непримечательный момент жизни на фронте – это игра на гармошке в период между боями. Его рассказ был таким захватывающим и эмоциональным, что появилась идея пополнить материалы нашего этнографического музея и, более того, побольше узнать об истории нашей гармони, почитать о ней, встретиться с мастерами изготовления и мастерами игры на этом инструменте.
Глава II. Популярность гармони в деревне
В мире любой деревни есть понятие “деревенской тишины”. Это ржание лошади, петушиное пение, скрип тележного колеса, звяканье цепи около колодца, тюканье молотка, отбивающего косу, визжание пилы по дереву. Но что это за звуки? Самым голосистым и громким, что можно услышать в деревенских окрестностях, была гармонь. Не просто гармонь, не гармонь сама по себе, а гармонь такого-то гармониста. Пастуший рожок играл только утром на утренней заре или в лугах, когда найдет на пастуха лирическая минута. Балалайка как-то не ценилась в нашем крае, более того, не считалась за порядочную музыку. А вот гармонь…! “Не знаю, с чем сравнить авторитет гармониста в деревне, его особенное положение, всеобщее почитание…?

___________________________

* Областной конкурс исследовательских работ школьников «Отечество», 2003 г.

От порога едва ли не под руки ведут в передний угол, сажают на скамеечку, на видное место, расступаются, только что пылинки не сдувают. Но если выступает пот на лбу, то девки могут и промокнуть собранным в комочек платком… А гордость девушки, если начала гулять с гармонистом! Если он такой выдающийся, такой недосягаемый, такой почти бог среди остальных парней, провожает с гулянья, сидит с ней на тихом крылечке. Каждый парень в деревне мечтал о гармони… И не столько для того, чтобы стать первее других, а просто так – растянуть мехи, пробежать пальцами по ладам и басам, расплеснуть залихватский перебор по деревенской улице, по залогам, по полям и лугам, по реке, до соседних деревень, где живут девки, всегда красивее и желаннее своих”.*


Глава III. Гармонист
Ширяев Василий Иванович

С детства, самостоятельно по слуху научился играть на гармошке и был одним из наиболее искусных гармонистов в деревне Ильина-гора Вязниковского района Ширяев Василий Иванович. Часто приглашался на свадьбы. Сначала пирующие закусывают, наступает момент некоторого затишья в стуке вилок, в звяканье, в шепоте и вот, без предупреждения, гармонист вдруг растягивает мехи и все сразу преображается и в лицах, и в душах людей. Лица и души ликуют, восторгаются, наступает всеохватывающая радость, и вот этот восторг находит выход – грянула всеобщая песня. Какая же свадьба без гармони!? Когда хотят сказать про что-то неудачное, говорят: «Это все равно, что свадьба без гармони».

Михаил Васильевич вспоминает, что «село его находилось на берегу реки Клязьмы. В весеннее половодье местность особенно красива. В выходные дни или праздники при тихой и солнечной погоде к моему отцу приходил высокий и красивый мужчина из соседней деревни Перово по фамилии Зуйков (деревенская кличка “Орел”). Он обладал прекрасным голосом и очень просил отца сплавать на ботнике (долбленая из толстого ствола осины лодка) на Борон (островок в заречье, поросший сосновым лесом). Отец соглашался, играл на гармошке, а Зуйков, работая веслом, пел. Заслышав это, всё свободное население села выходило на берег реки и с огромным удовольствием слушало этот импровизированный концерт на воде …»**

Гармошка приносила и приносит людям тепло и радость не только в праздники, но и во время тяжелой повседневной работы и даже в тяжкое военное лихолетье.

____________________________



* Владимир Солоухин. Мед на хлебе. Двадцать пять на двадцать пять. Москва.

Молодая гвардия, 1978. Стр. 149-151



** Из воспоминаний Ширяева Михаила Васильевича

Гармониста на фронте берегли, часто давали задания, где смерть менее вероятна, хотя гармонь во время боя и без того находилась в тыловом подразделении. Если парень гармонист, значит он – душа, значит у него открытое для людей сердце.




Ты меня не вини,

Значит, я не могу

Без тропинки в лесу,

Без цветов на лугу.


Без ветров снеговых,

Без дождей проливных,

Без пылящих дорог

Не могу!


Не могу без гармони

В веселом кругу,

Без березки взгрустнувшей

Прости, не могу!


Без зовущей звезды,

Без красивой мечты

И без песни, пойми,

Не могу!*


Что же это за чудо? Что же это за инструмент, который так помогает жить?


