• Муниципальная общеобразовательная школа – интернат Лыкошинская школа – интернат среднего (полного) общего образования №2 Реферат по краеведению
  • «Усадьбы в окрестностях посёлка Лыкошино и их обитатели». Работу выполнила ученица 10 класса Старовойтова Ольга .
  • Руководитель учитель краеведения Бойкова Ирина Алексеевна . 2009 г.
  • Ольги Кршивицкой



  • страница1/3
    Дата16.05.2017
    Размер0.67 Mb.
    ТипРеферат

    В сентябре 2008 года я вместе с группой учащихся нашей школы в очередной раз была на экскурсии в Суворовском – Кончанском


      1   2   3



    Муниципальная общеобразовательная школа – интернат Лыкошинская школа – интернат среднего (полного) общего образования №2

    Реферат по краеведению
    «Усадьбы в окрестностях посёлка Лыкошино и их обитатели».

    Работу выполнила ученица 10 класса

    Старовойтова Ольга.

    Руководитель

    учитель краеведения

    Бойкова Ирина Алексеевна.

    2009 г.

    План работы:

    1. Вступление - 4 стр.


    1. Усадьбы в районе посёлка Лыкошино и их владельцы:

    2.1. Имение «Сухое».

    Владелица Ольга Александровна Кршивицкая- 11 стр.

    2.2 Имение «Сопки».

    Владелец статский советник Александр Николаевич Лизарх –фон – Кениг – 15стр.

    2.3. Усадьба «Ключи».

    Владелец Михаил Павлович Чехов – 19 стр.

    2.4. Усадьбы в Широком:

    «Сорокины горы». Владелец Николай Иванович Грусс.
    «Ландышева гора». Владелец Михаил Ефимович Грумм – Гржимайло.
    «Зелёная дача». Владелец Михаил Дмитриевич Ван – Путтерен – 26 стр.

    2.5. Дача «Борисово»

    Владелец купец первой гильдии Николай Ефремович Бельтихин – 30 стр.
    2.6. Усадьба «Михайловское».

    Владелец Кронид Александрович Панаев – 33 стр.

    2.7. Усадьба «Байнёво»

    Владелец Валериан Александрович Панаев

    Усадьба «Боровенцы»

    Владельцы Сергей и Юрий Дягилевы – 37 стр.
    2.8. Усадьба «Красный Бор».

    Владелец князь Юрий Оболенский – 39 стр.

    2.9 Усадьба «Лухино»

    Владелец Аркадий Захарович Меркель – 41 стр.

    2.10. Усадьба «Исаево»

    Владелец Иванов Гермоген Иванович – 41 стр.

    2.11. Усадьба «Абакумово»

    Владельцы дворяне Солоповы – 42 стр.

      1. Усадьба «Языково - Рождественское».

    Владельцы Николай Ильич Миклуха и Дмитрий Васильевич Стасов – 44 стр.

    2.13. Усадьбы «Заключье» и «Сменцово»

    Владелец Александр Сергеевич Хренов -49 стр.

    1. Заключение – 52 стр.

    2. Список литературы – 53 стр.

    3. Приложение 1 «Усадьба Ключи»

    4. Приложение 2 «Широкое»

    5. Приложение 3 «Сухое»

    6. Приложение 4 «Борисово»

    7. Приложение 5 «Михайловское»

    8. Приложение 6 «Байнёво», «Боровинец»

    9. Приложение 7 «Языково – Рождественское»

    10. Приложение 8 «Заключье»

    11. Приложение 9 Дорогами поиска.



    1. Вступление.


    « Эх, память, память! Как ты коротка у тех,

    кто ныне здесь повелевает, всё вершит и всё

    решает…

    Этот паралич памяти рано или поздно

    переходит в окаменение совести, которая становится

    способной на всё… вплоть до мародёрства»
    Ф. Абрамов, А. Чистяков. «На ниве духовной».

    В сентябре 2008 года я вместе с группой учащихся нашей школы в очередной раз была на экскурсии в Суворовском – Кончанском. Как и в первый раз, меня приятно удивило с какой любовью и заботой местные жители хранят всё, что связано с именем великого полководца, реставрируют, возрождают. Я люблю там бывать. Мне нравится сама атмосфера старой усадьбы.

