страница1/7
Дата11.10.2018
Размер1.63 Mb.
ТипРеферат

В. М. Кузавков История лесной промышленности России


  1   2   3   4   5   6   7

В.М. Кузавков

История лесной промышленности России


Санкт-Петербург

2003
Все иллюстрации взяты из достоверных исторических источников и не только поясняют сказанное в тексте, но и усиливают аргументацию автора. Факты, изложенные в книге, малоизвестны широкому читателю, некоторые из них публикуются впервые.

Введение


Предлагаемая учебная дисциплина призвана расширить и углубить общее представление об отрасли, в которой выпускникам нашего вуза предстоит работать в качестве ведущих специалистов. Ее содержание нацелено на то, чтобы проследить развитие основных отраслей лесопромышленного комплекса нашей страны, начиная с древнейших времен и до 80-х г.одов XX в.

основные источники изучения данной темы: документы, хранящиеся в фондах архивов (в первую очередь Российского Государственного исторического архива и Российского Государственного архива Военно-Морского флота), историческая литература, относящаяся к данной теме, крайне немногочисленная, и техническая литература XVIII – XX вв., содержащая описания и чертежи оборудования и технологий, применявшихся в лесопромышленном комплексе. Важный материал по истории отрасли содержится также в публикациях археологов.

Лесопромышленный комплекс в настоящее время охватывает довольно большое количество отраслей. Это| лесозаготовительная промышленность, лесопильная, деревообрабатывающая промышленность, из которой в свою очередь выделяется мебельная промышленность, производство деревянных строительных деталей и конструкций, промышленность музыкальных инструментов и т. д. Это также целлюлозно-бумажная, гидролизная, микробиологическая, лесохимическая промышленность. Общим для всех этих отраслей является сырье, заготовляемое в лесу, древесина и другие компоненты дерева, например, живица.

С точки зрения технологии переработки древесины весь лесопромышленный комплекс можно разделить на две группы, соответствующие двум основным технологическим принципам, на механическую обработку древесины и химическую переработку древесного сырья. Эти два ведущих технологических принципа оказались основополагающими, стержневыми, пронизывающими всю историю техники и технологии от зарождения лесной промышленности до ее современного состояния. Именно на совершенствовании и развитии одного из этих технологических направлений возникали и развивались все основные производства и отрасли современного лесопромышленного комплекса.

В настоящем исследовании основное внимание будет уделено первому из указанных принципов, механической обработке древесины, лесозаготовительным и деревообрабатывающим производствам.Лесохимические производства будут представлены лишь наиболее важными этапами развития.

Изучая технику и технологию лесной промышленности, нужно иметь в виду, что она развивалась в органическом единстве с техникой и технологией всех других отраслей, на базе науки и производственной практики своего времени. Поэтому в настоящем исследовании в какой-то мере учитывались теоретические положения и выводы, выработанные такой наукой, как история техники, в частности, некоторые критерии, относящиеся к периодизации истории лесной промышленности.

В целом в основу периодизации истории отраслей лесопромышленного комплекса положены следующие признаки: для первых разделов пособия основополагающим является переход от низших к более высоким стадиям производства - от ремесленного и кустарного производства к мануфактурному, от мануфактурного к фабрично-заводскому машинному производству. В XX веке периодизация истории отраслей лесопромышленного комплекса в основном совпадает с периодизацией, принятой в политической истории нашей страны. Это объясняется тем, что начиная с 1917 г. развитие лесопромышленного комплекса, как и всего народного хозяйства нашей страны, в решающей степени зависело от политики государства и общественно-политической обстановки в нашей стране. Кроме того, за этот исторический период мы имеем несравненно больше документального материала.
Возникновение лесного законодательства на Руси
Лесное законодательство на Руси возникало как часть общего законодательства. Его источниками были: так называемое обычное право, трудовое право(согласно которому вещь принадлежит тому, кто её сделал), государственная (княжеская) власть и право, определявшее порядок наследования. После ведения христианства в качестве одного из источников лесного права становится православное каноническое право. Применение этих общих источников права к специфическим условиям лесопользования и лесоэксплуатации на Руси привело к возникновению правовых норм, которые можно отнести к лесному законодательству.

