• Ход урока I . Урок целесообразно начать с краткого анализа итогов, написанного ребятами на предыдущем занятии тесте. I I. Слово учителя.
  • III. Сообщение учащегося.
  • I V . Слово учителя.
  • Урок 6 (74). Основные мотивы творчества А. А. Фета
  • Ход урока I. Слово учителя.
  • II. Сообщение учащегося.
  • «Призыв к любимой Бетховена»
  • Прочтем его (учитель или один из учеников читает).
  • Урок 7 (75). Проверочная работа. Анализ стихотворений А. Фета (2 стихотворения на выбор)
  • Ход урока I. «Я пришел к тебе с приветом...»
  • II. «Шепот, робкое дыханье...»
  • Информация для учителя «Усилить бой бестрепетных сердец...» 1



  • страница3/14
    Дата29.01.2019
    Размер7.62 Mb.
    ТипУрок

    Урок 1 (69). Этапы биографии и творчества Ф. И. Тютчева. Основные темы и идеи лирики. Лирика природы


    1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
    РАЗДЕЛ X. Творчество А. А. Фета
    Урок 5 (73). Этапы биографии и творчества А. А. Фета

    Цель урока: познакомить с основными этапами жизни и творчества А. А. Фета.

    Оборудование: портрет, сборники стихов, грамзапись П. И. Чайковского “На заре ты ее не буди...”.

    Метод: сообщения учащихся с чтением стихов поэта. (Уроки по изучению творчества А. А. Фета лучше всего построить как переплетение интереснейших моментов его биографии с анализом лирики, которая внешне с жизнью поэта никак не связана.)
    Эпиграфы:

    И пока святым искусством Радуется свет,

    Будет дорог нежным чувством Вдохновенный Фет.

    К. Фофанов

    Но в стихе умиленном найдешь

    Эту вечно душистую розу...

    А. А. Фет

    Он — высокий, высочайший авторитет в поэзии, в искусстве, в мысли.

    В. Брюсов

    Громадность философии Соловьева и Фета вне сомнений,

    их музыку слушаем мы на земле, а любви их нет границ...

    А. Блок
    Ход урока

    I. Урок целесообразно начать с краткого анализа итогов, написанного ребятами на предыдущем занятии тесте.
    II. Слово учителя.

    Звучит романс П. И. Чайковского на слова А. А. Фета “На заре ты ее не буди” (Этот романс настраивает учащихся на определенное восприятие лирики Фета).

    И личность, и судьба, и творческая биография А. А. Фета необычны и полны загадок, некоторые из них до сих пор не разгаданы. Чистая поэзия, далекая от реалий жизни, тонкий лиризм и жизненный практицизм, жизнь поэта полная драматизма и противоречий часто неожиданная в своем движении и переходах – все эти парадоксы переплетаются в одном человеке, вызывая к нему неоднозначное отношение.

    Популярность Фета и сейчас велика. Современный читатель несомненно испытывает интерес к его стихам. Как это соотнести с неприятием поэзии Фета демократическим читателем в 60-е годы ХIX века.

    А может быть, не давать однозначный ответ, а просто вчитываясь в музыкальные строки и размышления над фактами жизни, любви и смерти, как непостижимыми тайнами природы к человеческой сущности. Каждому постараться найти ответы в стихах поэта на многие волнующие вопросы бытия.

    Нельзя говорить о своеобразии творчества А. Фета, не сказав о его жизни.
    III. Сообщение учащегося.

    Афанасий Афанасьевич Фет (Шеншин) родился 23 ноября (по новому стилю 5 декабря) 1820 года в Орловской губернии, недалеко от города Мценска. Отец будущего поэта был человеком сдержанным, суровым по отношению к жене и детям.

    Мать Фета, в девичестве Шарлотта Беккер, принадлежала по рождению к немецкой зажиточной бюргерской семье. После принятия православия она получила имя Елизавета Петровна. Таинственна история ее замужества. Шеншин был вторым ее мужем. До 1820 года жила она в Германии, в Дармштадте, в доме отца. Видимо, уже после развода с первым мужем, Иоганном Фётом, она встретилась с сорока четырехлетним Афанасием Неофитовичем Шеншиным. Он ее привез в Россию. Влюбленность Афанасия Неофитовича прошла так скоро, словно ее и не было. Мать покорно смирилась, и только все чаще болела, В детстве Фету было о чем задумать, чему печалиться. Но было и хорошее, пожалуй, хорошего было больше, чем плохого.

    Многие из первых учителей Фета оказались недалекими в том, что касается книжной науки. Но была другая наука — естественная, непосредственно-жизненная. Более всего обучала и воспитывала окружающая природа и живые впечатления бытия, воспитывал весь уклад крестьянского, сельского быта. Это, безусловно, важнее книжной грамоты. Это грамота практическая и действующая глубоко и на всю жизнь, Счастлив человек, с юности постигший ее. Особенно счастлив, если его жизненное призвание – поэзия!

    Афанасий Фет с 14 лет обучался в пансионе Крюммера в городе Дерпт. В пансионе были любимые учителя, живое стремление к знаниям. Здесь поэт многому научился, многое узнал. И это были знания на всю жизнь. Они оказали большую помощь в его литературных и поэтических трудах. Хорошие знания немецкого языка, которым Фет обязан был не только матери, но и пансиону, позволило ему позднее переводить немецких поэтов, в частности любимого им Гейне.

    С 1834 по 1844 годы учился в Московском университете. Серьезные занятия поэзии начинаются уже на первом курсе. Стихи он записывал в специальную для того заведенную “желтую тетрадь”. Поэтическая судьба Фета счастливая; великий первым открыл ему радость поэзии, а великий Гоголь благословил на служение ей. В это же время будущий поэт сблизился со студентом однокурсником Аполлоном Григорьевым. Это был незаурядный молодой человек, а впоследствии талантливый поэт и критик. В доме Григорьева собиралась талантливая университетская молодежь. Вокруг Григорьева и Фета образуется не просто дружная компания собеседников, но род литературно-философского кружка.