    На память мы купили открытки, буклеты и книгу «Усадьбы Боровичского района и их владельцы». Автор Подобед Л. В., заведующий Боровичским филиалом Новгородского государственного объединённого музея – заповедника.

    Именно эта книга стала отправной точкой моих исследований, так как навела меня на мысль, а, вернее, на вопрос: а какие усадьбы есть в Бологовском районе и кто был их владельцами? Я стала выяснять, и с огорчением узнала, что этот материал у нас в районе не систематизирован, плохо изучен. Я уж не говорю о том, что подобной книги у нас ещё не издано.

    Вот я и решила начать сбор сведений об усадьбах хотя бы пока в окрестностях посёлка Лыкошино. К моему немалому удивлению их было немало. Вот только некоторые:

    «Ключи» - владелец Михаил Чехов, брат Антона Павловича Чехова;

    «Ландышева гора» - владелец генерал Михаил Ефимович Грумм – Гржимайло, брат известного путешественника, исследователя Памира, Тянь - Шаня, Алтая Григория Ефимовича Грумм – Гржимайло.

    «Борисово»- купец Николай Ефремович Бельтихин;

    «Михайловское» - штаб- ротмистр Кронид Александрович Панаев;

    Красный Бор – Князь Юрий Оболенский;


    Заключье и Сменцово – Александр Сергеевич Хренов, петербургский архитектор, конезаводчик;

    Усадьба в селе Рождественском связана сразу с двумя известными фамилиями Стасовых и Миклухо – Маклаями;


    В районе деревни Сопки в XIX - начале XX веков располагалось несколько усадеб.

    Одно из них принадлежало Статскому советнику Александру Николаевичу Лизарх –фон – Кенигу.

    Ещё одна усадьба в это время там же принадлежала госпоже Чиренковой.

    В непосредственной близости к Сопкам находилась усадьба, принадлежащая госпоже Алейниковой.

    Усадьба «Сухое» - владелица Ольга Александровна Кршивицкая, внучка выдающегося инженера Франца де - Воллана.

    Ещё оно имение Туренского погоста. Принадлежало оно отставному полковнику Платону Дмитриевичу Кашкарову (Кашкарёву) , владеющему имением с 1868 года.

    По сведениям 1911 года («Список населённых мест Боровичского уезда Пирусской волости Новгородской губернии») к Пирусской волости относились усадьбы: Ключки (хозяйство О. М. Кудрявцевой, мельница); Лухино (усадьба А. З. Меркеля); Соминец (усадьба наследников Токаревского); Сорокины Горы (дача Николая Ивановича Груса), Абакумово (дворяне Солоповы) и другие.

    По предварительным подсчётам, естественно, я могу ошибаться, в районе Лыкошино в 19 веке – начале 20 века существовало около 20 усадеб. Из них сохранилась только одна – в Заключье и то выкуплена в частные руки и реставрируется для личных нужд. Ни одного музея! А ведь русские дворянские усадьбы – это целый пласт Отечественной истории, навсегда утраченный.

    Когда я начинаю думать о старой, канувшей в вечность России, то у меня перед глазами возникает одна и та же картина…

    Я еду в возке. Вот мы миновали каменные, прочно сложенные, почерневшие от столетий ворота, и уже несут меня кони по длинной, без конца – края липовой аллее, ведущей к фасаду русского – такого близкого сердцу дома с белыми колоннами и старым – престарым фронтоном.

    Солнце пробивается сквозь листву лип, и золотые пятна бегают по дорожке и колеблются, как живые…

    А на террасе уже стоит вальяжный, улыбающийся хозяин и радостно приветствует меня.

    Объятия, троекратные поцелуи по русскому обычаю и первый вопрос:

    - Обедали?

    Вопрос праздный, потому что мой ответ не нужен хозяину: гость будет всё равно накормлен.

    Те же золотые пятна бегают уже по белоснежной скатерти, и уже дымится передо мной и хозяином наваристый борщ, и пыжится, как пуховая перина, кулебяка.

    - А Вы грибков маринованных отведайте – домашние. А вот рыбки – из собственного пруда… А квасом прямо могу похвастаться: в нос так и шибает – жена его превосходно готовит.

    Тихо прячется за липовую аллею утомлённое солнце. Смягчённая далью, грустно и красиво доносится еле слышная песнь косарей.