Глава IV. Происхождение гармони
Происхождение гармони имеет западноевропейские истоки. По имеющимся сведениям, образцом для создания первой русской гармошки послужил примитивный духовой язычковый немецкий инструмент, приобретенный оружейником села Чулково Тульской губернии Иваном Сизовым на Нижегородской ярмарке в середине XIX века. Она имела 5 клавишей в правой и 2 клавиши в левой руке. Инструменту были присущи многие недостатки музыкального и технического характера. Мелодичный звукоряд был ограничен. Звуки были сухими, жидкими, а басы – хриплыми и короткими. Слишком короткий мех недостаточно наполнялся воздухом, что влекло за собой частое “подергивание” инструмента. Кроме того, одной клавишей управлялись два язычка, которые при сжатии и растягивании меха издавали 2 разных по высоте звука. “Этот тип гармошки положил основание для конструирования русских хроматических гармошек. Выдающуюся роль в усовершенствовании гармоники сыграли те же оружейники из села Чулково Л. Чулков и Н. Белобородов. Они и другие мастера-изобретатели устранили недостатки примитивного немецкого инструмента”.**

Возвращаемся к экспедиции. Мы понимали, что программа исторического исследования – это возможность проследить изменения какого-либо явления жизни или, как в нашем вопросе, изменения в области материальной и духовной культуры. К 11 часам дня наша экспедиция была уже в деревне Тургенево.

__________________________

* Марат Виридарский. Гармонь и сердце. Владимирское книжное издательство, 1959. Стр.3

** К. Вертков. Русские народные музыкальные инструменты. Ленинград, 1975. Стр.50

Глава V. Гармония жизни Аникина Александра Николаевича
Мы знали, что хозяина дома Аникина Александра Николаевича уже нет в живых. Он умер в 2000 году. Об этом нас предупредил руководитель самодеятельного клуба гармонистов г. Владимира “Двадцать пять на двадцать пять” Лукашов Иван Иванович, Заслуженный работник культуры. Но каково же было наше огорчение, когда мы узнали, что и жена Александра Николаевича лежит тяжело больная. Встретил нас их зять Михаил Владимирович Турунов, встретил приветливо и, бросив все дела, в течение трех часов тепло и сердечно рассказывал о своем тесте и его судьбе.

Деревня Тургенево – тихое место, но не глухомань. Старожилы говорят, что останавливался здесь когда-то И.С. Тургенев, великий русский писатель; отдыхал, охотился в местных лесах, черпал в природе вдохновение, а потом творил. Дух творчества чувствуется здесь и спустя многие годы. Поэтому в деревне этой много мастеровых и одаренных людей.

«Александр Николаевич Аникин – один из них. Родился здесь же, в Тургенево, в 1933 году. Два его деда были хорошими плотниками, отец – замечательным музыкантом-балалаечником, вот и позаимствовал маленький Саша от предков своих “золотые” руки мастера и музыкальный талант.

Любовь и гармония – вот что, по признанию Александра Николаевича, составляет основу жизни. Поэтому еще в детстве потянуло его к инструменту со звучным названием гармонь. Наблюдал, как играл на ней старший брат и его дружки. Смотрел и запоминал, потом как-то нарисовал “пуговки” на чемодане – так и стал самоучкой.

Когда мальчик учился в третьем классе, отец подарил ему первую гармонь. Кроме любви к музыке, с годами возник интерес к устройству инструмента. Разбирая старые гармони, копаясь в механизмах, научился не только ремонтировать, но и изготавливать различные детали инструмента и собирать их. Многим гармонистам помог он за свою жизнь: кому чинил, кому новые гармони делал. Приезжали к нему люди за помощью не только из близлежащих деревень, но и из Коврова, Владимира, Москвы, даже из Перми гости были.

Аникин всю жизнь проработал в родной деревне. Кем только ни приходилось быть: трактористом и печником, каменщиком и плотником, столяром и кузнецом. «Говорят, если человек талантлив, то талант его многогранен.


А музыкант – это профессия его души. Как только развернет меха гармони, побегут пальцы по знакомым и родным кнопочкам, так и забывает обо всех неприятностях, которыми полна наша сегодняшняя жизнь. Лечит душу
музыка»…

«И, конечно же, его ежедневным зрителем и слушателем является жена Вера – его вера, надежда, любовь. У многих друзей, односельчан играл он на свадьбах, позже – у их детей, а теперь еще и у внуков. Выступал по радио, участвовал в конкурсе “Играй, гармонь” в Меленках. Исполнял Александр Николаевич произведения не только народные, но и многих известных композиторов. Очень любил музыку Свиридова. Жаль только, не мог он ее слушать, когда хотел, не было у него даже простенького магнитофона.» *

В этом году Александру Николаевичу исполнилось бы 70 лет – 12 июля, в Петров день по народному календарю.
Глава VI. Устройство гармони А.Н. Аникина
Михаил Владимирович подробно рассказал, как Александр Николаевич делал гармони.