    В пору пребывания в университете Фет выпустил первый сборник своих стихов. Назывался он несколько затейливо: “Лирический пантеон”. Этот сборник вышел в конце ноября 1840 года без имени с одними инициалами: “А. Ф.”

    Эта книга во многом ёще ученическая. В ней заметно влияние самых разных поэтов, русских и западных, словом, книга звучала многими непохожими друг на друга голосами. Для сборника сочинений очень молодого еще поэта это довольно обычное явление.

    В сборнике наибольшее предпочтение отдавалось двум жанрам: балладе, столь излюбленной романтиками (“Похищение из гарема”, “Замок Рауфенбах” и другие), и жанру антологических стихов, то есть стихов по теме или манере близких к античным. Стихи антологического рода особенно удавались Фету, и зрелому, и молодому. В первом сборнике поэта уже виден почерк мастера: все здесь просто, ясно, точно. При этом какие выразительные детали, какую зримую картину они создают!
    Уж, серпы на плеча возложив, усталые жницы

    Звонкою песней своей оглашают прохладное поле;

    Ландышем пахнет в лесу; там, под оврагом, березы

    Рдеют багрянцем зари, а здесь, в кустарнике мелком

    Звонко запел соловей, довольный вечерней прохладой

    Верный конь подо мной выступает медленным шагом,

    Шею сгибая кольцом и мошек хвостом отгоняя.
    После выхода “Лирического пантеона” два крупнейших журнала 40-х годов - “Москвитянин” и “Отечественные записки” стали охотно печатать его стихи, а некоторые стихи, как образцовые, попадают в известную в то время “Хрестоматию” А. Д. Галахова, первое издание которой вышло в 1843 году.

    В этих журналах с 1841 и по 1845 годы (до поступления на военную службу) напечатано восемьдесят пять стихотворений в том числе и хрестоматийно известное тепе “Я пришел к тебе с приветом...”

    В жизни поэта в этот период было много испытаний и потрясений, но в своих решениях он оказывался непреклонен: “...в жизни всегда заботило меня будущее, а не прошедшее, которого изменить нельзя”.

    В годы военной службы у Фета были и подлинные радости — высокие, истинно человеческие. Это встреча с Марией Лазич. Она стала героиней его любовной лирики. Мария Лазич была одарена глубоким и тонким поэтическим чувством, знала поэзию и понимала ее. Она знала и любила стихи Фета. Поэт не мог не оценить этого. “Ничего, — писал имея в виду свои отношения с Лазич, - не сближает так, как искусство вообще — поэзия в широком смысле слова. Такое задушевное сближение само по себе поэзия”.

    Но отношения их закончились трагически, этому были причиной многие обстоятельства. После трагической кончины Марии Лазич к поэту в полной мере, приходит осознание любви, любви неповторимой и единственной. Теперь он всю жизнь будет вспоминать, будет говорить и петь об этой любви – высокими, прекрасными, удивительными стихами. Уже на склоне лет в одном из лучших своих стихотворений - “Alter Ejo” (Другой (второй) я (лат.). — Фет скажет: …та трава, что вдали на могиле твоей, Здесь на сердце, чем старе оно, тем свежей...

    «В этих словах, — считает критик Н. Н. Страхов, — и молодая любовь, и смерть, и долгие годы, прожитые после этой смерти, и далекая могила, и старое сердце, давно ставшее могилой любимого существа, могилой вечно свежей, даже вечно свежеющей. Прелесть этого смелого, но простого чувства, бесконечная нежность, которая с годами все глубже, все светлее, но горит, как в первую минуту».


    IV. Слово учителя.

    Биография поэта — это прежде всего его стихи. Мы уже отчасти говорили о стихах Фета, но не останавливались на них подробно. Это будет на двух последующих уроках.



    Для учителя: при подготовке к этому уроку можно использовать дополнительный материал, посвященный к 175-летюо со дня рождения А. А. Фета. Журнал “Литература в школе”, № 3, 1995, стр. 8 и сценарий урока-опровержения “Фет и чистое искусство” в журнале “Русский языки литература в средних учебных заведениях УССР”, № 11. 1990.
    Домашнее задание.

    1. Подготовить пересказ сообщения с опорой на учебник.

    2. Выучить 2 стихотворения наизусть (по выбору учащегося). Предлагаются следующие стихи: “Печальная береза”, “Чудесная картина”, “На заре ты ее не буди...”, “Я пришел к тебе с приветом…”, “Шепот, робкое дыханье…”, “Что за ночь…”, “Ласточки пропали…”, “Ты отстрадала…”, “Это утра радость эта...”, “Учись у них — у дуба, у березы…”, “Я тебе ничего не скажу…”.


    Урок 6 (74). Основные мотивы творчества А. А. Фета

    Цель урока: раскрыть основные темы и мотивы лирики Фета.

    Метод: рассказ учителя, сообщение учащихся с чтением стихов.

    Оформление тетрадей (тема, план урока).

    План.

    1. Как понимает Фет назначение поэзии? (Сообщение учащегося по материалам учебника).

    2. Мотивы природы в поэзии Фета.

    3. Тема любви в лирике Фета.


    Ход урока

    I. Слово учителя.

    Биография поэта — его творчество. В стихах Фета современники «вычитывали» человеческие откровения и тайны. В Фете, как и в Тютчеве, они видели поэта, «осмеливающегося заглянуть в глубь души». Поэзии Фета посвящено очень много статей.

    Так В. Брюсов посвятил специальную статью «А. А. Фет. Искусство или жизнь» (1903). Эпиграфом к ней были слова Фета: «Стану буйства я жизни живым отголоском». По словам Брюсова, Фет прославляет величие человека: «Какие бы великие притязания ни высказывала поэзия, она не могла бы сделать большего, как выразить человеческую душу». Поэт действительно слагал восторженные гимны личности.
    Два мира властвуют от века,

    Два равноправных бытия:

    Один объемлет человека,

    Другой – душа и мысль моя...