    - Голубушка, да Вы засыпаете. Пойдёмте, я покажу Вам Вашу комнату.

    А в моей комнате уже зажжена лампа. Усталые ноги мягко ступают по толстым коврикам, а взор так и тянется к свежим, холодноватым простыням раскрытой постели…

    - Вот Вам спички, вот свеча, вот графин грушевого кваса – вдруг ночью захотите. Да Вы, может быть, съели бы чего – нибудь на ночь? Перепёлочки есть, осетрины холодные… Нет? Ну, господь с Вами. Спите себе.

    Я одна в комнате… Подхожу к этажерке, что важно выпятилась в углу сотней прочных кожаных книжных переплётов, начинаю перебирать книги. Гоголь, Достоевский, Толстой, Успенский…

    Почитаю…

    Всё задремывает… И шумная птица в птичнике, и неповоротливая, обильно накормленная скотина в хлеву, и золотой хлеб в закромах – всё спит.

    Простой , но так необходимый простому русскому сердцу уют…

    … Где вы теперь русские усадьбы?! Где дворянская усадебная жизнь?

    На страницах истории, литературы, в произведениях искусства, в старых пожелтевших документах: завещаниях, купчих, ревизских «сказках», рапортах, вольных, переписке, фотографиях… И наконец, в застывших музейных интерьерах, где хранятся вещи, но нет живой жизни…

    Если ещё лет пятьдесят назад везде могли показать хотя бы место, где находилась усадьба, то теперь и следов не осталось и в большинстве своём местное население этого не знает и не ведает, да и местного населения в этих местах почти не осталось.

    Нет, не будет больше той дворянской, помещичьей жизни…

    А ведь усадебная жизнь строилась на любви и внимании к месту своего обитания. Владельцы усадеб часто с увлечением изучали всё, что их окружало, включая историю края, его недра, растительный и животный мир.

    Пожалуй, главная особенность русских усадеб – их принципиальная неповторимость. Каждая из них отличалась своим жизненным укладом и своим способом хозяйствования, несла отпечаток семейных традиций, своей истории. Кстати, владельцы зачастую были соавторами и даже единственными авторами весьма оригинальных архитектурно – ландшафтных проектов. И усадьба создавалась по вкусам и замыслам обитателей.

    Но при всём их многообразии, у русских усадеб было много общих черт, и, прежде всего – все они были центрами культуры, науки, искусства.

    Особое значение имели традиции, культ семейных преданий. Благодаря этому облик усадеб менялся с течением времени очень мало. Дух старины, дух предков с их вкусами и пристрастиями всегда витал над обитателями усадеб. Патриотический дух в любой дворянской семье был, как правило, очень высок, и воспитывался он в подрастающем поколении прежде всего на примерах отцов и дедов. А обитателям усадеб было кем гордиться!

    Расцвет усадебной культуры нашего края пришёлся на XIX век. С конца XVIII века представители самых блестящих фамилий начали осваивать Верхневолжье, тверскую и новгородскую глубинки. Среди владельцев имений были князья, графы, генералы. Те, кто был побогаче, строились с размахом. Приглашали столичных архитекторов, везли из далека строительный камень ( не брезгуя, впрочем, и местным известняком и кирпичом, который быстро научились здесь делать, благо глины в наших краях достаточно). Разбивали регулярные и пейзажные парки с каскадными прудами и беседками, сажали липовые и дубовые аллеи. Сооружали дома – дворцы для себя и отдельно флигели для управляющих и прислуги, порой даже конюшни украшая колоннами на манер античных храмов. Строили и церкви ( как правило, для всего прихода), красотой и оригинальностью не уступающие столичным.

    Конечно, такой размах был уделом немногих. Большинство усадеб строились скромно, порой отличаясь от домов зажиточных крестьян только размерами. Были деревянными.

    Представление о вечно праздном образе жизни владельцев далеко от истины. И не только потому, что большинство владельцев усадьбы были на государственной службе. Живя в усадьбах, многие дворяне стремились употребить свои силы и знания на хозяйственные нужды. Одни усадьбы становились агрономическими центрами, где-то пилили лес, разводили породистых лошадей, сроили полотняные фабрики. Это считалось как исполнением патриотического долга.