Деревом для гармони была сосна, осина или береза. Основные части гармоники – механика, дающая звук; корпус; мех.



Механика состоит из планок с язычками, резонаторов и клавишного механизма. “Самой важной и тонкой по выделке деталью являются язычки. Они представляют собой стальные упругие пластинки с расширенными основаниями для крепления и узкой вибрирующей частью. Толщина язычка измеряется десятыми и даже сотыми долями миллиметра. Чем он тоньше и короче, тем издаваемый им звук выше и наоборот, чем язычок толще и длиннее, тем звук его ниже”.**

Язычки крепятся широким основанием к металлическим планкам, а узкие части их свободно входят в вырезанные в планках проемы, при этом зазоры между язычком и стенками проема делаются минимальные 0,05 мм. Они приклепываются парами – по одному с обеих сторон планки, благодаря чему один язычок звучит при растягивании, а другой – при сжатии меха. Планки с язычками укрепляются на резонаторах. Для каждой пары язычков имеется своя городушка (камера). В одной из стенок ее находится отверстие для притока или выхода воздуха, которое прикрывается клапаном. Язычки управляются клавишами.



Корпус состоит из двух широких деревянных рам, соединенных мехом. На правой раме гриф с мелодической клавиатурой, а на левой – кнопки для управления басовой механикой. К ним пристегиваются ремни в виде петли для того, чтобы удобнее держать инструмент и растягивать мех.

Мех является резервуаром, с помощью которого создается необходимое для извлечения звука, воздушное давление. Делается он из гофрированного картона, оклеенного с обеих сторон тонкой, плотной тканью. Углы складок для прочности окантовываются металлическими пластинками. Концы меха приклеиваются к рамам корпуса. Растягивая и сжимая мех, исполнитель с помощью клавиш направляет воздух через нужные клапаны и воздушная струя, устремляющаяся в проем планки, приводит язычок в состояние вибрации, в результате чего получается звук.

___________________________



* Т. Дзиова. Гармония жизни. // “Призыв”. 26.03.1998

** Материалы историко-бытовой экспедиции учащихся СОШ №37 г. Владимира

( д. Тургенево, Меленковский р-н)

Вот такую сложную работу всегда с удовольствием делал Аникин Александр Николаевич. “Он вначале чертил схему расположения голосов, потом долго и аккуратно приводил в порядок инструменты. Некоторые заказывал на заводе, другие делал сам. Они были наточены так, что страшно трогать. Часто приходили в дом письма с просьбой исправить голос гармоней. И он никому не отказывал. Был случай, когда к нему на ремонт гармони десять часов подряд с Урала ехал сын одного старичка. Он его приютил дома, отремонтировал гармонь и она “зазвучала”. А однажды он все-таки скопил деньги и за 700 рублей купил итальянский баян фирмы “Фиротти”, но он оказался плохого звучания. Погрустил Александр Николаевич немного, потом переделал и с удовольствием стал играть на этом баяне. Часто “доводил до ума” потехские гармошки – это одни из лучших Тульских гармоней. Кроме гармошки умел играть на аккордеоне, баяне и балалайке”.*

Игра на гармони всегда сопровождалась песнями, частушками, припевками. Пели на сенокосе, в зимние посиделки, в престольные праздники за столом, на свадьбах, над колыбелью – негромкие материнские песни.

Прошло время, в дома вошла техника. Появились телевизоры, музыкальные центры, компьютеры, караоке. Песен стало не меньше, но гармонь слышится совсем редко. Кто же продолжит дело Аникина Александра Николаевича? И стоит ли? Стоит!! Жители деревни Тургенево “очумели” от телевидения вообще и от отсутствия доброй, доступной, душевной музыки. Покупают газеты, чтобы увидеть программу телевидения и “выслеживают” концерты Надежды Бабкиной, Надежды Кадышевой или старое кино, например, “Свадьба с приданым”, которое сопровождается куплетами Курочкина на стихи А.Фатьянова. Но самая любимая субботняя телепередача “Играй, гармонь”: послушаем, посмотрим, и вроде бы снова жить захочется.