    Судьбы поэтов во многом схожи. Поэзия для них не профессия, не будничное дело, а потребность выразить в слове свои сокровенные мысли о «вечных проблемах» человеческого бытия.

    Постараемся и мы сегодня прислушаться к прекрасным строкам фетовской поэзии.


    II. Сообщение учащегося.

    Звучит стихотворение «Я пришел кебе с приветом…» Стихотворение необычное, очень близкое каждому из нас.

    Любовь и природа — любимые темы А. Фета. Неброская красота русской природы отражена в поэзии своеобразно. Фет замечает неуловимые ее переходные состояния: как художник-пейзажист он «рисует» словами, находя все новые и новые оттенки и звуки.

    Для поэта природа — источник радости, философского оптимизма и неожиданных открытий:


    Прозвучало над ясной рекою,

    Прозвенело в померкшем лугу,

    Прокатилось над рощей немою,

    Засветилось на том берегу.

    («Вечер»)
    или
    Какая ночь! На всем какая нега!

    Благодарю, родной полночный край!

    Из царства льдов, из царства вьюг и снега

    Как свеж и чист твой вылетает май!

    («Еще майская ночь»)
    Если сравнить его пейзажные зарисовки с картинами импрессионистов, то обнаружим много общего: то же стремление художника обыкновенное показать необычно и ту же субъективность мировосприятия и формы выражения. У Фета преобладают светлые, жизнерадостные тона. Поэт видит в природе то, что не замечали другие: он благоговеет перед печальной березой, любуется беспредельными просторами, восторгается снегом, вслушивается в тишину...

    Строки стихотворений «Печальная береза...», «Чудная картина...», «Осень», «Я пришел к тебе с приветом...» убеждают читателей в этом. (Подготовленные заранее учащиеся эти стихи).

    Вероятно, что Фет видел в природе то совершенство, ту гармонию, которой так не хватало ему в жизни, в сфере человеческих отношений. Ведь, как мы знаем, ему пришлось потратить много лет, чтобы вернуть себе дворянский титул и фамилию отца, достичь материального благополучия, добиться признания в литературных кругах. Но он остался верен своей Музе — изящной по форме, восторженной по чувству, философской по смыслу. Верность природе как источнику поэтического вдохновения приветствовал Ф. И. Тютчев в стихотворении, адресованном А.А. Фету:
    Иным достался от природы

    Инстинкт пророчески-слепой:

    Они им чуют, слышат воды

    И в темной глубине земной

    Великой матерью любимой,

    Стократ завиден твой удел:

    Не раз под оболочкой зримой

    Ты самое ее узрел.


    В 50-е годы формируется романтическая поэтика Фета, в которой поэт размышляет о связи человека и природы. Фет создает целые циклы стихов «Весна», «Лето», «Осень», «Снега», «Гадания», «Вечера и ночи», «Море». Пейзажи в этих стихах выражают состояние человеческой души. Растворяясь в природе, герой Фета обретает возможность видеть прекрасную душу природы. Это счастье — чувство единства с природой:
    Целый день спят ночные цветы,

    Но лишь солнце за рощу зайдет

    Раскрываются тихо листы,

    И я слышу, как сердце цветет.


    Цветение сердца — символ духовного соединения с природой. Характерное состояние героя Фета — это состояние эстетической восторженности:
    Как нежно содрогнулась грудь

    Над этой тенью золотой!

    Как к этим призракам прильнуть

    Хочу мгновенною душой!


    Природа помогает решать загадки, тайны человеческого бытия.

    Через природу Фет постигает тончайшую психологическую правду о человеке. В этом смысле характерно стихотворение: «Учись у них — у дуба, у березы»:


    Кругом зима, жестокая пора!

    Напрасные на них застыли слезы,

    И треснула, сжимаяся кора.

    Все злей метель и с каждою минутой

    Сердито рвет последние листы,

    И за сердце хватает холод лютый;

    Они стоят, молчат; молчи и ты!

    Но верь весне.

    Ее промчится гений,

    Опять теплом и жизнию дыша,

    Для ясных дней, для новых откровений

    Переболит скорбящая душа.


    Человек глядится в природу и познает свои законы и возможности. Природа — мудрый советчик человека и лучший его наставник.

    О возвышающей человека правде бытия природы, о возможности через природу понять вечные тайны жизни — стихотворение «Есть ночи зимней блеск и сила...»


    Есть ночи зимней блеск и сила,

    Есть непорочная краса,

    Когда под снегом опочила

    Вся степь - и кровли, и леса.


    Это стихотворение в большей степени о природе, но оно и о человеке тоже. О высокой и таинственной близости человека и природы, о посвященности человека в тайное тайных всемирного бытия.
    III. Слово учителя.

    По-пушкински возвышенными и мудрыми были стихи Фета о любви. Не случайно многие из них стали романсами, исполнение которых и сейчас рождает гамму чувств в душе каждого человека. Почти все стихи о любви написаны от первого лица, в форме монолога, как воспоминание о любви, оставшейся в прошлом:


    Где ты?

    Ужель, ошеломленный,

    Кругом не видя ничего, вставший, вьюгой уделенный,

    Стучусь у сердца твоего?..


    Как и у других поэтов, в жизни Фета были конкретные встречи с необыкновенными и все-таки земными женщинами, вдохновившими на создание стихов. Поэт в своих стихотворениях воспевал женскую красоту. Особенно ярко эта фотография женской красоты воплощена в стихотворении «Призыв к любимой Бетховена»:

    (Подготовленный учащийся читает стихотворение).

    С опорой на эту фотографию красоты Фет создает в разные годы целый цикл лирических посланий, адресованных С. Толстой, Т. Кузминской, сестре С. А. Толстой, Е. Хомутовой, Н. Сологуб и многим другим женщинам.