    Особое место в жизни владельцев усадеб занимали наука и искусство. Среди обитателей было немало талантливых людей. Дворянские дети не только получали хорошее образование, но, и, воспитываясь среди усадебной гармонии, развивали интерес и внимание к окружающему миру. В лоне усадеб вырастали поэты, философы, художники, музыканты. Усадебный дух Верхневолжья не только растил талантливых людей, но и привлекал уроженцев других мест, отмеченных Божьем даром. Поэтому наши края связаны с таким большим количеством имён литературных, артистических, художнических!

    Конечно, усадебная жизнь ни в Тверской, ни в Новгородской, ни в какой другой губернии не была сплошной идиллией. Проблемы и противоречия российской действительности не могли обойти её. В архивах можно отыскать немало сведений о жестокости помещиков, о притеснениях крестьян. Но так было далеко не везде. Всё-таки дворянство было самым образованным и культурным сословием дореволюционной России. И поэтому именно крестьяне вступались за изгоняемых и ссылаемых владельцев имений.

    Закат дворянской усадебной культуры начался в конце XIX века, когда значение государственной службы усилилось. Для многих недавних помещиков именно служба после указа 1861 года стала основным источником дохода. Дворянское землевладение резко сократилось, доходность имений упала. Усадьбы стали разоряться, переходить из рук в руки. Некоторые и вовсе исчезли.

    Но не исчез дух дворянской усадьбы. Именно уходящая дворянская культура вдохновляла поэтов серебряного века, композиторов. Да и новые владельцы, к которым переходили усадьбы, старались сохранить этот дух, не давали имениям исчезнуть, поддерживали их в прежнем виде.

    В конце XIX - начале XX века усадьбы строились, в основном, не как хозяйственные центры, а как загородные дома, предназначенные для отдыха. В это время новым типом усадьбы становятся дачи людей искусства.

    По архивным данным, в 1917 – 1918 годах в пределах Тверской губернии существовало 1230 усадеб. Раньше – их было раза в два – три больше. Предвидя революцию, чувствуя свою незащищённость, многие владельцы усадеб покинули их ещё до октября. Кое – кто из оставшихся готов был отдать всё, другие гибли во время бессмысленного и варварского грабежа. Знаменитый ленинский декрет о земле, согласно которому помещичьи имения со всеми их принадлежностями (не исключая архивов и библиотек) поступали в распоряжение волостных земельных комитетов, фактически узаконил начавшееся ещё при Временном правительстве варварское разрушение усадеб.

    Что же в первую очередь привлекало в имениях? Не земля, не хозяйственный инвентарь, а богатство: старинная мебель, посуда, предметы искусства. Именно это было в первую очередь пущено на ветер. Особенно много погибло книг, документов из домашних архивов.

    Известный музейный деятель С. Д. Яхонтов, бывший свидетелем разорения усадеб, писал: «… Волос становится дыбом, как послушаешь, что в дорогих фортепьянах лошадей кормили, с дорогими вазами садились под корову доить, картины великих мастеров на клочки резали, редкую мебель по частям делили, чтобы каждому досталось, редкие книги, которым цены нет, на папиросы рвали, а ценные архивы (бумаги), по которым история пишется, на подтопку печей пошли…»

    Страшная культурная катастрофа не обошла и наши места. Занимаясь историей усадеб в окрестностях Лыкошино, я поразилась их судьбе и судьбам их владельцев: Ольга Александровна Кршивицкая, внучка выдающегося российского инженера Франца де - Воллана, который с 1812 по 1818 годы являлся Главным Директором Путей сообщения России, владелица усадьбы «Сухое», умерла после революции в доме бывшей кухарки и была похоронена сердобольными крестьянами. Юрий Павлович Дягилев, родной брат известного театрального деятеля Сергея Павловича Дягилева, последний владелец усадеб «Байнёво» и «Боровенцы», после революции жил с семьёй в малюсеньком домишке, работал извозчиком, дворником, а летом всей семьёй пасли стадо, вплоть до их выселения в Сибирь. В Сибири погиб и высланный валдайский купец Николай Ефремович Бельтихин, строитель первой школы в Лыкошино.