Заиграла б где-то веночка

В далекой стороне,

Заиграло и забилось

Сердце грустное во мне.**

Сменились духовные ориентиры жителей нашей страны. Кажется, что русская душа человека безмолвствует, видя верх бескультурья и бездуховности в насилии, порнографии и непоющих певцах. Но нет, в глубинах народного сознания своя, трудная, спору нет, но нужная и неуклонная работа над осмыслением происходящего. И будьте уверены, наличие вековых традиций и душа русского человека никогда не станет делать то, что ей непонятно. Чтобы спасти души наших детей и внуков, сын бережет память о гармонисте – отце, а зять тепло и сердечно рассказывает о тесте-гармонисте.

__________________________

* Из воспоминаний Михаила Владимировича Турунова – зятя Аникина А.Н.

** Материалы историко-бытовой экспедиции средней школы №37 г. Владимира
(д. Тургенево, Меленковский р-н)

Глава VIII. Заиграла б где-то веночка в далекой стороне…
Из экспедиции мы привезли в музей подарок от семьи Аникиных – настоящую гармошку и детали, из которых мастер ее делал. Теплота, которую мы ощутили в деревне Тургенево, помогла нам через газету найти того, кто продолжает воспевать культуру народа. Живет во Владимире Николай Николаевич Голенко, его называют человеком-оркестром, ибо он может играть на всех духовых инструментах. Когда-то в Иваново проходил международный фестиваль “Играй, гармонь”, и Николай Николаевич стал лауреатом этого фестиваля. Вот мы и решили в актовом зале школы рассказать о нашей экспедиции и пригласили Н.Н. Голенко со своей гармошкой. В зале сидели все учащиеся 9-11 классов. Было шумно, но как только зазвучала первая русская лирическая песня в исполнении солистки музыкального училища, наступила тишина и, что удивительно, почувствовалось какое-то единение всего зала. Глаза подростков стали не только серьезными, но и теплыми. Может быть они вспомнили бабушкин дом, горячие кирпичи русской печки или сеновал с петухом, кричавшим по утрам, а может черемуху у реки, сад с красной смородиной или почувствовали запах крапивы после дождя, или запах теплого парного молока…? Но точно одно: их глаза говорили, что звуки эти уже жили в их душе, и что они всем им по сердцу. А значит, мы самобытны,
мы живы.

Встреча в школе с человеком-оркестром, Голенко Николаем Николаевичем, играющим на многих инструментах и признанным лучшим на международном фестивале “Играй, гармонь” в г. Иваново, помогла понять нам особенности различных видов гармоней. Инструменты отличаются количеством звукорядов и количеством клавиш в них. У каждой гармони своя изюминка: например, у Саратовской есть небольшой колокольчик, а у баяна – разновидности гармони сразу 100 клавиш и т.д. Встреча помогла увидеть “эволюцию” данного инструмента, а ещё она подтвердила то, что звуки его уже жили в наших душах, всем были по сердцу, ибо появилось отчаянное желание научиться играть на гармони. Но не тут-то было. Попытка сразу же выучить лирическую мелодию, сопровождающую многосерийный фильм “Участок”, ни к чему не привела, хотя пытался это сделать человек, играющий на фортепиано и баяне.


Глава IX. Музеи им. Глинки и гармоники в Москве

Понять эти трудности помогло посещение в Москве сразу двух музеев – музея им. М.И. Глинки и музея гармоники. Многочисленные разновидности гармони, оказывается, отражают в себе не столько названия мест средоточения кустарных промыслов по ее изготовлению (тульская, елецкая, липецкая, саратовская, вятская, касимовская и т.д.) или особенности их конструкций и внешнего вида, как рассказывал Голенко Н.Н., сколько специфику локальных песенных традиций российского фольклора. Значит, гармошка изготавливалась кустарём под мелодии песен только своего края и могла не иметь в своём устройстве каких-либо полутонов. Если на таком инструменте пытался играть человек другого уезда или области, подбирая мелодию своей малой Родины, то у него могло это не получиться из-за отсутствия всё тех же полутонов. Его гармошка может не подойти к игре первого гармониста.

Итак, гармонь делается под мелодию, а не мелодия под гармонь. Музеи нам рассказали, что в XIX веке в нашем крае был человек, который смог устранить этот общий недостаток гармоней и сделать инструмент с хроматическими полутонами. Это позволило исполнять на гармони произведения величайших композиторов нашей родины. Его имя Петр Емельянов (сценический псевдоним Петр Невский) – гармонист-виртуоз.