    Так С. Толстая была ценима Фетом не только как женщина, как жена Л. Толстого, но и как идеальная читательница его стихов. Она воспринимала их сердцем, иногда вопреки своему строгому контролеру-разуму. 22 мая 1891 года она записала в дневнике: «Был Фет с женой, читал стихи, - все любовь и любовь... Ему 70 лет, но своей вечно живой и вечно поющей лирикой он всегда пробуждает во мне поэтические и несвоевременно молодые мысли и чувства. Но пусть несвоевременно, но все же хорошо и невинно». Стихи Фета приходили Софье Андреевне на память по самым разным поводам. «Люблю весну», — записала она в дневнике 14 апреля 1905. И тут же привела стихи Фета о весне: «ты нежная, ты счастье мне сулила на этой суетной земле».

    Фет был знаком и с сестрой Софьи Андреевны, Т. А. Кузминской. Впервые Татьяна Андреевна увидела поэта у себя дома, когда ей было 15-16 лет. Потом были встречи еще — уже со взрослой женщиной. Встречи эти, вероятно, были очень памятны. И был важный эпизод в поэтической биографии Фета, связанный с Татьяной Андреевной. Ему он посвятил свое стихотворение «Сияла ночь».

    Стихотворение это — одно из лучших лирических произведений поэта, это один из лучших образцов русской любовной лирики.



    Прочтем его (учитель или один из учеников читает).

    Стихотворение понравилось Л. Толстому: «Эти стихи прекрасны, сказал он, — но зачем он хочет обнять Таню? Человек женатый...».

    Однако стихотворение не документ. Оно вдохновлено реальным жизненным случаем, но не является его зеркальным отражением. В конечном счете стихотворение это – не о чувстве Фета к милой молодой Танечке Берс (впоследствии, по мужу Кузминской), а о высокой человеческой любви.

    Как всякая истинная поэзия, поэзия Фета обобщает, и возвышает, и уводит в большой человеческий мир. Стихотворение «Сияла ночь...» в восприятии читателя оказывается одновременно и восполнением поэта, и собственным читательским воспоминанием. Каждое слово стихотворения говорит нам, читателям, о знакомом и близком прекрасными, будто неведомыми словами.

    — Что является темой стихотворения?

    (В стихотворении две основные темы — любовь и искусство. На эти темы написаны многие стихи Фета. В этой лирической пьесе темы слиты воедино. Любовь для Фета — самое прекрасное в человеческой жизни. И искусство – самое прекрасное. Значит, стихотворение о вдвойне прекрасном, о самой полной красоте).

    — Какие картины вы представляете, читая стихотворение?



    (Картина, которой открывается стихотворение, ощутима чувствами и незабываема. Живо представляется затемненная гостиная, а за ее окнами сад – полный ночной свежести, лунного света и сияния. Слышишь музыку, хотя о музыке в первой строфе прямо ничего не говорится. Зато говорится о рояле: Рояль был весь раскрыт, и струны в нем дрожали... За этим образом мы не только видим сам рояль но и слышим звуки, которые из него исходят. Поэт рисует предмет и, подталкивая наше воображение, заставляет нас увидеть и услышать то, что с ним связано. Мы сами это услышали, поэт еще не говорил нам об этом. Мы читатели, благодарны поэту, что он совершает такое чудо: заставляет нас услышать без прямых словесных обозначений).

    — Кому относятся заключительные слова стихотворения? К отдельному человеку? К женщине?



    (Такое понимание было бы не полным и, значит, не совсем верным. У Фета существуют воедино и «рыдающие звуки», и любовь, и женщина. Все это — явления прекрасного. Веровать в это прекрасное, любить прекрасное-высокое счастье поэта и высшая его цель. Поэтому стихи такого рода — многозначные, музыкальные — не могут восприниматься слишком прямолинейно. Они нуждаются не в бытовом, а в поэтическом восприятии. При этом смысловой единицей поэтического текста Фета является не отдельное слово и даже не отдельные слова и выражения, а весь ближний и дальний контекст.)
    Домашнее задание.

    1. Подготовиться к проверочной работе по анализу стихов А. Фета. Выучить понравившееся стихотворение.

    2. На основе анализа 2-3 стихотворений Фета ответьте на вопрос: Каковы характерные особенности лирики А. Фета?

    3. Написать сочинение-миниатюру на тему: «Каким я представляю себе А. А. Фета».




    Урок 7 (75). Проверочная работа.

    Анализ стихотворений А. Фета (2 стихотворения на выбор)

    Цель: проверка знаний учащихся, развитие связной речи.

    Такой вид следует предпочесть при работе с сильным классом. В остальных случаях целесообразно раздать нижеприведенный материал двум ученикам заранее для подготовки доклада по каждому из стихотворений. В этом случае в конце урока проводится небольшой тест-опрос. Независимо от характера проведения урока его необходимо начать с проверки домашнего задания:

    — Заслушать нескольких учеников, читающих понравившееся стихотворение Фета наизусть.

    — Выявить и записать характерные особенности лирики Фета.

    (Речь, прежде всего, идет о психологических открытиях художника слова, о глубине выражения сложнейших психологических процессов, о передаче полутонов, нюансов, неуловимых переходов настроений, душевных состояний, о субъективном восприятии времени, о жизнелюбии Фета. Особо отметить тяготение к импрессионизму, выразившееся в непосредственной фиксации поэтом своих субъективных наблюдений и впечатлений, в отрывочности зарисовок, передаче неповторимости каждого мгновения жизни природы и человека, неожиданности освещения, ракурса и окраски. Отсюда — своеобразие метафоричности Фета, пристрастие к мотиву отражения предметов в воде и сне, заостренность концовок, трепетность ритма.)
    Ход урока

    I. «Я пришел к тебе с приветом...»

    Стихотворение это — одно из ранних у Фета и одно из самых популярных. Впервые оно напечатано в журнале «Отечественные записки» в 1843 г. Стихотворением журнал открывался – оно оказывается как бы заглавием. Это могло быть только при условии, если издателям журнала оно пришлось по вкусу, если они видят в нем безусловную художественную ценность.

    — Тема стихотворения? Похоже ли на любовные стихи других поэтов?

    Стихотворение написано на тему любви. Тема старая, вечная. А от стихотворения Фета вест свежестью и новизною, оно ни на что не похоже. Для Фета это вообще характерно и соответствует его поэтическим установкам. Фет писал: «Поэзия требует новизны, под новизной я подразумеваю не новые предметы, а новое их освещение волшебным фонарем искусства».