    Хорошо, если конфискованные усадебные строения не уничтожались, а передавались под школы, дома отдыха, санатории, больницы. Но должной заботы об их сохранности новые владельцы не проявляли. Здания перестраивались, перекраивались, теряли свой вид. Денег на их содержание не хватало. И они горели, разрушались. И сейчас из более, чем двадцати усадеб, бывших когда – то центрами культуры в районе Лыкошино, чудом уцелела одна. Нет даже руин зданий ( кроме дома князя Оболенского), сохранились только жалкие остатки парков кое – где и заросшие пруды. И только остаётся надежда на то, что хотя бы память о них сохранится. В музейных экспозициях, старинных фотографиях, рассказах старожилов и в наших исследованиях…

    Дороги поисков:
    Основными направлениями моей исследовательской работы являются:


    1. Изучение литературы по данной теме.

    Я посетила школьную библиотеку, использовала книги из личной библиотеки Бойковой И. А., из районной библиотеки. Познакомилась с тем, как данная тема раскрыта в работах местных краеведов М. А. Иванова, Н. А. Ласточкина, И. В. Багажовой, В. В. Сычёва и других ( список литературы прилагается), краеведческие очерки в газете «Новая жизнь», статьи в журналах «Русская провинция» и «Наше наследие».

    2. Изучение материалов школьного краеведческого музея.

    Наш школьный краеведческий музей существует с 1967 года.

    За эти годы в нашем музее накоплен материал по истории посёлка, местных предприятий. Я просмотрела множество альбомов ( их в музее насчитывается более ста), выставочные материалы.

    3. Изучение краеведческих материалов по истории культуры нашего края эстетико-краеведческого творческого объединения «Русь».

    Я являюсь членом т.о. «Русь» несколько лет ( с пятого класса).

    В кабинете – музее «Светёлка» за десять лет существования т. о. «Русь» и поисковой работы, которая ведётся все эти годы, накоплен и систематизирован краеведческий материал по истории и культуре Бологовской земли, в том числе из истории сельских поселений Бологовской земли и усадеб, некогда существовавших в нашем крае.

    4. Воспоминания сторожилов.

    Эти воспоминания помещены в приложение к работе и в тексте самой работы.

    5. Использование материалов летнего палаточного лагеря,

    маршрут которого проходил летом 2008 года по местам, где некогда находились старинные усадьбы: Заключье, Гарусово, Широкое.

    Летом 2009 года члены туристического палаточного лагеря посетят Красный Бор, Сопки, Мишнёво, Острые Клетки, Турны с целью изучения истории этих населённых пунктов.

    6. Мои личные впечатления от посещения усадеб

    в Суворовском – Канчанском, Берново, Василёво, Никольском, Райке, Заключье, Широком.

    7. Использование материалов государственных архивов Твери и Новгорода, предоставленных мне Бойковой И. А.

    8. Использование материалов Боровичского, Валдайского краеведческих музеев , фактических материалов из многолетней переписки Бойковой И. А. с окуловским краеведом Л. Э. Бриккером.

    9. Для работы над рефератом я использовала краеведческий материал, предоставленный учителем краеведения Березорядской школы Любовью Николаевной Сорокой.

    2. Усадьбы в районе посёлка Лыкошино и их обитатели:


    Имение «Сухое».

    Владелица Ольга Александровна Кршивицкая.
    Деревня Турны.

    Существует несколько легенд о происхождении названия. Кто – то предполагает, что здесь Пётр I шведов турнул, кто ещё каких – то врагов называет. А всё очень прозаично. «Турня» - обрыв, кое –где заросший лесом.

    В Турнах сохранилась до настоящего времени каменная Троицкая церковь, постройки конца 19 – начала 20 века .

    Церковь, естественно, не действующая…



    Покровская

    церковь

    1900 год. Деревня Турны. Праздник Иверской иконы Божией матери.

    А на кладбище есть развалины деревянной Покровской церкви постройки 1729 года.


    Раньше на этом месте стояла роща из вековых деревьев, которые выросли над насыпным холмом со старинными плитами и камнями. Вероятно, здесь и раньше находилось кладбище монастыря, существовавшего здесь в XIV – XV веках. При производстве в этом месте поверхностных раскопок были найдены черепа, которые отправили в Антропологический музей. В двух местах найдены стрелы неолитического периода.