По рассказам экскурсовода Петр Емельянов не мечтал быть музыкантом и добывал средства к существованию ремеслом художника, играя в свободные минуты на гармонике. Музыкального образования он тоже не получил. Играл без нот, на слух. Вскоре игра увлекла и, став играть виртуозно, он начал концертные турне по России. По виртуозности в России ему не было равных, но простые песни и юмористические куплеты не вызывали у профессионалов восторга. Они отрицали П. Емельянова как музыканта и признавали только как одаренного “самоучку-чуму”. Тогда он сделал то, чего не захотели сделать остальные. Посещая различные губернии страны, в том числе и нашу, Владимирскую, он не только выступал перед зрителями, но и знакомился у любителей – гармонистов с устройствами инструментов разного типа. Руководствуясь исключительно музыкальным чутьем, гармонист-виртуоз изобрел новые разновидности гармоник. Инструмент конструкции Петра Невского, в отличии от других гармошек, имеет ряд кнопок для извлечения полутонов, что позволило исполнять на гармошках произведения Глинки, Чайковского, Рубинштейна, Верди. “В 1895 году, направляясь в Нижний Новгород из Москвы на Всероссийскую торгово-промышленную выставку, он останавливался в городе Владимире и провел концерт в одном из его трактиров. Играл артистически, но лучше бы не перед ярмарочной публикой…”*

Вскоре М.Е. Пятницкий, создав свой хор, с удовольствием стал разучивать простые народные частушки. В.В. Андреев, играя на гармошке, намеривался ввести её в состав своего оркестра, и только внезапная смерть помешала ему это сделать, а П.И. Чайковский, сочиняя вторую сюиту, в одном из её номеров – юмористическом скерцо – применил четыре гармоники. Обо всем этом не знали ни Ширяев М.В., ни Аникин А.Н., но радует то, что они, как могли, продолжали доброе дело этих великих людей – берегли культуру своего народа.

_________________________



* Материалы экскурсии в Музей гармоники учащихся СОШ №37 г. Владимира (г. Москва)

Второй зал музея оборудован оригинальной системой, специально смонтированной для трансляции различных музыкальных фрагментов. Этот же зал – концертная площадка, на которой мы услышали выступление гармониста Ивана Леонова, жителя Москвы, и записали его игру на свой диктофон. Потом по его предложению спели под аккомпанемент гармоники свою школьную частушку:



С неба звездочка упала

И разбилась на куски.

Наша молодость проходит

В средней школе у доски.

В дар от Музея гармоники мы получили ксерокопию открыток, которые раньше распространялись только в конвертах, неся информацию о русских музыкальных инструментах, и ксерокопию фотографии Петра Невского. Итак, гармонь живет в Москве и в Туле, в Шуе и в Ельце, в Вятке и в русской глубинке – везде, где есть гармонисты- любители и гармонисты-профессионалы, где есть люди сметливые в своем ремесле, уважающие русские традиции.


Заключение
Автор этой работы надеется, что её труд восполнит пробел в пропаганде народной инструментальной музыки через музейные уроки в школе. Для этого у нее есть все: содержание данной работы, богатый иллюстративный материал – этнографические документы, гармонь и её составные части, записи игры на ней, но главное – биографии замечательных людей, описание традиций нашего народа и огромное удовлетворение от найденного, увиденного и услышанного в ходе её выполнения. Гармошке жить!
Список литературы


  • Вертков К. Русские народные музыкальные инструменты. Музыка. Ленинград, 1975

  • Виридарский М. Гармонь и сердце. Владимирское книжное издательство. 1995

  • Дзиова Т. Гармония жизни. //“Призыв”. 26.03.1998

  • Записи воспоминаний Ширяева Михаила Васильевича об отце-гармонисте

  • Интервью с Туруновым Михаилом Владимировичем

  • Кручинина С. “Человек-оркестр” стал лауреатом. //Молва. 14.05.1986

  • Материалы историко-бытовой экспедиции СОШ №37 г. Владимира в д. Тургенево Меленковского района

  • Письмо к Аникину Александру Николаевичу

  • Солоухин В. Мед на хлебе. Двадцать пять на двадцать пять. Москва. Молодая гвардия. 1978

  • Части гармони и их фотодокументы

  • Видеозапись игры на гармони Голенко Н.Н.

Приложение
4
Экспедиционный отряд у дома мастера гармонных дел Аникина А.Н.
(д. Тургенево, Меленковский р-н)

5
Выступление Голенко Н.Н. в МОУ СОШ №37


Письмо Аникину А.Н. от гармониста Исаева В.И. с Урала

6
Ширяев Василий Иванович (второй слева)
7
Звучит гармонь…
Шмырева Кира,

XI класс

  1   2   3   4   5   6   7

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Управление образования администрации г