    Необычно уже самое начало стихотворения — пушкинская норма требовала точности в слове и в сочетании слов. Между тем начальная фраза фетовского стихотворения совсем не точная и даже не совсем «правильная». «Я пришел к тебе с приветом, рассказать...». Для нас сегодня эта строка удачна, художественно впечатляюща, во времена же Фета это воспринималось как поэтическая дерзость. Сам же Фет шутливо и не без гордости называл свои стихи стихами «в растрепанном роде».

    Неточные слова и как бы неряшливые, «растрепанные» выражения в стихах Фета создают не только неожиданные, но и яркие, волнующие образы. Начальные слова «Я пришел к тебе с приветом...» как раз благодаря их случайности, невыверенности кажутся особенно органичными и естественными для живой речи. Создается впечатление, что поэт вроде бы специально и не задумывался над словами, а они сами пришли к нему.

    Стихотворение кончается словами:
    ...не знаю сам, что буду

    Петь, — но только песня зреет.


    Эти слова тоже о непреднамеренности, естественности поэтического слова.

    — Попробуйте пересказать прозой стихотворение, выделите ключевые слова, что они передают?



    (Стихотворение прозой пересказать невозможно. Опорными словами являются: привет, солнце, свет, трепет листьев. По эмоциональному смыслу они близки друг другу, создают представление о сильном переживании — радости, счастье, любви. Это как звонкий музыкальный аккорд, от которого идет постоянное нарастание, усиление.)

    — Как соотносится внешний мир и чувства лирического героя?



    (Стихотворение считается цельностью. Все в нем внутренне связано друг с другом, говорится в едином порыве чувства, точно на одном дыхании. Предметы внешнего мира и чувства героя соотносятся, и все это находится в движении: радость героя – мир, залитый солнцем, — проснувшийся лес и каждая его ветка, жаждущая весны, — человеческое сердце, открывшееся счастью и готовое ему служить, — зреющая в душе торжественная песня. Таков стройный, цельный сюжетный ряд фетовского стихотворения.)

    — Каковы особенности языка, построения стихотворения.



    (Цельности стихотворения способствуют и повторы, которые скрепляют слова и приводят их в движение. Через равные периоды — во 2-ом стихе 1-ой строфы и в первом стихе всех последующих строф — повторяется слово рассказать: Рассказать, что с той же страстью...; Рассказать, что отовсюду...; так это слово крепко увязывает строфу со строфой, придавал всему стихотворению ощущение единства. Есть и другие слова-повторы, скрепляющие воедино поэтический текст: лес проснулся – весь проснулся; веткой каждой – каждой птицей; союзы что... что... что.

    Стихотворение написано четырехстопным хореем, лексика преобладает поэтическая и бытовая, выделяются такие тропы, как эпитеты: горячий свет, весенняя жажда; метафоры: солнце затрепетало по листам; олицетворения: лес проснулся, солнце встало. Многократное повторение союзов что, и придает стихотворению плавность, а перенос последнего слова предпоследнего стиха на последний стих логическим ударением выделяет главное смысловое слово стихотворения: любовь и радость жизни вызывают в душе человека песню.

    Важно, что все рифмы в стихотворении — женские, это встречается редко. Женская рифма протяжная, создает музыкальность: при-ве-том, вста-ла, све-том, затрепета-ло.)

    Благодаря женской рифме каждый стих и каждая строфа в интонационном отношении оказываются не вполне законченными. В последнем слове стиха отсутствует завершающий интонационный удар и мы невольно ждем продолжения. Стихи не расчленяются, и в результате стихотворные строки воспринимаются нами как тесное художественное единство.



    Концовка. Фет придавал большое значение концовке, считал, что в концовке должна сосредоточиваться вся сила стихотворения она должна быть такой, чтобы к ней нельзя было прибавить ни одного слова. Именно такова концовка стихотворения «Я пришел к тебе с приветом…». Она подлинно завершает лирический сюжет. Любовь и радость разрешаются песней. Песня — это высший взлет высшая точка радости. Для песни еще нет слов, но она уже есть, она просится наружу. В этом смысл финала; смысл этот вытекает и всего содержания и ставит в нем последнюю точку.

    Не все критики, современники Фета посчитали эту концовку удачной, говоря, что поэт сам не знает, о чем пишет, что воспевает, что его поэзия носит абсолютно бессознательный характер.

    Но Лев Толстой, который в последние годы жизни скептически относился к стихам, подошел к этому стихотворению объективно. Он говорил: «Когда Фет писал:

    ...не знаю сам, что буду

    Петь, - но только песня зреет,

    этим он выразил настоящее, народное чувство поэзии. Мужик тоже не знает, что он поет, -ох, да - ой, да - эй, - а выходит настоящая песня, прямо из души, как у птицы.


    II. «Шепот, робкое дыханье...»

    Лирическая пьеса «Шепот, робкое дыханье...» - относится к ранним стихотворениям. Стихотворение подлинно новаторское, было новым поэтическим словом как для русской литературы, так и для самого Фета. Стихотворение написано в конце 40-х годов. Впервые напечатано 1850 г. в № 2 журнала «Москвитянин».

    Из всех ранних стихотворений Фета, это стихотворение самое необычное и нетрадиционное. И оно не могло не обратить на себя внимания критики — как положительного, так и отрицательного. О стихотворении много писалось, и по разным поводам. Сочинялись пародии. Оно стало в представлении читателей и критиков «самым фетовским стихотворением», своеобразным поэтическим автопортретом.

    «Шепот, робкое дыханье...» — вызвало литературный скандал.

    Пародии:

    1) Эротически трактовал стихотворение Фета Добролюбов в 1860 г. в журнале «Свисток». Его остроумная и по-своему талантливая пародия на Фета:


    Вечер. В комнате уютной

    Кроткий полусвет.

    И она, мой гость минутный...