    Рядом с алтарной частью каменной церкви находится захоронение бывшей владелицы усадьбы «Сухое», что находилась в XIX - начале XX веков в непосредственной близости от деревни Турны и деревни Сухое Ольги Кршивицкой, внучки выдающегося российского инженера Франца де - Воллана, который с 1812 по 1818 годы являлся Главным Директором Путей сообщения России. В то время деятельность Управления Путей сообщения была направлена на строительство гидротехнических сооружений в Тверской губернии. Семья Франца де - Воллана проживала в Сопкинской волости Валдайского уезда. Усадьба находилась на берегах озера Дивенец.

    Отрывок из книги новгородского краеведа И. В. Аничкова, 1911 г.:

    « Имение Сухое принадлежит вдове действительного статского советника Ольге Александровне Кршивицкой, урождённой де - Воллан. Ранее оно принадлежало титулярному советнику А. А. Кусакову, который в 1832 году продал его Лейб гвардии Гренадёрского полка поручику Александру Францевичу де - Воллану, от которого по духовному завещанию досталось дочери его, настоящей владелице. По местному преданию раньше в Турнах находился монастырь, разрушенный Литвою; передают, будто монахи погрузили колокола в озеро Дивенец, имеющее замечательное свойство: бывают зимы, когда вода из озера куда-то уходит, а в том месте образуется воронка и лёд в этом месте проваливается (этим свойством периодического исчезания воды обладают некоторые озёра Новгородской губернии). Таким образом, к окрестностям имения приурочено нашествие Литвы.

    В 1880 году посетил имение приезжавший на охоту Его Императорское Величество Великий Князь Владимир Александрович.

    Дом в усадьбе был ранее деревянный и, только что отстроенный, сгорел со всеми коллекциями и вещами. Второй, кирпичный, двухэтажный, в 14 комнат, построен в 1837 г.

    Имеется библиотека приблизительно в 10 тысяч томов, принадлежащая брату владелицы действительному статскому советнику Г. А. де - Воллану; в ней есть редкие исторические издания. В доме есть старинный портрет принца Георгия Ольденбургского, супруги его Великой Княгини Екатерины Павловны, пожалованный вдове Ф. П. де - Воллан – Марии Яковлевне де – Волан, урождённой де – Витт, а также портреты де – Волан, Иловайских, Кршивицких и А. Ф. де – Волан, который был женат на дочери генерал – майора Григория Дмитриевича Иловайского ».

    А была Ольга Александровна Кршивицкая оперной певицей, пела в Мариинском императорском оперном театре в Петербурге. Но судьба распорядилась так, что бывшая владелица усадьбы «Сухое» умерла после революции в доме бывшей кухарки и была похоронена сердобольными крестьянами рядом с мужем

    Рядом с могилой Ольги Александровны Кршивицкой покоится прах её отца Александра Францевича де - Воллана

    (родился 25. 08.1807 г., скончался

    7.04. 1871 г.), проживающего

    в усадьбе с 1832 года.


    Остатка надгробья

    Александра Францевича

    де Воллана.

    Исследователь жизни Ф. де - Воллана Владимир Михайлович Уржанов считает, что и брат Александра – Григорий Францевич де - Воллан, посол в Японии и США, автор 8 книг: «В стране восходящего солнца», «В стране миллиардеров и демократов» и др., кавалер 16 орденов и медалей России, Китая, Японии и других, умерший в 1916 году в Ялте, был вывезен и тоже захоронен на погосте Турны.

    Некогда красивый склеп этой семьи, сооружённый из крупных блоков красного гранита, окружённый оградой, в настоящее время находится в плачевном состоянии: ограды нет, склеп разрыт, памятник опрокинут. На памятнике ещё можно прочитать надпись: « Действительный статский советник Александр Фаддеевич Кршивицкий родился 23 апреля 1842 г., скончался 26 апреля 1913 г.»

    Александр Фаддеевич Кршивицкий был видным общественным деятелем Новгородской губернии, неприменным судьёй, гласным губернского и уездного Валдайского собрания, бывшим мировым судьёй по выборам. Кршивицкий имел родовые земли в Валдайском уезде, перешедшие к нему от матери его, урождённой Аничковой.


      1   2   3

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    В сентябре 2008 года я вместе с группой учащихся нашей школы в очередной раз была на экскурсии в Суворовском – Кончанском