С одной стороны, дикорастущий лес в изобилии покрывал громадные пространства в пределах лесной полосы Европы и был общедоступным природным материалом, что обесценивало его в глазах местного населения. С другой стороны, лес был единственным источником топлива и других жизненно важных материалов, давал основной строительный и поделочный материал, в нем добывалась значительная часть продовольствия, что превращало его в важнейший объект хозяйственной деятельности. Хозяйственная деятельность в лесу становилась все более разнообразной, интенсивной и требовала правового регулирования. В-третьих, правовые отношения в лесу наслаивались на отношения земельной собственности, территориальной принадлежности.

Размышляя о русской истории, великий ученый и философ В.И. Вернадский писал: "Русский народ| не только народ-пахарь, он также лесопромышленник и скотовод, и народ-посредник между разными хозяйственно-природными областями, народ-торговец. Лишь только благодаря сочетанию всех четырех направлений хозяйственной деятельности, считает В.И. Вернадский, русский народ в своем историческом развитии смог хозяйственно освоить громадное пространство евразийского континента и создать столь обширное государство.

Одним из первых исследователей истории лесного законодательства на Руси можно считать профессора Санкт-Петербургского лесного института Н.В. Шелгунова. Он читал студентам курс лекций по истории русского лесного законодательства, собрал и обобщил богатый фактический материал, начиная с Киевской Руси и кончая первой третью XIX века, началом царствования Николая I. Однако его работы не переиздавались с 60-х годов XIX в. и в настоящее время совершенно неизвестны широкому читателю. Основными вопросами, рассматриваемыми Н.В. Шелгуновым, являются отношения собственности на лес, лесная торговля, древнерусское законодательство о лесе, в том числе грамоты московских великих князей, грамоты князей других княжеств, церковные книги, использовавшиеся для Регулирования отношений, возникавших в процессе лесоэксплуатации, а также в процессе развития лесных промыслов и деревообрабатывающих ремесел Древней Руси.

В Киевской Руси лес не считался собственностью. Люди пользовались им так же свободно, как воздухом или водой. Отношения собственности возникали лишь на почве трудовых отношений. Так, например, бревно принадлежало тому, кто срубил и обработал дерево. Бревно можно было продать. Если же на срубленном дереве находилась борть (улей пчел), то срубивший дерево должен был заплатить хозяину этой борти или каким-либо другим способом компенсировать материальный ущерб. Расчистка земли, занятой лесом, под пашню или сенокос считалась полезным делом, если даже срубленный при этом лес сжигался. Правда, нанесение лесу значительного ущерба без всякого хозяйственного предназначения влекло общественное осуждение и даже наказание.

Вторым источником собственности на лес (после трудового права) была государственная власть, власть князя, передаваемая по наследству в соответствии с установившимися законами. Наследники получали вотчину, т.е. все, что принадлежало их умершему отцу. Наследники умершего князя получали его власть и его земли, в том числе и лес, в собственность. Таким образом лес постепенно становился собственностью государя, князя, позже царя. Однако подданные этого князя или царя имели право свободно рубить княжеский или государев лес на собственные нужды, поскольку они тоже были государевыми или княжескими.