    Ласки и привет;

    Абрис миленькой головки;

    Страстных взоров блеск,

    Распускаемой шнуровки

    Судорожный треск...

    Сладострастные объятья,

    Поцелуй немой, —

    И Стоящий над кроватью

    Месяц золотой...


    2) Малоприметный поэт некрасовской школы Николай Вормс в остроумной пародии показал стихотворение Фета как бессмысленный набор хаотических фраз:
    Звуки музыки и трели, —

    Трели соловья,

    И под липами густыми

    И она, и я.

    И она, и я, и трели,

    Небо и луна,

    Трели, я, она и небо,

    Небо и она.


    3) Дважды пародировал Стихотворение Фета Дмитрий Минаев — остроумный сатирик, блестяще владевший пером. Сохранив некоторые формальные стороны поэтики Фета, он ввел в текст мысли и выражения из статей Фета:
    От дворовых нет поклона,

    Шапки набекрень,

    И работника Семена

    Плутовство и лень.

    На полях чужие гуси,

    Дерзость гусенят, —

    Посрамленье, гибель Руси,

    И разврат, разврат!..


    В другой пародии Минаев сыграл на контрасте между биографией поэта и его творчеством (кавалерийский офицер 13 лет).
    Топот, радостное ржанье,

    Стройный эскадрон,

    Трель горниста, колыханье

    Веющих знамен...

    Амуниция в порядке,

    Отблеск серебра, —

    И марш-марш во все лопатки,

    И ура, ура!


    Но все пародии не умаляют достоинств стихов Фета. Высоко оценили стихотворение Тургенев, Дружинин, Боткин и Достоевский. И для нас стихотворение Фета, безусловно, один из лучших образцов его лирики.

    В стихотворении на первый взгляд есть только хаотический набор звуков и зрительных впечатлений, но в действительности они образуют художественно убедительную последовательность. В начале — вечер, она пришла на свидание к нему, встреча влюбленных. Затем — ночь, проведенная наедине в упоении любви. Наконец, утро, слезы счастья и расставанья. Фет на параллелизме построил все стихотворение: мир природы и мир человека. И хотя нет ни одного глагола, стихотворение насыщено действием. Стихотворение построено на одних назывных предложениях. Ни одного глагола. Только предметы и явления, которые называются одно за другим: «шепот — робкое дыханье — трели соловья» ... Но все предметы существуют не сами по себе, а как знаки чувств и состояний. Называя ту или иную вещь, поэт вызывает в читателе не прямое представление о вещи, а те ассоциации, которые привычно могут быть с нею связаны. Главное смысловое поле стихотворения за словами. Основная тема стихотворения чувство любви. Чувство тончайшее, словами невыразимое, невыразимо сильное. Так о любви до Фета еще никто не писал.

    Стихотворение в стиле импрессионизма.

    (Импрессионизм в поэзии — это изображение предметов не в их целостности, а в мгновенных, случайных снимках памяти; предмет не изображается, а фиксируется обрывками, и не складывается в цельную картину).

    В стихотворении не плотская, а духовная любовь, на что указывает и финал стихотворения. Как всегда у Фета, он очень значим и истинно завершает лирический сюжет. Последние слова стихотворения — И заря, заря... — звучат не в ряду с другими, а выделено. Заря — это не очередное явление, а сильная метафора и сильная концовка. В контексте стихотворения заря — высшее выражение чувства, свет любви.

    В языке стихотворения можно отметить наряду с метафорой заря, серебро ручья; эпитеты: робкое дыханье, пурпур розы, дымные тучки, волшебные изменения лица; олицетворение: сонный ручей. Стихотворение написано хореем, женская рифма придает мелодичность и выразительность.

    Интересно полное бессоюзие в первых двух строфах, передающее динамику происходящего и, как бы завершая сцену свидания в последней строфе тройное употребление союза и снимает напряжение в динамике и вводит спокойную мелодику, передающую со стояние души влюбленных.
    Далее ученики могут устно или письменно ответить на вопросы:

    — Какое содержание доносит это стихотворение в пределах исключительно малого объема строк?

    — Какова степень подробности описаний происходящих изменений в мире природы?

    — Как переданы изменяющиеся отношения влюбленных?

    — Имеется ли логическая связь и непрерывность в цепи нарисованных картин?

    — В чем, на ваш взгляд, состоит необыкновенность формы этого стихотворения?

    — Как поэту удается передать — без единого глагола процесс изменений в природе и душевном состоянии человека?

    — В чем вы видите своеобразие лексического, грамматического и синтаксического строя стихотворения?

    — Какую роль играют в стихотворении долгие и короткие паузы? Где вы могли бы их расставить?

    — Какая нагрузка падает на последнюю строку стихотворения? В чем заключается многозначность повторяющегося слова «заря»?

    — Какие стилистические особенности стихотворения метко подмечены пародистами?

    — Чем можно объяснить редкостный шум вокруг «тихого» стихотворения? Полярность оценок?

    — Что дало основание М. Е. Салтыкову-Щедрину говорить о «благоуханной свежести», а Л. Н. Толстому о мастерстве?
    Домашнее задание.

    1. Сравнить стихи Фета с произведениями Тютчева.

    2. Вдуматься в стихи Тютчева о Фете («Иным досталось от природы...») и суждениях Фета об авторе «Фонтана» (в статье «О стихотворениях Ф.Тютчева»)
    Информация для учителя

    «Усилить бой бестрепетных сердец...»1

    Поэзия Ф. И. Тютчева и А. А. Фета — одно из драгоценнейших достояний классической литературы. Интерес к творчеству великих лириков мыслителей, проникновенных выразителей человеческих чувств, вдохновенных певцов природы всё возрастает. Привлекает не только трагический накал лирики Тютчева и Фета, но и жизнь поэтов, необыкновенная, яркая, наполненная драматическими поворотами.

    “Чарующий лиризм, исполненный какого-то праздничного веяния жизни” находили в творчестве Фета современники. “Одним из самых замечательных наших поэтов” считал Тютчева Тургенев; для Л. Н. Толстого Тютчев как лирический поэт превосходит даже Пушкина, а Фет равен Пушкину, но “в своей области”.

    Тютчев и Фет отразили предчувствие надвигающихся катастроф, социальных и личностных катаклизмов, — ощущение “непрочности и хрупкости человеческого бытия” стало в их лирике определяющим. От мировых трагедий к интимным переживаниям пытается уйти в своей поэзии Фет; Тютчев же тяготеет к синтезу вселенских и человеческих катастроф. В поэтическом наследии Фета и Тютчева выделяют лирику природы, любовную лирику, трагическую, философскую... Мы же попытаемся дать общую характеристику творчества поэтов-современников, подробно остановившись на бесспорно тождественных моментах. Следует напомнить, что лирика Фета и Тютчева обнаруживает знакомство с философскими идеалистическими теориями. Отмечают сильное влияние на Тютчева в так называемый мюнхенский период жизни идей и личности Шеллинга; Фет же в 70—90-е годы увлекался творчеством Шопенгауэра, более того, переводу его работ он отдавал много сил и времени.

    Влияние немецкой идеалистической мысли на русское общество середины ХIХ века было очень велико — о космогонии позднего Шеллинга спорили в литературных салонах, в кружках лучших умов времени (например, “западники” кружка Станкевича). Творчеству Тютчева оказались близки натурфилософия, космогония Шеллинга; Фет находил созвучие своей поэзии в трудах Шопенгауэра. Но попытка установить тождество философских систем и поэтического мира Тютчева и Фета может привести к излишне вольной трактовке того и другого. Как заметил Тургенев, обращаясь к творчеству Тютчева: “Каждое его стихотворение начиналось мыслию, которая как огненная точка, вспыхивала под влиянием глубокого чувства или сильного впечатления”. И творчество Фета по многим наблюдениям в основе своей построено на бывшем, случившемся когда-то. Как правило, это в большей мере отражено в любовной лирике, связанной с воспоминаниями о Марии Лазич (“Alter Ego”, “Ты отстрадала, я ещё страдаю...” и другие), где лейтмотивом звучит:
    Пора о счастии учиться вспоминать
    В философии идеализма мир прекрасного, гармонии и красоты тесно связан с миром природы; “великую и возвышенную книгу природы” Тютчев и Фет не перестают перечитывать, оставаясь учениками благодарными и внимательными. Ещё современники Фета (в частности, Салтыков-Щедрин) подчёркивали полнейшее слияние с природой в его лирике. В “голосе” Фета Салтыков-Щедрин слышал голос живого существа, такого же, как трава, деревья, животные. Поэт может “молчать” их языком, погружаясь в статическое созерцание (“Учись у них, у дуба, у берёзы…”). Тютчевское отношение к живому наиболее полно выразилось в афоризме:
    Не то, что мните вы, природа...
    Тютчев и Фет от внешнего мира, социальных проблем уходят в глубинные переживания души, апеллируя к возвышенным чувствам, красоте. Для поэтов красота разлита во всём — в окружающей действительности, в природе, в женщине как высшем воплощении красоты. Способность заметить красоту среди случайного и поверхностного характеризует эстетическое начало, безупречное поэтическое чутьё “певцов жизни”. Фет и Тютчев, как утверждают исследователи, в момент творчества отдают стихотворению лучшее, что есть в их мире, они растворяются в своём творении.

    Космогония находит выражение в ранних стихотворениях Тютчева (написанных до 40-го года) и поздних (70—90-е годы) стихотворениях Фета (“Опавший лист ещё дрожит от вашего движенья…”). Созданные в 1829- 1830-е гг. тютчевские “Видение” (“Есть некий час в ночи…”), “Цицерон”, “Silentium!” отражают теснейшую связь восприятия поэтического мира с натурфилософией. При этом особую значимость приобретает тема творчества, высшего назначения поэта-мыслителя, — Муза, говорящая среди “всемирного молчанья”, равна в своём величии олимпийским богам. Отмечают несомненное взаимопроникновение идей вышеназванных стихотворений. Молчание становится единственным средством, чтобы спасти внутренний мир от суетной и глумливой толпы, “убийственных забот”. Внутреннее сходство более позднего, камерного и лиричного “Когда в кругу убийственных забот…” с циклом о молчании осталось почти не замеченным, а оптимистичный образ весны, “повеявшей отрадным”, гармонично примиряет мечту и реальность.

    Художники-мыслители Тютчев и Фет вторгаются в тайную, ночную жизнь, где акценты смещены, существуют только крайние проявления души мировой и человеческой. Это не звучало диссонансом с философскими идеями, захватившими умы, наоборот, лирика Тютчева и Фета помогла донести до современника новый взгляд на природу и человека. В 50-е годы ХIX века началось возвращение интереса к поэзии: “Стихов, ради Бога, стихов!” — просили редакторы литературных журналов той эпохи. Творчество Фета и Тютчева нашло отклик в сердцах и умах новых читателей, по рядком уставших от прозы 40-х годов.

    В 1860 году появляются новые стихотворения Фета в “Москвитянине” в “Отечественных записках”; в 1854 году вслед за стихотворениями Тютчева в “Современнике” выходит статья И. Тургенева “Несколько слов о стихотворениях Ф. И. Тютчева”. В статье Тургенев назвал Тютчева одним из замечательных наших поэтов, завещанных нам приветом и одобрением Пушкина. О творчестве Тютчева писал и Некрасов в статье “Русские второстепенные поэты”. После оценки Тургенева и Некрасова к Тютчеву приходит известность, критика обратила пристальное внимание на его поэзию. В частности, образы лирики Тютчева использовались в яростной полемике между критикой “чистого искусства” (Боткин, Дружинин, Фет) и критикой демократической в лице Добролюбова.