Великий князь московского государства Иван III, основоположник российского дворянства, первым из московских государей стал платить служилым людям, выделением им в пользование участков земли - поместий. При выделении поместья учитывали четыре угодья, жизненно необходимых в ту историческую эпоху. Это - пашни, сенокосы, водопои и лес. С лесом, входившим в состав поместья, помещик мог обращаться по своему усмотрению, т.е. мог его частично вырубить и превратить в пашню или сенокос, мог продать. Но иногда были поместья, не имевшие своего леса. Тогда помещику предоставлялось право въезда в казенный лес, государев, для заготовки древесины на хозяйственные нужды поместья и его крестьян, но не для продажи. Это так называемые въезжие леса. Расчищать въезжий лес под пашню или сенокос помещик не имел права. Вообще

помещичья собственность на лес имеет свою историю, в России она достигала до трети лесопокрытой площади.

Со времен раннего средневековья имелись на Руси и леса, принадлежавшие отдельным городам, посадам, монастырям, затем войску Донскому и другим казачьим войскам, немецким колонистам (с 1762 года), крестьянским обществам, т.е. были коллективные формы собственности на лес и лесопользование.

С правами собственности непосредственно связана охрана лесов. Первые формы охраны леса по существу совпадали с охраной границ российского государства. Лес представлял собой пограничный рубеж так же, как река, горный хребет или берег моря. Уже в середине XIV века русские княжества завели на юго-западных и южных границах постоянную стражу для наблюдения за передвижением татаро-монгольских отрядов, ордынцев, как их называли на Руси.

Лес и другие естественные рубежи осматривались стражей путем объездов, в наиболее важных местах были устроены скрытые наблюдательные пункты, притоны. Впоследствии здесь возникли укрепленные острожки и крепости.

Лес, первоначально служивший своего рода демаркационной линией, постепенно стал рассматриваться как своеобразное пограничное укрепление. Его полагалось засечь с приближением неприятельских войск, т.е. срубить и сделать непроходимый для тогдашних войск лесной завал. Такой лес стали называть засекой, а пограничную стражу- засечными сторожами.

В мирное время засечные сторожа должны были содержать постоянные караулы и охранять не только границу от неприятеля, но и засечный лес от порубок местных жителей. За срубленное в засеке дерево полагался штраф в довольно крупных размерах. В московском государстве засечные В XVII в. сторожа находились в ведении Пушкарского приказа, получали жалование пахотными землями и сенокосами. Засечные сторожа обязаны были постоянно содержать караулы, надзор за сторожами осуществляли засечные головы. При назначении новых сторожей прежние должны были за них поручиться, что принятые на службу будут добросовестно выполнять свои обязанности. В противном случае на поручителя налагалась пеня по усмотрению

государя.

Упразднены лесные засеки лишь в 1762 году.

Вторая причина, вызвавшая необходимость в охране лесов, диктовалась потребностями самого леса. Близ крупных городов и населенных пунктов леса быстро истощались. Поэтому царская или княжеская власть выдавала охранную грамоту на тот или иной участок леса. Обычно это делалось по просьбам монастырей и церкви. Охранная грамота запрещала рубить деревья в этом лесу на определенный период или навсегда. Так возникли первые заказники и заповедники. Одним из первых таких заповедников был лес, принадлежавший Троице-Сергиевскому монастырю.

Иногда охранные грамоты запрещали рубить определенные породы деревьев, которым грозило полное истребление. Такие деревья считались заповедными. Охрану заповедного леса обычно осуществлял тот, по чьей просьбе издавалась охранная грамота - монахи, княжеские слуги.

Третьей причиной охраны леса явился оброк, т.е. плата натуральными продуктами владельцу земли или леса. Оброчными статьями леса были древесина, бортничество, другие ухожья. Взявший лес в оброк охранял его от других пользователей, в том числе и от браконьеров оброчных статей. Охраняли лес также помещики в пределах своих поместий и другие владельцы лесных дач. Однако охрана лесов не была абсолютно запретительной для лесопользования. Она в основном сводилась к контролю за лесопользованием. Так, например, служилые люди имели право рубить лес в любом месте, не считаясь с тем, кто владелец леса, но только на собственные нужды, а не на продажу. Рубить сухостой и валежник вообще никогда не запрещалось, это называлось чистить лес.