    Критики часто упрекали Тютчева и Фета в злоупотреблении “неправильными и изысканными” выражениями. Так, ещё современник Фета Фидлер удивлялся, увидев в стихах “травы в рыдании”, “румяное сердце” (о розе), “сердце цветёт” и заключал: “Не понимаю, не могу понять!” Обращаясь к поэтическому наследию Фета, многие склонны считать подобные “изыски” результатом постоянных экспериментов его с художественной формой (в доказательство приводятся разнообразные стихотворные размеры, александрийский стих, гекзаметр, подбор новых, необычных эпитетов, сравнений, олицетворений).

    И думается, что термин “поэзия импрессионизма”, применяемый к лирике Тютчева и Фета, всё чаще и чаще как нельзя точно отражает поиски поэтов-мыслителей и поэтов-художников. В их стихах находит отражение неясное, несбывшееся, смутное, неуловимое, сиюминутное движение души. Поэт сам будто бы затрудняется уловить свою мысль, зафиксировать её и развить; так, у Фета:


    Не знаю сам, что буду петь, -

    Но только песня зреет.


    Подобный способ изображения, по словам и Тютчева и Фета, ярко проявился в творческой манере Гейне, его недосказанности, фрагментарности, бессознательности. Романтические символы: ночь, окно, луна, сад, отражение в воде — наполняют мир поэтической фантазии; Фет ставит для себя сверхзадачу — уловить и передать мечты и сны, неуловимые, рождённые полубезумным сознанием поэта.

    Часто (особенно ярко это проявляется у Тютчева) смутное даже пугает лирического героя, но в то же время доставляет неизъяснимое блаженство. Тенденция эта найдёт своё продолжение в лирике поэтов-символистов, особенно ярко проявившись в поэзии Блока.

    Традиционным для поэтики импрессионизма считают стихотворение Фета “Шёпот, робкое дыханье...”, его же “Какое счастие. И ночь, и мы одни…”, тютчевское “Есть в светлости осенних вечеров...”. Стихотворения рассказаны на одном дыхании, в них сопрягаются две ипостаси человеческого бытия: жизнь сердца и жизнь разума, личное и всё сущее. “Лирическая дерзость”, как она часто именуется, помогает соединить мерцающий ток индивидуального с панорамным описанием природы. Именно эта способность вызывала восхищение Л. Н. Толстого, он был уверен, что в “Войне и мире” многие страницы (князь Андрей под небом Аустерлица, встреча со старым дубом) написаны под влиянием тонкой, неуловимой поэзии Фета.

    Сам Фет считал, что только поэзия ощущения, воспоминания, мгновения, далёкая от социальных проблем, является подлинной поэзией. В полемике “чистого” и демократического искусства поэзия Фета и Тютчева подвергалась особенно тщательному анализу. Фет, принимавший в этом участие, привлекал лучшие образцы поэзии Тютчева в качестве примера превосходства “чистой поэзии”. Но сторонники демократического лагеря к поэзии Тютчева относились как к серьёзному явлению. Лирику же самого Фета они считали “безыдейной, ограниченной, оторванной от жизни”. В лирике Тютчева Добролюбов находил и значительную страстность, и суровую энергию, глубокую душу.

    Главным проявлением душевной жизни человека была и остаётся любовь, и в ней находит Тютчев основу главным образом демоническую, так же, как и в явлениях природы. Любовь в этом мире приносит человеку блаженство, наивысшее счастье, но она же и бросает в бездонную пропасть.

    В 1850 году в жизни Тютчева произошла встреча с Е. Денисьевой, ставшая “роковой”. В 70—80-е гг. поэт создаёт серию стихотворений о жестокой и горькой любви, разрушающей жизнь окружающих людей, любимого человека (“О, как убийственно мы любим…”). В своём отношении к любви Тютчев исходит из положения, что земной любви предопределено быть разрушающей, роковой:


    Любовь, любовь — гласит
    И о любви Тютчев говорит, объединим светлые и тёмные силы в вечной борьбе, в познании глубин ада и высот рая, одинаково прекрасных и губительных. “Денисьевский цикл” о “преступной любви” Тютчева, стихи, посвящённые Марии Лазич, Фета открывают новую грань взаимоотношений любящих — жизнь и смерть определяются возможностью или невозможностью существовать одновременно с толпой обывателей. Суд окружающего света, зависть, интриги для Тютчева и Фета - самое страшное из того, что уготовано судьбой, должно вызывать справедливый протест и готовность отстоять свое чувство. В лирических новеллах возникают образы реальных женщин, реальные взаимоотношения. Перед читателем доверчивая, преданная женщина, забывающая нормы света ради любимого человека. И Тютчев, и Фет восхищаются своими любимыми, повторяя, что свет, ворвавшийся в их счастье, не победил сильной личности. Фет, потерян любимую женщину, долгие годы вспоминает о ней, создаёт идеальный образ, обращение к которому всякий раз – счастье и мука. Лирический герой Фета скорбит о потере, но надеется, что после смерти всё равно соединится с ней:
    Та трава, что вдали на могиле твоей.

    Здесь, на сердце она,

    Чем старее оно, тем свежей.
    Большая часть любовной лирики Тютчева и Фета носит ярко выраженный музыкальный характер (“Я встретил вас…”, “Я тебе ничего не скажу…”, цикл Фета “Мелодии”), определяется вслед за Аполлоном Григорьевым как “музыкально-неуловимая”. Фет часто подчеркивал необходимость музыкального звучания в лирике. Она ориентирована на романс, создана в традиции романса и в русле этой традиции воспринимается (музыкально экстатическая, как её называют).

    Музыкальность, символика и аллегория лирики позволяют считать поэзию Тютчева и Фета истоком символического направления ХХ века. Фет и Тютчев воспринимались символистами как великие мудрецы и гуманисты, которые трагедию, страдание, боль превращают в красоту и радость:


    Чужое вмиг почувствовать своим.

    Шепнуть о том, пред чем язык немеет.

    Усилить бой бестрепетных сердец...
    - именно так, в неистребимой способности всё “пропустить через сердце”, воспринимается сегодня творчество Фета и Тютчева.


    Урок 8 (76). Резервный


    1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Урок 1 (69). Этапы биографии и творчества Ф. И. Тютчева. Основные темы и идеи лирики. Лирика природы