Русь издревле торговала лесом и лесопродуктами. Об этом свидетельствуют таможенные пошлины, зафиксированные в разных документах и в разные времена. Так, например, Таможенный устав города Новгорода 1571 года перечисляет размеры пошлин на следующие товары: угли, лубьи, лучины, гробы, избы, клети, погреба, столы, кальи, доски, тес, драницы, короба, сани, колеса, корыта, лапти, жернова, лыка, мочала, рогожи. Это свидетельствует о многообразии лесных промыслов и о масштабах лесоэксплуатации и лесопользования на Руси.

Для крупномасштабных лесных вырубок требовалось испрашивать особое разрешение у государя. N.В. Шелгунов приводит, например, такой случай. В 1604 г. (в так называемое смутное время) верхнетурский священник Иона начал строительство монастыря в честь мучеников Бориса и Глеба. Лес Иона вырубил с разрешения тамошнего воеводы Плещеева и головы Хлопова, но оказалось, что они не имели права на такое разрешение. Иона просил царя простить ему этот долг, и царь простил, но в виде исключения, по особой грамоте.

Позже, в царствование Михаила Федоровича, для получения царского разрешения на крупномасштабные рубки леса стали требовать составления сметы, на какие цели, какие породы леса и в каких количествах потребуется вырубить. В частности, такие сметы требовалось составлять при строительстве или ремонте крепостных стен, острогов и других сооружений военного назначения.

С 1686 г. вводится торговая пошлина на сплавляемый лес.

Лесные промыслы древней Руси

Охота, рыбная ловля, бортничество, их упадок; углежжение


Наиболее распространенным лесным промыслом на Руси издревле считалась охота, приносившая значительную часть продовольствия, а также меха. Меха"куны" (куницы) были у восточных славян прототипом всеобщего эквивалента - денег.

В X - XII вв. в Киевской Руси складываются отношения собственности на охотничьи угодья| участки леса, рек, озер, благоприятные для популяции промыслового зверя и птицы и на звериные ухожья, ловли, ловитвы, бобровые гоны и т.д. Историк второй половины XIX в. Н. Аристов на основе изучения летописей составил своего рода карту наиболее известных в Киевской Руси охотничьих угодий и ухожий. Он пишет: "Волхов славился гоголиными ловлями, обилием соболей славились Югра и Самоять, подвластные Новгороду, в белозерских лесах, около Шексны водилось много медведей, Двинская земля (ныне Вологодская область) славилась белками, бобрами, водились там и соболи. Куницы и бобры в изобилии водились в ярославских и костромских краях. Много бобровых гонов было под Москвой и Рязанью. У буртас (мордва) процветала охота на чернобурых лисиц и черных куниц".

Аристов Н. Промышленность Древней Руси. СПБ., - 1866. – С.63.

По данным летописей, в лесах Восточной Европы в древности водились: туры (зубры), буйволы, лоси, олени, серны, дикие козы, вепри (кабаны), пардусы (рыси), волки, белые волки, лисицы, векши (веверицы), горностаи, выдры, песцы, хорьки, сурки, лески, норки (норицы), зайцы и т.д., водилось большое разнообразие диких промысловых птиц: гусей, уток, лебедей, чередей, журавлей, тетеревов, рябчиков (рябов), крастелей (перепелок), гоголей, куропаток, орлов, соколов и т.д. Охота была княжеским занятием, а не только забавой, развлечением. На землях князей и бояр охотники селились слободами, поселками. У них была довольно узкая специализация. Сокольники содержали ловчих птиц: соколов, кречетов-белых соколов, ястребов. Охота с применением ловчих птиц была столь же распространенным явлением как и охота с помощью собак. Были псари, бобровники, тетерники, ловцы лебединые, заичьи, гоголиные и т.д. Жители охотничьих слобод были вольными слугами князя. За свою службу они получали в пользование участок земли.

Способы охоты.

Главное состояло в том, чтобы поймать дичь, лук и

стрелы в лесу малоприменимы. Ловчий сокол ценился наравне с

собакой. Наиболее распространенным орудием лова было тене-

то> - крупноячеистая сеть, сплетенная из ниток, бечевок,

конского волоса и т.д. Тенето применяли для ловли зверя,

а также после некоторого видоизменения и под другими назва-

ниями для ловли птиц и в рыболовстве. Тенето (сети) были из-

вестны на Руси уже во времена князя Олега. На лосей и оленей

по борам расставляли петли, которые затягивались самым зве-

рем, когда он пытался убежать. На куниц, песцов, лисиц, со-

болей ставили рожны - высокие плахи (доски) с расщелинами на

верхнем конце. У подножья, на середине и вершине рожна клали

приманку. Пытаясь достать верхнюю приманку, зверь подпрыги-

вал, хватался за верхний край плахи, но при этом его перед-

ние лапы попадали в расщелины и собственной тяжестью зажима-

лись в них так, что зверь не мог их высвободить. На зайцев,

рябчиков и другую мелкую дичь ставили силки - петли удавкой,

свитые из хвостового конского волоса. На медведя ходили с

рогатиной. Это двулезвийный широкий нож на древке с перекла-

диной.

Рыболовство.



Наши предки отдавали предпочтение мясу, рыбные блюда

пользовались у них значительно меньшей популярностью. В

XII в. в церковной среде шла продолжительная дискуссия о

том, чтобы смягчить требования поста и разрешить священно-

служителям мясную пищу во время поста. Однако победу одержа-

ли сторонники воздержания, и с той поры церковь, служители

культа стали уделять рыболовству повышенное внимание. В ле-

тописях и других письменных источниках, относящихся ко вре-

мени X-XIV вв., упоминается короп (карп), карась, линь, щу-

ка, плотва и молиц (что означало, видимо, мелкую рыбу разных

сортов), а также осетровые - белуга и семга. Во время архео-

логических раскопок Древнего Новгорода в слоях

X - XIV вв. обнаружены остатки 24 видов рыб. Наиболее расп-

ространенными объектами рыбной ловли были судак, лещ, щука и

окунь. Встречались также балтийский осетр, волховские сиги и

лососи. Из рыболовных снастей упоминается ез (яз, или кол),

мрежа (мережа), невод, поплавной невод, сеть, бредень (бред-

ник), уда (удица, лукота). Наиболее древним и оригинальным

устройство для лова рыбы является ез. Устраивался он следую-

щим образом. Поперек небольшой реки ставили частокол, или

плетень, через который рыба не могла уйти вверх по течению.

Опорой частокола служили сваи, забитые в дно реки с <174>от-

ногами<175> (подпорками) против течения реки. Расстояние

между сваями забивалось жердями, которые переплетались

прутьями, хворостом. В плетне оставлялись пролеты, в которые

заходила рыба. Ширина пролетов была от двух аршин до двух

саженей (1,5<197>4м). Пролет тоже окружали загородкой,

<174>кошелем<175>. Если хотели ловить верховую рыбу, то в

кошель опускали сежу (сетчатый рукав), от жерловины которой

к колокольчику над водой протягивали шнурки или бечевки. По-

павшись в сежу, рыба задевала эти бечевки и производила

звон. Сежу быстро вынимали из воды и доставали рыбу. Если

хотели ловить донную рыбу, то в кошеле ставили <174>из-

бу<174> с решетчатым полом, или решетом с запуском (отпуск-

ной дверцей) и с насторожкой. Когда рыба <174>входила в из-

бу<175>, запуск падал, и решето перевесом поднималось вверх.

Ез, поставленный в половину или треть ширины реки, в некото-

рых источниках называют заезком. Таким образом, ез представ-

лял собой стационарное сооружение, которое эксплуатировалось

в течение нескольких месяцев. Его преимущество перед другими

рыболовными снастями состояло в том, что он сооружался пол-

ностью из подручных материалов<|><197><|>тонкомерного леса и

кустарника, ивняка, обычно в изобилии растущего по берегам

рек.

Бортничество -



это лесное пчеловодство. В стволе дерева вы-

далбливали дупло особой формы и устраивали в нем жилье для

пчелиного роя. Уже в IXв. восточные славяне занимались

бортничеством и торговали медом и воском, например, с Визан-

тией. В XIVв. появляется кузовное пчеловодство. К стволам

деревьев подвязывали специальные кузовья и долбленки, в ко-

торых селились пчелы. Затем, по-видимому, в XVв., колоды

с пчелами стали переносить с места на место. Переход к па-

сечному пчеловодству окончательно произошел лишь в XIXв.

Со времен ПетраI в связи с политикой охраны корабельных

лесов российское правительство начинает ограничивать занятие

бортничеством. Вальдмейстерам и лесным стражам велено было

взять бортничество под особый надзор. Устраивать новые борти

можно было лишь с разрешения лесной стражи, которая ставила

особое клеймо на дереве, отведенном под устройство борти.

Вводится особый налог на бортничество. Во второй половине

XIXв. бортничество в основном было сведено на нет, им

продолжали заниматься главным образом лишь сами лесные стра-

жи. В XVI<197>XVIIвв. происходит упадок охотничьих про-

мыслов и рыболовства, уменьшается их роль в экономике стра-

ны. Сначала в центре Московского государства, а затем на юге

поселки бобровников и охотничьи слободы превращаются в па-

шенные села. Культура создания лесных ухожий, звериных и

рыбных ловель во многом утрачивается. Причины этого упадка:

более высокая продуктивность пашенного земледелия, которое в

это время переходит к пропашной системе, упадок крупного

вотчинного землевладения (удельных князей и бояр), насажде-

ние помещичьего землевладения, усиление крепостной эксплуа-

тации крестьян.

Углежжение

Это - процесс получения древесно-

го угля путем переугливания дерева. Он происходит, если де-

рево нагревается свыше 200 градусовЦ, при ограниченном

доступе воздуха, а еще лучше<|><197><|>без доступа воздуха

(пиролиз). Древесный уголь имеет теплотворность около 6900

килокалорий, т.е. в 2,5<197>3 раза большую, чем дрова, и

горит, не выделяя пламени. Древесный уголь был первым и в

течение более трех тысяч лет единственным видом топлива, ко-

торое применялось при выплавке железа, затем чугуна и стали.

Чтобы восстановить металлическое железо из его окислов, на-

ходящихся в железных рудах, требуется развить температуры

около 1100 градусов по Цельсию. Дровами такую температуру

развить невозможно. Первые каменноугольные копи были заложе-

ны в 1238г. (Нью-Кестль, Великобритания), а первая успеш-

ная попытка применить каменный уголь для выплавки железа

произошла лишь в 1620 или в 1621 году. Систематическое при-

менение каменного угля для выплавки чугуна началось с

1735г. (Авраам Дерби-сын, Кольбрукдельские заводы, Вели-

кобритания). До этого времени вся черная металлургия держа-

лась исключительно на древесном угле. Другого топлива для

нее не существовало. Самые древние предметы из железа, най-

денные археологами, датируются серединой второго тысячелетия

до н.э. Значит, в это время уже существовало и углежже-

ние, получение древесного угля. На территории Восточной Ев-

ропы железо получило распространение на рубеже первого и

второго тысячелетий до н.э. Следы наиболее древней вып-

лавки железа на территории нашей страны найдены археологами

в слоях VIIIв. до н.э. во время раскопок поселения на

Дюне Умиления около Галичского озера. Судя по найденным ос-

  1   2   3   4   5   6   7

Коьрта
Контакты

    Главная страница


В. М. Кузавков История лесной промышленности России